Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » И нолдор шли, и мачты гнулись, - последний бой за Сильмарилл.


И нолдор шли, и мачты гнулись, - последний бой за Сильмарилл.

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время и Место: 538 год Солнца ПЭ, гавани в устье Сириона.

Участники: Майтимо, Макалаурэ, близнецы; Эльвинг, Эарендил (НПС).

Краткое описание: всё как в каноне: Эарендил отплывает на поиски Туора и Идриль, в это время до феанорингов доходят слухи о том, что Эльвинг всё ещё жива и владеет Сильмариллом, и они решают добыть Камень, с чем посылают Эльвинг письмо "с предложением дружбы" и добровольной сдачи Камня. И где-то на этом моменте начинается собственно альтернативное развитие сюжета)

Предупреждения: в этом варианте истории Эльвинг и Эарендил на момент отплытия последнего не состоят в браке. Остальные странности и неожиданности целиком на совести игроков - альтернатива же)

0

2

Плюс НПС Питьо
Близнецы опять прибыли в лагерь Майтимо.
Собираться у старшего стало уже своеобразной традицией ещё при жизни всех братьев, а уж после Дориата... После Нирнаэт Арноэдиад, падения Дориата и Гондолина, гибели средних феанорингов казалось, всё потеряно. Братья потеряли свои владения, их всех носило по Белерианду, то в поисках следов Камней, то в тщетной надежде перегруппировать остатки армий и переселить народ в более безопасное место, но всё было фактически бесполезно. Сейчас это было заметно всем. Моргот одерживал самую полную из всех своих побед в Средиземье.
Потому по большому счёту у них оставалась только одна более-менее внятная цель: заполучить тот Сильмарилл, что выкрали Берен и Лютиэн. Камень пропал из Дориата после его разгрома, и феанорингам так и не удалось узнать наверняка, куда он делся. Скорее всего его унёс кто-то из выживших дориатрим, и теоретически он находился теперь там, где беглецы остановились, но никаких точных сведений, даже конкретного местоположения лагеря они не знали. Гонцы и разведчики сновали по землям, но их было до смешного мало, а время шло. И всё было не в их пользу.
Питьо сильно возмужал и даже как-то поблек со времени Нирнаэт. Теперь в этом нолдорском воине сложно было узнать юношу, что прибыл в Эндор давным-давно, горевший Клятвой и местью отца и братьев. Тэльво остался чуть более по-юношески дерзким и будто не столь восприимчивым ко всем невзгодам, но внешность, изменившаяся по примеру близнеца, свидетельствовала, что это скорее видимость. Единственное, что осталось неизменным, - полная преданность Дому и заветам отца. И привычка не задавать лишних вопросов. Амбаруссат ориентировались на мнение Майтимо, считая его своим личным нолдараном, а на многое остальное... плевать.

Итак, они гостили у старшего. Гонцы Дома приезжали и уезжали нередко, не удивил никого и сегодняшний визит: двое измотанных нолдо на взмыленных лошадях ворвались в ворота лагеря, крича о срочном донесении лорду. Стража медлить не стала, к Майтимо отправили посланца, но Амбаруссат, маявшиеся от безделья недалеко от ворот, перехватили гонцов раньше.
- Скажите нам, что за такие срочные новости! - сходу потребовал Тэльво, размашистым шагом подходя к едва спешившимся верным. Те младших лордов знали не хуже Майтимо, потому поклонились и не стали скрытничать:
- Поклон вам, лорды. Мы недавно с побережья, где устье Сириона. Там по слухам располагался лагерь каких-то беглых эльдар, лорд Майтимо отослал нас проверить. Оказалось, там осели беглецы из Дориата и Гондолина! Более того, нам удалось выяснить, что с дориатрим бежала и выжившая дочь правителя Диора, Эльвинг.
- Наследница? - Тэльво оглянулся на близнеца. - А Камень? О нём есть какие-нибудь новости?
Но в этот момент посланный к старшему лорду воин появился вновь и сообщил, что тот готов принять гонцов. Амбаруссат не стали задерживать их и просто пошли за ними к дому Майтимо.

Отредактировано Тэлуфинвэ (2017-06-28 23:21:59)

0

3

Нирнаэт.
Майтимо знал: нельзя думать об этом. Нельзя постоянно грызть себя, живя в прошлом. В том страшном дне, когда..
И все равно думал.
Днём было проще: дела, проблемы, разговоры. Повседневность отвлекала. А ночью, наедине с собой, было едва ли не так же тяжело, как когда-то после возвращения с Тангородрим. Он мгновение за мгновением перебирал все события, ища и находя свою вину в поражении.
И боль потери не отпускала, хоть и времени уже прошло немало.
Очередное утро после бессонной ночи застало Майтимо стоящим у окна у себя в комнате.
Во дворе была какая-то суета... кажется, приехали гонцы. Интересно, откуда?
Впрочем, мелкие уже по-хозяйски перехватили их и вовсю расспрашивали. Старший феанарион усмехнулся: в этом близнецы ничуть не изменились, такие же любопытные и не в меру шустрые.
Хотя нет... изменились. К сожалению. Уже не мальчишки, не юноши даже. Налёт легкомыслия стёрся окончательно, лишь у Тэльво осталась видимость его, но и та напускная, как маска, небрежно надетая на лицо.
Они постоянно где-то пропадали, возможно, пытаясь, так же, как и он, унять боль. За них было страшно, особенно после Дориата. Но Майтимо не считал себя вправе озвучивать свой страх. Просто радовался и облегчённо переводил дух, когда мелкие возвращались.
В дверь постучались, и на разрешение войти появился эльф с известием о прибытии гонцов.
- Зови их сюда.
Майтимо быстро пригладил растрёпанные волосы и накинул котту.
Что на новости их всех ждут? Хороших уже давно не слышали и вряд ли услышат, так что...

0

4

Кано остался почти таким же, каким был раньше, что казалось удивительным  приезжавшим или  плохо знавшим его.╝Ровный в общении,  чуть насмешливый,  если ситуация располагала. только вот песен не было. Давно, очень давно. Да и в остальном.. когда было мало дел, менестрель просто исчезал из поля зрения и мало кто знал, куда.  Да и сам он не мог бы сказать, куда именно.  Просто.. в никуда, подальше от эльфов, подальше от всех. Перегорело в нем что-то после поражения, до того, что не хотелось ничего делать и ничто не казалось важным, кроме одного. Оставшихся в живых. Только ради братьев он заставлял себя вставать, что-то делать, куда-то идти. Из-за них и  верных, еще тех немногих, кто остался, отсылал на поиски и разведку, ради них искал камень. Будь он один,не стал бы этого делать, наверное. Останься он один, он бы ничего делать не стал. Ушел бы куда-гибудь, где тихо и никого нет. Иногда он с усмешкой думал о сказках о гномах и о том,  что они  рождались из камня и превращались в камень. Он и сам хотел бы ьак. превратиться в камень и не чувствовать ничего больше, ничего и никогда.
Но жизнь вносила свои коррективы, шла  своим чередом.  Дни сменялись днями, приезжали и уезжали гонцы. Их нужно было выслушать, что-то решить... Вот и сейчас, по оживлению у ворот, менестрель понял, что кто-то снова приехал. Выглянул. Гонцов уже окружили близнецы. Судя по тому, как они были взволнованы, вести были важными. Значит,  гонцов отведут к старшему. Кано кивнул своим мыслям и направился к нему.

0

5

Плюс НПС Питьо и гонцы
По дороге к дому Майтимо Тэльво заметил приближающуюся фигуру Менестреля.
- Дня светлого, Макалаурэ! Кажется, наконец-то дельные новости, - тон Амбарусса был нарочито небрежным, будто на самом деле те новости его не волновали. Теперь уже казалось глупым радоваться заранее.
Питьо только склонил голову перед старшим. Чувствовал отстранённость Кано, хоть и внешне заметить что-либо по нему было почти невозможно. Только они не зря братья.
Майтимо, встречавший новоприбывших у себя, тоже выглядел... неважно. Амбарто не сказал бы наверняка, что не так. Просто лицо бледнее и холоднее обычного, лихорадочно блестящие глаза и небрежно приглаженные волосы... Их осталось всего четверо - вдруг молнией поразила мысль. Все, кто собрались сейчас в небольшой комнате, не считая гонцов - остатки некогда гордого и величественнейшего Первого Дома нолдор...
Сердце болезненно сжалось, но Питьо усилием воли отогнал непрошенное уныние. Они наконец дождались толковых новостей - только это сейчас важно.
Гонцы почтительно поклонились лорду, близнецы, как всегда плечом к плечу, тоже склонили головы.
- Позволь говорить, лорд Майтимо, - обратился к старшему один из гонцов. - Мы только с юга, где великий Сирион впадает в море. Это владения Кирдана, но малозаселенные... как мы думали раньше.
- Да, как ты и велел, - подхватил второй гонец, - мы искали там лагерь неких эльдар, чьи следы находили на южном побережье наши предшественники. И нам наконец повезло обнаружить этот лагерь в самом устье реки. Мы были так осторожны, как только возможно, и выслеживали тех эльфов более недели, но усилия увенчались успехом. То оказалось убежище беглецов из павших Дориата и Гондолина!
- Мы наблюдали за ними и узнали, что беглецами из Дориата правит Эльвинг, дочь Диора, что выжила тогда и унесла с собой Сильмарилл, который ныне даёт защиту и какое-никакое процветание тем землям, - снова отозвался первый. - Мы сами слышали, как они благословляют благотворное влияние Камня, поэтому сомнений нет.
- Убедившись, мы сразу поспешили назад, сообщить тебе эти новости, - закончил второй. - Поселение не весьма многочисленно, да и лордов Гондолина среди беглецов мы так и не увидели. Судя по всему, Эльвинг там ныне единственная правительница.
Гонцы умолкли, снова застыв в поклоне. Тэльво медленно обернулся к близнецу, глаза его многозначительно блестели, а на губах блуждала почти незаметная улыбка. Питьо напротив нахмурился и снова воззрился на Майтимо.

0

6

Вскоре в покоях старшего феаноринга собралась небольшая толпа, состоящая из гонцов, близнецов и подошедшего Макалаурэ.
Майтимо улыбнулся менестрелю, привычно заметив его отстранённый вид. Как же они все изменились... Наверное, за последние годы стократ больше, чем за всю жизнь до этого.
Он слушал гонцов - внимательно, с непроницаемо-спокойным лицом.
Думал. Вспоминал.
Эльвинг, дочь Диора..
Значит, ей всё же удалось выжить и унести камень.
Небольшое поселение... Беженцы, которыми правит женщина, вряд ли сведущая в делах войны.
Майтимо поймал взгляды близнецов - едва ли не радостные.
Лёгко. Это было бы очень легко...
На душе стало ещё скверней, чем было.
Он посмотрел на менестреля, пытаясь понять, что думает он. Взглядом спрашивая совета.
Перевёл взгляд на гонцов.
- Спасибо. Вы отлично выполнили своё дело. Что вы думаете обо всём этом?
Вопрос был обращен, конечно, главным образом к братьям.

0

7

Во дворе менестрель встретился с близнецами, мимоходом отметив их нетерпение. Кивнул, улыбнувшись. Не новостям, братьям.  Каждый раз, когда он видел кого-то из них,   в голове проносилась мысль, что они, это все, что у  него осталось. Ни земли, ни дома, ни цели... даже  верные не трогали уже сердце, хоть и оставались еще.
- Не знаете, что случилось?
Он подумал, что младшие могли что-то слышать.
... в комнате у Майтимо их собралось немного. Они четверо, да пара гонцов. Слишком мало, и слишком тихо. Раньше так не было.  Раньше... его  раздражали постоянные шум и суета, которые устраивали средние. Теперь он по этой суете безумно скучал. Они бы... Новости он выслушал почти безразлично, не меняясь в лице. Снова  промелькнула впереди тень от тени их Клятвы. Эльвинг... Как она, наверное, ненавидела их за все. Он часто думал оо девочке, что с ней стало,  выжила ли, где сейчас. И вот он, ответ. Правительница небольшого поселения беженцев. Она должна была стать уже взрослой, но, все равно, была слишком молодой. Она не была серьезным противником.
- Раз мы знаем,  где она сейчас может, написать ей?
Как ее отцу когда-то. И, как подозревал Кано, с тем же результатом. но не могла же она не понимать, чем обернется отказ?

+1

8

Во дворе дома Майтимо близнецы не успели ответить на вопрос Кано, только Питьо улыбнулся, кивнул в ответ и пропустил старшего в двери. Теперь, когда гонцы отчитались и Нельо, помрачнев ещё больше, спросил их мнения, менестрель озвучил самый дельный вариант. Но Питьо чувствовал сильный диссонанс от всех, словно никто на самом деле не желал бы узнавать эти новости. Для него это было странно. Может потому, что память об отце и невыполненная его воля с годами не тускнели, а только всё сильнее сжимали сердце и разжигали огонь фэа. Может из-за неотмщённой крови братьев... Питьо казалось, что вся Арда исказилась уже настолько, что обычные понятия чести, справедливости, истины превратились в свою противоположность. И чтобы не сойти с ума от диких моральных противоречий, что стали для них нормой жизни, от зова неотмщённых убитых ими, он нашёл для себя единственное убежище "правды" - память отца. Они ведь здесь из-за него. И пока они не завершат его дело, им нет ни покоя, ни прощения (ни от кого!), ни пути назад. Только тьма и Клятва впереди...
Тэльво было проще. Он устал убивать, устал думать и мучиться совестью, устал терять и разочаровываться - и поэтому стал просто марионеткой в руках собственных порывов настроения и интуитивного мгновенного ощущения правильности-неправильности. Как зверь, живущий одними инстинктами. Ему было всё равно на чужие страдания не по жёсткости душевной, а по опустошённости и переполненности ими. Его восприятие и сердце очерствели, избрав, как и близнец, один-единственный ориентир - завет Пламенного. Верность никогда не была плохим качеством, думал Тэльво. И неважно, верность чему.
Поэтому на вопрос Майтимо оба выждали реакции Кано, как положено традициями и старшинством. Питьо молча кивнул менестрелю, подтверждая согласие, а Тэльво слегка нахмурился, покусал губы и наконец неуверенно спросил:
- Ну а почему бы сразу не готовиться к походу? Независимо от того, что она ответит, нам всё равно надо идти.
"Надо идти..." - для Питьо эти слова прозвучали эхом Клятвы. У них всё равно нет выхода. Они всё равно пойдут за Камнями хоть на край мира, хоть прямо в руки Моргота - что бы ни было, они пойдут. Для них не может быть иначе.

+1

9

Четверо. Теперь их четверо... Майтимо заставил себя перестать уже искать глазами остальных и думать, в каких лесах носит Турко, когда он нужен тут, и почему бы Курво хотя бы на полчаса не вылезти из кузницы, а Морьо...
Хватит.
Он мотнул головой.
Их теперь четверо. И ничего уже с этим не сделаешь.
Надо жить дальше.
- Написать. Обязательно.
Старший феаноринг, чуть сдвинув брови, посмотрел на близнецов:
- Почему, Тэльво? Если нам удастся договориться, достаточно будет небольшого посольства.
Как же все они изменились...
Он попытался заглянуть в себя, понять, что чувствует.
Ничего.
Усталость. Привычную, тяжёлую, лежащую на плечах усталость.
Она почти уже не мешала.
- Письмо напишем сегодня. Сегодня же отправим туда гонца. А дальше - посмотрим, что они ответят.

0

10

Кано кивнул. И еще раз. После таких известий единственно возможным казалось вскочить, мчаться туда... Но, вместе с тем, было невозможно просто пошевелиться. Словно он не решался сделать последний шаг, ступить на эту дорогу, которая приведет их к закономерному концу.
Менестрель усмехнулся. Ступить.... Да они давно уже стояли на ней, с  самого первого слова, наверное. Только никак не могли поверить в это, смириться. И все пытались, перед каждым шагом, увернуться от судьбы. Не выйдет... Никогда бы не вышло. Да и поздно уже. Мертвым от их трусости лучше не станет. А живые... Он давно уже перестал думть о живых.
- Ты прав, нужно написать сегодня же. И.... все же, начать готовиться.
Сомневался он, что девчонка станет умнее или уступчивей своего отца или деда.  Такая же гордячка, да еще и ненавидящая их.

0

11

Они с близнецом выслушали мнение Майтимо, потом Кано... Менестрель подтвердил мысль Тэльво, что готовиться к походу стоит, и тот в знак благодарности слегка ему поклонился.
- Ну... Я бы предпочёл сопровождать Камень лично. Думаю, как и все мы. А если просочатся слухи, тёмные что-то прознают... - Младший неопределённо пожал плечами, впрочем не особо настаивая на этом. Всё равно был уверен, что добровольно им Сильмарилл не отдадут.
- Тогда давайте писать, - оглядев всех, подытожил Питьо и взглянул на Нэльо: - Кстати, кого на твой взгляд лучше отправить с письмом? Может я бы?..

Гонцы, всё это время тихо стоявшие у двери, выждали момент, и один из них обратился к лорду:
- Велишь нам ждать письма здесь или готовиться к обратной дороге в поселение?

0

12

Майтимо ответил не сразу. Сначала долго молчал, глядя на всех троих.
Сопровождать камень... если будет что сопровождать. Тогда, разумеется они поедут все... четверо.
Привычно ошибившись числом, он справился с мгновенной болью в сердце.
- Писать... да. Давайте, - наконец сказал он. - И... я считаю, что одного письма мало.
Он снова помолчал, думая. Оглянулся на гонцов.
- Да. Ждать. Письмо будет через пару часов. За это время мы успеете отдохнуть с дороги.
Посмотрел на Питьо:
- Письмо отвезут они. И в нём будет просьба о личном разговоре. Если желаете - мы поедем вместе. Если нет - я один.
Так будет правильней. В письме не скажешь того, что скажется при встрече.

0

13

- Письмо с просьбой о разговоре...
Кано с облегчением выдохнул. Это была отсрочка. Только сейчас, когда старший озвучил свое решение, он понял, насколька такая отсрочка была ему нужна. Просто еще немного времени... жить? Да, пусть вот так, но не решая  ничего.  Почему-то  менестрелю казалось, что момент, когда Каень окажется у них в руках, станет последним. И ему было страшно. Вся их жизнь уже долгие годы была сосредоточена на выполнении Клятвы. И когда она будет выполнена... Он не знал, останется ли еще что-то, ради чего стоит жить.
- Это хорошее решение, и мудрое. Нужно попросить ее о встрече. Конечно, мы поедем.
все поедут. Это было их право.
А если Эльвинг решит убежать от них?... Да нет, глупости. Она не станет бросать все из-за просьбы о разговоре. Это ведь ни к чему ее не обязывает.

+1

14

После ответа лорда гонцы молча поклонились и вышли.
Питьо слегка нахмурился, наблюдая за Старшим. Слишком уж тяжело реагировал он на это известие. Был слишком напряжён, а Кано наоборот отстранён и едва не безразличен... Стоило ли таким вот составом ехать на столь важные переговоры, если почти никто из них уже ни на что не надеется? Их давно ведь гонит одна лишь Клятва, словно буря - листья.
Подумав, Амбарто лишь пожал плечами и кивнул, соглашаясь - толку спорить? Но Тэльво всё же озвучил за обоих:
- Тогда поедем все.

На написание письма не ушло много времени, нечего особо было писать.
- Ну что, можно идти собираться? - спросил Тэльво у Майтимо, когда тот уже скреплял свиток печатью.

0

15

Эльвинг прекрасно знала, что означает все это: в намерениях сыновей Феанора она не сомневалась. В их... хм... чести и готовности взять то, что считают своим. Или попросту себе нужным.
Зачем им разговор? Надеются обойтись без крови, убедить и запугать? Но все-таки их стоило выслушать.
Хотя бы для... для очистки совести, потому что сражаются всегда две стороны, и Эльвинг все-таки жутко было обрекать горожан на это.
Их встретили на подступах к городу, довольно учтиво приветствовали и главный отряда обратился к Маэдросу:
- В город проедут только те, кто будет говорить. - он подождал, пока лорды проклятых между собой разберутся и, под охраной, проводил их до дворца.
Оружие у них забрали, а в зале кроме Эльвинг оказалось еще несколько эльда, охрана. Снимать и убирать камень на время разговора дева сочла трусостью, поэтому камень сиял в ожерелье.
К тому же, ей казалось, он тоже будет свидетелем. Иррационально.
- Приветствую вас, сыновья Феанора, в моем городе. - сказала первой.

Отредактировано Эдрахиль (2017-11-01 06:42:40)

0

16

Поехали все - как и собирались. Четверо братьев и отряд верных: небольшой, чтобы не вызывать опасений у жителей Гаваней.
Неблизкий путь прошёл без происшествий. Всю дорогу Майтимо был молчалив, думая о предстоящей встрече.
Может быть, не стоило всё это затевать? Эльвинг просто может не пожелать говорить с ними, что будет вполне понятно после Дориата.Тогда она была совсем ребёнком, и наверняка в её памяти они навсегда остались кровавыми убийцами, с которыми бесполезно говорить. От которых надо спасаться...
Говорить с ним всё же стали. Во всяком случае - не сразу дали поворот. Стража на границе встретила вполне учтиво.
- Хорошо.
Майтимо кивнул, соглашаясь. Обратился к отряду:
- Будете ждать нас тут.
А он с братьями поедет в город. Это будет правильно.
Дождавшись, пока верные спешатся, кивнул командиру синдар:
- Веди.
Во дворце он без возражения отдал оружие.
Поклонился коротко Эльвинг.
Не отвёл глаз при виде сияющего в ожерелье камня. Надела демонстративно или для уверенности в себе?
- И тебе светлого дня, владычица Эльвинг.

0

17

Поехали все вместе. Менестрель не мог себе представить иного. Слишком важным был вопрос, который предстояло решить. И слишком... Пожалуй, они слишком привыкли держаться друг друга. После смерти средних это стало заметно особенно отчетливо. Раньше они все были словно сами по себе, разве что близнецы были все время вместе. Всегда, с самого рождения. А после они все, хоть и казалось, что сами по себе, но каждый раз сердце не на месте было, когда он долго не видел  братьев или они задерживались на очередной вылазке. И спокоен был только тогда, когда знал, что они где-то тут, рядом. Живы...
Встретили ихне слишком приветливо. И смешным показалось требование оставить маленький отряд за пределами города. Словно они могли попытаться захватить город такими малыми силами...  Смешно и грустно. Им здесь не верили, так о каких переговорах могла идти речь? Хотя... они с самого начала могли идти только в одном направлении. Удастся ли им достаточно сильно запугать жителей города и ту девчонку, что сидела сейчас на троне.  Гадко и противно. Он смотрел на Эльвинг, но предоставил брату вести переговоры.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » И нолдор шли, и мачты гнулись, - последний бой за Сильмарилл.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC