Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Скучно у вас. Пойду в плен схожу (АУ)


Скучно у вас. Пойду в плен схожу (АУ)

Сообщений 31 страница 59 из 59

31

- Нет, сын Феанаро, только фору, скажем, пока дождь не кончится.  Не бойся, мальчик, он долго еще будет идти, а управлять погодой я не умею.  Ну что?
Тиндомэ насмешливо с вызовом посмотрел в глаза. Оценивал, подзуживал.
- Или трусишь? Твой страх очень сильно пахнет. Твой брат тоже боялся, пока не согласился служить Северу.

Отредактировано Тиндомэ (2013-06-08 23:18:18)

0

32

- Нет, сын Феанаро, только фору, скажем, пока дождь не кончиться.  Не бойся, мальчик, он долго еще будет идти, а управлять погодой я не умею.  Ну что? Или трусишь? Твой страх очень сильно пахнет. Твой брат тоже боялся, пока не согласился служить Северу.
Майа смотрел на него с насмешкой. Карнистир на него тоже. Согласись Нэльо служить Морготу, они узнали бы об этом давным-давно. Если Нэльо вообще был жив. И вместо страха он мог предложить майа понюхать куртку, пропитавшуюся водой, кровью и потом.
- Никакого преследования. Два вопроса.

0

33

Тиндомэ помолчал, подумал и, наконец, ответил: "Хорошо"
Он встал, отдавая приказы.
Феаноринга развязали, вручили его меч. Тиндомэ взял и свой. Дождь усилился. Землю развезло окончательно. Она скользила под ногами. Орки окружили кольцом место для поединка. Майа был значительно ниже противника, но намного быстрее.
Тиндомэ расслаблено встал, ожидая. Нападай, сын Феанаро.

0

34

Виньялиндо следил за происходящим, прикусив губу. Очень хотелось надеяться, что Карнистир знает, что делает: хоть он и привык считать себя смертником, умирать так рано все-таки не хотелось. Когда у Карнистира в руках оказался меч,  у Виньялиндо даже дыхание перехватило. Ну же, кано!.. 
«И ты действительно уйдешь?» «Да. Он приказал». «И сможешь потом жить спокойно?» «Нет».

Отредактировано Виньялиндо (2013-06-08 21:22:46)

0

35

Майа подумал, но согласился.
Сражаться левой рукой Карнистиру доводилось редко. Только для развлечения, на тренировочном оружии. Теперь он пожалел, что был так беспечен. Хотя говорят, с леворукими с непривычки тяжело.
Намокшая куртка мешала, и он стянул ее, кое-как протащив больную руку через рукав. Майа был сильнее и быстрее, но ниже. Его можно удерживать на расстоянии, не подставляясь под удары. Земля под ногами размокла и скользила, Карнистир порадовался, что ноги у него целы.
Нападать ему пришлось первым. Майа насмехался. Уходил легко, словно танцуя, шутя отбивал удары, порой делал быстрые выпады - Карнистира спасало то, что он следил за расстоянием. Майа самую малость не хватало длины рук.
На долгий бой его бы не хватило. Усталость и боль уже давали знать о себе, а сквозь дождь было трудно уследить за быстрым противником. Идти в атаку напролом - он, может, и проткнет майа, но тот пустит ему кровь первым. Карнистир решил подставиться. Правая нога заскользила вперед, он притворился падающим, майа атаковал. Карнистир выскользнул из-под его меча, перетек на правую ногу, рассек майа горло от середины и вбок, за левое ухо. И сразу же ударил еще раз - добить.

+2

36

Виньялиндо в волнении кусал губы. Карнистир дрался левой – видно, с правой что-то сделали, когда брали в плен. Майя оказался намного быстрее эльфа, и то и дело казалось, что он вот-вот достанет противника, но Карнистиру удавалось удерживать его на расстоянии. Пока он не поскользнулся на мокрой земле.
- Нет! – вырвалось у Виньялиндо. Но Карнистир неуловимым движением выскользнул из-под удара майи, и его меч дважды обрушился на врага. Если бы Виньялиндо мог – он бы вскочил в это мгновение. Так его! Он не верил своим глазам. Неужели свобода? Успокойся, успокойся сейчас же, держи себя в руках, нельзя так открываться! Но удержать вспыхнувшую надежду было трудно.

0

37

Клинок резанул по горлу, болью отозвалось фана. Но из под окончательного удара майа увернулся, ускользнул. И раздраженно поднырнул, заплясал в полную силу, выбивая меч из рук пленника. Заигрался, забылся, расслабился.  Кровь текла по груди, впитывалась в туника. Противно. Ударить так, чтобы отлетел и растянулся на земле. Махнуть рукой, чтобы связали и отволокли к копью. Сесть на землю, прямо в грязь. Но нет времени искать место поудобнее: кровь быстро утекает. Сплести Песню, утянуть в тело, заживляя, сращивая.
"Во тьме гор, где свет нет.
Где глухой стон тенет..."
Тиндомэ потер вылеченную шею, поморщился. И направился к мальчишке, наклонился, и так, чтобы феаноринг не видел, ударил пленника по коленям, разбивая суставы. Теперь он пройдет максимум шагов двадцать как они рассыпятся, и его накроет болевым шоком.  Тиндомэ развязал нолдо и отошел.
- Я держу слово, сын Феанаро. Даже если оно мне неприятно. Пусть уходит.
Орки расступились, пропуская.

0

38

Майя, видно, собрался с силами, и от удара Карнистир полетел на землю. Но и сам он тут же сел. Доигрался, гадина? Видно, майе пришлось чинить фана, потому что просидел он так довольно долго. Потом встал, подошел к Виньялиндо и дважды коротко, без замаха, ударил по коленям, ломая суставы. Эльф не сдержал крика. Сквозь заволокшую сознание пелену прорвался голос майи:
- Я держу слово, сын Феанаро. Даже если оно мне неприятно. Пусть уходит.
Тварь. Какая же тварь. Запомни, на всю жизнь запомни, - приказал себе эльф, - сколько бы ее тебе ни осталось – не играй с ними в их игры! Ни в какие! Никогда! Все они – ложь!
Сам не зная, зачем, он попытался встать, но ноги подломились, и он со вскриком рухнул, не сумев даже выпрямиться.

+1

39

Майа выскользнул из-под удара. Дразниться ему надоело, он в два удара выбил у Карнистира меч, а потом ударил рукой в грудь. Карнистира отшвырнуло назад, приложило об камни. Дыхание перехватило, небо и земля окончательно смешались. Он понял, что ничего не видит, зашарил руками по земле, но тут его подхватили и поволокли. Снова связали - он отбивался судорожно и без надежды на успех.
Сознание, впрочем, прояснилось прежде, чем майа закончил залечивать рану. Карнистир ухмыльнулся, глядя на его грязные штаны - тому пришлось сесть прямо в лужу. Майа по-прежнему был краше его самого, но ненамного. Карнистир сомневался, что он сдержит слово, но победа в поединке наполняла его злой радостью.
Потом он подошел к Виньялиндо, и Виньялиндо закричал - сначала было непонятно, почему. Но вот его развязали, он попытался подняться, но повалился и закричал снова. Карнистир взвыл.
- Ублюдок! Орочье отродье! Вражья тварь!
Майа все-таки обманул его. Покалечил пленника.
Он заскреб ногами, рванулся, забывая про больную руку - копье скрипнуло, но выдержало.
- Ползи! Поднимайся! Ну же! Ползи!
Сам он полз бы, даже если бы перебили и руки тоже, и собирался заставить Виньялиндо. Макалаурэ еще может выслать отряд, Виньялиндо еще могут подобрать...

+1

40

Виньялиндо услышал голос Карнистра: тот осыпал майя ругательствами, потом закричал:
- Ползи! Поднимайся! Ну же! Ползи!
Подниматься Виньялидо не собирался – без толку. А вот руки целы, это хорошо. Он пополз, волоча за собой непослушные ноги. Странно, но боль почему-то обострила мысли. Эльф приостановился, поднял голову, соображая, в какую сторону двигаться. Нет уж, гад, не дождешься, раньше смерти умирать не стану. Даже если не выйдет никуда добраться, умереть подальше от ваших рож – уже выигрыш. И не зря же кано дрался…

0

41

От криков феаноринга он поморщился. Нет, оскорбления его не трогали, а вот от криков резало уши. Он неожиданно понял, что устал. Что пора заканчивать с играми и двигаться дальше. Он насквозь промок, и одежда липнет к тело. Да и дождь не собирался кончаться.
Мальчишка пополз. Упрямо. Тиндомэ восхитился. Он знал, что далеко измученный нолдо не доберется. Хорошо, если преодолеет отряд. По грязи, снедаемый болью. Нет, определенно не дойдет.
- Успокойся, сын Феанаро, и подумай. Сейчас твой родич сколько-то уйдет. Но не далеко. Если ты думаешь, что ему успеют помочь, то ошибаешься. По пустошам рыскают волкодлаки. Они не подходят к нам, т.к. чуют меня и боятся. Но у твоего верного защиты не будет, стоит нам уйти как его сожрут. Ты невнимателен, феаноринг, к чужим словам. И это тебя погубит. Учись слушать других, - майа помолчал. Шумел дождь, переговаривались орки, споря как далеко уйдет пленник, чавкала грязь, - Так что, феаноринг, нам забрать его и вылечить или пусть умирает тут?

0

42

Вытянуть руки вперед, одну за другой, подтянуться, перевести дыхание, вытянуть руки… Виньялиндо целиком ушел в эти движения, не думая ни о чем больше. Но голос майя все-таки достиг его слуха.
- Успокойся, сын Феанаро, и подумай. Сейчас твой родич сколько-то уйдет. Но не далеко. Если ты думаешь, что ему успеют помочь, то ошибаешься. По пустошам рыскают волкодлаки. Они не подходят к нам, т.к. чуют меня и боятся. Но у твоего верного защиты не будет, стоит нам уйти как его сожрут. Ты невнимателен, феаноринг, к чужим словам. И это тебя погубит. Учись слушать других. Так что, феаноринг, нам забрать его и вылечить или пусть умирает тут?
Ах ты ж…
- Кано, молчи! Не играй в их игры, не надо! Он же нарочно, разве ты не понял?!
Пересохшее горло перехватило, и эльф зашелся кашлем, упав лицом в грязь.

Отредактировано Виньялиндо (2013-06-09 01:39:17)

0

43

Майа снова заговорил:
- Успокойся, сын Феанаро, и подумай. Сейчас твой родич сколько-то уйдет. Но не далеко. Если ты думаешь, что ему успеют помочь, то ошибаешься. По пустошам рыскают волкодлаки. Они не подходят к нам, т.к. чуют меня и боятся. Но у твоего верного защиты не будет, стоит нам уйти как его сожрут. Ты невнимателен, феаноринг, к чужим словам. И это тебя погубит. Учись слушать других. Так что, феаноринг, нам забрать его и вылечить или пусть умирает тут?
Карнистир сцепил зубы. Выбор, который у него оставался, выбором не был.
- Кано, молчи! Не играй в их игры, не надо! Он же нарочно, разве ты не понял?!
- Ползи, не отвлекайся! - рыкнул Карнистир в сторону Виньялиндо, посмотрел на майа. - Он свободен и он уходит.
И прикрыл глаза - больше разговаривать он не собирался.

+1

44

Размокшая земля сменилась каменистым участком. Ползти стало в чем-то тяжелее – Виньялиндо успел уже рассадить руки об камни, - а в чем-то легче – среди камней попадались лужицы, и эльф, остановившись, жадно пил и лежал потом по несколько минут, прижавшись горящим лбом к холодному камню. Потом полз дальше. Он не знал, сколько времени прошло с тех пор, как отряд снялся со стоянки и ушел, уволакивая с собой Карнистира. Не знал, какое расстояние сумел преодолеть: даже если бы он оборачивался, в темноте и под дождем видимость все равно была никакая. В начале пути, когда орки ушли, он перевернулся на спину, сел и, пожертвовав рукавами рубахи, перетянул колени, как сумел. Повязок хватило ненадолго, и с этим пришлось смириться.
Приподняв голову в очередной раз, он увидел несколько больших, в рост эльфа, камней, стоящих так, что один из них нависал над другими, образуя карниз. Виньялиндо решил воспользоваться находкой – все-таки хотя бы от дождя можно укрыться. Отдыхать все равно придется, так почему не выбрать место поудобнее? Он был уже недалеко от этого подобия пещерки, когда сзади, откуда он приполз, послышался волчий вой.
Ах ты ж!.. В этом майя, чтоб ему развоплотиться, не соврал. Виньялиндо пополз быстрее. Несколько раз он останавливался и, опершись на локоть, перебрасывал ко входу в пещерку подходящего размера камни, до которых мог дотянуться. Дополз, наконец, с трудом, не с первой попытки сел и подгреб поближе единственное свое оружие.
Вскоре вой зазвучал совсем рядом. Волки – как там их назвал майя? Волкодлаки? Интересно, чем они отличаются от обычных волков? – подтянулись и расселись полукругом, принюхиваясь и глухо ворча. Потом один сунулся вперед и с визгом отскочил, получив камнем в глаз. Остальные подтянулись чуть поближе. Они поняли, что добыча не уйдет, и не собирались спешить.

0

45

Вот пленник скрылся за завесой дождя.  Бедный, бедный мальчик. Тиндомэ думал, что сын Феанаро благородней и не бросит своего воина умирать. Но нет. На что он надеется? Майа вздохнул.
- Пусть уходит, - согласился он с феанорингом, - Я держу слово. Вот и еще одна смерть на твоих руках, сын Феанаро. Доволен? Гордость дороже? Что ж, в путь.
Стоянку свернули. Нолдо вырывался и бился, когда его отвязали, не давал накинуть поводок. Сопротивлялся как мог. Наконец, с ним справились, скрутили и потащили, но так, чтобы он остался цел.
Шли в этот раз дольше, так как дождь стал тише и ласковее. Но медленнее.
Тиндомэ отследил, где нагоняющий их отряд, и с удивлением узнал, что они подобрали уползшего мальчишку. Но радовать вестью феаноринга не стал, пусть удивится. На сердце стало легче. Не то чтобы Майрон его бы развоплотил за такие проделки, но наказание сулило не маленькое.
Он дал отмашку разбивать лагерь. И принялся ждать. В этот раз стоять предеться долго, нужно дождаться нагоняющих.
Он взял немного вялянего мяса, хлеба и кружку воды. И направился кормить феанорнга, вновь привязанного к копью.

0

46

- Пусть уходит, - кивнул майа, - Я держу слово. Вот и еще одна смерть на твоих руках, сын Феанаро. Доволен? Гордость дороже? Что ж, в путь.
Карнистир не ответил и не открыл глаза. Смерть от волчьих зубов ничем не хуже смерти в Ангбанде, и он выбирал для своих воинов то же, что выбрал бы для себя.
Стоянку свернули, его отвязали от копья. На этот раз, хотя Карнистир сопротивлялся остервенело, справились быстрее - силы у него были на исходе. Он отказался идти сам. Сначала его снова протащили на удавке по земле и камням, едва не задушив насмерть. Карнистир не стал подниматься, его подхватили под руки и поволокли так. Он упирался ногами, цеплялся за камни и пытался лягнуть орков, и это хоть немного, но замедляло продвижение.
На новом привале, едва его привязали, он задремал, забыв и про сломанную руку, и про жажду. Очнулся, когда майа подошел к нему, поднес ко рту кусок мяса. Карнистир хотел прокусить ему руку - промахнулся, только громко щелкнул зубами. Но то, как проворно майа отдернулся, снова заставило его зло ухмыльнуться и посмотреть врагу в глаза.

0

47

Тиндомэ легко отдернул руку и дал феанорингу несильную затрещину. Потом вздохнул. Как же все-таки сложно с пленниками.
- Не будешь есть сам, - предупредил майа, - буду кормить как немощного. Прожую сам, и тебе в рот. Поверь, мне несложно сделать так, чтобы ты съел, что получится. Я не собираюсь тебя травить, сын Феанаро. А силы тебе еще понадобятся. Ну так что?
Он лукаво смотрел на нолдо. Откажет - будет забавно. Пленники, пойманные и испуганные часто отказывались есть, поэтому метод был отработан до каждого движения. Обычно хватало одного раза, чтобы мятежные становились послушными и смиренно ели сами.

0

48

Майа дал ему легкую затрещину, Карнистир снова попытался укусить его и снова промахнулся. От побоев разболелось все тело, теперь он даже головой вертел медленно. Майа улыбался ему.
- Не будешь есть сам, буду кормить как немощного. Прожую сам, и тебе в рот. Поверь, мне несложно сделать так, чтобы ты съел, что получится. Я не собираюсь тебя травить, сын Феанаро. А силы тебе еще понадобятся. Ну так что?
Карнистир тоже ухмылялся. Упрощать майа жизнь он не собирался. Да и толку-то травить того, кому можно легко свернуть шею. Посмотрим, сколько пальцев он перекусит, пока орки заставят его для начала открыть рот.

0

49

Винньялиндо изо всех сил старался не провалиться в забытье – рассевшиеся полукругом волки, похоже, именно этого и дожидались. Пока получалось. Еще один осмелевший получил в лоб, и остальные предпочитали не рисковать. А зачем? Добыча все равно никуда не уйдет.
Но вдруг сидевшие волки вскочили и насторожили уши. Виньялиндо стал вслушиваться изо всех сил и понял наконец, что спугнуло зверей: со стороны, противоположной той, откуда он приполз, еле слышно доносились звуки, какие издает быстро передвигающийся отряд. Виньялиндо даже дышать перестал, боясь поверить. Неужели?! Неужели Илфирину не пришлось скакать до Митрима, он встретил своих раньше и повел отряд на выручку?!
Он чуть было не дернулся вскочить, забывшись, но вовремя опомнился. Волки попятились, отступили и растворились в темноте.
- Эльдар! Сюда! – закричал Виньялиндо, срывая голос. Его, должно быть, услышали – он почувствовал, что идущие прибавили шаг. Но теперь, когда звуки стали отчетливее, что-то показалось ему странным, неправильным. Что-то было не то… Он машинально нашарил камень. И первый орк, подскочивший к укрытию, от души получил острым камнем в висок и свалился. Больше Виньялиндо ничего не успел: остальные навалились кучей, одного толкнул сзади кто-то из своих, и орк рухнул эльфу прямо на переломаные ноги. Ну а дальше связать лежащего без сознания было уже делом техники.

Отредактировано Виньялиндо (2013-06-10 04:12:04)

0

50

Сон вздохнул, покоряясь неизбежному. Опять и снова. Тиндомэ любил охоту, любил выслеживать и загонять. Иногда, под настроение, любил поиграть с не ценной добычей. Ему это позволяли. Майа понимал это и ценил, безропотно принимая выволочки за переход границ. И принимал необходимость заботиться о добычи, чтобы она не умерла по дороге.
Откусить от еды, тщательно прожевать, поймать мотающего головой феаноринга, одной рукой вцепиться в волосы, так, чтобы не дернулся. Второй нажать на челюсть так, чтобы раскрылась. Равнодушно протолкнуть еду изо рта в рот. Закрыть челюсть так, чтобы не выплюнул и проглотил.
Конечно, можно попросить сделать все орков, но в прошлый раз они раздробили пленнику зубы и челюсть, что опечалило Тиндомэ. Так что самому, все делать самому.
- Ну что, сын Феанаро, будешь сам дальше есть или продолжать кормить? - равнодушно спросил майа.

0

51

Майа разжевал кусок мяса, поймал Карнистира за волосы и немало их выдрал, пока сумел запрокинуть ему голову так, чтобы было не вывернуться. Ломать себе шею добровольно Карнистир не стал. Майа долго разжимал ему зубы, но все-таки разжал, изрядно помяв челюсть. Переложил прожеванное мясо Карнистиру в рот, вернул челюсть на место, сжал.
Карнистира замутило от голода и отвращения. Майа ждал, пока он проглотит это мерзостное месиво, он ждал, пока майа устанет ждать.
- Ну что, сын Феанаро, будешь сам дальше есть или продолжать кормить?
Карнистир улыбнулся, насколько мог, и не ответил в силу очевидных причин.

0

52

Феаноринг попробовал улыбнуться под рукой Тиндомэ. Это внушало уважение. Но отпускать нолдо он не собирался, пока упрямец не проглотит.
- Надо есть, - убеждал он эльфа как малое дитя, - Впереди еще дорога. Уже немного, но все же. А ты устал, истощен и голоден, сын Феанаро. Поешь. Дальше тебе потребуется много сил. Или ты решил умереть? Гордо и глупо. Про твою кончину не споют песен, а труп повесят на устрашение таких же глупцов. Поверь, неприглядное зрелище.
Феаноринг молчал, что неудивительно, но и не глотал, что странно. Это раздражало, руки понемногу затекали. Но упрямый тут был не только нолдо.

0

53

Майа отчего-то решил, что если Карнистир не поддается силе, так поддастся на уговоры. Послушает того, кто отдал на съедение оркам его еще живых воинов. Того, кто покалечил Виньялиндо. Того, кто тащит его в плен к Моринготто. Он, конечно, не входил в число самых умных потомков Финвэ, но все-таки.
Так они и сидели, глядя друг на друга. Карнистир продолжал улыбаться, хотя это было утомительно - майа крепко вцепился ему в челюсть. Но куда менее утомительно, чем отбиваться от орков. Вдобавок майа начал раздражаться, а Карнистир - веселиться от этого.

0

54

Они посидели чуть-чуть, и еще чуть-чуть. Руки затекли, потом заболели. Потом майа надоело. И он отпустил. И не успел отскочить. Раздраженно рыкнул и влепил пленнику затрещину. Но силы сдержал, чтобы не выбить из упрямца последние мозги, коими, итак, видимо, его обделили. И поставил на землю кружку с водой. Так, что будь феаноринг свободен, беспрепятственно достал.
И ушел приводить себя в порядок. Пока переодевался да умывался, в Песнь вплелись другие ноты, не сказать, что приятные. Возвращался отряд. С неудавшимся освобожденным. К которому он и подошел. Нолдо безвольно болтался в руках орков.
- Лечить, - приказал Тиндомэ, - И в путь.

0

55

Майа не выдержал первым и отпустил его. Боднуть Карнистир не успел, но наконец-то выплюнул проклятое мясо прямо ему в лицо. Получил в ответ затрещину, от которой зазвенело в ушах и помутилось сознание. Придя в себя, он еще долго отплевывался. Рядом стояла кружка с водой. Если бы руки были свободны, он мог бы напиться, а так только свалил кружку пинком, чтобы не дразнила. Смотрел, как вода впиталась в землю, потом закрыл глаза. Куртку, которую он снял перед поединком, утащили орки. Без нее Карнистир начал замерзать - странно, что только теперь. Сломанная рука распухла, веревки врезались в нее, и вскоре весь мир съежился до одного больного запястья. И все-таки он снова задремал, подтянув колени к животу, чтобы сохранить тепло.
Сколько времени прошло потом, он не знал. Очнулся от того, как вздрагивала земля - вернулся второй отряд. С добычей. Карнистир застонал. Илфирин!.. Но добычей снова оказался Виньялиндо, и снова он был без сознания. Проклятие. Откуда такое везение одному нолдо? Намо проклинал его прицельно?
Майа, сменивший одежду на похожую, но чистую, подошел поближе.
- Лечить. И в путь.
Карнистир подумал, что сопротивляясь, сколько-то согреется, это обнадеживало. Постарался не стучать зубами, пока Виньялиндо перевязывали и снова отпаивали какой-то дрянью. Дождался, пока его начнут отвязывать. И снова начал привычную потасовку - уже не так успешно, но не менее яростно, только вскрикивал от боли, когда хватали за правую руку.

0

56

Пока феаноринга вязали, тот время от времени вскрикивал, и Тиндомэ дал зарок на последней стоянке посмотреть, что же с ним такое. Ранен? Будет плохо, если он умрет. Очень.
Споро свернули бивак, споро двинулись в путь. Тиндомэ, перекинувшись в волка ушел немного вперед. В таком облике было двигаться удобнее, свободнее, привычней. Разошлись тучи, выглянули звезды. Ударили первые, еще робкие заморозки по земле. Но скоро, совсем скоро, земля потеплеет. У твердыни ее греет подземный огонь. Хорошо-то как, можно лететь вперед, едва касаясь лапами подсохшей грязи. Трава здесь жухлая, редкая. Виднеются родные горы. Теперь уже родные. Тиндомэ, думал, что никогда к ним не привыкнет. Но нет, сначала притерпелся, а теперь и полюбил этот суровый обманчиво холодный край. 
Они остановились, когда до твердыни остался один переход. Тиндомэ вернулся во второй облик, проверил, что пленники живы и относительно целы. Осмотрел руку феаноринга, посетовал вслух, что ее проще отрубить, чем лечить, но все равно наложил лубок, и перевязал веревку, стянув ее в локтях.
И ушел спать. Недолго, но и его фана требовался отдых.

0

57

Мир сузился до отдельных пятен. Боль в коленях, монотонно ударяющихся обо что-то. Снова мучительная тошнота. Омерзительный запах – эльф инстинктивно пытался отдернуться от его источника, но ничего не получалось.
Потом его положили наземь и снова влили в рот жгучую дрянь. Какой-то орк, недовольно порыкивая, туго перетянул колени. Виньялиндо видел вокруг только орков, но затем сзади и сбоку послышались звуки борьбы и вскрик. Карнистир? Значит, его таки притащили обратно…
Потом отряд снова снялся с места,и все началось заново: боль, тошнота, зловоние… Лишь когда эльфа снова свалили наземь, он каким-то уголком сознания удивился – земля была теплой, - и погрузился в полусон-полуобморок.

0

58

На этом переходе майа перекинулся волком и ушел далеко вперед. Виньялиндо, похоже, так и не пришел в себя толком - признаков жизни не подавал, заговорить не пытался. Карнистир, озверев от боли и жажды, воспользовался отсутствием майа и упирался особенно непримиримо. Орки же не смели ударить его как следует, только сменялись, уставая, те, кто его тащил. Сменялись, впрочем, все реже. К середине перехода он растратил все силы, к концу - провалился в забытье.
Очнулся от того, что майа взялся за его запястье. Дернулся - держали крепко, безжалостно выгнув и зажав локоть, а вторая рука была привязана к копью. Карнистир зашипел, но ничего не смог сделать. Майа сообщил, что эту руку проще отрубить, чем лечить, но рубить не решился и взял запястье в лубки. Карнистир попытался ударить его, майа удержал, связал ему руки в локтях.
Теперь сидеть приходилось выпрямившись, копье давило в спину и в затылок, заставляя опустить голову. Только знобило меньше, чем раньше. Карнистир посмотрел на Виньялиндо, но тот то ли спал, то ли был без сознания. Ну может, так оно и легче.
Он тоже решил поспать, свесил подбородок на грудь и закрыл глаза.

0

59

Отдых недолгим. Проснувшись, Тиндомэ подошел к пленникам. Выглядели они не очень. Да что там говорить, паршиво они выглядели. Обычно майа все же доводил добычу в лучшем состоянии. Он обошел вокруг нолдор, принюхался. От них пахло болезнью. Странный, не сравнимый ни с чем запах. Нужно быстрее в твердыню.
- Напоить, - сказал Тиндомэ оркам, - и в путь.
Приказ выполнился мгновенно. И снова в дорогу. Снова волком. Он перекинулся обратно только у ворот. Огромных, железных, изукрашенных барельефом и шипами. Один из орков откололся от отряда и ушел влево в тайный вход, чтобы открыли врата. Пришлось постоять, ожидая. Но вот двери дрогнули и медленно отворились. Отряд зашел внутрь. А дальше шли стандартные процедуры. Отдать пленников майа, ответственному за тюрьму, привести себя в порядок, переодеться, и вперед по коридору к знакомой резной двери.
Постучать, прислушаться, войти.
- Майрон, я их привел.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Скучно у вас. Пойду в плен схожу (АУ)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC