Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » "Что день грядущий нам готовит?"


"Что день грядущий нам готовит?"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Время и место:- Тирион, после гибели Древ

Участники: - Финдарато, Артаресто

Краткое описание:- Нолдор идут в Исход. Впереди - неизвестность, позади - смерть Финвэ и гибель Древ, вокруг - темнота, на душе - сомнения и тревоги.

Предупреждения: - нету

Отредактировано Артаресто (2014-04-07 20:54:05)

0

2

Артарэсто в полной растерянности сел прямо на пол своей комнаты. Вокруг лежали собранные и не очень вещи, которые надо было привести, наконец, в порядок, на столе и кровати - кипы бумаг, исписанных прегаментов, книг... Еще одна головная боль - кипа засушенных трав, которые надо было как-то уложить... Но дело было, конечно, не во всем этом, не потому шла кругом у сына Арафинвэ. Он не знал, как смотреть вперед, не знал, чего ждать. Братья хотели уйти, их влекли новые земли, они хотели свободы и мести... Он же не знал, чего хочет. Та жизнь, что была тут, та жизнь, что так внезапно и безжалостно закончилась, была дорога ему, ему было хорошо тут, в своем доме, среди книги и рукописей. И не было ни малейшего желания что-либо менять. За это он даже корил себя сейчас, чувствуя белой вороной среди настроенных на новую жизнь нолдор...
Хотелось поговорить с кем-то, посоветоваться, рассказать о свои сомнениях и тревогах. Но все были заняты сборами, а навязываться Артарэсто не умел и не любил. Отец.. отец понял бы его, он и сам уходил с неохотой. Но он, наверное, сейчас с мамой - прощается...
Арафинивион тяжело вздохнул и принялся разбирать бумаги... брать их с собой  - глупо. Значит, хотя бы в порядке оставить... знать бы еще зачем...

0

3

Инголдо собрался быстро. Он давно думал о том, что можно было бы взять с собой в путешествие, не раз уже обсуждал его, и с братьями, и с Турьо. Поэтому, сейчас ему было немного проще. Он постарался вспомнить все свои планы, которые так и не сбылись. Оставалось только решить, чем же военный поход будет отличаться от обычного путешествия. вещи уложились быстро. Эльф торопился, решив, что потом, когда сумки будут уложены, нужно будет зайти к младшим, узнать, все ли готово у них.
Первым в списке, конечно, оказался Артаресто. Юноша дошел до двери брата, постучал и вошел. В комнате брата царил непривычный беспорядок, вещи были разбросаны по полу, бумаги  валялись о сей комнате. Всегда такой аккуратный, Рэсто не должен был вести себя так, и увиденное лучше сяких слов говорило, что брат расстроен.
- Рэсто.
Он подошел к брату, обнял за плечи и развернул к себе.
- Что с тобой? Все хорошо?

0

4

Погруженный в свои мысли и в бумаги, которые никак не хотели разбираться по порядку, - точнее сказать, сам Артарэсто не мог заставить себя сосредоточиться и хотя бы прочитать написанное, - он не сразу услышал стук в дверь... А когда услышал, даже немного растерялся, уверенный, что все сейчас в своих делах и заботах...
- Открыто... - бросил он, снова берясь за бумаги.
Вошедший был еще на пороге, но он уже понял, что это Финдарато. Еще до того, как тот назвал его по имени...
Послушно развернувшись к брату лицом, Артарэсто улыбнулся.
- Здравствуй.... ты уже собрался?
И по лицу старшего догадался, что не сумел скрыть растерянности. Впрочем... один вид его комнаты говорил о многом. Обычно он все старался класть на свои места и не любил беспорядка. А тут...
- Все хорошо... - он постарался говорить спокойно и уверенно. Зачем зря расстраивать брата? - вот... пытаюсь заняться сборами.
Он беспомощно развел руками.
- Понятия не имею, что взять, а что оставить...

Отредактировано Артаресто (2014-04-07 20:51:37)

0

5

Инголдо мягко, но решительно, забрал бумаги из рук брата.
- Это подождет.
Зачем было так мучить себя с этими бумагами, если они, все равно, сегодня покинут этот дом? С собой их взять  будет нельзя. Оставить здесь для кого-то, конечно, можно было, но кто будет перебирать  их в их отсутствие?
- Давай я помогу?
Хотя бы сложить их ровно, чтобы не оставлять после себя беспорядка и занять руки чем-то, если останется свободное время. Он понимал брата в том, что тот никак не может  выбрать, что взять с собой.
- А что ты уже взял?
Ненавязчиво он отстранил Артарэсто от стола и начал сам собирать листочки в аккуратную стопочку.
- - Взять нужно то, без чего ты не сможешь обойтись.
Одежду, травы, какие-то личные вещи, но у каждого они были  свои. Поэтому, никто не мог бы решить такую задачку, вместо брата.
- Ну вот, так  лучше.
Юноша положил на середину стола пару стопок  с бумагами.

0

6

Артарэсто без возражений позволил брату забрать у себя бумаги.
- Спасибо...
И что он за них-то ухватился? С собой точно не возьмет... Пару книг - пожалуй, хотя опять же - кто знает, что с ними приключится в пути? Особенно в море... Нет, наверное, лучше все оставить - ведь они.... вернутся, правда?
Пока Финдарато аккуратно складывал все в стопку, юный нолдо отрешенно наблюдал за его действиями. Мысли его явно были где-то не здесь. А вот где - он бы и сам сказать не мог. Точнее всего было бы сказать, что они беспорядочно метались в его голове.
- Взял... кое-что из одежды... вот травы хочу упаковать, чтобы не рассыпались.
Никогда раньше он не думал о том, что уедет из дома так надолго. Путешествия по окресностям Тириона и к морю в расчет не брались, конечно.
Оценивающе посмотрев на стопку бумаг посреди стола, Артарэсто улыбнулся.
- Лучше, спасибо.... Я и пытаюсь взять самое необходимое, но получается слишком много...
И, слегка смутившись, добавил:
- Наверное... я просто хочу взять с собой прежнюю жизнь, Инголдо. А она... ее уже нет. - помолчал немного, безлумно вертя в руках подобранную с пола перчатку - Как ты думаешь, toronya... мы вернемся? Сможем?

0

7

- Не за что.
Собирая бумаги он, то и дело, посматривал на брата. И замечал, что тот погружен в свои невеселые мысли. Трудно бло представить себе, что ждет их впереди. Ведь уходили они надолго и не так, как хотели бы. Впереди их ждало что-то незнакомое, под названием "война"., о которой они почти ничего не знали. Слышали о небольших  битвах с оркам раньше, но сами никогда ни в чем подобном не участвовали.
- Правильно взял. Рэсто, ты же путешествовал по Валинору. А здесь такое ж путешстие, только немного дольше.
Он старался говорить уверенно и спокойно, хотя и сам  никогда так надолго не уезжал из дома. Но ведь не та уж мнго им было нужно. Одежду, инструменты, оружие. У брата, конечно, была только одежда и немного трав. А все остальное они могли бы собрать на тх берегах.
- Семена. Нужно взять с собой семена тех растений, которые там не растут. Карты, у нас было несколько хороших в доме, я сам рисовал когда-то и дед сказал, что они точные. Брат, я понимаю. Это тяжело. Но прежнюю жизнь с собой не возьмешь, нужно  оставить в прошлом се эти мелочи, которые нас держат здесь и строить  там новый дом. ернемся? Конечно, мы вернемся. А ты так не хочешь уходить?
Когда-то Рэсто говорил, что хотел бы увидеть те земли, если они отправятся туда все вместе. Но едь так и происходило.

0

8

- По Валинору - это ведь совсем не то.
Возражение прозвучало как-то совсем по-детски. Но ведь разве было не так? Даже уходя далеко и надолго, Артарэсто знал, что он все равно - дома. И может вернуться. И ничего плохого случиться не может.
Он внимательно посмотрел на брата. Финдарато ведь тоже волновался, хотя и старался быть спокойным. Никто из них не представлял, что их ждет в Смертных землях. Никто, даже Феанаро, громче всех кричащий о сражениях и мести. Потому что ни один из них до сих пор не знал, что такое - война. Те игры с оружием, что так увлекали нолдор, были лишь играми и ничем больше. И порой далекому от всего этого второму сыну Арафинвэ казалось, что происходящее воспринимается многими как их продолжение...
- Семена? - Артарэсто ненадолго задумался, а потом улыбнулся - почти радостно, - Конечно! Как мне это раньше в голову не пришло! Но и травы тоже надо - путь может быть долгим и непростым. Мало ли что... А карты я уже взял - точнее, приготовил. Вон лежат... я вот думаю, как их уложить так, чтобы не испортились.
И чтобы близко были... Юноша посмотрел на перчатку, пытаясь вспомнить, куда засунул вторую.. А ладно, потом найдется.
- Не хочу? Нет... я... не то, чтобы не хочу, Инголдо... мне тревожно. Сердце не на месте. Все ведь не так должно было быть, я же помню, как мы говорили... - он вздохнул - Наверное, я трус...

0

9

- Конечно, это другое.
Спорить с тем, что несколько часов в пути до леса и дорога в Смертные Земли разнятся, было невозможно.  Но ведь нужно было от чего-то отталкиваться в сборах. Почему бы и не от того, что было им хорошо знакомо и привычно? Так, по крайней мере,  было спокойнее.
- Рэсто, послушай. Я никогда не был так далеко. И, конечно, не был на войне. Поэтому, все мои советы это лишь мысли о том, что могло бы быть. Возьми с собой то, без чего не сможешь обходиться пару месяцев. Одежду, в том числе теплую, мало ли,  какая будет погода там, куда мы приплывем. Провизии.  Будет общая, но немного стоит иметь с собой. Травы, мази и что у тебя есть, имеющего отношения к целительству. те же семена, самые важные и те, которых не найдешь в Эндоре. Огниво, нож, одеяло. - Он как-то невесело усмехнулся. - Представь, как будешь идти туда. Представь себе разные ситуации, разную погоду. И то, что ты при этом будешь делать. Тогда ты, волей неволей,  поймешь, что тебе будет нужно.
Лучшего совета он, все равно, не дал бы. Можно еще было поговорить с  старшими, но, вряд ли, они скажут что-то большее. Да и не в этом было дело. Брату нужно было успокоиться и сосредоточиться. Тогда он сам, ничуть не хуже него самого, поймет все.
- Вощеная бумага? И кожа? - Финдарато кивнул на бумаги. - И где твои карты?
Он помолчал  минуту, собираясь с мыслями.
- Знаешь... Ты прав. Путь будет трудным и тяжелым. Но это еще не все. Нолдор не привыкли сражаться. Они не знают, что такое настоящий бой. Мы пробовали как-то сражаться настоящим оружием.  Знаю, что нельзя и это ты не одобрил бы. Мы и не говорили никому поэтому. Но что делано, то сделано. И поняли тогда многое, хотя ничего и не случилось.
Он помолчал еще немного. Не стоило бы пугать брата заранее, но он должен был знать.
- На войне любого могут убить. Ты понимаешь, какое впечатление произвела на нас  гибель  деда. Так вот, это далеко не последняя смерть. И эльфы будут реагировать на это по-разному. Не только с ранами тела  тебе придется иметь дело. И не только из-за смерти. Когда они начнут убивать.... Я не знаю, не могу себе представить, насколько это тяжело. Но мне уже страшно, от понимания того, что это будет. Ты, брат мой, один из лучших целителей, кого я знаю. Ты понимаешь, что  раны тела не исцелить, если анена душа. Если ты знаешь что-то, что могло бы помочь...
Только что? Разве что совета спросить, но ведь с таким  мало кто имел дело.
- Нет, брат, ты не трус. Но ты понимаешь, что путь будет нелегким.  Ты прав. Но мы пройдем его до конца. Ты справишься,  если чтото случится.

+1

10

Артарэсто попытался последовать совету брата и представить себе все, что он говорил... Конечно, Финдарато прав. И, конечно, дело не в том, что он не знает, что нужно взять с собой в путешествие. Пусть это и не то было, что поездки по Валинору, но собрать вещи в дорогу он, разумеется в состоянии. И просчитать различные варианты событий - тоже. Да и не боялся он трудностей именно самого похода... Юноша и сам не знал, почему его не отпускает постоянная тревога. Она поселилась в душе, как маленький, но вредный зверек и все время копошилась и царапалась... И не то, чтобы его мучили предчувствия или он видел что-то необычное, когда думал о будущем. В том-то и беда, что он... ничего не видел. Словно впереди был туман... такой густой, что за два шага ничего не различишь. Наверное, это от неуверенности в себе... это свою черту Артарэсто не любил никогда, но знал, что вряд сможет от нее избавиться.
- Да, кожа подойдет... если ее прошить и сделать что-то вроде сумки... Карты? Вот они...
Он протянул руку к стопке карт, лежащих почему-то на подушке, взял их и показал брату.
- Вообще-то они не мои, а твои. - улыбнулся юноша,- хотя... вот тут одну я сам рисовал.
Артарэсто сам не знал - зачем. Просто захотелось сделать что-то красивое. Кажется, это было после разговора со старшим про Эндорэ. Тогда он даже захотел поехать туда - вместе со всеми...
- Пробовали?! - глаза Артарэсто раширились, - по-настоящему? Зачем?!
Да, он бы этого не одобрил... И не понимал, зачем в мирное время нужно было все это. Мечи, шлемы... для кого? от кого? Хотя сейчас, наверное, было бы лучше, если бы они знали, как бывает на самом деле.
- Я думал обо всем этом, брат... Меня пугает не то, что может что-то случиться со мной. Пугает то, что... можно потерять кого-то... и да, самое страшное, что ведь придется отнимать жизнь. Чья бы она ни была... Думаешь, я смогу помочь? Сумею лечить раны феа? Спасибо тебе за то, что ты ценишь мои способности, но... что я лечил до сих пор? Удары, ссадины... только тело. И... если целитель сам становится воином и убивает, не искажает ли это его душу?
А не стать воином он не сможет. Артарэсто знал это наверняка - ведь нельзя быть в стороне, когда опасность грозит твоим близким.
- Но почему тогда мне так страшно, брат? - голос юного эльфа дрогнул.
Старшему можно было признаться в своей слабости - он поймет, не станет осуждать... Другое дело, что сам Артарэсто осуждал себя за малодушие и нерешительность...

+1

11

Инголдо твердо обнял брата за плечи, подвел к кровати, усадил и сел сам. Он понимал, как трудно было  взять себя в руки и успокоится. У самого него на душе кошки скребли. И что с ними делать, он не представлял. Разве что загнать подальше, поглубже, и не давать вмешиваться в его мысли и решения.
Он взял стопку листов, мельком взглянул на них. Да, эти карты были ему знакомы и нарисованы го рукой. Хотя и не все. Вот эту он раньше никогда не видел. А ведь Рэсто ничего не говорил про нее. Неужели он так серьезно отнесся к их разговорам про путешествие? Он думал, что брат не посчитал это  какими-то реальными планами. Ведь они и говорили тогда об этом, как о возможности, но не скорой.
- Пробовали. Одно происшествие испугало меня. И тогда появилась мысль, а зачем мы используем оружие и что будет, если у тебя в руках будет не красивая игрушка, а оружие, которым можно нанести настоящую рану.
Он посмотрел на брата. Артарэсто никогда не одобрял его тренировки, даже обычные. А такого он бы точно не понял. Но  этот опыт нужен был им, чтобы о многом задуматься. А если еще кто-то пытался?  Может,   эльфы  не раз уже пытались, тлько скрывали  свои попытки друг от друга? И что тогда поняли? То ли, что они, или что-то другое? Вот в этом, тоже, была своя опасность. Он понял, что убить легко.
- Когда наносишь удар, не думаешь о том, что будет с противником.  Просто не замечаешь, что в твоей руке оружие. Но меня беспокоит то, что будет потом. Очень... Да, брат, я думаю, что у тебя получится. Только это трудно будет и больно, тебе. Но ты справишься.
Он ведь знал брата, и знал, что, за внешней мягкостью, скрыт несгибаемый стержень.
- Искажает, наверное. Только ты, ты целитель. Ты не лишишься своего дара, потому, что он - и есть твоя сущность. И ты никогда не сможешь быть равнодушным к чужой боли. Поэтому, не бойся. Просто не забывай, кто ты.
В том, что брат справится, он не сомневался. но вот  учиться защищать себя ему нужно было начинать.
- Если захочшь, я могу поучить тебя обращаться с оружием. Думаю, это может пригодиться.
Как бы не хотелось ему иного, но на войне нужно было уметь сражаться. А если нет, чтож, он был уверен, что сможет защитить брата.
- Потому, что то, что происходит, очень страшно. И мне тоже страшно, это нормально. Бояться не стыдно. Но нельзя позволить страху управлять тобой.
Он помолчал, потом посмотрел брату в глаза.
- Ты уверен, что хочешь  уйти?

0

12

Усаженный на кровать твердой рукой старшего, Артарэсто прислонился к его плечу, тоже разглядывая карты... Тогда, когда ему пришло в голову нарисовать свою... он даже не знал, о чем думал. Наверное, и правда захотелось посмотреть на земли, которые так влекли родичей. Тяга к путешествиям никогда не была ему свойственна, но Финдарато умел увлечь кого угодно, если честно.
- Происшествие? Какое? Кто-то пострадал или что-то случилось?
Почему-то ему было не по себе от ответа, который он еще даже не получил... Артарэсто не знал, что скажет брат, но ему казалось, что это будут не самые приятные слова.
- Но разве перед тобой не живое существо, Инголдо? Страшно подумать даже о том, чтобы ударить, причинить боль... А если ты будешь знать, что можешь убить.. Неужели и тогда не думаешь?
Ему казалось, что это какое-то странное несоответствие самой природе эльдар. Но сам он никогда не участвовал в играх с оружием и потому не мог себе представить,что чувствовал бы сам.
- Но по твоим словам... по твоим словам выходит, что воин должен быть как раз равнодушен к чужой боли. Или уметь мириться с тем, что причиняет ее.
Иначе он просто не может быть воином... Но Артарэсто, хотя и не знал, что будет там,в Эндорэ, не мог не понимать, что нельзя будет оставаться просто целителем.
- Не сказал бы, что хочу... Но думаю, что стоит. Поучи... надеюсь, что хоть какой-то прок от меня будет.
Артарэсто рассеянно улыбнулся. Брат намается с ним, наверное... Но лучше научиться сражаться хоть как-то, чем прятаться за спинами других. Это он точно не сумеет...
Он благодарно посмотрел на брата, хотя в глубине души не мог поверить, что тот и правда боится. Ну..  во всяком случае так, как боится он сам... Инголдо был таким сильным, таким смелым... может быть все старшие братья такими кажутся, конечно...
Юноша долго молчал, не опуская глаз, вслушиваясь в самого себя прежде чем ответить на вопрос Финдарато. Затем произнес тихо, но уверенно:
- Да. Я хочу. Но я не хочу мести и войны. Я просто... хочу быть рядом с вами.

0

13

- Происшествие... Ссору. Нет, она не была связана с оружием, почти никак. Только с гневом и яростью. Тогда я подумал, как легко мы в гневе теряем контроль над своими поступками и начинаем, как ни странно это и не страшно, желать причинить боль тому, кто этот гнев вызвал.
Вспышка  ярости  тогда испугала его. От кузенов он мог бы и ожидать такого, зная их взрывной характер, но от друга... Нет. А ведь видел. То, как всегда невозмутимый Турукано, как никто умеющий держать себя в руках, сорвался.
- Мы не видим в оружии оружия, брат. Мы привыкли, что это игра. Что те  синяки, что мы получаем на тренировочной площадке, это ничто. Поэтому, стараемся ударить посильнее. Если гневаемся, конечно. Но кто  может сказать, что эльдар всегда будут хладнокровны в бою? Я сомневаюсь, что это возможно.
Скорее всего,  и не будет такого. В бою они все потеряют голову, и не только от гнева, а потом, когда почувствуют, как это, отнимать жизнь. Почему-то, Инголдо был в этом уверен.
- Воин. Да, должен, в какой-то мере. Не столько равнодушен, сколько он должен понимать, что то, что он делает - необходимость, трагическая, но неизбежная. И от того,  что он делает, будет зависеть жизнь его родных.
Если бы он еще знал, как должно быть. А пока эльф пытался найти правильные слова, пытался представить себе, как может и должно быть, но получалось у него не очень хорошо. И выводы могли быть ошибочными.
- Иначе, воин  не сможет сражаться.
Если будет все время думать о  погибших от его руки, то и сам погибнет очень скоро.
- Хорошо, я попробую, как только  у нас выдастся свободная минутка. Думаю, за время плавания сможем что-нибудь придумать.
Эльф не думал, что брату стоит  подробно изучать воинское искусство. Все ж, он был целителем, в первую очередь. И заниматься чем-то другим не стоит. Но, если он считает, что должен уметь постоять за себя, то научить  брата нескольким простым приемам недолго. А все остальное было делом практики  и врожденной ловкости.
Братишка, мы ведь, тоже, не ради войны и мести идем. Ломнишь, о чем мы говорили в прошлый раз? Для меня ничто из этого не изменилось. А для тебя?

0

14

Артарэсто внимательно взглянул на брата.
- Ссору? С кем? Ты хочешь сказать, что вы.. попытались решить ссору с помощью оружия?
Нет... не может быть. Брат же сказал, что это с оружием не связано... Но что-то в его голосе было странное.
- Не видим... а ты не думаешь, что это как раз и опасно? Что нам кажется - все не всерьез? Что все равно "убитый" встанет и все пойдут по домам.
Но ведь будет - не так. В настоящем бою. Там все по-настоящему будет.
- А можно ли этому научиться? Умению принимать чужую смерть, как необходимость? Ведь сейчас мы с тобой рассуждаем об этом теоретически, не представляя, как это будет на самом деле. Хотя мне кажется, что ради близких... я смогу. Многое смогу.
Артарэсто вздохнул. Разговор с братом поднял настроение и немного уменьшил грызущие его сомнения, но будущее по-прежнему казалось ему укутанным в густой туман. И хотелось в этом тумане хотя бы что-то разглядеть, но не получалось.
- Во время плавания? Прямо на палубе?
Юноша представил себе, как он пытается овладеть воинской наукой на качающихя и скользких от воды досках. Получилось так себе. Ну... заодно и проверит, насколько он хорошо владеет своим телом. Если в море свалится - значит, не особенно.
- Помню... конечно... но ведь тогда все было по-другому. А теперь я слышу в основном речи как раз о мести  сражениях...
Это уже было не то путешествие, которое они не то, чтобы задумали, а так... наметили. На когда-нибудь...
- Инголдо... я вот что еще думаю... Дед даст нам свои корабли? Вот мы тут собрались плыть, а он об этом знает?

0

15

- Не с помощью оружия. Но силой. Кулаками... Только я не знаю, что было бы, если бы кто-то обнажил меч в этот момент.
Не знал, но чувствовал, что было бы что-то очень плохое. Тогда ему, впервые, стало страшно от того, что есть и может быть. А второй раз  стало страшно о время их тренировки с другом.
- Да. Именно  это меня и  испугало. Что меч в руке, даже настоящий,  чувствуется точно так же. И бьешь ты точно так же. Легко, не думая. Поддаваясь тем ж чувствам и азарту. И чрез минуту начинаешь забывать, что в руках твоих не  изукрашенная палка, а оружие, острое и опасное.
Турьо тогда не  понял его опасений,  подумал о чем-то другом. А брат  даже не выслушал его опасений, и сам высказался в том же ключе. Все же, это радовало Инголдо. Значит, брат понимает... а, с другой стороны, от этого было еще страшнее, раз такие опасения приходят в голову не только ему. Неужели такое, когда-нибудь, может произойти на самом деле?
- Я не думаю, что  можно, да и нужно, привыкать к смерти. Но нам, особенно целителям, придется как-то смириться с этим.  Не со смертью даже, с тем, что  мы не всегда можем что-то изменить, помочь. Иногда,  смерть оказывается сильнее нас.
Так было с дедом. Как не хотели они, чтобы он был с ними, был жив, но  сделать для этого  ничего не могли. Но все это, то, о чем они говорили  с Артарэсто,  было только их предположениями. Что будет на самом деле, они знать не могли, оставалось только ждать того момента, когда все обсуждаемое произойдет.
- Если хочешь, то и на корабле.  потом, когда сойдем на землю в Эндоре, тоже. Можем даже сейчас начать, если время  останется. Нужно только меч тебе выбрать. сли захочешь, можешь мои посмотреть, они не  очень  красивые, зато легкие. Может, подойдет что-то по руке.
Ростом они не сильно различались. Может быть, брат и подошло бы что-то  из его оружия. А то ведь, искать  ему меч долго ридется, и отом некогда будет этим заниматься, когда они будут устраиваться.
- Даст, наверное. Ты думаешь, он нам откажет?
Он был уверен, что  они смогут уговорить Ольвэ, нужно только попросить. Ну не оставит же он  без внимания их слова?

0

16

Артарэсто медленно и задумчиво кивнул. Решать споры силой... когда это началось? Когда у них появились эти игрушки? Или наоборот - игрушки появились тогда и потому, что они были готовы к этому?
- Я... я понимаю. Страшно от того, что, пока тобой владеет гнев, ты не думаешь ни о чем. И если вдруг в этот момент в твоей руке будет меч, то...
Что может случиться, было ясно и безо всяких слов. Только... потом, когда произойдет непоправимое, уже ведь ничего не изменишь и назад не вернешь. Но думать об этом нужно не тогда, когда становится поздно. Нужно... а вот получится ли? Артарэсто подумал о той ссоре братьев отца, после которой Феанаро изгнали в Форменос. Тогда оружие было извлечено на свет, но только как угроза. А если бы нет? Какая грань между просто гневом и желанием сделать больно тому, кто его вызвал? Где она, и насколько легко ее перейти? Сам юный нолдо еще никогда не испытывал такого гнева, он не умел - пока что, по крайней мере - ненавидеть так сильно. Но разве можно было сказать, что так будет всегда?
- Смириться... Да, наверное, только ведь это, похоже, и есть самое трудное. Смириться с тем, что ты ничем не можешь помочь...
Артарэсто вспомнил, как, еще будучи почти ребенком, но уже зная, что хочет стать целителем, пытался вылечить раненого птенца. Тогда у него не хватило знаний, а может быть, тот просто был уже обречен. Но он до сих пор помнил чувство собвственной беспомощности... на его глазах умирало живое существо, а он ничего не мог изменить.
- Я... хочу. Наверное, это просто необходимо... И нужно начать как можно скорей. Только как я пойму, что меч мне по руке, если на знаю как это определить?
Хотя если Финдарато в этом разбирается, то может объяснить. В том, что его тело справится, что научиться владеть оружием _физически_ будет не так уж сложно, Артарэсто не сомневался. В конце концов - это обычно упражнение, вроде езды верхом или лазания по деревьям, с ловкостью у него никогда не было проблем. А остальное... все его сомнения и нежелание... это придется отставить в сторону.
- Я не знаю, Инголдо. Ты подумай, что значат для телэри их корабли. А ведь... если мы уплывем на них, то - навсегда, понимаешь? Больше они к ним не вернутся. И... ты уверен, что наш уход покажется им правильным решением?
Против воли валар... Ольвэ это может и не понравиться.

0

17

- То ы не вспомнишь об этом.
Да. Именно так. А ведь они знали то чувство, когда т не думаешь ни о чем и хочешь просто ударить, бить до тех пор, пока твой противник не замолчит, силой его заставить. Он видел это один раз. Но расскажи ему кто-то, что друг способен на такие чувства, что  он может участвовать в подобной ссоре, разв поверил бы Инголдо в это?  Он своим глазам не верил. А сколько было еще таки случаев, о которых он не знал, или не знал никто?  Эльф был уверен,  что много. А думал ли кто-то, насколько это плохо и опасно, поддаваться своему гневу? Желать причинить боль. Это было чем-то очень неправильным, настолько, что он не мог дать этому названия. Может быть,такими ему представлялись орки, он  мысль о том, что они сами, он, его друзья, могут быть на них похожи, в голову не приходила, настолько она была чудовищной.
- Трудно. Я не знаю, что тебе посоветовать, брат. С этим можешь справиться только ты сам.  Просто помни, что, если не примешь неизбежное, когда оно уже случилось, не сможешь помочь другим, для кого еще не слишком поздно.
Этому их не учили, принимать неизбежное. Все, что они тут изучали, это ссадины и ушибы. В Амане не случалось чего-то непоправимого, никогда. А теперь им придется учиться, быстро и не имея права на ошибки.
- Рэсто, послушай меня. Знаю, что некоторые считают тебя  слишком слабым.  И что ты, тоже, задумывался об этом. Это не так. Не обязательно так ярко проявлять свои чувства, чтобы обладать сильной волей. Ты со всем справишься. Верь себе. И целитель ты прекрасный, один из лучших. Не сомневайся в том, что у тебя все получится.
Главное было - верить в это. Для целителя это было самым главным. Иначе, весь твой дар превратиться в ничто. Инголдо знал, что брат справится, даже если они попадут в гущу боя.
- Как определить? Взять в руку и решить, с которым тебе удобнее. Братишка, нет никаких особых правил, главное, чтоб меч хорошо в руке лежал, тебе ведь с ним придется работать.
Он хотел сказать "сражаться" но вовремя исправился. Пока не сражаться, только тренироваться. Дай Валар, чтоб и дальше так было.
- Давай я помогу тебе с вещами, а потом пойдем в оружейную и выберем тебе что-то подходящее.
Инголдо встал и протянул брату одну из пустых сумок.
- Ты уже решил, что взять?
Наверное. И даже сложил все это в кучку еще до его прихода.
- Но ведь им даже не обязательно отдавать на корабли. Достаточно довезти до  другого берега. Ведь там нам корабли  уже не понадобятся. А потом мы сможем построить свои корабли, когда война закончится и если они нужны нам будут.
Тогда у них  и времени будет больше. А  пока нужно было торопиться, пока Моргот не собрал свою армию. Почему бф им в этом не помочь?

0

18

- Да.
Короткое слово упало, как камень. Не вспомнишь... и...а потом будет уже поздно. Аратарэсто зябко повел плечами, как будто в согретой камином комнате вдруг стало холодно. И пришла в голову мысль, которая, наверное, должна была прийти намного раньше. И не только ему. Самое страшное зло может родиться в душе. Не прийти извне, подобно черной тени, накрывшей Валинор, а прорасти изнутри. Моринготто, возможно и рассчитывал на такое... что исподволь, постепенно, его речи станут семенами на плодородной почве. Когда ты в гневе желаешь кому-то зла - даже просто желаешь! - это уже победа Темного валы, это уже означает, что он трудился не зря. А когда желание переастает в дело...
- А ты не думаешь, что мы просто не умеем принимать неизбежное, брат? Знаешь... я до сих пор не могу, что деда больше нет. Мне все кажется, что кто-то сильный и мудрый щелкнет пальцами - и он снова будет живым. Что Древа тоже не умерли... что все это не по-настоящему... И еще... может быть, это глупая мысль, и даже в чем-то нехорошая, но... мы не умеем не оглыдываться на валар, не ждать от них решения все наших проблем. Даже сейчас. Как дети, которые кричат, что они уже взрослые, но все равно хотя, чтобы родители помогали им.
А если этого не просходит, если что-то идет не по их желанию, начинают капризничать и требовать своего.
- Знаю. - спокойно и без тени обиды солгасился юноша, - И знаю, что они правы в чем-то. И да, я сам так порой думаю... А разве это не так? Ну скажи, в чем моя сила? Да, я хороший целитель - тут. Но то, что будет там... будет совсем иначе.
И Артарэсто очень боялся, что не выдержит, подведет, растеряется. А ведь старший прав был - целитель должен быть уверен в своих силах.
- Ну откуда я знаю, може нужно какие-то тонкости знать. Но.. хорошо, я попробую выбрать что-то, что мне подходило бы.
Артарэсо заметил, что брат замялся на миг, подбирая слово. "Работать" - да, так было привычней. Но разве война может стать работой?
- Хорошо, давай.
Артарэсто посмотрел на пустую сумку, затем обвел глазами комнату и кучу вещей, разрложенных тут и там.
- Решил. Но боюсь набрать лишнего.
А того,что действительно необходимо, - не взять.
- Но по пути с кораблями может что-то случиться. И не только с кораблями, Инголдо... Захочет ли Ольвэ рисковать своим  подданными ради похода, затеянного против воли валар?

0

19

Похоже, его рассказ произвел на брата еще большее впечатление, чем ожидал  Инголдо. И мысли в голову ему пришли новые, другие,  совсем новые. Наверное, он хотел бы их узнать, хоть и было на душе холодно и страшно от предчувствия чего-то плохого. И предчувствие это было связано, без сомнения, с тем, что  он видел в глазах Рэсто.
- Чего ты боишься, брат мой. Чего ТЫ боишься?
Они ведь не думали о том, что их поход может быть вот таким, на войну. Да и что такое война, не представляли себе до сих пор, наверное. Единственное, что стояло у него в памяти, так это рассказы деда о его жизни там, но они были легкими, почти веселыми и никак не вязвлись с тем, что его самого не стало. Эта смерть была страшной в своей неожиданности.
- Наверное, ты прав. Не умеем. И этому нам, тоже, придется учиться. Пусть и не до конца. А ты не думаешь о том, - он улыбнулся, - что это хорошо? Если бы мы принимали неизбежное или то, что считаем неизбежным, разве мы бы стали что-то делать, бороться? А наша вера позволяет нам идти дальше, веря в хорошее. Да и то, что мы верим Валар, разве плохо? Нельзя опускать руки самим, но и  от помощи отказываться не стоит. Они ведь мудрее нас и видят дальше.
Их советы всегда помогали. Инголдо был уверен, что они желают нолдор добра. Не только им, конечно, но  только нолдор сомневались  в этом, называя Валинор золотой клеткой. И никто из них не подумал, а зачем это нужно Валар, такие вот послушные, без своей воли и разума игрушки. Не верил он в это.
- Это не так, Рэсто. Ты представь себе реку, не горный ручей с водопадами и порогами, и спокойную, текущую по равнине. Разве она слаба? Только это не сразу заметить можно. Я уверен, что тебе хватит силы на все, что  ты захочешь. В чем твоя сила? В спокойствии. Умении  не действовать под влиянием минуты, а обдумать решение. И воля у тебя твердая и упорства хватает.
Иначе, он не стал бы целителем. Вот только веры в себя, порой, не хватало брату. Наверное, глядя на вечно спешащих братьев и кузенов, он чувствовал себя  не в своей тарелке. Зато Инголдо верил в брата. Если бы тот и сам поверил в себя, то достиг бы гораздо большего, не тратя силы на пустые сомнения.
- Тогда давай сумку. Ничего, лишнего не наберешь.
Да и кто знает, что может им пригодиться. Инголдо обнял брата и встал, подходя к ближайшей кучке вещей.
- А потом пойдем ко мне.
Ничего, даже если и не совсем то Артарэсто выберет, потом это можно будет исправить. Зато он получит еще и такой опыт, поймет, что ему требуется, попробовав оружие "на вкус". А потом и решит, подходит оно ему, или нет.
- Мы попробуем поговорить с ним. Думаешь, он... не поймет? И, не захотев рисковать своими кораблями, отправит нас одних, без помощи, непроходимым путем?
Нет, так не могло быть. Дед же должен был понять. И он был другом Финвэ. Он должен понять их мотивы и помочь. Главное, поговорить с ним  и все объяснить.

0

20

Вопрос брата заставил Артарэсто сначала растеряться, а потом задуматься. Старший всегда понимал его с полуслова, нет, даже без слов. Только вот как объяснить, как выразить то, что на душе?
- Я боюсь... - он помолчал, - я боюсь зла, брат. Но не того, с которым мы станем сражаться мечами.
С этим страхом он справится. И владеть оружием научится, пусть не так, как многие, но все же достаточно для того, чтобы пойти в бой и не дать себя убить.
- Я боюсь зла которое может поселиться в наших душах. Понимаешь?
Как сражаться с ним? Как вовремя увидеть, распознать его? Как не дать ему расползтись и поглотить себя?
А вот следующее слова брата заставили юного нолдо улыбнуться.
- Думаешь, это хорошо? Может быть... - он с минуту смотрел на старшего, продолжая улыбаться,-  нет, пожалуй даже не может быть, а точно - ты прав. Мы не смиряемся с неизбежным, а значит - всегда будем пытаться что-то изменить... и, кто знает, может быть, у нас получится?
Если точно знаешь, что ничего изменить, то и пытаться не станешь. А если есть надежда - будешь делать все возможное...
- Нет, не плохо то, что мы верим Валар. Хотя... им уже верят далеко не все... Плохо то, что мы всегда представляли все решения - им. И не научились решать сами.
Опять же многие в этом самих Валар и винили. Мол, он не давали нолдор мыслить самостоятельно, навязывая свою волю. Ну так... а разве им самим так не было удобно до поры?
- Это я-то река? - усмехнулся юноша, - Скорее, ручеек в лесу, который не увидишь, пока не наткнешься. Журчит такой себе под нос... Не знаю, Инголдо, может так оно и есть. Я... я не то, чтобы хочу стать другим. Мне кажется, что каждый из нас такой, какой он есть и менять это глупо и бессмысленно. Просто... да ладно, брат, это мои глупые сомнения. Не обращай на них внимания, ладно?
Как будто кто-то, кроме него самого, может сделать его сильней. Финдарато помогал ему уже одной верой, а все остальное - всего остального надо добиваться самому.
Раписхать вещи по сумкам оказалось не так уж и сложно. Тем более, что от природы аккуратный, Артарэсто даже в свой растерянности ухитрился собрать вещи в относительный порядок, хотя ему казалось, что они разбросаны и он никогда ничего в этом ужасе не отыщет. Отыскалось... все, кроме второй перчатки, пары для той, что он теребил в руках.
- Я думаю, что он постарается нас отговорить. А потом... потом, может и поймет. Нет, конечно, он не захочет, чтобы мы шли через Хелькараксэ. Да там и пройти невозможно, это всем известно.
Затянув пследний ремень на сумке, юноша посмотрел на брата:
- Я готов... Идем?

0

21

Инголдо медленно кивнул. Да, кажется, он понимал. Но...
- Ты уверен, что оно настолько близко? Это зло,  ты уверен, что оно  уже подобралось так близко?
И не проникло ли оно уже в их души. Сейчас, после разговора с братом, он не смог бы сказать однозначно, что это так. Вдь если и Артерэсто что-то почувствовал, значит, это что-то было уже совсем близко. Может быть, оно еще никого не коснулось всерьез и только витает в воздухе и теперь, когда их жизни изменилась, и не коснется никогда, заставив их оглянуться и быть осторожнее. ли же, за всем происшедшим, они позабудут про всякую осторожность. Узнать это можно будет лишь тогда, когда что-то случится. Эльф очень надеялся, что этого никогда не произойдет и что общая бда лишь объединит их.
- Уверен, что хорошо.
Он ответил на улыбку брата.  Конечно, это было хорошо. И то, что у них была возможность что-то менять по своему вбору, разве не было это даром единого?
- Если не опускать рук, обязательно получится.
Не могло же так получиться, что все их усилия пропадут впустую. И, значит, что-то они обязательно изменят.  Они были сильными.
- Мы научимся.
Они уже начали. Это решение, отправиться на войну, оно принадлежало им, а не Валар. Было необдуманным и спонтанным, но своим. Его истоки лежали  глубоко в прошлом, в рассказах, мечтах. Только одно беспокоило эльфа, то, что на это решение так активно влиял Мелькор. Неужели оно было ему  выгодно, или он не думал, что нолдор соберутся в Эндор,  сражаться с ним и только сеял смуту между ними?
- Но тебе и не обязательно становиться таким, как другие. Мне кажется, ты прав в том, что у каждого из нас есть  сильные и слабые стороны. И меняться только потому, что на тебя кто-то косо посмотрит, неверно. Я уверен, что ты  сможешь сделать это, но не нужно.
Он любил брата таким, каким тот был, и  был уверен, что его сила, такая, своя, больше, чем то, что он может  с собой сделать. - А зачем ты бы хотел стать похожим на других?
Он ведь видел, что Рэсто не в первый раз задумывается об этом. Но не понимал этого его стремления.
Собрать вещи было не так сложно, и недолго. Брат уже почти все сделал сам, им оставалось только сложить все в сумки. Брат всегда отличался аккуратностью и даже сейчас умудрился собрать вещи так, чтобы все лежало под рукой. Когда все было закончено, Инголдо забрал  из рук брата перчатку, которую тот, на протяжении всего разговора, мял в руках.
- А вторая где? - Эльф осмотрелся. Нигде, на первый взгляд, ее не было видно.
- Идем. Все, больше ничего  не нужно?

0

22

- Уверен ли я? Не знаю... Может быть, я преувеличиваю, брат. Может быть, я слишком много думаю... А ты... ты думаешь, я не прав?
Посмотрев в глаза брата, Артарэсто уже понял ответ, до того как он прозвучал. Собственно, его и не обязательно было озвучивать... Юноша видел, что его слова нашли отклик в душе старшего. Может быть, он и сам уже об этом думал. Может быть задумался лишь сейчас... А вот остальные? Станут ли задумываться, станут ли признавать возможность найти зло в себе? Почему-то казалось, что это очень важно.
- А мы не будем их опускать...
Артарэсто стало как-то легче на душе, червячок беспокойства не то, чтобы совсем уполз, но перестал так активно ворочаться. Хорошо, что Инголдо зашел к нему... вдвоем все проще и ясней. И ведь он прав: главное - верить и не опускать рук. Они хотели увидеть Смертные земли - они их увидят. Хотели решать все сами - вот она, долгожданная свобода... А он... он просто мастер изводить себя. Всегда ведь таким был.
- А я не хочу быть таким, как другие. Да и не смогу, даже если бы хотел. Никто не сможет... или это будет лишь видимость, маска. Просто временами хочется быть сильней. И поменьше сомневаться в себе.
Юноша немного подумал, затем спросил:
- Как ты думаешь.. другие тоже сомневаются? Вот тот же Феанаро. Он ведь всегда уверен, что прав. Или все же не всегда?
Артарэсто улыбнулся. Глупый вопрос... брат-то откуда знает?
Под чутким руководством старшего дело пошло быстрей. Сумки были собраны за полчаса, не больше, а ведь юный нолдо мучился до этого не один час. Инголдо забрал у него многострадальную перчатку.
- Не знаю я, где вторая... - вздохнул Артарэсто. - Ну ее... у меня другие есть. Пойдем.
Он взял сумку, перекинул ее через плечо и пошел к выходу. На пороге оглянулся, окинул глазами комнату... вернется ли он когда-нибудь сюда? Вздохнул, мотнул головой, отгоняя грусть и распахнул дверь.

0

23

- Я думаю, что нам нужно задумываться об этом почаще. Не только нам с тобой, но и всем остальным.
Инголдо не думал, что брат преувеличивает. Скорее всего, тот прав был. Только вот не хотелось, чтобы его опасения превратились  в реальность. Может быть, они  и сумеют остановиться.
- Только не думай об этом сейчас. Успеется еще.
Если они сейчас, еще до похода, начнут сомневаться, то  не будет смысла идти дальше. А останавливаться эльф не хотел. Да и что они станут делать, когда все остальные уйдут? Сидеть у окошка и ждать их? На это он не был способен. Юноше хотелось самому увидеть те земли, пройти всеми теми дорогами, которыми ходили их пращуры, построить свое королевство. Кажется, в прошлый раз он, ненароком, солгал брат. Он и сейчас не хотел вести за собой толпу эльфов. Но вот город, неважно, ко будет его правителем,  хотел бы выстроить.  Белокаменный, подобный Тириону, чтобы сразу становилось понятно, что они дома и здесь их земли.
Инголдо рассмеялся.
- Конечно, мы не станем. Рэсто, не вешай нос. Все будет хорошо. Верь в это.
Нельзя было сомневаться.  А у них все получится, как бы страшно не было сейчас,  в первый раз  что-то делать, всегда, боязно. До них никто не покидал Тириона. Ну и пусть. Зато, уходили из Эндора. И ничего, не жалели об этом. И они не станут.
-  Сомневаться не нужно. Ты сильный.  Послушай меня, брат. Ты силен  не в том, что считаешь себя всегда правым.
Но с тобой легко и просто говорить о любых вещах, ты всегда готов выслушать, понять, помочь. Неужели было бы лучше, чтобы се были такими, как дядя,  готовыми сражаться каждую секунду, но не затормозящие ни перед какой преградой? Я не знаю,  испытывает ли он хоть какие-то сомнения или страх. Но он - это он. А ты... Я хотел бы, чтобы ты не менялся.
Он подхватил вторую сумку брата.
- Отнесем   к обозу или зайдем ко мне сначала?
Он осмотрел на одиноко лежащую у него на ладони ерчатку и положил ее на край стола. Все. Они здесь закончили. А прибраться смогут... Когда вернуться сюда, наверное.  Если  вернуться и если потом им будет до этого.

0

24

- Нужно. Но ты же не заставишь других от том, что кажется важным тебе. Может быть, они не сочтут это таким уж важным.
Артарэсто невольно улыбнулся получившейся странной фразе.
- А не думать я не умею. Не получается.
Юноша виновато посмотрел на брата и развел руками.
- Но я постараюсь, честное слово.
Вот пойди пойми... много думать - плохо, мало - тоже нехорошо. А где найти золотую середину, Рэсто не знал. Вот если бы можно было выбирать нужные мысли, а остальные просто выкидывать из головы... Вот как он сейчас собирал вещи - это пригодится в дороге, а без этого можно обойтись. Так нет же... не получалось.
- А я и не вешаю.
Артарэсто покачал головой. Он не вешал нос, и не думал, что все будет плохо. Он... просто не знал, как все будет. И это пугало, как любая неизвестность. Слишком мирно и тихо он жил до этой поры, чобы спокойно и без колебаний сделать шаг в новую жизнь. Наверное, вся его тревога - отсюда. И он только зря мучает себя и брата.
- Тогда в чем же я силен?
Второй сын Арафинвэ всегда был самым тихим и незаметным из всех. Не было у него твердой мудрости Финдарато, решительности Ангамайте и горячности Айканаро. Даже Артанис казалась намного сильней и... ярче, наверное. А он был словно в тени - всегда. И его это ничуть не тяготило, только иногда казалось, что он теряется среди других.
- Не хотел бы? Ну значит... я и не поменяюсь. - тихо рассмеялся юноша.- Ты же старший, и я должен тебя слушаться, правда?
Хорошо, что Инголдо понимал его. У старшего вообще был такой дар - понимать. Может быть, потому, что он этого хотел?
- Пойдем к тебе сначала. К обозу мы успеем.

0

25

- Не заставишь. Но можно попробовать убедить их в том, что это нужно делать.
То, чего не добиться было силой, можно было достичь другими путями. Куда эффективнее было, если твой собеседник был уверен,  что это не ты ем сказал, а он сам так решил. И ему приятнее... Можно было просто постараться убедить его, что  это правильно. Подтолкнуть к размышлениям в этом направлении.
- Постарайся. Не н думать, а не думать о тяжелых вещах, тревожных. Слишком много ведь о них думать плохо.
Если немного, то  может помочь, уберечь от ошибок. А если слишком, то  это только сбивает, и ты начинаешь прокручивать в голове одно и то же,  думая все больше и больше о плохом.  А хорошее за это время мимо пройдет.
- В чем ты силен? В осторожности. Разумности. Привычке думать перед тем, как что-то сделать. Но это совсем не значит, что ты слабее. Представь себе реку, горную, бурную, и другую, которая течет по равнине. Одна может перевернуть все на своем пути. А другая дает  жизнь ому, что растет на ее берегах.  Но ни ту, ни другую, слабой не назовешь.
Сила брата была спокойной, размеренной. Но она проявит себя, когда  это нужно будет. Финдарато ни на минуту не усомнился в этом. Хорошо бы и Рэсто в это смог поверить и не терзал себя напрасными сомнениями.
- Если ты не веришь себе, поверь мне. Я знаю, что  у тбя ничуть не меньше сил, чем у любого из нас.
А торопиться незачем было.
- от и не меняйся. Все хорошо будет, вот увидишь. Я люблю вас всех, слышишь?
Он обнял братишку и крепко сжал руку.
- Идем. Вберем тебе оружие.
Он знал, что брату не по душе это, и он не понимает, зачем это  нужно. Может, это была ошибка?
- Рэсто...- Он решил попробовать поговорить с братом еще раз. - Ты ведь целитель. И хороший. Ты уверен, что  стоит менять это на возможность сражаться? Разве помогать другим, лечить, не важнее, чем идти на войну? Я буду учить тебя сражаться. Но я не думаю, что тебе это нужно.

0

26

- Можно. Если обладаешь даром убеждения. - улыбнулся Артарэсто.
А он вовсе не был уверен, что им обладает. Да и не стремился никогда к этому. Есть те, за кем идут и кому верят... Вот тот же Финдарато. А он.. он всегда был тихим и незаметным. И жил в своем мире, вовсе не тяготясь этим...
-А ведь именно о тревожных вещах думается... когда они есть.
А сейчас как раз тревожного было куда больше, чем радостного. Но и брат прав - думать о плохом постоянно нельзя. Другое дело - куда деть растерянность и неуверенность в себе и будущем? Артарэсто не то, чтобы завидовал тем, кто ее не испытывает, но... порой тоже хотел быть таким. Хоть и знал, что не получится. Разве что вид делать.
- Ну... ты сравнил, - юноша рассмеялся и тряхнул головой. - Река... какая я река? Так, ручеек... Хотя меня это вполе устраивает.
Нельзя, неправильно заставлять себя быть тем кем не можешь и не хочешь быть. Ни к чему хорошему это привести не может. А ведь об этом и говорил сейчас брат. У каждого - своя сила...
- Тебе я верю, Инголдо. - на этот раз Артарэсто говорил совершенно серьезно. - Всегда верю.
Он прижался к плечу брата. Хорошо, что Финдарато зашел именно сейчас.
- И я люблю вас всех, toronya...
Сейчас предстоящий путь уже казался вовсе не таким темным,  как совсем недавно. А он... он просто слишком большой любитель надумывать.... всякое.
- Я не хочу менять. Я целитель и хотел бы оставаться им. Только если вдруг получится так, что мне нужно будет встать на защиту тех, кто мне дорог... я встану. И... хотел бы сделать это, умея хотя бы что-то, понимаешь? Я никогда не буду воином, таким, как многие из нас. И не буду стремиться к тому, что мне чуждо. Но мы идем на войну, а там... вряд ли можно будет всегда оставаться в стороне.

0

27

гда нибудь, ты проверишь, как это на самом деле.
Когда-нибудь, когда  брат поймет, что это необходимо. А пока можно было  просто говорить об этом, не применяя знания и умения на практике. В разговорах с братьями не было  необходимости их в чем-то убеждать.
- О них и нужно думать. В этом мудрость. Но нужно отринуть сомнения, когда приходит пора действовать. В этом - доблесть.
И им придется доказать, что  им знакомы оба понятия. В походе  перекладывать решения  на кого-то не получсится, а на войне придется решать много и быстро.
- Хорошая река, теплая и спокойная. А разве  всегда нужно нестись, сметая все на своем пути?
Финдарато улыбнулся.  С братом говорить было легко и приятно. Он не старался ничего доказывать с той яростью, с какой это делали слишком многие теперь.
- И я тебя люблю, брат. Но ты... не мне верь, а себе самому. Слышишь? Это куда важнее. Ты ведь и сам частенько подавал мне хороший пример. Помни об этом, и верь тем решениям, которые подсказывает тебе сердце.
Оно было самым мудрым советником, таким, которого нельзя не послушать. И, в отличии от других эльфов, всегда твердо знало, что нужно именно тебе.
- Я понимаю тебя. И научу обращаться с мечом, или любым другим оружием, каким ты захочешь. Или найду учителя, если моих знаний окажется недостаточно. Но я не хочу, чтобы ты сражался. Рэсто, хороший целитель может много больше, чем воин, любой. А ты - хороший целитель.  Твои умения защитят и спасут гораздо больше жизней. А сражаясь... Не погубишь ли ты это?

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » "Что день грядущий нам готовит?"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC