Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Добро пожаловать, или посторонним вход В.


Добро пожаловать, или посторонним вход В.

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

После появления Мелькора Майрон словно бы отошёл в сторону, предоставляя Владыке вести партию в этом концерте и переходя из роли «активный участник» в «благодарный зритель». Эта роль так увлекла его, равно как и происходящее перед глазами, что Майрон пару раз едва удержался от того, чтобы поаплодировать гениально ведущему свою партию Мелькору. В то время, как комендант влез в шкуру этакого рубахи-парня (коим, в сущности, и являлся для честно блюдущих дисциплину лиц неорочьего происхождения) до определённой субординационной точки, то Мелькор походил на добродушного отца, свысока и с некоторой снисходительностью взирающего на шалости своего любимого сына. И если от Майрона можно было схлопотать звонкий подзатыльник за проколотый мячик, то Мелькор лишь бы посмотрел на шалуна с укоризной - да так, что тот немедленно был кинулся покупать новый мячик.
Вместе с тем, Майрон внимательно наблюдал и за тем, как меняется лицо Куруфинвэ, лишний раз убеждаясь, что парень не врёт. Такую бурю эмоций невозможно сыграть неискушённому эльфу. А если вспомнить его прямого как лом папашу - то добавим: и неискушенному в дипломатии эльфу...
Но в какой-то момент Майрон насторожился. Что-то не понравилось ему вдруг в выражении лица Куруфинвэ. То ли уголки губ дёрнулись чересчур поспешно, то ли морщинки стали вдруг озабоченнее. Что-то произошло… Изменилось настроение. Начинает вспоминать?
Майрон положил руку на лоб эльфу, не навевая чары забвения, а так… Ласково касаясь сознания. «Всё будет хорошо. Успокойся. Ты среди друзей…"
-Всё будет хорошо, - проговорил Майрон уже вслух.-Учитель поможет тебе.

0

32

Если бы Мелькору предложили охарактеризовать то, что он видел и чувствовал во взгляде, мимике, ощущениях Куруфинве, одним словом, то самым подходящим было бы слово "паника". Казалось, что еще немного и эльф просто попытается удрать. Но он только зажмурился на несколько мгновений. А затем, открыв глаза, как-то странно уставился на руку Айну. Мелькору этот взгляд не слишком понравился, но партию следовало играть до конца. Кстати, заданный им вопрос очень помог вернуть нолдо к настоящей ситуации. А необходимость говорить, кажется, еще больше выбила почву из под ног.
Мелькор изумленно вскинул брови, услыхав ответ Феанариона.
- Что, даже имя забыл? - Кроме удивления и сочувствия в голосе и взгляде Валы мелькнуло беспокойство. - Надо же... Мне случалось видеть эльдар, утративших на какое-то время память. Но у них для этого были куда более серьезные причины. А у тебя... Впрочем, - лицо Мелькора вдруг стало серьезным и опечаленным, - кажется, я предполагаю, в чем тут дело.
Майрон присоединился к их своеобразной игре в дочки-матери и Владыка посмотрел на него с одобрением. Если бы Вала не знал Ученика с совсем другой стороны, то не поверить в его заботливость и доброжелательность было бы невозможно.
Учитель вновь перевел взгляд на эльда и опять улыбнулся ему, на этот раз, правда, немного грустно.
- Твое имя - Тирон. - Пауза. - Знаешь... мне почему-то кажется, что ты меня боишься. Это так?

0

33

От теплой руки на лбу веяло спокойствием и эльда расслабился. Не полностью, что-то сдерживало, но насколько смог. Но и впрямь, чего это он? Кого испугался?.. Непонятно, совершенно непонятно! Может, это тоже последствия удара? Или не только? Столько вопросов, а между ушами пустота и сплошные эмоции. Имя свое забыл...
- Забыл, - юноша отвел взгляд, от пылающих ушей можно было зажигать свечи. Стыдно-то как! Вот так вот получил по темечку лавкой и сразу вся память улетучилась, как не было её!.. Стыдно и обидно, а главное - совсем непонятно, как быть и что делать!.. То есть, эльда очень надеялся, что в этой беде его не бросят, - вроде не собирались! - и в обиду не дадут. А то мало ли чего он может натворить, без памяти-то!

Имя отозвалось вспышками воспоминаний ли, образов ли, - эльда не смог понять. Слишком много их было, ярких, объемных, настолько, что не выхватить одного. Он пошевелил губами, словно пробуя это имя на вкус, примеряя на себя. Внутреннего протеста не последовало, от этого слова веяло спокойствием и чем-то родным, чему эльда пока не мог подобрать ни образа, ни объяснения. И это его имя? Да, это оно. Раз так говорит Учитель, то значит так и есть... А страх? Вот его-то юноша объяснить никак не мог! Просто был и всё тут, сильный и непонятный. А теперь и неприятный.
- Боюсь, - юноша тоскливо вздохнул. - Но я не знаю почему, честно!

0

34

Стоя в стороне,  Майрон наслаждался игрой своего Учителя. Так жалостливо, так проникновенно говорил… И в то же время, так великодушно - как отец, прощающий сына… Будь здесь Феанаро - таким проникновенным голосом Мелькор, возможно, убедил бы и его, что не собирается начать военные действия против нолдор…
Когда Мелькор назвал Куруфинвэ по имени, на лице принца промелькнула тень… Нет, не узнавания, но удовлетворения, и Майрон отметил это. Вероятнее всего, слышал где-то имя… Теперь вот пригодилось.
Когда Куруфинвэ признался в том, что боится Мелькора, Майрон едва удержался от насмешливой улыбки. Вот они, нолдор! Говорят, что храбры и  плевать хотели на Моринготто… Однако же боятся, боятся его… Хотя и сами не хотят себе в том признаваться!
-Неудивительно,-проговорил  комендант, подумав взгляд Морингтто. Учитель нам  как отец, а мы его дети. Отцов и положено бояться - но одновременно любить, почитать и уважать. Вскоре ты вспомнишь и любовь, и уважение… А пока отдыхай. Завтра тебя навестит твой командир. Тот, под мудрым правлением которого ты с нуля постиг военное искусство. Который научил тебя всему тому, что ты знаешь сейчас. Тот, чьим заместителем  ты был до тех пор, пока не получил нынешнее высокое назначение.
Майрон кивнул целителю, и тот поднёс Куруфинвэ чашку с зельем, в котором было размешано снотворное. Сейчас  феанарион заснёт, а утром…  Утром посмотрим, можно ли из него дальше ковать послушное оружие в руках Владыки Мелькора…

Дождавшись, пока принц уснёт, Мелькор и Майрон вышли из его… кем, покоев и разошлись по собственным кабинетам. Чем нам занимался Владыка - Майрон не знал. А вот сам он, повинуясь приказу Учителя, вызвал  Рингсара.
… Тот явился  значительно позже, чем его ожидал Майрон - и с тем неизменным выражением , что появлялось у него на лице, стоило коменданту показаться в пределах видимости майа. Пришёл, вытянулся у двери… Майрон кивнул сухо на стул напротив себя.
- Слушай меня внимательно, Рингсар,-сказал Майрон всё так же сухо и безжизненно.-Повторять дважды не буду. Повелитель возлагает на тебя крайне ответственное поручение - и берёт его исполнение под свой личный контроль.
«И не только  Повелитель,-подумалось Саурон с усмешкой.-Прежде всего - я. Если всё пройдёт успешно -  расскажу Владыке, что только под моим чутким руководством удалось достичь таких ошеломляющих успехов. Если же этот карьерист провали задание… Что же, я   не имел к нему ни малейшего отношения. Провалил - отвечай!»
Далее в нескольких  предложениях Саурон обрисовал историю появления Курво в стенах Ангбанда  и поистине королевский подарок с его амнезией. Закончил свою деловую речь он собственно заданием  Повелителя:
-Ты станешь находиться неотлучно при Куруфинвэ. выучишь его новое имя и будешь называть его только так. Внушишь ему, что ты - его бывший наставник, почти старший брат… Он - твой бывший подопечный, офицер в твоём отряде.  Долгое время был замом, но потом проявил себя,  получил собственный отряд (в котором, кстати, часть его бывших сослуживцев, которая пахала под твоим руководством). Именно это событие вы вчера и обмывали, и именно его возлияния стали причиной затяжной амнезии. Твоя цель - установить с ним контакт, вложить в голову нужные знания и воспоминания и сделать из него преданнейшего служаку Ангбанда. И постараться сделать так, чтобы он никоим образом не вспомнил своё прошлое… Вопросы есть?

+1

35

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]
Рингсар вернулся в Твердыню в неплохом настроении. В последнее время Ангбанду относительно везло, - вспомнить хотя бы пленение старшего принца дома Феанаро, - а это означало, что руководство в лице Валы и его прихвостня (с некоторых пор майа даже в мыслях не называл Саурона иначе) достаточно удовлетворено, чтобы не нагружать почём зря всех подчинённых. Подчинённые, естественно, расслабились, Рингсар тоже не стал исключением, снова исчезнув в Белерианде на неполную неделю. Но только вернувшись, почуял - что-то стряслось. Что-то необычное нарушило привычный уклад Ангамандо, плохое ли хорошее - непонятно даже... Но следовало быть начеку. Потому майа справился у одного из командиров отрядов, первого встреченного в коридоре, не было ли за последнюю неделю общих сборов, советов или вообще каких-либо значительных событий. И получил интересный ответ - новый пленный. Вроде и ничего такого, подробностей орк не знал, но знал о самом факте, хотя именно его отряд во взятии пленного не участвовал... Сопоставив это обстоятельство с собственным интуитивным подозрением, Рингсар понял, что надо узнать о пленном и всей операции больше и скорее. Но не успел: по дороге до нижних уровней Твердыни, где находились тюрьмы, его перехватил посланец Саурона.
Не сказать, чтобы майа поспешил явиться на зов. Даже несмотря на то, что ситуация стала для него опаснее, он позволил себе проделать обратный путь до кабинета Жестокого весьма неспешным шагом. Не только из вредности: во-первых, надо было побороть некоторое беспокойство, чтобы ни единой фальшивой нотой в своём Звучании не выказать этого беспокойства перед Сауроном; во-вторых, Рингсар злостно не желал воспринимать Жестокого начальством над собой. Настолько злостно, что в большинстве случаев позволял себе приблизительно столько же вольности, - естественно, если это не касалось распоряжений Владыки. Распоряжения же самого Саурона выполнялись строго по букве: если сказано было явиться срочно - являлся быстро, если про срочность не упомянули - шёл неторопливо, как всегда.
Вот и в этот раз, появившись перед глазами коменданта, он не счёл нужным делать почтительное или вообще сколько-нибудь скромное выражение лица. Потому что Саурон ни разу не делал ему об этом замечания. А для самого Рингсара сейчас было важно выглядеть и звучать максимально спокойно - на что и было направлено всё его внимание.
Но уже начало речи заставило майа срочно сменить объект своего внимания. Поручение самого Повелителя - это самый высокий уровень игры. Максимальные ставки, которые не пропустит и Саурон: комендант никогда не упускал шанса выслужиться перед Валой, не упустит его и сейчас, только теперь за счёт Рингсара. Всё просто, если знать чужие мотивы. Только вот от этого знания задача проще не становилась, а явно наоборот.
Да и сама задача простой майа не показалась. Внимательно выслушав рассказ о пленном (вот и не зря он придал этой новости такое значение), Рингсар помолчал с полминуты, прокручивая в голове каждую фразу на предмет реальности исполнения. Он знал, что второго шанса на уточнения, то есть на корректировку его личных условий этой игры, у него не будет, - значит нужно выжать максимум из этого шанса.
- Вопросы есть, - произнёс медленно и невозмутимо, в своей обычной манере. - Если это поручение Владыки, мне нужно выполнить его как можно лучше. - "Не идеально, ибо идеально в данном случае невозможно. И ты, прихвостень, это знаешь. Но я дам тебе понять, что знаю это не хуже тебя."
- Первое и самое главное - эта потеря памяти. Ты знаешь, что память Детей имеет свойство восстанавливаться. Так бывало не раз, с многими пленными. Как я при всём старании могу гарантировать, что именно к этому она не вернётся? Что вообще по этому поводу говорят целители?
Рингсар понимал, что раз интерес проявил сам Мелькор, то Куруфинвэ осматривали, и осматривали тщательно. И Саурону результаты этого осмотра известны. Вот пусть теперь и делится, раз перекладывает на него, Рингсара, всю ответственность.
- Во-вторых, легенда Тирона. Все в Ангбанде знают, что я никогда не командовал отрядом. У меня другие обязанности. Ты донёс мою новую легенду о наставнике и бывшем командире до последнего рядового орка, чтобы никто не проговорился перед Тироном и тем самым не выдал меня? И не поставил под угрозу всю операцию... - Лишнее напоминание о том, сколько мелких случайностей и стечений обстоятельств может помешать выполнению задания даже при идеальном старании со стороны Рингсара. - А отряд, в котором служил Тирон под моим началом, уже сформирован, проинструктирован? Поделен на мой и его?
Тон майа оставался абсолютно невозмутимым. Саурон и так не обрадуется его дотошности, пусть она и с лихвой оправдывается важностью задачи. Так пусть хоть позлится, доставит Рингсару удовольствие за эту маленькую победу: а вот не удалось так просто, с полпинка самоустраниться от ответственности и закруглить разговор этим коронным "Есть вопросы?" Привык, что орки от одного тона этого вопроса шугаются и тупеют.
"Но я тебе не орк."

Отредактировано Палантир (2017-03-10 21:43:28)

+1

36

Рингсар  стоял перед Майроном с таким видом, будто делал коменданту величайшее одолжение. Будь Саурон поглупее, он начал бы фырчать и пытаться добиться от  дерзкого майа полного повиновения… В процессе сей неблагодарной работы он испортил бы себе репутацию и кучу нервных  клеток, однако не добился бы прямой конфронтацией ничего, кроме неудовольствия Мелькора (в зависимости от того, в какой стадии настроения находился Владыка, его неудовольствие могло проявиться от  укоризненного покачивания головой до разговора в пыточных на тему:  «Ты чего мне кадры портишь,  сволочь????»). Поэтому Майрон делал вид, что ему всё равно - а станется и не делал, потому как у коменданта и так проблем хватало, чтобы тратить драгоценное время на препирательства с каким-то недоразвитым майа. А ещё он помнил  мудрость: «Собака лает - караван идёт», и продолжал величественно продвигаться  вперёд, подобно вышеозначенному каравану не обращая на лай шавки ни малейшего внимания.
-Мы с тобой оба знаем свойства памяти детей Эру,-Саурон только пожал плечами.-Равно как и бессилие целителей в этом вопросе. Феаноринг может вспомнить свою прошлую жизнь сегодня, а может не вспомнить никогда. Для толчка  воспоминаний достаточно  одного  слова,  жеста или запаха - но мы никогда не узнаем, что может побудить прежде  заснувшее сознание неожиданно проснуться. Перед тобой в этом плане стоят две задачи. Первая: чарами, бесконечной муштрой, разговорами и лживыми воспоминаниями сделать так, чтобы принц как можно дольше не вспоминал свою прежнюю жизнь. А вторая… - и Саурон усмехнулся.-Если он всё-таки вспомнит, то сделать к этому моменту так, чтобы к этому моменту Куруфинвэ  настолько погряз в предательстве, чтобы сама мысль о возвращении к родным казалась ему кощунственной или смерти подобной.
- Что касается всего остального,-комендант лениво налил себе вина из стоящего на столе кувшина, Рингсару и не подумал предложить.-Именно на тебя возложена почётная обязанность донести до распоследнего орка в Ангбанде ту прелюбопытную историю, которую придумал наш Повелитель.  Он предложил легенду, ты назначен ответственным за её реализацию. Сейчас  наш дорогой Тирон спит, и проспит, учитывая количество вбуханного ему в лекарство снотворного, до завтрашнего обеда - не меньше. У тебя есть тьма времени,-теперь в голосе коменданта слышалась неприкрытая ирония,-чтобы проинструктировать последнего рядового орка и сформировать необходимые отряды. Твоё здоровье!-отсалютовал кубком и  отпил глоток вина, прищуриваясь и смакуя.

+2

37

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]Вот если до этого момента у Рингсара были, по большому счёту, лишь косвенные причины желать отставки Саурона, то теперь у него была личная потребность - месть. Конечно, свои впечатления к делу под названием "Непрофессионализм и злоупотребление полномочиями, как основные причины несоответствия Саурона занимаемой должности" не пришьёшь, зато какой личный мотив! Только бы зубы ещё так не сводило от отвращения...
Рингсар слушал молча и предельно внимательно, лишь краем глаза отметив манипуляции Гортхаура с вином, призванные - он в этом не сомневался, - ещё больше его унизить. Ограничился только искренним пожеланием подавиться. А вот внутренний диалог остановить было не так просто.
"Был бы я глуп настолько же, насколько и ты, я бы непременно стал пичкать его лживыми воспоминаниями, о да! Тебе невдомёк, сколь часто в этих воспоминаниях должны всплывать упоминания Феанаро и его Дома, эльдар вообще? И каждое такое упоминание - смертельный риск для всей легенды... Однако всё же хвала и честь предусмотрительности Владыки, который назначил исполнителем именно меня, а не этого раздутого от самодовольства индюка... О, и конечно я должен довести его до предательства, не вынудив вспомнить и рассказать хоть что-нибудь важное о планах Феанаро или, скажем, нынешней дислокации их основных сил, - зачем же! Сколько наивности надо иметь, чтобы предположить, будто отродье Феанаро посчитает за предательство всего лишь службу под началом ангбандского майа или разовое поклонение Мелькору... Этого разве что присяга сломит... А как обосновать ему необходимость повторной присяги Вале? Для якобы возобновления его личной уверенности в поддержке Тёмной стороны, и прочие патетические сопли?.. Ладно, поговорю с тобой об этом чуть позже. Когда лично выясню степень забывчивости и нынешней восприимчивости нашего Тирона к внушению."
Само же великодушное разрешение взять всю грязную подготовительную работу на себя майа и вовсе не тронуло: он и так знал, что на его замечания ответит Саурон. "Сам дурак" - вообще его коронный стиль ответа, не удивительно. Поэтому Рингсар только ответил на салют улыбкой, больше напоминающей лицевую судорогу, и коротко поклонился:
- Я учту все замечания и пожелания, комендант. Разрешите идти выполнять?
Тон был ледяным - явно попытка подняться на следующую ступень владения чарами и начать замораживать голосом.

Естественно, он тоже немного злоупотребил своими полномочиями, иначе ничего бы не успел и за неделю, не говоря о неполных сутках. Поэтому все начальники орочьих отрядов были собраны на инструктаж, изрядно запуганы и практически оттасканы за уши. На десерт майа обрадовал их, что к утру лично проведёт выборочный опрос рядовых на уровень знания новой легенды, и прибавил короткое, но красочное описание наказания командиру отряда, чей служака ошибётся хотя бы в букве. Убедившись, что орки достаточно серьёзно восприняли поручение, он отправился на дозорные пункты: дозорные заслуживали отдельного внимания. По дороге он долго раздумывал над своим новым обликом, который должен был внушать уважение и, неплохо бы, доверие его подопечному: эльда, ближе к нолдорскому типажу, но ни в коем случае не напоминающий его родичей... В итоге клубящееся облако приобрело очертания статного по нолдорскому образцу мужа с белыми прямыми волосами и острыми чертами лица - отдалённо напоминающий тэлэри, только жёстче. Темнее как-то. И абсолютно холодный, почти отталкивающий взгляд, столь не свойственный эльдар.

Он и наполовину не был уверен, что всё сработает. Ночь прошла ужасно, на рассвете таки пришлось послать Саурону доклад о необходимости наказать троих командиров и троих рядовых, не прошедших проверку. Остальным вроде и этого оказалось достаточно - вон как били себя пятками в грудь, сыпя подробностями и комплиментами военачальнику Рингсару! Только майа понимал, что запал через часик-другой выветрится, а риск только увеличится, поэтому для начала ввёл обязательные поголовные проверки ежеутренне. А пусть напрягутся. Заодно и мозги тупые потренируют, повторение - мать учения.
А после завтрака в дверь комнаты Тирона постучали, едва не выбив косяк, и у кровати спящего раздался истинно начальственный глас:
- Опять лентяйничаешь, пока без присмотра? Встать, рядовой Тирон, мать твою налево!!

Отредактировано Палантир (2017-03-27 15:23:12)

+2

38

Разговор наконец-тот подошел к концу, а ведь эльда был уверен, что не доживет до этого светлого момента, а попросту сгорит от стыда вот в эту самую секунду. Или в следующую минуту, но уж в неё непременно! К счастью для него, время шло, а самовозгорания так и не происходило. И не случилось в итоге, что просто прекрасно! Или ужасно?.. Мысли путались, и сосредоточиться на какой-то одной получалось всё хуже и хуже.
Да ещё и не вспоминалось ничего толком! Даже имя, вроде как его собственное, отзывалось в памяти лишь отголосками картин и видов... города? Он там жил?
Да ещё эта фраза Майрона... Юноша никак не мог вспомнить ничего, связанного с Учителем. Ничегошеньки! Ни единой картиночки не всплывало в памяти, только казалось, что вот сейчас что-то не то произошло, неправильное... Но вот что и в какой момент? Эх, над этим бы подумать, но целитель решил по иному и выдал юноше питья, от которого тут же потянуло в сон.
А во сне вовсю сновали бабочки, то вспыхивая перед глазами громадными огненными птицами, кричащими злыми голосами. То застывали белоснежными осколками в воздухе и падали, падали в черную, бездонную глубину, такую холодную и непроглядную.
И он падал вместе с ними, рядом с ними - и ледяные осколки пронзали его, жалили, впивались до самого сердца.
Этот огонь, и птицы, и черная глубина были огромными, чрезмерными, ужасающим!
Ему бы закричать, но крика не было, ничего не было, лишь страшная липкая вода, покрытая красной тягучей пленкой.
Он плыл и тонул, и черный густой ил обволакивал ноги до колен, до груди, до горла. Лез в рот, прорастал водорослями сквозь пустые глазницы и лишь в клетке его рёбер сновали мелкие рыбки, и огненные мотыльки в зеленой воде светили, светили...
Он шел по горящему, липнущему к сапогам багровому песку и не мог сдвинуться с места, только злые птицы кричали в вышине страшными, дикими голосами, словно насмехаясь. Чайки? Нет, он не мог увидеть этих мерзких тварей, только их пронзительные голоса врывались в уши.
Одна из птиц заорала прямо в ухо и юноша подскочил от неожиданности.
И проснулся.
Оказалось, кричала совсем не какая-то морская тварь, а абсолютно неизвестный ему субъект. Эльда изумленно моргнул, прогоняя остатки сна, а вернее кошмара. Это получалось с трудом, особенно невозможно было сдержать зевок. Широкий и очень, очень сонный.

0

39

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]Как и предполагал майа, феаноринг на резкий и повелительный тон среагировал чисто по-княжески - наивным изумлением, которое даже не смогло толком прогнать сонливость. Балованный, значит, не дрессированный. Ну что ж, придётся повозиться...
- С пробуждением, новоназначенный командир отряда Тирон, - произнёс неторопливо и чётко, совсем другим тоном - теперь спокойным и даже оттеночно доброжелательным. - Вижу, шутки тебе пока не очень даются. Как и прежняя дисциплинированность. Надеюсь, это ненадолго, ибо я только успел порадоваться избавлению от части подопечных, перешедших под твоё командование...
Рингсар стоял у кровати и внимательно наблюдал за выражением лица и звучанием нолдо. Улавливал полнейшую нелогичность его музыки - не дисгармонию, нет, именно нелогичность, непоследовательность, будто одни мысли и отрывки звучания никак не были связаны с предыдущими и последующими. Тяжёлое и вязкое послевкусие от сна - вряд ли сновидения были приятными. Только бы не натолкнули его на какие-либо воспоминания...
- Итак, - продолжил после небольшой паузы, тем же уравновешенно-деловым тоном, - полагаю, нам придётся знакомиться заново. Ты - Тирон, бывший член боевого отряда Ангамандо под моим командованием и мой заместитель, ныне командир собственного. Мой личный подопечный и ученик. Я - Рингсар, один из военачальников Ангамандо среднего, так сказать, звена. В прошлом твой наставник и командир, ныне... просто коллега. - Губы дрогнули в прозрачной улыбке, но в целом лицо осталось неподвижным и таким же безэмоциональным. - Насколько я понял из докладов наших солдат и инструктажа Майрона, ты полностью утратил память, поэтому на время твоего выздоровления я призван помочь тебе в руководстве отрядом и  по возможности в восстановлении памяти.
Майа старался говорить, выглядеть, звучать максимально нейтрально, чтобы заранее не вызвать у эльды лишних неудобных эмоций. Это позже, наблюдая за принцем, он выберет самую подходящую стратегию поведения, в основном скопированную с манер самого феаноринга, чтобы тот скорее привык к нему, воспринимая легко, как самого себя. Так же проще будет убедить его, что Рингсар действительно его наставник в прошлом - отсюда и общность многих привычек и реакций. А пока надлежало смотреть и слушать: когда юноша заговорит, он уже раскроет мнимому командиру едва не половину своих карт.

0

40

Все, что мог делать эльда здесь и сейчас, так это лежать и удивленно хлопать ресницами. Ведь этого нового он точно, вот правда-правда, не видел раньше никогда! Или видел, но забыл? Совсем-совсем забыл...
Как же так? Получается, что всю свою жизнь не помнил, ничегошеньки!.. Это было непонятно.
Юноша нахмурился, изо всех сил пытаясь вспомнить хоть что-то. Но ничего не приходило на ум, ни единого проблеска, ни одной картиночки!
Уставившись на своего бывшего, по его словам, командира и наставника, эльда буквально ощупывал того взглядом. Нет, не мог припомнить ни этого лица, и впрямь похожего на недовольную птицу, ни этого голоса. Вот не вспоминалось и всё тут!
А ведь получается, что помнить должен,  потому что, судя по словам Рингсара, в его, Рингсара, компании было проведено очень много времени! Служил под началом... Интересно, они дружили?
Юноша нахмурился, но вспомнить снова не вышло. Хотя... Нет, вряд ли водили тесную дружбу... Или водили? Непонятно.
Тирон печально вдохнул и попытался сесть. Видимо, слишком резко.
Юношу ощутимо мотнуло и он чуть не полетел с постели на пол, но сумел ухватиться за край и удержаться. Его ощутимо замутило и сильное головокружение явно говорило о то, что рановато вот так вот резво прыгать.

+1

41

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]Продолжение ситуации Рингсара по-прежнему не радовало: нолдо молчал, хлопал ресницами, как засватанная дева, и бессмысленно напрягал мозги. Майа почти слышал, как поскрипывают от натуги бедные извилины, пытаясь хоть как-то его идентифицировать. Но это было и хорошо: если новый облик Рингсара Феанорингу никого не напомнил, не будет внезапных неуместных прозрений. Плохо было лишь то, что нолдо не спешил как-либо активничать.
Если абстрактно, то по его предположениям и некоторым сведениям по подобным случаям в Ангамандо, потеря памяти означала лишь потерю жизненного опыта. При этом потерпевший сохранял характерные черты личности, данной ему по сотворению или рождению. Исходя из этого можно было делать некоторые выводы о натуре экземпляра, с которым сейчас имели дело. Майа не знал, как там воспитывал своих отпрысков Пламенный, но у него явно были хорошие методы, ибо этот юноша казался обидно мало подходящим для воинской карьеры: ни характерной для отца жизненной энергии, ни упорства, могущего проявиться в настойчивом поиске дополнительных сведений, через расспросы например, или попытках действовать...
А впрочем как раз попытки действовать заимели место быть в этот самый момент: нолдо с усилием начал садится, тело, непослушное со сна и не до конца отошедшее от прежних повреждений, совершило опасный кульбит, который юноша однако с успехом преодолел и удержал равновесие. Позеленел, конечно, но это ожидаемо, хоть реакции не подводят...
Рингсар задумчиво понаблюдал за подопечным (на лице по-прежнему не отображалось ровным счётом ничего), потом медленно подошёл к двери комнаты и распахнул её:
- Когда полегчает, поднимайся и пойдём к целителям. Понимаю, что двигаться тебе тяжело, но это не повод не стараться. По необходимости я помогу.
Тон был таким же ровным и почти доброжелательным - ни дать, ни взять строгий, но справедливый наставник.

Отредактировано Палантир (2017-04-19 15:42:18)

0

42

- А? Ага... - Да, точно, он же получил по голове. А с травмами головы резкие движения совсем не показаны... Откуда ему это известно? Вроде говорил кто-то. Кто? Не вспомнить... Но дергаться столь резко и вправду не стоило, а то вон как организм отреагировал! Хорошо ещё, что удалось и на кровати удержаться и... И вообще удержаться, да. Хорошо, что удалось.
Ощущение неправильности происходящего внутри росло. Ведь не бывает же так, что можно всё, совсем-совсем все взять и разом забыть! Вот так чтобы не вспомнить ничего-ничегошеньки! Хотя, кажется он же что-то припоминал.. Или это только приснилось?
Аккуратно перебирая руками по боку кровати, эльда попробовал встать. Штормило некисло так, но вроде на ногах устоять получилось. Хоть и при помощи кровати. Вот без помощи - это вряд ли!
- Угу... То есть да, я сейчас продышусь и можно будет идти. Только не слишком быстро, хорошо? - И Тирон сделал попытку улыбнуться. Слабую и неуверенную, но тем не менее!
Всё ещё было не совсем понятно, как же он должен реагировать на своего... бывшего наставника и командира, так? Вот если бы удалось вспомнить хоть что-то! Какую-нибудь малость, момент из прошлого! Ведь немало же времени они должны были провести вместе?!
Только вот не вспоминалось ровным счетом ничегошечки! Вот так вот совсем... И от этого было грустно и непонятно.

+1

43

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]Майа молча и по-прежнему безэмоционально наблюдал за юношей, отчаянно пытавшимся обрести контроль над непослушным телом. Не отреагировал ни на тень улыбки на измученном бескровном лице, ни на поспешное обещание идти - поспешное явно, если сейчас эльда едва держался на ногах даже при наличии опоры. Неужели и этот тоже, как десятки, сотни эльдар до него, окажется настолько же глупым и самонадеянным, неспособным здраво оценивать собственное физическое для начала состояние и возможности. "Идти можно будет..." Рингсар немного скривился и поманил кого-то за дверью. Естественно в коридоре дежурили орки, одного из них он и позвал, велев привести сюда пару праздношатающихся - не вести же ему лично этого болезного, право слово. Пусть даже по легенде он его бывший заместитель и нынешний коллега. Это всё эльде ещё требовалось доказать и заслужить эти звания заново. Иначе в Тёмной Твердыне пощады не жди.
А пока они дожидались подмоги, а Тирон дышал, видимо продолжая производить свои загадочные мыслительные потуги, Рингсар решил немного прояснить ситуацию. Раз уж до вопросов эльда не додумался сам.
- У тебя есть несколько минут. Сейчас подойдут рядовые, которые помогут. - Небольшая пауза, пока майа оценивал выражение лица подопечного, кислое и какое-то детски-расстроенное. Неужели с потерей памяти ему ещё и порядочный кусок природного ума отбило? Хотя что есть ум, если не пережитый, анализированный и используемый в дальнейшем опыт поведения? - Я вижу, твоя память пока мало тебе помогает. Ты волен задавать мне любые вопросы, которые посчитаешь нужным задать. Не могу надеяться на твою обычную практичность и чёткость, - прозрачный намёк на качества, якобы имевшие место быть у Тирона в прошлом, - а потому приготовлюсь к действительно ЛЮБЫМ вопросам. Мы все заинтересованы в твоём скорейшем выздоровлении, но решающие усилия ты можешь сделать только сам.
В этот момент в дверях показались двое орков, пришедшие помочь эльде в путешествии до целителей. Рингсар молча указал им на юношу и первым вышел из комнаты. Сопровождающие неловко приблизились к Тирону, не очень понимая, как ему помогать: тащить или волочь сопротивляющихся или бесчувственных пленных им приходилось постоянно, а вот просто поддерживать тех, кто плохо стоит на ногах, - никогда. Ну что ж, подумал майа, спиной чувствуя замешательство всех троих, посмотрим, как парень будет строить отношения со своими якобы соратниками.

+1

44

Эльда нахмурился, склонил голову к плечу, словно прислушиваясь к чему-то невидимому. И сел на кровать.
Происходящее было непонятным, но это ладно, в конце концов он сильно схлопотал по голове и многое крепко подзабыл. Вспомнится со временем, тем более что в том, первом разговоре, кое-какие моменты из прошлого на ум возвращались. Но тогда, даже в оковах, он не чувствовал себя так неуютно.
Неестествено. Да, происходящее сейчас было неестественным.
И неправильным. Так, словно слова были отдельно от действий. И в то же время не совсем так.
Тирон не мог сказать точно, не мог в уверенностью ткнуть пальцем в именно тот момент, или слово, которое привело именно к таким мыслям и ощущениям. Нет, не смог бы.
Но тем не менее происходящее было неправильным. Но не таким, как должно было бы быть.
Оно было не таким, как о нем говорили.
Чуждым, чужим. Неприятным.
И это было непонятно. Так ведь не должно было быть, верно? И так не было до этого, нет. Тогда все было... нормальным? Да, наверное так.
Что же было не так?
Эльда сжал виски пальцами и  попытался сосредоточиться не на воспоминаниях, а на ощущениях. Если он не сможет ничего вспомнить здесь и сейчас, то не будем больше терзать напрасно память. Само придет, позже.
А вот ощущения у него есть, и есть они здесь и сейчас. И вот тут-то он вполне сможет понять, что привычно, а что - нет.
Ну, по крайней мере, эльда на это сильно рассчитывал. Вопросы? Это позже, когда хоть что-то начнет происходить и если в процессе его собственная память не решит проснуться. А на то, что воспоминания потихоньку будут возвращаться на привычное им место, Тирон очень рассчитывал.
Так что вопросы пока подождут...
Но тут в комнату вошли новые... лица. Хотя вернее было бы сказать морды. Эльда почувствовал, как его тело напряглось, а рука рефлекторно легла на бедро. И ничего там не нашла. Плохо. Он, не прекращая следить за вошедшими, чувствовал, что беспомощен. То есть безоружен. Ага, а еще плохо стоит на ногах. Вот ведь!...
Но эти морды вроде и не собирались нападать... Странно, ведь по реакции тела он был уверен, что перед ним враги. Что же происходит?!
Тирон смотрел на орков спокойно, лишь слегка приподняв бровь. Мол, и что дальше?
Сейчас главное - информация. И чем больше он её получит, тем лучше. И не надо провоцировать, оружия ведь всё равно никакого под рукой нет.

+1

45

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA]Орки, явно озадаченные ситуацией чуть не больше самого эльды, топтались на полдороге от двери до кровати, а объект никак не желал облегчать им задачу. Один из них вдруг сказал что-то, негромко, обращаясь одновременно к товарищу и эльде, и в этот момент в комнату стремительно вернулся Рингсар. Лицо его потемнело, он резко и отрывисто сказал что-то оркам, причём сказано это было на мешанине тёмного наречия и квэнья: эльда мог разобрать слова "идти", "болен" и "командир". В один момент сообразив, что полное непонимание местного языка озадачит юношу ещё больше, майа нарочно продублировал эти слова на квэнья прямо в монологе: орки и без того поняли приказ, только подивившись странности, а Тирона знакомые слова должны были немного расслабить. Не хватало сейчас ещё и проблем с пониманием...
Орки сделали ещё один нестройный шаг к кровати. Рингсар повернулся к Тирону, пристально рассматривая его лицо и активно соображая. Былая отстранённость исчезла, теперь лицо майа выражало хмурое беспокойство. Сдерживаемое, но вполне заметное.
Что-то в происходящем эльду сильно напрягало. И виной вряд ли было лишь физическое самочувствие, хоть он уселся обратно на кровать. Юноша явно пытался справиться с каким-то одному ему известным диссонансом восприятия, причём разговаривать с тем единственным, кто сейчас мог что-то ему пояснить, отказывался. Рингсар ругнулся про себя, не понимая, чем конкретно мог вызвать такое поведение, но тактику явно следовало менять. Озабоченный состоянием подопечного, коллеги и друга ангбандский военачальник отпереживал сдержанно - теперь следовало проявить больше участия. Необходимо было любой ценой вывести мальчишку на взаимодействие - без этого вся легенда уже рушилась на глазах.
- Тебе... настолько нехорошо? - немного резче и быстрее в сравнении с предыдущей своей манерой речи спросил Тирона майа. - Если не можешь идти сам, я пожалуй велю нести тебя на носилках. Тратить столь слабые силы тебе явно бесполезно.
Он шагнул к кровати и склонился к эльде, заглядывая в лицо.
- Почему ты молчишь? У тебя странный взгляд. Тирон, мне жаль, я совсем не понимаю, что с тобой... Никогда раньше не сталкивался с подобным. - Майа досадливо тряхнул головой, сейчас его взгляд выражал растерянное сожаление и явное беспокойство. - Немного нашлось бы ситуаций, в которых я беспомощен, но это одна из них. К тому же, с тобой... - Рингсар сделал паузу, будто собираясь с мыслями. - Видишь ли, мы многое прошли вместе, ты всегда был самым сообразительным из тех подчинённых, с кем мне приходилось работать. Ты во многом помогал мне, мальчик. - Немного теплоты в голосе, искренней признательности, но так, что чувствовалось: подобное признание редкость для командира. - Сейчас мне особенно не хватает твоей помощи. Странно видеть тебя таким... чужим.
Что могло заставить феаноринга поверить в расположение незнакомца? Какие привычки, эмоциональные шаблоны поведения были привычны ему с детства? Рингсар немного знал о нолдор вообще и Первом Доме в частности, и единственным, кто попадался ему в иллюзиях Учителя, был Феанаро. Вряд ли майа удалось бы достотачно точно сымитировать манеры Пламенного, но именно их нужно было взять на вооружение.
Мысленно поставив себе галочку в ближайшее время посетить Валу с просьбой больше узнать о Феанаро, Рингсар сделал над собой видимое усилие, справляясь с волнением (он надеялся, что сыгранное оказалось для эльды достаточно убедительным - переигрывать было ещё опаснее: припадочным военачальник Ангбанда не мог быть при всём желании. Тем более взяв поначалу настолько отстранённый тон), и снова отступил от кровати.
- Ну что ж, - тон посуровел, брови чуть сдвинулись, выражая едва заметное нетерпение, - пошлём за носилками? Или попробуешь сам? Тебе нужно стараться, - назидательно, Феанаро явно был весьма требователен к своим отпрыскам. - Давай же, эти двое тебя поддержат. Они не из наших отрядов, да и различать их вообще непросто, - сурово глянул через плечо на молчаливых орков, - но ты привыкнешь. Заново.
Майа протянул Тирону руку - стремительным, требовательным жестом, понуждая сделать ещё одну попытку встать. Теперь взгляд был несколько преувеличенно суровым: обеспокоенный командир явно терялся от собственной беспомощности в этой ситуации и старался предложить подопечному больше деятельной помощи, чтобы скрыть свою растерянность. Которая была уже практически не наигранной.

Путь до залы целителей прошёл в молчании. Во-первых, мальчишку почти не удалось разговорить, как майа ни старался (великий Учитель, знал бы кто-нибудь, скольких усилий это ему стоило!), во-вторых, Рингсар и сам скоро отложил попытки и просто шёл рядом с эскортом орков, что вели Тирона, заложив руки за спину, молча и хмуро наблюдая за эльдой. Дверь в залу открыл сам, вошёл первым, одним взглядом давая понять всем присутствующим лекарям, что они обязаны немедленно бросить все дела и посвятить внимание им одним. Целители, привычные к таким поворотам, столь же привычно сделали вид, что только их и ждали.
Тирона с предосторожностями (теперь его устраивали соотечественники, а не орки, коих оставили за дверью) усадили на постель, один молодой эльда с осунувшимся лицом быстро творил над ним какие-то лечебные чары, пока другой, постарше и явно привычнее к Ангбанду, распрашивал его:
- Как ты сегодня чувствуешь себя, лорд? Как прошла ночь, сумел ли выспаться? Помнишь ли события вчерашнего дня? И как тебе удалось осилить дорогу сюда? - На последнем вопросе он не скрыл своего беспокойства, бросив короткий взгляд на Рингсара. Тот стоял в изголовье кровати, почти сливаясь в тенями, и только внимательно наблюдал за происходящим, не считая нужным информировать целителей о своих решениях. Во всяком случае пока.

Отредактировано Палантир (2017-07-15 23:42:38)

0

46

Все-таки, как подумалось юноше, он слишком сильно получил по голове. Потому что понимать хоть что-то перестал в принципе! Вот взять к приему его командира, - если он точно его командир, потому что от пламенной речи после внезапного возвращения безумно захотелось залезти с ногами на кровать и вообще отодвинуться подальше! а то вдруг укусит?! - насчет него эльда не мог сказать ничего определенного. Вроде нормальный, но... Если командиру странно было видеть Тирона "таким чужим", то Тирону странно было видеть... вообще всё вокруг! Ничто, ни единая ниточка внутри него не отзывалась воспоминаниями ни на стены, вдоль которых они шли, ни на звуки, или запахи, хотя Тирон и старался изо всех сил вспомнить хоть что-нибудь! Но нет, ничто не казалось знакомым, ничто не вызывало хотя бы малейшего отклика в нем.
Кроме этих странных воинов, что помогали ему идти. Эльда сдерживался изо всех сил, чтобы не стряхнуть их руки, - не руки даже, лапы! лапищи! - или ударить. Их прикосновения вызывали отвращение, а вид - ярость. Но юноша сдерживался, потому чтио видел - так неправильно! Здесь так нельзя.
Но тогда почему он чувствует не так, как можно "здесь"? И где это - "здесь"?
Одни вопросы, ответы на которые вызывали еще больше вопросов. Или вызвали бы. Или..
Или-лили. Непонятно ничего, вот что понятно! Но что со всем эти делать дальше?
Командир, правда, пытался от него чего-то добиться, но Тирон так и не понял, чего. Вопросов? Если бы он знал, что спрашивать!
А вдруг, - Тирон в это слабо верил, но ничего же нельзя исключать полностью?! - это только сейчас так? А пройдет немного времени и память вернется? Ведь начал же он вспоминать, когда говорил с Учителен? Или это ему приснилось?
Додумать мысль он не успел, так как они пришли.
И тут его удивили так, что глаза распахнулись, а челюсть немного отвисла. На пару мгновений, но яркой вспышкой, серией вспышек, разными голосами, в какафонии звуков замелькало, кричало, звало его - "мой лорд!"
Тирон судорожно сжал виски пальцами и зажмурился. В глазах поплыло, голову пронзило болью.

0

47

[NIC]Рингсар[/NIC][STA]Скользкий[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/500c8/_C68icjkKyA.jpg[/AVA] - Что с тобой, лорд?! - целитель осторожно поддержал и так сидящего на постели феаноринга. Вместе с молодым они быстро уложили пациента на подушки, один уже потянулся за пахучей смесью, что в таких вот предобморочных состояниях помогала прояснить разум, как Рингсар вдруг едва заметно шевельнул пальцами, протянув руку к Тирону, и шепнул пару слов. Эльда сразу обмяк, провалившись в мягкое забытьё.
- Итак, господа лекари, - безэмоционально настолько, насколько вообще возможно для живого существа, заговорил майа, сложив руки на груди. - Сейчас вы осторожно приводите его в чувство и продолжаете осмотр как ни в чём не бывало. Легенда вам известна, на родичей он, как оказалось, реагирует намного лучше, чем на всё здесь, поэтому осторожно и мягко расспрашиваем и внушаем одобренный сценарий. Вперёд.
И пока запуганные до оцепенения целители возились с Тироном, он мысленно обратился к Мелькору: "Учитель мой, твой недостойный слуга нуждается в твоей помощи и совете. Это связано с нашим пленником феанорингом. Позволь просить встречи с тобой, когда тебе будет угодно."

Когда эльда начал приходить в себя, старший целитель сразу сунул ему нюхательной смеси. Руки у него дрожали.
- Лорд, скажи, что с тобой? Что болит, что ты ощущаешь сейчас?

Отредактировано Палантир (2017-09-04 13:52:51)

0

48

А когда он открыл глаза, такой сильной боли уже не было. Только в нос ему тыкали какой-то омерзительно пахнущей дрянью! Юноша судорожно дернулся и слепо отмахнулся рукой, стремясь убрать эту мерзость из-под носа.
Невозможно дышать же! А когда невозможно дышать, то и говорить не выходит! Но, видимо, эта пахучая гадость как-то относилась к его лечению, так как он все ещё находился в Покоях Исцеления и очень взволнованные целители смотрели на юношу так, словно боялись, что он вот-вот уйдет на встречу с... Кем-то, кто отвечает за души тех, кто умер, вот!
А он умирать точно не собирался!
- Голова. У меня сильно и резко заболела голова и... Не знаю, голоса и образы. Эти голоса звали меня, но я не помню, кто они. Но мне кажется, это очень важно узнать. Очень!
Тирон внимательно и с надеждой посмотрел на целителей. Вдруг они знают что-то о его прошлом? Что-то такое, что поможет ему вспомнить!
И поможет начать воспринимать происходящее вокруг как привычное. Пока что это не удавалось.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Добро пожаловать, или посторонним вход В.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC