Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Догони, если сможешь


Догони, если сможешь

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Время и место: 1495 год, Ангбанд

Участники: Глоссильдэ, Тиндомэ и кто захочет

Краткое описание: Тиндомэ только пришел в крепость и устраивается на новом месте.

Предупреждения: все может быть

0

2

С самого утра вся крепость пахла.... Нет, не пахла. Просто таки отвратительно воняла псиной! Возмутительнейшее безобразие! И, главное, что несло не от псарен, а прямо по коридорам и просачивалось даже в главный зал. И это когда столько усилий было приложено, чтобы все вокруг приобрело хотя бы подобие уюта и чистоты.
Девушка, глядящаяся сейчас взеркало, недовольно поморщила носик. После беспорядка она больше всего не любила этот запах. Даже, если для других он и был вполне терпимым и даже незаметным, то Глоссильдэ аромат , издаваемый псовыми, просто таки шибал по носу. Еще раз поморщившись и слегка поправив выбившуюся из безупречной прически волосинку, Тень вздохнула. Если она хотела найти источник запаха и принять меры к его устранению, то надо было менять ипостась. Мгновенное колыхание воздуха, чуть слышное изменение Мелодии и уже серый грациозный зверь подмигивает своему отражению в зеркале.
Запах в коридоре привел Дымку к комнате, откуда доносились вполне даже нормальные, а совсем не псовые звуки. Пес такие явно издавать не мог. Но, с другой стороны, пахло же... И тот самый пес мог тихохонько себе сидеть в уголке, поджидая, когда наивная Кошка откроет дверь и засунет в комнату свой любопытный нос. Поэтому лапкой-лапкой, слегка только приоткрыла щелочку в двери Глосс, чтобы ей все видно было, а  она бы, в свою очердь, оставалась вне поля зрения потенциального портителя кошачьей шубки.
А вот пса-то в комнате и не было..... Всего-то там и было... Дымка даже розовую пасть от удивления слегка приоткрыла. Так вот чья Мелодия звучала сегодня с утра.

+1

3

Стены давили. Давили так, что ломило виски в какую ипостась не прыгни. Не то, чтобы Тиндомэ не пробовал. Непривычно, пожалуй, так можно охарактеризовать, что с ним происходило. Непривычная Песнь. Разительно отличающаяся от  тех, что сплетали мир вокруг крепости. Это Артано, сказал балрог, прежде чем ушел. Куда ушел, Тиндомэ не спросил. Последние дни почти не говорил. Песнь кружила, погружала, обхватывала. Липла паутиной. Майа старался привыкнуть, приспособится. Стоило ему попасть за стены, как придавленный он смутно помнил как довели до комнаты, и забылся сном. Но отдохнувшим себя Тиндомэ не чувствовал.
По пробуждению, на резном стуле обнаружилась простая не стесняющая одежда. Сапоги он проигнорировал. Холодные плиты обожгли ступни. Майа поискал чем бы перетянуть волосы. Длинные пряди сползали на плечи, падали на лицо - мешались.
Вплелась другая нить из нот. Игривая, чуткая, мягкая. Она звучала все громче и громче и внезапно грянула, будто прямо за дверью. Тиндомэ оглянулся и увидел как приоткрылась дверь. Совсем немного, но в комнате не было и намека на сквозняк. Майа легко и бесшумно подошел и распахнул дверь. На пороге оказалась кошка. Серая неприметная. Обычная для леса. Только здесь не лес. И животные так не звучат.
- Здравствуй, - Тиндомэ сел на корточки, и мягко заговорил на квенья. Темное наречие пока не легло и проросло внутри него и давалось с трудом.

+2

4

Силу Кошка чуяла за версту. А уж силу себе подобных и подавно. Как уж она пропустила ЭТИ ноты, а Эру его знает? Скорее всего, потому лишь, что в Крепости научилась не обращать внимания на постоянно изменяющийся рисунок звучащего оркестра из самых разнообразных Мотивов. Да и озабочена была с утра скорее не тем, чтобы вычленить из общего хора что-то новое, а тем, насколько безупречно она выглядит и почему никто не озаботился проветрить Твердыню от псовины. Вот поэтому и застала ее врасплох Музыка длинноволосого черного...волка? За спутанными прядями, прятавшими лицо майа, не разглядеть было ничего, а так хотелось! Да и заговорил он с ней с первой. И даже на корточки присел, чтобы наравне быть, чего почти никто и не делал. И говорил он на высоком наречии, что странно звучало здесь, в этих стенах.
Движимая скорее любопытством, чем вынужденной необходимостью, Дымка приподнялась на задних лапках, поставила переднии на колени присевшего, и любопытную мордашку засунула таки под занавеску из волос. Ну очень хотелось кошковой увидеть что там, под этой копной. Глаза хотелось увидеть. Посмотреть в глубь их, оценить. Даже и про запах, который окружал волчика забыла, не то принюхалась.
Торкнулась, пролезая и очутилась нос к носу с уставшим - это прочитывалось даже и не в Музыке, а в позе, в выражении глаз - майа, поймала его взгляд желтоокий. Теперь кто кого изучал, когда два взгляда встретились уже было неважно. Понятно, что и зеленоглазая Тень и желтоглазый.... кто там....
"А кстати, кто там?" - отстранилась от созерцания подернутого искрами костра во взгляде "собеседника" Глоссильдэ. Встряхнулась, мотнула головой, ясно давая понять, чтобы отвернулся. Ибо негоже даже майа, даже и уставшему, созерцать, как она меняет облик. Это все равно что... все равно что дать посмотреть на себя, когда она в эльфийской ипостаси принимает ванну. И не стыдливаостью это диктовалось, а какими-то непонятными даже для нее самой правилами приличия, очень давно и неизвестно зачем принятыми Кошкой и неукоснительно соблюдающимися.

+2

5

Кошка потянулась и встала на задние лапы, уперев передние в колени майа. При всей изящности она оказалась довольно увесистой. Песнь ее взметнулась вверх, что заставило поморщиться от внезапности резких нот. Лапы мягкие, осторожные. Любопытная морда поднырнула под завесу из волос, порядком надоевшие и мешающие. Любопытные глаза заглянули в него. Тиндомэ не чувствовал угрозу, только... любопытство?
Потом кошка встрепенулась, стекла вниз и мотнула головой. Что означает сей знак, Тиндомэ не понял. Он сел на пол, скрестив ноги, и не спуская глаз с майэ. От пола исходил слабый запах орков. Ими, кажется пахла вся крепость. На миг майа задумался, пропахнет ли он тоже темным тяжелым духом, который примешается к собственному. Его передернуло.
- Ты здесь живешь? Верно?
Снова попытался пойти на контакт. Он не чувствовал угрозы. В нем что-то притупилось, и трудно было сейчас вычленить отдельные нити мелодий.

+1

6

Этот странный майа-волчик и не собирался отворачиваться. Даже еще и уселся поудобнее, словно в ожидании бесплатного представления. Причина? Причина была написана прямо на его лице, завешенном черными волосами. И в глазах, в которые Кошка успела заглянуть. Бесконечная усталость и подавленность тяготили это создание Эру. Что было тому причиной или даже виной - Дымка выяснит попозже. Так она сама для себя решила. Но все ж устраивать цирк пред незнакомым, даже совсем чужим ей, пусть и братом по крови, ей совершенно не хотелось. Снова раздраженно мотнула головой, призывая если не отвернуться, то хотя бы закрыть эти свои полные безнадежности глаза.
Зафырчала, подошла вплотную, подбоднулась под руку. А чтобы уж совсем дошло до бестолкового, легонько так, нежно, вставши на задних лапах, только подушечками дотронулась до глаз майа. Одними подушечками, мимолетным невесомым прикосновением, дотронулась, понуждая опустить уставшие веки. И отошла снова, присела в ожидании, когда же пес соизволит выполнить ее просьбу. Вплела в свою мелодию ноту сочувствия и понимания, но и требовательности не убавила. Он же не виноват в том, что еще не знает, насколько бывает неприятно не выполнять ЕЕ просьб.
Так и застыла, склонив немного голову набок и посверкивая зелеными звездами глаз. Ну вот просто непонятливый ей попался. Ну как она ему кошкою обьяснит, что да, живет она здесь и что да, такая же, как и он. Да и вопросов, любопытство Дымкино подогревающих, тоже не могла в кошачьей ипостаси задать. А так хотелось. Давненько не было новичков в Твердыне. Особенно таких... страных. А, чтобы не затянулась молчаливая пауза взмуркнула просяще, еще раз предлагая волчику отвернуться.

+1

7

Кошка помотала головой. Порывисто так, гневливо.  "Что ты хочешь сказать мне? " - подумал майа, наклоняя почти по-собачьи голову, будто слушая. Кошь вновь подошла и легко поднялась на задние лапы, закрывая передними глаза. Точнее, они сами закрылись. Но Тиндомэ видел ее все равно перепевами Музыки. Видел, что под маленькой фигуркой животного скрыта дремлющая сила.
- Майэ, - вновь обратился Тиндомэ, - что ты хочешь?
Ни угрозы, ни страха он не чувствовал, да и с чего бы? Только непонятную ему настойчивость. Что-то требовалось ей. Но что понять Сон не мог. Лишь сообразил, что она просит закрыть глаза. Потому что стоило их не открыть, как кошка отошла и села, будто в задумчивости. Ее образ под зарытыми веками казалось вот-вот потечет, меняя оболочку.
"Ты хочешь поменять облик", - удивленно понял Тиндомэ, - "Но почему нельзя было перекинуться раньше? Что тут такого?" Но тут вспомнил как эльдар не любят, когда при переодевании кто-то наблюдает.  Неужели темная майэ сходна с ними.
- Понял, - мягко сказал Сон и отвернулся, все еще дивясь застенчивости неожиданной гостьи.

+1

8

Ну наконец-то до этого волчика дошло, чего именно от него требуется. Дождавшись, пока он совсем отвернется, Кошка слегка встрепенулась, позволила на миг своей же собственной Мелодии увлечь себя, растворилась в ней... И вот!!!! Теперь она готова была предстать перед новым гостем или кто он там, во всем своем великолепии.
Майа продолжал сидеть отвернувшись, поэтому Глоссильдэ подошла к нему вплотную. Впрочем и в кошачьей и в эльфячьей ипостасях она двигалась одинаково легко и бесшумно, поэтому те, кто не обладал даром слышать никогда не могли предугадать ее появленния. На счет же этого, странно пахнущего псиной майа, Дымка не заблуждалась. То, что он отвернулся, означало только то, что он пока еще уважает чужие чувства и не лишен правил приличия.
Сильдэ положила тонкую ладошку на плечо волчика.
- Теперь можешь повернуться и я отвечу на многие твои вопросы. Но не на все. - голос Тени звучал спокойно и ласково. Так она разговаривала иногда с эльфами. Когда не хотела их спугнуть сразу. Слегка повела ладошкой, убирая с лица потенциального собеседника непослушную черную прядь, присела рядом, ничуть не заботясь о своем платье, которое серыми волнами, шурша шелком легло на пол, когда Кошка опустилась на колени.
- Ты теперь тоже здесь будешь жить?

Отредактировано Глоссильдэ (2013-05-18 23:11:52)

0

9

Мелодия взвизгнула и изменилась. Ушла по нарастающей вверх и распалась дождевой капелью и туманом под звездами. Казалось, стены истаяли и вокруг майа зашумели сонные луга. Он открыл глаза и увидел прекрасную майэ. Она походила на эльдиэ, но только оболочкой. У кошки были красивые глаза. Не такие как у Огня, совершенно иные, но чарующие и умные. Пожалуй, Тиндомэ сказал бы, что прекрасному духу место скорее в Амане, чем здесь: так напомнила ее Мелодия звучащие в том краю. Это заставило поежиться.
Рука на плече вызывала раздражение, и майа резко обернулся и сбросил, зло рыкнув не размыкая губ. Но это не остановило настырную кошку, она убрала волосы с  его лица, и он резко отстранившись, обнажил оскаленные клыки. Но быстро успокоился и посмотрел в глаза майэ. Пока она была зверем, все было замечательно, но в этой оболочке Музыка ее изменилась, делаясь неприятной и... опасной. Да, пожалуй, очень опасной.
- Я - Тиндомэ, - повторил он, почти терпеливо, -  Да, я тут теперь живу. А кто ты? Ты тоже здесь живешь? Ты одна из майэ Мелькора, что пошла за ним?

Отредактировано Тиндомэ (2013-05-18 23:29:30)

0

10

-Я пришла на запах, - старательно делая вид, что не замечает оскала как внешнего, так и внутреннего - ты заинтересовал меня, Тиндомэ...- Глоссильдэ покатала на языке его имя. Оно приятно щекотало язык и слегка покалывало небо.
-Тиндомэ, Тиндомэ.... Не надо меня бояться, не надо злиться... - но руку так и не убрала, даже и напротив, скорее погладила по плечу. Звуки голоса Кошки обволакивали, успокаивали, позволяли расслабиться. - А я Глоссильдэ. Я тоже живу здесь. Даже и по своей воле живу...- последнюю фразу Дымка произнесла с некоторым сомнением, потому как с каждым днем, проведенным в Анганбадо, уже и сама не знала, чья воля привела ее в Твердыню и удерживает здесь.- Но я не майэ Мелькора... Нет, что ты.... - в смехе кошковой позвучало истинное веселье, - когда-то я была майэ Йаванны.. Потом.... Потом решила, что свобода мне милее всего на свете. Так что здесь я только пока мне интересно.
Тень так и держала руку на плече волчика, несмотря на зарождающееся где-то в глубине его горла рычание. Да, кошка и собака не могут долго находиться вместе, но ... Стоило попробовать. Если уж она смогла переступить через свою неприязнь к псовым и пришла в эту комнату - что мешало Псу с огненными глазами тоже на некоторое время забыть, что он не любит кошек вообще и эту вот конкретную, в частности?
Ладошка Глоссильдлэ поползла чуть ниже с плеча Тиндомэ, но не навязчиво. Так, что он в любой момент мог освободиться от ее прикосновения.
- А ты, странный волк, откуда ты здесь? Что привело тебя в эту Твердыню?

+2

11

- И чем я тебя заинтересовал? - голос спустился ниже, в нем замелькали нотки угрозы. Майэ вновь трогала, чем безудержно раздражала. Он отстранился дальше, стараясь чтобы настырная не дотянулась. Мелькнула мысль оторвать ей руку, или хотя бы пару надоедливых пальцев, но Тиндомэ отбросил ее. Он не знает порядков этого места, напомнил он себе. О речей кошки на лице проступило удивление.
- Но если ты не пришла за Мелькором, то что удерживает тут тебя? И почему я странный? - возмутился Сон, - Это ты, подобная липкому туману, что царит на болотах, лезешь, - он осекся и замолк ненадолго, успокаиваясь. Вспышка его удивила, и он решил, что так прорвалась его усталость и то, что он оказался заперт в стенах, непривычных после воли лугов и лесов.
Он замкнулся, осторожность призвала после вспышки к молчанию. "Кто знает, не по воле ли валар она здесь? И не принесут ли ответы беды"

0

12

О! Да наш волчик злится... И такое чувство было у Кошки, что не на нее, а скорее на собственное что-то, по недомыслию совершенное. Но выяснять это она не стала. Слова о болотах и тумане покоробили Глоссильдэ,вспыхнув на мгновение,  она сдержала свой гнев, справедливо полагая, что непонятливый собеседник не очень-то хотел ее обидеть. И что скорее боится он ее, а не старается напугать. Тень уже видела такое выражение глаз у волков,  когда их загоняли в угол и они готовы были скорее драться насмерть, чем сдаться. Но что-то опять не состыковывалось с этим вот именно волком, сидящим сейчас рядом  с ней.  Что-то неправильное было даже в самом том, что этот майа, призванный жить на воле, заперт в четырех стенах Анганбадо. Но это, собственно, не ее дело.
-Что удерживает меня? - Хороший вопрос. Я бы даже сказала правильный вопрос. Но я не обещала ответить тебе на все вопросы сразу. - Глоссильдэ улыбнулась волчику- Ты голоден? Или устал?
Больше всего майэ очаровали глаза Тиндомэ. Они одни, казалось, жили на его лице своей собственной жизнью. Дымка поднялась с колен, оправила все складочки шелкового платья, пригладила волосы и протянула руку .
- Пойдем, я тоже проголодалась. Найдем какой-нибудь обед. А за едой и разговаривается лучше... - протянутая рука рисковла на веки вечные остаться в волчиковой пасти, но могла и не остаться... В этом-то и была прелесть разговора в этой странной, мрачной и холодной комнате.

0

13

Голоден? Тиндомэ подумал, прислушиваясь к фана, и кивнул. Он мог долго обходиться без пищи и воды, но старался так не делать. Тело накладывало ограничения, слабело без питания. Вначале  Тиндомэ не мог привыкнуть к такому порядку, доводя его до истощения.
- Нет, я не устал, - покачал головой майа, откидывая назад волосы, чтобы не мешали на лице.
Руку он проигнорировал, подавил рычание и раздражение,  и плавно встал текучим легким движением.
"Пойдем", - сказала кошка, и Тиндомэ насторожился. Он не знал: может ли уйти из комнаты, балрог ничего про это не говорил. Порядки, созданные в крепости для майа тоже оставались загадкой. В доме Мелькора ему не могли сделать плохого - в это Сон верил, но сомнения еще перекатывались внутри него. И все же он пошел за майэ. Прочь из комнаты. В коридоре оказалось довольно светло и без помощи огня. Сквозь узкие окна-бойницы лился свет звезд, и по полу плясали причудливые тени. Воздух все так же отдавал орками, но был прохладен и свеж, донося горький травяной запах с пустоши. По полу шли каменные плитки, шероховатые, прохладные. Тиндомэ коснулся кончиками пальцев стен, и темный камень потянулся Песней ему на встречу.
- Это все возвел Артано? - полувопросительно полуутвердительно сказал майа.

+1

14

Майэ пожала плечами. Слегка пренебрежительно, слегка непонимающе.
-Ну, а кто же еще? Артано возвел. Ему же тоже надо где-то жить... Я думаю, что всем надо иногда где-то жить..
В голосе Кошки проскользнули нотки печали по просторам степей и прохладе лесов, по звуку бурливых рек и пению птиц под звездным небом.
Но, когда она повернулась к Тиндомэ, в голосе уже не было ни капли горечи. Он звучал бодро и почти весело. Только в глубине зеленых глаз еще таился отблеск грусти.
-Волчик... Ты же волк в своей звериной ипостаси? - полуутвердительно промолвила Тень - А что волчики едят? Мясо? Много мяса?
Шурша юбками, Дымка плавно скользила впереди своего спутника, спиной чуя напряжение, исходящее от пса. Но здесь, в Твердыне, она пока что находилась под защитой и покровительством Артано и могла не опасаться того, что печальный желтоглазый волк причинит ей зло. Хотя... Даже и не заступничество Саурона придавало спокойствия Глоссильдэ, а осознание того, что ее Сила и Сила волка равны. В случае чего постоять за себя она вполне даже могла и... постоять.
Тишина стояла в Крепости нереальная. Но тишина эта была полной и абсолютной только для тех, кто не Слышал.  А для Кошки вся Твердыня была напоена отзвуками Музыки. И для майа скорее всего тоже, иначе зачем бы он прикасался к стенам, пальцами словно впитывая в себя Мелодию.
Путешествие из комнаты желтоглазика в комнату самой Глосс было недолгим. А там уже на низком столике было все, что требовалось  хищнице, пусть и не очень активной пока, для поддержания своей телесной оболочки в приличной форме. За время пребывания в Крепости, Кошка сумела "убедить" слуг, что при любом раскладе у нее ВСЕГДА должна быть свежая и качественная еда, вода и некоторые просто жизнено необходимые для девушки вещи.
Распахнув дверь, она пропустила волчика вперед, радушным жестом указывая на место возле столика.
-Присаживайся, угощайся. И давай поговорим... - Тень на мгновение замялась, подбирая слова. - Я понимаю, что ты растерян, испуган и разозлен. И что ты не можешь испытывать ко мне ничего, кроме недоверия и даже некоторой злобы. Но прошу... Давай попытаемся стать если не друзьями... Друзьями мы с тобой не станем при любом раскладе, но хотя бы смирим неприязнь друг к другу. Неизвестно, может нам еще придется работать вместе.
Кошка подняла на Тиндомэ свои лучистые зеленые глаза и снова встретилась взглядом с огнем, пылающим во взоре майа. По любым законам - звериным, человеческим или каким другим, эта встреча взглядов могла означать только одно из двух - либо вызов, либо предложение полного доверия.
Теперь только от Волка зависело, что он выберет. И Кошка искренне надеялась, что он выберет не вызов.

Отредактировано Глоссильдэ (2013-05-22 11:46:34)

0

15

Тиндомэ мог бы поспорить, что жить не обязательно, окружив себя стенами. Он мог бы рассказать, как хорошо в пути, что дом - вся земля. Он мог много рассказать, но не стал.
- Волк, - согласился майа, - Все почти едят, - и на секунду задумавшись, добавил, - Кроме орков и эльдар.
Мысль жрать разумное ему претила. Нандор и вовсе друзья, а от орков разило так, что странно было бы даже думать о подобном.
Коридор привел в комнату. Она оказалась схожа с той, куда отвели изначально Тиндомэ. Но и ощутимо отличалась. От нее веяло, что хозяйка живет тут не один день. На небольшом резном столике лежали хлеб, мясо и пузатый кувшин. Воздух полнился аппетитными запахами. Тиндомэ понял насколько проголодался.  Он сел, принимая приглашение. Майэ тут же оказалась рядом, заглядывая в глаза. Сон замер, принимая вызов. Сколько они просидели? Кто знает. Тиндомэ медленно кивнул - "хорошо, будь по-твоему"
И замер, ожидая, когда Кошка первая начнет есть. На всякий случай.

0

16

Кошка кивнула в ответ, понимая недоверие и настороженность Волчика. Устроилась поудобнее и начала нарезать мясо и хлеб. То, что он не притронется к еде первым, как бы не был голоден, это тоже было понятно. Темная Твердыня как никак. Мало ли, что тут на ум придет здешним обитателям. Поэтому она и отправила себе в рот первый кусок мяса, ароматно сочащегося соком. Протянула второй майа, вместе с куском хлеба. Налила вина в высокие бокалы и, памятуя о сверхподозрительности нового знакомца, первой отпила из своего.
- Так что ты забыл здесь, в Крепости Ангбада, свободный Волк? - в голосе Тени было много любопытства, но и сочувствие к незавидной судьбе вольного существа тоже невольно проскакивало.
Глоссильдэ склонила голову, разглядывая Тиндомэ. Все-таки занятный он. Держится изо всех сил. Но глаза... Глаза майа полыхали таким огнем, такой жаждой свободы, что Кошка невольно позавидовала неукротимости духа.
"Нет, такого пленить нельзя. Такой только по доброй воле пойдет за Майроном. Но что же предлождил ему Властелин?" - Дымка повела носом, снова принюхиваясь. К вони от орков, заполнявшей все щели крепости, на уже привыкла, да и постаралась, чтобы в ее комнате этого запаха не было. А теперь вот привела сама, добровольно в свою маленькую крепость внутри Крепости, извечного врага-соперника, пахнущего псиной. И интересное дело. Если по первости этот запах раздражал Кошку, то теперь она словно и не замечала его, принюхалась, что ли, или переменила отношение к обладателю запаха. Эта мысль была внове. И ее надо было обдумать.
Для обдумывания Глоссильдэ начала устраиваться еще удобнее и это устраивание привело к тому, что, принюхиваясь и устраиваясь, она оказалась в опасной близости, можно сказать, в недопустимой близости, от Волчика. В такой близости, что, если бы он захотел, то через мгновение он мог бы просто разорвать Кошку...или поцеловать...

0

17

Он забрал предложенный кусок и принюхался.  Хлеб пах незнакомо, горько, но вкусно. Мясо же ничем не отличалось от того, что он ел у эльдар, живущих на этой земле. Он осторожно укусил. И фана радостно откликнулось. Сон ел неторопливо, тщательно и аккуратно. Молчание воцарившееся над столом его не тяготило. Он слушал Мелодии твердыни и принимал, привыкал. Разрешал стать частью Музыки. Стены более не давили. Комната наполнилась уютом, и тревога чуть рассеялась. Странный кислый сок наполнил рот, и Тиндомэ сделал усилие, чтобы не выплюнуть его. Воды бы, чистой и прохладной. Или отвара, что делает Дивный лесной народ.
- Я пришел служить Владыке Мелькору, - честно ответил Сон, разглядывая Кошку, - а ты?
Непонятная майэ придвинулась ближе. Немного времени назад Тиндомэ бы занервничал и может рявкнул или раздраженно разорвал чужое лицо. Но теперь он растворился в Музыке крепости и его чутье говорила, что она не враг, что не причинит вреда.
- Покажешь? - он указал на дверь.
Готмог рассказал, что Владыки в крепости нет. "Когда же он вернется?" - задался вопросом Сон, но лишь на миг. Ему нестерпимо хотелось увидеть мудрого Валу, но Тиндомэ умел ждать.

Отредактировано Тиндомэ (2013-05-31 21:43:02)

0

18

Глоссильдэ наблюдала, как ест майа. И вслушивалась, улавливая малейшие изменения в его Мелодии. Проходил надлом, Волк растворялся в местной Музыке. И Кошка с сожалением отмечала это растворение. Ей было безумно жалко, что Тиндомэ мало-помалу предаст собственный огонь, бьющийся в его груди и глазах и станет...- непроизвольно плечи Тени передернулись - как те псы, что денно и нощно заходятся злобным лаем на Сауроновой псарне. Нет, он, конечно, не опустится до виляния хвостом, но свою сущность утратит. Почему-то Кошке, которая сама больше всего в этом подлунном мире ценила свободу, стало до дрожи в коленях охота сохранить эту неукротимость, что так влекла ее в этом странном волке. На один краткий миг она позволила чувствам, бушевавшим в ее феа, прорваться во взгляд и на лицо, но тут же взяла себя в руки. Не годилось, чтобы кто-то, пусть и занятно интересный, видел ее смятение, а того хуже - недовольство и злость.
- Я пришел служить Владыке Мелькору, а ты? - искренность майа подкупала. И Дымка тоже ответила искренностью на искренность.
- Я здесь по своей воле и  из-за своего любопытства. Как только я получу, то, что мне надо - уйду. Еще ни одни стены не могли удержать меня.
"Если сможешь уйти..." - закралась вдруг непрошенная мысль -"Точнее, если тебе позволят уйти.."
И, отвечая на следующий вопрос Тиндомэ, слегка замялась, прогоняя остатки мыслей, о которых не хотелось сейчас думать:
- Покажу... Если захочешь, но не сейчас. Сейчас я хочу знать, кто ты и почему ты пришел к Мелькору. Нет, нет... - предваряя возражения - Я поняла, что ты пришел к нему по собственной воле. Но мне интересно, чем мог тебя завлечь Темный Вала?
Настороженность черноволосого сменилась некоторой расслабленностью, но Кошка уловила-таки недовольство, с которым волчик отнесся к вину. Надо сказать, к лучшему, что могли предложить здешние погреба. Она улыбнулась Сну ласково и пододвинула ему большой кувшин с чистейшей родниковой водлой.
-Вижу, тебе не по вкусу то, что мне доставляет немало приятных минут. Может, это придется тебе по душе?

0

19

- Спасибо за еду, - мягко поблагодарил Сон.
Неожиданно ноты, из которых сплетена Кошка налились тяжестью. Ее Мелодия зазвучала резко, громко, сердито. Тиндомэ удивился, но что было тому причиной - понять не смог.  Неприятно сдавило виски. И Сон резко вскочил.
- Сюда все пришли по своей воле, - резко ответил он, - А что тебе надо, Кошка? Что раздразнило любопытство? Стены давят на тебя, ведь так? - он предположил, не будучи уверенным, но голос его не дрогнул. Сон рассматривал ее теперь с любопытством. Музыка говорила, что они с майэ равны, что от нее тянет пылью дорог, - Что оказалось важнее? И почему считаешь, что можешь задавать вопросы? Какое место ты сама занимаешь здесь? Едва ли важное, - второй вопрос-предположение на вскидку.
Он замолчал так же резко как и заговорил. И долго рассматривал майэ. Тяжело, пронзительно. Искал за безупречной оболочкой ее истинную сущность.

0

20

Тяжелый взгляд Волка Тень выдержала спокойно. Даже не переменила положения, хотя его слова обидой и правдой резанули по ушам и по душе. Да, стены давили на нее так же, как пока и на него. Да, она скучала по просторам и по ночным прогулкам куда глаза глядят. Но не ему, поклявшемуся служить, было упрекать ее. Кошка подняла на Тиндомэ взгляд, в котором боль мешалась с жалостью, одним плавным, легким движением встала так, что оказалась прямо перед майа. И пусть ей пришлось смотреть на него снизу вверх, но и намека на подчинение не было в ее позе и во взгляде.
- Я отвечу тебе, Волк - тихо и четко произнесла Глоссильдэ, роняя каждое слово, как если бы слова эти были каплями тяжелого предгрозового дождя, - вся моя жизнь это стремление к новому. Главное для меня не твое мнение или мнение даже Темного Валы, а только то, что я сама сочту нужным и важным. И не тебе упрекать меня. А мое место здесь неопределено и вопросы задавать я имею право, так как только задавая вопросы, могу понять, не зря ли я тут остаюсь. Пока остаюсь...
Дымка положила ладони на грудь непокорного.
- Прислушайся. Вот тут - где бьется сердце. Главное оно тут, а не в словах и не в том, что пообещает тебе кто бы то ни было. А ты... - голос Тени прервался, - ты не даешь сердцу вести тебя туда, куда стремится твоя душа. Да, на воле, там - Кошка кивнула головой, указывая направление, - мы бы стали врагами. Сразу и однозначно. Но здесь... Здесь ТЫ сам себе не хозяин. И даже не хозяин своим помыслам скоро станешь. Я же пока держусь. У меня, в отличие от тебя, Волк, пока еще есть надежда вновь увидеть зелень лесов и вдохнуть пыль дорог.
Эта вспышка и последовавшая за ней речь словно вытянули из Глоссильдэ силы. Она вздохнула, убрала руки с груди гривастого и села на свое место, налив себе еще вина.
- Ты можешь рычать и кусаться, но это уже ничего не изменит. - в голос Кошки все-таки прорвались горькие ноты, - А я... Я наверное, все-таки скоро уйду.

0

21

От слов кошки Тиндомэ все больше напрягался. Нет, ей он не будет доверять. Та, кто пренебрежительно говорит о Владыке, не может быть верной. А еще она его жалела. И это раздражало. Так, что хотелось схватить ее и трепать. До крика, до крови. Но нельзя. Нельзя. Он пока гость. Нарушать законы гостеприимства - себя не уважать.
От прикосновения Сон вздрогнул и по волчьи наклонил голову.
- Ты не права, - как можно ровнее ответил он, - Я пришел именно туда, куда велело мое желание. Иначе бы остался в садах Валинора, в другом краю. Идти за Владыкой Мелькором, мой выбор, как и твой не подчиняться никому. Он милостив, и верю, даст мне занятие по силам и воле.
Он не двинулся с места, когда Кошка отошла от него и села, но внимательно следил. Но вскоре отошел к стене и провел по ней рукой. Музыка пела ему теперь о уюте, но он все равно чувствовал давление того, кто создал крепость. Теперь оно не вызывало отторжение, только утомляло. Как утомляет ноша на спине, если ее долго нести. Стена оказалась прохладной и шероховатой. И в комнате почти не пахло орками, остался лишь тонкий флер, который, видимо, не было возможности вывести.
- И что дальше? - спросил Тиндомэ, - Мне вернуться в комнату?

Отредактировано Тиндомэ (2013-06-05 13:33:12)

0

22

Ну вот. Опять он напрягся. А ведь все шло уже почти так хорошо. И кто  ее тянул за язык? Она проследила, как Волк прикасается к стенам крепости и уловила его недовольство тем неистребимым орочьим запахом, которым пропахла вся Твердыня. Переменила позу так, чтобы лучше видеть Тиндомэ. Подлила себе еще вина в бокал.
- Прости. Я не хотела тебя обидеть или задеть. Ты... - Кошка слегка помялась, подбирая нужные слова, - ты пришел такой новый, пахнущий еще свободой и просторами... А я так соскучилась по вольному ветру. Здесь даже воздух пропах тяжестью.
Тень легко поднялась со своего места, наливая в бокал чистой родниковой воды. Так с бокалом воды в одной руке и с бокалом вина в другой и подошла к своему гостю.
- Пожалуйста, не воспринимай мои слова как оскорбление тебя или твоего Господина. Если ты определился со своим жизненым путем, то тебе повезло. Мне же не очень с этим удается справиться.
Глоссильдэ хотела снова прикоснуться к Волчику, но памятуя о том огне ненависти, который на миг полыхнул в его глазах, воздержалась, хотя очень, очень хотела прикоснуться вновь, почувствовать живое тепло. Да что там. Она поймала себя на мысли вдруг, что хочет снова вдохнуть запах неукротимого майа. Слегка смутившись собственных мыслей, Кошка протянула бокал.
- Возьми. Давай попробуем все снова? Я не прошу доверять мне вот так сразу. Но не уходи. Побудь еще со мной.
Никому на свете, даже самой себе, Дымка бы не призналась бы сейчас, что не хочет отпускать этот...сон?

0

23

- Да, воздух тяжел здесь, - согласился Тиндомэ, - почему же ты не можешь уйти отсюда на время? Неужели кто-то станет мешать?
Он смотрел не шевелясь как Кошка подходит, как ищет примирения. Зачем оно ей? Тиндомэ был сбит с толку. Удивлен и растерян. Слишком быстро все менялось. Слишком странен их разговор.
Бокал он взял, все еще прибывая в растерянности. Зачем он Кошке? Он не понимал, не понимал. Но ему нужны были самому ответы. Кошка хочет, чтобы он остался, пусть. Каприз это или расчет скоро станет ясно. Майа успокоился, взял бокал, отпил и сел на пол.
- Хорошо? Теперь и ты ответь: как устроена твердыня? Куда можно ходить, а куда - нет? И когда вернется Владыка?
Вопросы были логичны для Сна. Будь она таким же волком, он бы просто спросил какая территория его. Но она Кошка. Непонятная и странная. И простые истины приходилось превращать в слова. Он дружелюбно улыбнулся, наблюдая за майэ.

0

24

- Помешать мне уйти? Это было бы по крайней мере, смешно. Кто может запретить Кошке ходить где вздумается? Но я связана обещанием. А обещания привыкла выполнять.
Глоссильдэ села на пол рядом с Волком, тоже не торопясь отпила из своего бокала. Вино было терпким и ароматным. Она немного покрутила бокал в тонких пальцах, впервые жалея, что они с Тиндомэ разные. Он - Волк, а она Кошка. Самой природой им было предназначено нахродиться по разные стороны барьера. И то, что сейчас творилось здесь, в этой комнате - нарушало все законы природы и создания. И странную свою тягу к этому странному майа она тоже не могла обьяснить. Неужели дело было только в том. что он принес с обой столь желанный запах свободы?
- Ты пахнешь волей. - Тень улыбнулась, потянув носом так, как обычно делала это в кошачьем обличьи. Здесь никто так не пахнет.. Ах, да, я же не ответила тебе. Прости. - На мгновение Кошка прикрыла глаза, обдумывая ответ.
Улыбка Волчика вышла на редкость светлой и дружелюбной. Вся натура Кошки потянулась к нему - прижаться, замурлыкать... Но что-то остановило. И это было не чувство опасности. Просто... Не пришло еще время для такого сближения. Но видит Эру всемогущий - как же тяжело далось ей самообладание. Она встряхнулась, слегка потянулась и, чтобы отвлечь себя от неправильных мыслей, для разнообразия ответила:
-Куда тебе можно ходить и как устроена Твердыня лучше всего тебе ответит сам Владыка. А пока его нет, можно и просто прогуляться. Мне-то вход заказан только в личные покои вышестоящих. Глоссильдэ не менее обворожительно улыбнулась Тиндомэ.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Догони, если сможешь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC