Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Как на нандорский рассол прибыл синдарский посол (не закончен)


Как на нандорский рассол прибыл синдарский посол (не закончен)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время и место: 1350 год, Оссирианд.
Участники: Даэрон, Келеборн, Денетор, великий народ нандор.
Краткое описание: в лагерь нандор приезжают посланцы из Менегрота.
Предупреждения: без предупреждения приезжают :)

0

2

Когда прошли слухи, что с востока движется племя квэнди - откуда прошли, никто не взялся бы объяснить, но на то они были и слухи, - Даэрон вызвался поехать и посмотреть. Быть может, это народ Ленвэ наконец достиг западных земель.
По обыкновению Даэрон ездил один и был этим доволен - одному путнику при надобности легче укрыться, легче отвести глаза случайному отряду орков, буде такой повстречается, легче пробраться тайными тропами. Редко кто бывал его спутником, кроме Келеборна.
Еще ребенком Келеборн не раз просился с Даэроном в путешествие, и стоило однажды уступить, прокатить его в Нан Эльмот и обратно, - от него не стало отбоя. Особенно подкупал его неподдельный интерес к письму и чтению. Столь юных учеников у него не бывало. Даэрон сам не заметил, как сдался. Вместе они объездили если не половину Белерианда, то треть наверняка. За это время егозящий мальчишка перерос учителя и превратился в могучего воина, но любви к чтению и путешествиям у него не убавилось.
Вместе они отправились и в этот раз.
Разведчиков нового племени они встретили за Гэлионом, в Оссирианде. Их было трое, и они шли от Эред Луин на запад. В их косы были вплетены ракушки и листья, а одежда была простой и поношенной. Похожими Даэрон помнил синдар во время Похода.
Это и вправду оказался народ Ленвэ, только теперь они назывались нандор и вел их новый вождь - сын Ленвэ Денетор. И язык их сильно изменился за прошедшие годы, но когда Даэрон попросил отвести его к вождю, разведчики поняли просьбу.

+2

3

Предводитель, вбокводитель и через-горы-перетаскиватель народа нандор был очень занят - он стаскивал с собственного загривка почтового ворона, которому там быть вовсе не полагалось. Как минимум наполовину эта игра была только игрой - пернатый помошник просто изрядно засиделся во время очередного перегона, последнего, но длинного, а выпускать ворона во время движения отрядов Денетор не хотел - лес незнакомый, еще потеряется ненароком. Конечно же хитрый птиц не потерялся бы, но думать еще и о нем у сына Лэнвэ просто не было в пути сил - а теперь расплата настигла и налетавшийся пернатый скакал по загривку, прихватывая за прячушиеся в волосьях кончики ушей. Можно было, конечно, прекратить это безобразие сразу, но... лагерь на берегу реки справлялся пока что без него и этим следовало воспользоваться. Долгое путешествие научило Денетора грамотно использовать каждый миг редко выпадающего свободного времени.
Он бы и сейчас забавлялся, наверное, и дальше - если бы свиста не усышал. Того самого, что услышать был бы и не должен - не ожидал он, что разведка вернется так скоро - они и лагерь не успели еще как следует обжить. Впрочем, вскоре было уже не до сомнений - ворона нандо прикрыл рукой, не обращая внимания на попытки клювастого вконец растрепать его косу - было не до игр. По крайней мере пока что...
Обернувшись, чтобы в лагере услышали, Денетор повторил свист и, уверившись в том, что услышан, сел обратно на так удобно расположенный камень: за спиною был лагерь, почти сразу притихший настороженно, а впереди... впереди была поляна, через которую неожиданным гостям так или иначе придется перейти. Если, конечно, они собираются выйти к, - Денетор принюхался, - чуть заметно пахнущему кострами месту стоянки. Один из ярких, осенних, дома еще сорванных листов покинул своё место в косе, переместишись в черный крепкий клюв.
- На-ка, лети...

Отредактировано Денетор (2013-04-25 21:54:19)

+2

4

В лагерь нандор они отправились пешком - невежливо было бы ехать верхом рядом с пешими спутниками. Но шагали быстро - чувствовалось, что нандор привычны к долгим переходам. Расседланные кони шли сзади.
По дороге Даэрон вел с разведчиками беседы. Для серьезных разговоров было не время, но он называл места, которые они проходили, и горные вершины, и ручьи, и смеясь рассказывал, как путешествовал здесь в те давние времена, когда они с Келеборном еще могли влезть на одну лошадь. Вряд ли нандор много понимали в его рассказах, но они отвечали, а это Даэрону и было нужно. Он вслушивался в их говор, запоминал, как звучат слова, чутьем книжника угадывал значение иных, изменившихся почти до неузнаваемости, и радовался этому. Помогали и воспоминания детства - во время Похода синдарин был иным, и нандорин, пошедший от него, через недолгое время тоже стал казаться знакомым.
Даэрон подталкивал к беседе и Келеборна, убеждая, что если тот не начнет говорить, то так ничего никогда и не разберет.
Уже в предгорьях, в лесу разведчики вдруг прервали разговор и засвистели, а после раздался далекий ответный свист. Даэрон приостановился, чтобы оглядеться, но ничего не заметил. Только с востока потянуло дымом. Сам же лагерь открылся, лишь когда они вышли на большую поляну. На той стороне поляны, между деревьев, стояли нандор, и видно было, что лишь недавно они отложили свои дела и собрались посмотреть на пришельцев. Один нандо сидел на большом сером камне, ближе прочих, и тоже наблюдал.
Даэрон улыбнулся и коротким, но учтивым поклоном поприветствовал всех нандор сразу.

0

5

Прежде всего, можно сказать даже прежде тех, кто пришел-таки к камню, Денетора заинтересовали четвероногие. Он и думать не думал скрывать свои мысли и интересы - это ж родичи, давно потерянные, сразу ж видно. А какое недоброе может быть от родичей? Вот были б это Тёмные твари.. хотя нет, нечего бы им тогда делать у лагеря. Так вот сразу после того, как ворон с листом улетел в лагерь, сразу после того, как за спиною шорхнули кусты и оказался Денетор совсем уже не один - вот тогда сразу и встал он с  камня, почти на цыпочки, вглядываясь... Из пришедших  трое были его собственными разведчиками - из тех, что ушли на запад искать чужое присутствие, а двое... двое были совсем не такие, хоть и тоже, явно же, из квенди.
Один из пришедших был весь такой узорчатый-узорчатый, - у них-то и девушка не каждая так себя украшала вышивкой. Высокий и тощий, но тут Денетор не обманывался - тело-то побольше говорит чем всякие вышивки, а пальцы - взгляда одного было достаточно, - пальцы у Узорчатого или лучника или лютниста. Могло, конечно, быть, что и целителя, но для того взгляд у Узорчатого слишком был жёсткий. И первого и второго из гостей внезапных нандо осматривал неспешно, спокойно, и без утайки - чего таиться, любопытно же, всякому понятно. Второго вот, синего и серого, пустоглазого и светловолосого, разглядывал он даже дольше. Что-то не совсем в нём пока Денетору нравилось, но что именно - не было ясно и ему самому даже. Может быть... да, может быть он просто был слишком уж большим и тяжеловатым.
Нельзя сказать, чтоб нандо оробел - собственные косы с листьями, да поношеная одежда не казались ему сильно хуже или сильно лучше пышных одежд пришедших - просто другие. В таких-то нарядах небось по скалам не попрыгаешь особо, да по деревьям многого не налазаешь, значит.. значит просто живут они как-то не так совсем как им, нандор, привычно. Ну так потому все и разделились, что жить по-разному хотели. Чего уж тут удивляться-то?
- Моё имя Денетор, сын Лэнвэ и я говорю за свой народ, - улыбнуться, - когда он с тем согласен. А вы? Тут живете? Не хотелось бы нам быть родичам допекой, но горы мы перешли и хотели тут теперь быть...

+2

6

Нандо, который должен был оказаться Денетором, сыном Ленвэ, поднялся и долго, со спокойным любопытством рассматривал их. Даэрон рассматривал в ответ. У нандо были необычные рыжие глаза, словно взятые от лесного зверя, и широко расставленные уши. Казалось, он вот-вот поведет ухом, как лисица. На Келеборна нандо смотрел дольше и пристальнее, а потом заговорил.
Спасибо разведчикам - Даэрон успел привыкнуть к их певучему языку и надеялся, что теперь понимает верно. Нандо действительно назвался Денетором и сказал, что они пришли из-за гор и хотят остаться здесь. Даэрон ответил, стараясь не ошибиться в словах:
- Я Даэрон, посланник короля Элу из Менегрота, и со мной Келеборн, родич короля. Мы пришли приветствовать вас как долгожданных гостей в его владениях, а если вы решите поселиться в Белерианде, мы укажем вам свободные земли. Прошу простить меня - я коверкаю вашу речь от незнания.

0

7

Посланник... едва заметная морщина залегла промеж бровей и почти сразу пропала - слово было знакомое, хотя слышал его Денетор очень и очень давно последний раз. Зато он точно помнил, что посланников королей хорошо было бы кормить и поить. И греть... Сразу после первых слов ясно стало что так, просто разговором на удобной поляне, им всем не договориться - даже если бы и считать, что говорить-то не о чем: пришедший Узорчатый (Даэрон, - напомнил себе нандо) говорил хоть и не совсем понятно, но напевно, словно, даже не зная правильных слов, мог в них складывать совершенно посторонние звуки - словно бы песню пел. Денетор песни любил слушать, но сейчас удовольствия от нее не мог получить - слишком уж важно было не ошибиться, переводя похожие-на-свои, но чужие звуки в те, у которых есть смысл и значение. Нет, общий смысл был понятен и можно было даже не тыкать в молчаливого Сине-серого пальцем, - и так по всему получалось, что он - родич короля, который правит в... пещерах? Целых тысячах пещер?  А живет при этом в... Белерианде, куда и они пришли. Тоже. Значит хотя бы "Белерианд" - на поверхности, а... а с пещерами можно разобраться и потом, хотя любопытно и интересно - прямо сейчас и Денетор все же не может сдержаться, точно зная, что именно этот вопрос интересен не только ему, но и стоящим за спиною:
- А зачем он сидит в пещерах?
Из всех известных Денетору "королей" (троих, прямо скажем) имя "Элу" не было применимо вообще ни к какому - разве что к королю Эльвэ, но он-то никак не мог тем самым королем быть, что вдруг засел в пещерах - он же ушел с Оромэ.
- Это ничего, кажется сам я от незнания исковеркаю сейчас не только речь, но и смысл этой речи, - сказано было с расстроенным немного вздохом, но искренне, - потому что не понимаю. Но, - замедлил речь нандо, - чтобы как следует понять, я зову вас к нашим кострам. Будем разбираться

0

8

Денетор сосредоточенно хмурился, слушая Даэрона. Должно быть, понимал не все. Особенно он нахмурился на слове "посланник". Или Даэрон выговорил его неправильно, или встреча с посланником нравилась вождю нандо меньше, чем встреча со случайным путником. Дослушав, Денетор спросил, зачем король сидит в пещерах, тоже проговорил что-то о коверкании речи, а после заговорил так же медленно, как Даэрон, - и пригласил их с Келеборном в лагерь нандор, как удалось расслышать, для беседы.
- Король Элу Тингол не только сидит в пещерах, но и гуляет по ним, - встрял Келеборн, стоило Даэрону мгновение помедлить, подбирая слова. - Там целый подземный город.
Даэрон не стал спрашивать, упустил ли ученик из виду, что король там же ест и спит, или нарочно решил утаить это от нандор. Покосился на Келеборна и укоризненно улыбнулся, но продолжать про Менегрот не стал - говорить о землях и владениях в Белерианде лучше с картой в руках. Он и сам был не прочь пошутить с нандор, но прежде всего дело, а дело не делают шутя.
- С радостью принимаем приглашение, - произнес тоже медленно. - А чтобы не являться к вашим кострам с пустыми руками, мы привезли лембас, испеченные королевой Мелиан. Надеюсь, они придутся вам по вкусу.
Он отошел к своей лошади и отстегнул притороченную к седлу сумку с припасами.

0

9

Не только сидит в пещерах, но и гуляет - надо же. Денетор один раз, давно, еще по ту сторону гор, - был в пещере. Когда договаривался с подгорным народом Махтана о дороге и о путях через их землю. Было красиво, пусть глубоко внутрь он и не пошел. Красиво, но тяжко, не было видно ни звезд, ни высокого неба - даже ветер был не-настоящим, а сквозняком. Душно не было в подгорной тишине, но представить себе эльфа, который там и живет и гуляет? Как раз если бы незнакомые сказали, что он ест там и спит - Денетор понял бы лучше. Спать иногда и впрямь без крыши бывает мокро.
А потом рассуждения кончились, потому что Узорчатый Даэрон подошел к своему коню и... Денетор не утерпел, сдвинулся вбок на шаг, чтоб увидеть. Нет, не содержимое чужой сумки вовсе даже, а то, что давно уже поразило его воображение - ремни на коне и тюки. Оторвался он от созерциания с трудом, да и то дело - надо было гостей кормить. Пусть даже и странные, они наверняка были голодны, а вода в котлах у общих костров должно быть уже закипела.
- Идём же. Место у костра и угощение ждёт.
Особенно если пернатый злодей донес лист куда следовало, а не запрятал коварно в дупло (как, честно скажем, бывало, когда ворон принимал задание за игру). Денетор же пропустил вперед разведчиков, решительно стянув с плеча одного из них сумку с припасами дп мукой и, закинув трофей за плечо, неторопливо пошел показывать дорогу. Иногда оглядываясь, а иногда и нет: где тут блуждать-то? От поляны до костров и всего-то было что шагов двести, и те как-то быстро кончились. Зато из брошенного в умелые руки мешка сразу извлеклась мука, да остатки вяленого мяса, да сушеная ягода - последняя, почитай, от старых запасов. От котла пахло уже спешно кинутой туда травой - новой, весенней, ещё в полную силу и вкус не вошедшей. Вокруг висели кружки, да деревянные кубки лежали под деревьями - под передетенные пологом ветки деревьев стекался лесной народ - любопытные глаза, да улыбчивые рты.
- Да будут пироги! Нам всем и послам короля Элу Тсинголу...

Отредактировано Денетор (2013-04-29 17:56:23)

+1

10

Ого! С королем подошли двое квэнди, похожих на тех, что встретил и сам Саэрос во время разведки. Похожих - и непохожих. Один был очень высок, вытянулся как дерево, а волосы-то! Не черные, не каштановые, не русые - а очень красивого серебристого цвета, просто как будто звезды блестят! Саэрос даже тряхнул головой, может, колдовство какое? Да вроде нет, настоящие...

Второй не был таким странным: темные волосы, не очень высокий рост. Его лицо с тонкими чертами было очень подвижным - вот он слегка нахмурился, досадливо прикусил губу, пытаясь лучше произнести слово, улыбнулся. Голос у него был очень красивым: как речка журчит. Все линдар умели петь и все разбирались в пении - этот квэндо, должно быть, хороший певец.

Саэрос подошел к костру, а то где же быть советнику, как не рядом с королем! Темноволосый посланник протягивал свою еду, значит, пришел с миром. Впрочем, кто же здесь будет ссориться и ради чего? Каждый квэндо рад помочь другому...

Он пока не стал заговаривать: непохоже, чтобы нандор хорошо понимали. И хорошо бы гости для начала представились. Или король уже знает их имена?

+1

11

Пока Денетор вел их к кострам, Даэрон оглядывался по сторонам, рассматривал лагерь. Многое отзывалось у него в сердце и будило воспоминания, такие давние, что принадлежали не ему - тому, кто еще не стал Даэроном. Вырезанная из дерева посуда, сплетенные из гибких ветвей корзины, деревянные рукояти ножей - все нужное, простое и строгое в своей простоте. Когда народ Элу осел в Нэльдорете, творения их рук стали изящнее, легче, многочисленнее. Их покрывали тончайшими узорами, ими украшали жилища, на них любовались. Ни с чем нельзя было сравнить резьбу, покрывшую каменные стены Менегрота или гобелены, сотканные девами Мелиан... Но Даэрон понял, что перед уходом выпросит в подарок что-нибудь самое простое, в память о том, с чего все начиналось.
Рассматривал он и нандор в их лесных украшениях. На мгновение показалось, что где-то мелькнула флейта - а хорошо было бы услышать их музыку и пение. Свою флейту он тоже привез, как возил ее с собой всегда, и она дожидалась своего часа в в особой сумке, вместе с неизбежной чернильницей, пером и листами тонкого пергамента.
Над костром, куда привел их Денетор, уже горел котел, и несколько нандор собирали поесть, а остальные просто подходили и устраивались между деревьев - смотреть и слушать. От огня было тепло. Даэрон сбросил плащ на землю там, где собирался сесть, и с улыбкой протянул Денетору сумку со своими припасами.

+1

12

Пироги, это вам не глупости какие-нибудь. Тем более теперь, когда к костру подтянулись все прочие - теперь-то это точно не шутки. Самое время кормить и своих и чужих. Иногда Денетору казалось, что все это - одна его большая семья и когда спрашивал кто, не легла ли какая из дев ему на сердце, тогда Денетор и не знал, что ответить - как же это, большую семью на маленькую променять? Тому и радовался, что никто в сердце пока что не запал - можно было каждого своим считать и кормить каждого равно и любить по очереди. Который сегодня в том нуждается, тот и любимый. А сейчас, незадача вот, надо было кормить, - так он и кормил. Скоро уже на грубо откованном листе железа, - большой драгоценности, - уже подходили пироги. Первая партия. Их-то Денетор и вручал в протягивающиеся руки, мельком только отметив, как Узорчатый тянет ему суму. Странный он - пироги-то руками берут, - но Денетор и в суму тоже положил, разве же жалко? А про то, как завтра жить - завтра подумаем. Про то, чтоб можно было в чужую, пусть протянутую, сумку залезть - это Денетор не подумал даже. В голову потому что не пришло. Вот и выдавал пирожки, со словами "это послы от Элу Тингола", "да, он, говорят они, под землей гуляет и сидит", "нет, они не странные, просто говорят иначе"... каждому пирожку по фразе, каждой руке по пирожку.. Кажется, рыбоглазому родичу короля он сказал, что " вот этот, Узорный - Да-э-рон, обещал показать, где тут можно жить", но.. зато же и пирожок тёплый выдал.
Вопросов вокруг было много, вкруг пошли кружки, раздавались первые смешки, а чуть подальше уже наладились, кажется, петь в несколько голосов. Гости же, а не враги, зачем дела бросать?

+1

13

Толпиться у костра, чтобы получить у короля странно выглядящие пирожки, Саэрос не стал - еще чего! Он себе цену знает, не будет накидываться, будто голодный, у них и своя еда есть и повкуснее чужеземной! Но к словам короля прислушивался внимательно и, наконец, понял, что певца зовут "Да-э-рон". Красивое имя.

Пришельцы разговаривали непонятно и смешно, и Саэрос чуть было не стал их передразнивать, но одернул себя: не стоит обижать чужеземных послов! По крайней мере, пока они могут услышать. Эх, а вот как бы с ними поговорить бы?

Наконец он все-таки подошел к этому Даэрону и сказал:

- Красивое имя! А петь ты умеешь?

0

14

Когда в протянутую сумку полетел пирог, Даэрон сначала опешил, потом рассмеялся. Вынул пирог из сумки, зажал в зубах, и выложил лембас на тот же лист, на котором предлагалось угощение. Бросил сумку к плащу и уже после этого принялся жевать свой пирог и оглядываться. В пироге были сушеные ягоды и что-то, напоминающее траву. Кушанье казалось странным, но съедобным.
Денетор раздавал еду сам, успевая с каждым еще и заговорить. Нандор обступили своего вождя и наперебой спрашивали что-то - теперь их было очень трудно разобрать. Келеборн возвышался среди них почти так же, как Элу возвышался среди синдар. Раз Даэрон услышал свое имя, произнесенное по слогам, и с интересом обернулся - но говорили не ему, а о нем.
Вскоре появились кружки, Даэрон пока не знал, с чем. Неподалеку запели - несложная мелодия, простые слова, часть которых он понимал. Даэрон жевал пирог и думал, что можно было бы подыграть им на флейте.
Серьезного разговора пока не ожидалось, но было ясно, что рано или поздно он начнется, и торопить это мгновение не следовало.
Нандо с русыми волосами, заплетенными много сложнее, чем это делали его сородичи, приблизился и сказал:
- Красивое имя! А петь ты умеешь?
Даэрон вежливо кивнул.
- Спасибо. Ты назовешь мне свое? Мне нравится думать, что петь я немного умею.

0

15

- Нужно!
К двоим послам Денетор вернулся как только, так сразу - в беседу Узорчатого с Саэросом вмешиваться не стал, - показалось, что они о важном, такой у нандо был непривычно... серьезный и смущенный вид. А может быть и не смущенный - Денетор не вглядывался, не хотел спугнуть им разговор. Тем более что эти двое, кажется, друг друга отлично понимали, а вот второй... Сине-серый, как притаившаяся в кустах мгла, куда не достает свет звёзд. Странный, совсем не такой. В Узорчатом, Даэроне, проглядывало такое, затаенное, словно бы он действительно шел с ними, шел, - а потом отошел в сторону и изменился, но то, старое, которое от одного корня проросло - осталось. Этот же, светловолосый, которому Денетор у руку пирог прямо-таки сунул, впечатления такого не производил.
- Пишет? А у нас стихи складывают... в песни. А он их - во что пи-шет?
Откинув косы за спину, сын Лэнвэ, наконец, уселся разговаривать всерьез. В ногах правды нет, к тому же, хотя и любопытством нандо обделен не был, а все же чувствовал, что этих гостей так просто накормить и спать уложить недостаточно. В принесенной кружке бултыхался тёплый травяной взвар, но есть и пить Денетор не торопился, не желая пропустить важного - так и покатывал в ладонях своих посудину, выжидая, когда станет за спиною, у костра, чуть потише. Там как раз первый смельчак распробовал кусок подаренной лепешки и теперь было шумно - восторженные возгласы, они всегда громче выходят чем беседы, но и кончаются-затихают быстрее.
Вот и тут немного совсем времени прошло, в кружке даже не успело остыть, а за спиною угомонились. Самое время говорить всерьез. Представить Среброволосому своего советника и отбросить на время смех.
- Это - Саэрос. Он советует мне в нужде и к нему прислушиваются.
Кружку Денетор отставил, одни лишь раз успев отхлебнуть из неё.
- Нам сказали, эта река доходит до самого Великого Моря, но что за ней, мы совсем не знаем - разведчики, пошедшие надолго ещё не вернулись. Вы на этим берегу живете? Вместе с королем Элу Тинголом?

+1

16

Саэрос слегка поклонился.

- Да, меня зовут Саэрос. А пение - это дар Валар, самый прекрасный из всех. Мы ведь недаром линдар - народ певцов!

Высокий светловолосый посол, которого, кажется, звали Келеброн или Келеборн - в гомоне сидящих у костра трудно было расслышать непривычно звучащее имя - сказал, что Даэрон еще и пишет стихи. Что такое стихи - это было понятно, а вот что такое "пишет"... Не успел Саэрос спросить, как это сделал Денетор.

Однако, этот вопрос можно было и отложить, а теперь, когда нандор слегка утихомирились, жуя пироги - свои и чужие - надо было поговорить и о серьезном. Когда король задал свои вопросы, Саэрос внимательно посмотрел на обоих послов, переводя взгляд с одного на другого и дольше задерживаясь на Даэроне...

0

17

Даэрон не сомневался, что Келеборн вот-вот что-нибудь ввернет, и дождался: королевский родич радостно сообщил, что кое-кто пишет стихи, и Денетор сразу же переспросил, как это - пишет, во что? Даэрон покачал головой - нет бы ученику вспомнить слово "слагает" или хотя бы "сочиняет".
- У нас есть знаки, чтобы изображать слова на пергаменте, - пояснил он. - Изображать слова - это и есть писать. Мы записываем так рассказы, а случается, и стихи.
"Мы" - это было сильно сказано. Синдар мало нравилось изображение слов, которые они и так помнили весьма хорошо. Конечно, в первые годы Даэрон занимался этим в полнейшем одиночестве, а сейчас мог похвастаться аж несколькими учениками. Но если судить справедливо, народ Элу не слишком стремился к письменному слову. И Даэрон честно признал:
- Хотя это редкость.
Подошедший к нему синда назвался Саэросом, и Даэрон учтиво склонил голову, признавая знакомство состоявшимся. И тут же оказалось, что Саэрос - советник Денетора. Что ж, тем лучше.
Денетор присел рядом с ними, отпил из кружки и отставил ее в сторону.
- Нам сказали, эта река доходит до самого Великого Моря, но что за ней, мы совсем не знаем - разведчики, пошедшие надолго ещё не вернулись. Вы на этим берегу живете? Вместе с королем Элу Тинголом?
Разговор начался. Даэрон дотянулся до сумки, вынул карту и разложил ее так, чтобы нандор было хорошо видно.
- Это рисунок всех наших земель. Вот река, у которой вы встали, мы зовем ее Гэлион. Мы живем по эту ее сторону, но не на берегах. Вот горы, которые вы перешли. Вот здесь, - он обвел Нэльдорэт и прилегающие земли, - живет большая часть нашего народа. Рисунок мелкий, до тех мест несколько дней пути.
Карты, сиречь изображения рек и лесов, были у синдар в ходу куда больше, чем изображения слов, и Даэрон решил, что для нандор это тоже верно.

Отредактировано Даэрон (2013-05-14 12:52:15)

0

18

- Саэрос? Садись же... - позвал тихонько Денетор, - я думаю.. надеюсь, что говорить мы будем долго.
И подвинулся от сидения своего, давая место рядом и удобнее пристраиваясь к изображенным землям. Нандор так не делали, предпочитая устные рассказы и знать пути для Денетора было привычнее через рассказ, а не через рисунок - разве же тут можно изобразить все те приметы, по которым распознаешь тропу? Нандо склонился над рисунком пониже, но новых деталей не хватало - рисунок был слишком уж отстраненным... Точно! Словно смотришь с большой-большой высоты...
- Наверное так видит землю Манвэ с Таникветиль, - со вздохом. Сам Денетор никогда не забирался так высоко и чтобы представить себе, что вот эта завитушка на тонкой шкуре - река, большая и полноводная, приходилоь сосредоточенно нахмуриться, откинув прочь всю веселость. До поры...
- Гэлион. А почему не на берегах, там плохо?
Несколько дней пути! А расстояние-то меньше полупальца. Денетор и огорчился и обрадовался - мир вокруг был куда больше, чем казалось даже с тез предгорий, где они вышли на Эту Сторону, но... наверное, и боее опасным. Потеряться здесь было куда как легко, недаром родичи все растерялись.
- А которые не нарисованы, те не ваши? Вот тут... Неужели почти весь народ живет здесь? В... этом лесу? Он же маленький, неужели вас осталось так мало? Почти все ушли за Море?
Денетор же помнил - многие, очень многие из народа Эльвэ больше хотели остаться и оглядывались куда чаще, чем шли вперед, раз кто-то остался тут королем... Он-то думал, здесь много родичей, но... либо они очень тесно живут, либо их совсем мало и это нехорошо совсем.

- Даже если тут несколько дней пути, - Денетор показал на лес, - даже если ехать из конца в конец занимает десять переходов, даже если пятнадцать - это совсем немного. Всего полста семей может уместиться удобно в таком лесу... Сколько же вас осталось?

+2

19

Денетор пригласил Саэроса садиться рядом, сам с изумлением склонился над картой, и Даэрон понял, что изображения земель у нандор тоже не в ходу.
- Наверное так видит землю Манвэ с Таникветиль, - вздохнул нандо.
Даэрон сомневался, что из далеких земель Амана так хорошо виден Белерианд, но это, наверное, было святотатством, и он сказал другое:
- Скорее, так видят землю птицы, пока пролетают над ней. Тут нарисовано немногое - нет ни Хитлума, что дальше на западе, ни Нэвраста, ни Фаласа... Если хочешь, потом я покажу вам большие карты, где Белерианд изображен целиком.
Денетор пристально рассмотрел русло Гэлиона, повторил имя реки:
- Гэлион. А почему не на берегах, там плохо?
- Там не плохо, - сказал Даэрон. - Мы жили там короткое время, прежде чем двинуться дальше, но потом отошли к Нан-Эльмот, - показал на карте. - И там государь Элу надолго задержался, а его народ расселился вокруг. Так и вышло, что мы осели в тех местах, а земли вдоль Гэлиона до сих пор свободны.
И как раз эти в этих землях он и предложил бы нандор поселиться. В Семиречье было довольно богатых дичью лесов, в изобилии водилась рыба. С одной стороны - горы, с другой - водная преграда. Славное место, и хорошо бы оно досталось сородичам. Ленвэ в народе Элу еще не забыли.
- А которые не нарисованы, те не ваши? Вот тут... Неужели почти весь народ живет здесь? В... этом лесу? Он же маленький, неужели вас осталось так мало? Почти все ушли за Море?
- Государь Элу Тингол правит всем Белериандом, - поправил Даэрон. - Просто я взял такую карту, где лучше всего нарисованы ближайшие к нам земли. Вэтом лесу живет большая часть нашего народа, и мы считаем его немалым, хотя ушедших за Море было столько же, сколько осталось, если не больше.
Но Денетор никак не мог поверить:
- Даже если тут несколько дней пути, даже если ехать из конца в конец занимает десять переходов, даже если пятнадцать - это совсем немного. Всего полста семей может уместиться удобно в таком лесу... Сколько же вас осталось?
Даэрон улыбнулся. Во времена Похода, когда жить приходилось охотой и дарами леса, им действительно нужно было больше места, чтобы хотя бы прокормиться. С тех пор многое изменилось.
- Нас больше, чем вас. Просто жизнь наша стала иной, и теперь мы живем теснее и не терпим от этого неудобства. Но я сказал лишь о большей части. Многие из нашего народа поселились поодаль от Нэльдорэта и живут разрозненно в лесах, а часть ушла дальше на запад и живет за горами. Другие же наши родичи выстроили гавани на побережье и стали мореходами...
Пожалуй, пора было остановиться, пока нандор не запутались в его повествовании.

+2

20

Саэрос сидел с невозмутимым видом - не показывать же свое изумление от умений гостей! Вот они достали рисунок и стали вдруг говорить, что здесь нарисованы огромные земли, расстояния в несколько дней пути... Да как же они это увидели, ведь не Валар же, не птицы! Очень странно.

Он внимательно прислушивался к тому, что говорили пришельцы. Река. Река - это хорошо, это рыба, прохладное купание в жаркий день. И леса здесь неплохие. Много семей разместится, если верить рисунку новых друзей!

Да-э-рон снова говорил о своем народе, о том, как они расселились. Что такое "мо-ре-ходы"? Где они там ходят, интересно?

Но куда интереснее были слова Даэрона об изменившейся жизни. Может... нандор тоже изменятся? Это хорошо или плохо? Взгляд Саэроса скользил по нарядным одеждам пришельцев. Он сам был не прочь принарядиться, а бусы из рябины вдруг показались ему блеклыми и бедными рядом с украшениями гостей из неведомого материала, явно твердого и очень блестящего. А что за тайны скрывает их жилища, их собственный лес?

Саэрос дождался, когда Даэрон закончит говорить и спросил:

- А нельзя нам посмотреть на ваш лес, где так чудно живется? Или туда нет хода?

+1

21

- Конечно захочу! - Денетор даже удивился, - как это он может не захотеть увидеть новые земли, пусть даже и так, как видят птицы, а не в настоящую величину? Земли, до которых, может быть, по-настоящему-то и дойти не получится, чтобы посмотреть на них как следует.

Дальше Денетор сосредоточенно молчал. И не потому, что не понял - в отличии от своего советника он совсем не интересовался украшениями и одеждой потерянных и обретенных родичей, просто карта занимала его куда больше и именно над нею он склонился так, что кончики кос вынырнули из-за плеч и тяжко плюхнулись на край разложенного перед ними рисунка: хотелось понять, как это - столько народу в одном лесу, где находится этот самый "Нельдореф" и почему теперь стало хватать меньщего количества леса для большего числа эльфов. Может быть они стали меньше есть? Денетор покосился на Среброголового, но не заметил, чтобы он ел как-то меньше: вон, пирожок же съел. А их больше, чем всех нандор... Нандо попытался представить себе, сколько нужно эльфов, чтобы и горы и леса и море заселить.. и вздохнул, не удержавшись - вряд ли можно тогда остановиться здесь. Теснить родичей не хотелось, а куда увести своих он с трудом представлял.
- А вот тут что, за краем? - палец нандо завис над южным краем карты, но не коснулся драгоценного изображения, - тоже ... море?

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Как на нандорский рассол прибыл синдарский посол (не закончен)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC