Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Ангбандские пленники


Ангбандские пленники

Сообщений 1 страница 30 из 170

1

Время и место: конец 1496 г. ЭД, Ангбанд

Участники: Мелькор, Майтимо, Аралин (НПС)

Возможно ли вмешательство в эпизод: если Вы-темный или Фингон-добро пожаловать!

Предшествующий эпизод: Звон подков полетит в тишине

Краткое описание: Майтимо и Аралин прибывают с неофициальным визитом  в Ангбанд. А какой радушный хозяин упустит возможность самолично встретить дорогих гостей?...

Предупреждения: Ангст; слабонервным не читать!

0

2

[AVA]http://s4.uploads.ru/slzqx.jpg[/AVA]

Вожак орков

Дом, милый дом. Топать до него, конечно, пришлось прилично, особенно с гружёнными эльфятиной волколаками, которым явно не в радость было тащить лишние несколько кило. Впрочем, не суть. Главное, что ни одна остроухая гадина не сбежала, да и вообще поимка и доставка прошли как по маслу. И, разумеется, вожак орков видел в таком результате в основном свою заслугу, как основного координатора. Но, разумеется, леди Тхурингветиль доложится об успешных действиях её отряда. Если только он не доложится раньше...
"Нет, сначала окажем тёплый приём гостям. Всё остальное после," - с такими мыслями майа в обличье орка велел тащить пленников в темницу. Было решено поместить их в одну и приковать. И он лично проконтролирует как доставку эльфов в камеру, так и процесс приковки и запирания двери.
Что самое приятное - остроухие пребывали в почти полностью бессознательном состоянии и не доставляли лишних хлопот. Майа провёл орков с пленниками до камеры, открыл её и посторонился, давая пройти. Пленников приковали к противоположные стенам, оковы проверили, на всякий случай. После этого вожак орков лично запер дверь.
Нестерпимо уже хотелось сбросить орочье обличье, что он непременно сделает, когда отряд отошлют. Собственно, это произошло по распоряжению ведшей их леди Таринвитис. Майа хотел было доложиться лично коменданту твердыни, однако ему сообщили, что лорд Саурон занят. Не вопрос, для таких случаев имеется в наличии начальник орочьего гарнизона. Донесение было достаточно коротким и ёмким. Все подробности уже потом, при личном общении. Причём, скорее всего, подробности уже надо будет описывать Повелителю. И по такому случаю - срочно перевоплощаться, приводить себя и свои мысли в порядок. Майа удалился в отведённую ему комнату.

0

3

Голова гудела, точно колокол. Перед глазами было черным-черно. Аралин еле слышно застонал и попытался сесть и протереть глаза, но руки налились какой-то странной тяжестью.
Темнота не рассеивалась. Нолдо, однако, понемногу приходил в себя и начинал понимать, что что-то не так, что его слепота - следствие скорее тьмы кругом, чем его состояния. Но куда же делись звезды?
Решив пока что не садиться, Аралин попытался окончательно очнуться и разобраться, что произошло. Кажется, его здорово ударили по голове, а еще и придушили. Оххх... Вспомнив про стычку в кустах, воин снова застонал, уже громче, от сознания собственной глупости. Как можно было так нелепо попасться? Сзади кто-то напрыгнул, он отбивался, но получил по голове. Да, точно, так и было. Но тогда где он сейчас?! И где лорд, который полез в те же кусты?!
Нолдо резко сел и вобрал в себя воздух, еще раз ударившись головой обо что-то. Кажется, о камень - холодный и не то чтобы сухой. Он, наконец, понял, что появилось много новых ощущений - во рту пересохло, голова гудела, а тяжесть в руках была вызвана... О Тьма! Аралин только сейчас понял, что его запястья были скованы цепью.
От осознания этого факта воина прошиб пот. Цепи. Значит, он в плену. Он не мертв и не ранен, он попался врагу в руки! И темно вокруг потому, что он, должно быть, в тюрьме...
Привалившись к каменной стене, он жадно глотал воздух, пытаясь взять себя в руки и начать думать. Значит, эта тяжесть, которая давит на фэа и рвется в сознание - это воля Моринготто. А он - пленник здесь...
В душе разгоралась ярость. Толку от него врагам будет немного, а вот вреда... Они еще потягаются!
А что же случилось с лордом?! Что с Феанарионом? При мысли о том, что тот мог тоже попасть в засаду, нолдо стало худо. Успел он крикнуть прежде, чем потерял сознание? Пытался - это точно, но был то крик или слабый хрип, воин не знал.
Аралин дернулся встать, но тут же рухнул обратно. Железный обруч на горле душил - как выяснилось, от него к стене шла короткая, но прочная цепь. Нолдо замутило от унизительности своего положения. Мерзко, как же мерзко и противно...
Через какое-то время он сумел выяснить, что сидит на цепи у стены, руки скованы так, что не высвободиться, ноги тоже - в щиколотках, цепи прочные - не порвать и не перепилить, и не настолько длинные, чтобы сделать хоть шаг или доползти до другой стены камеры. Только-только вертеться на месте или встать, но по стеночке. А еще воин понял, что у него отобрали все, оставив только штаны и холщовую рубаху. Поэтому и холодно было.
Нолдо осел ан пол и прижался лбом к холодным камням, силясь привести в порядок мысли.
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+2

4

Из всех сыновей Феанаро Майтимо Руссандол пожалуй лучше всех умел держать себя в руках и не давать родовому бешенству вырваться наружу. Лучше него с этим справлялся только Макалаурэ, но менестрель в таких случаях брал в руки арфу, а Майтимо начинал искать в создавшейся ситуации что нибудь смешное, и тогда его отпускало.
Но здесь ничего смешного не было.
Не открывая глаз, Рыжий попытался определиться со своим положением. Голова на месте... Болит неимоверно, так как рядом с прежней шишкой появилась еще одна рана. При попытке ее ощупать, Майтимо понял, что руки его скованы.
- Однако... - Прошептал Рыжий Дальнейшие ощущения показали, что сидит он на голом каменном полу, привалившись к стене. Что он к этой самой стене прикован цепью, которая заканчивалась ошейником на горле. Что цепи у него не только на руках, но и на ногах, из раны на голове потихоньку сочится кровь, исцарапанная рука болит и ноет, а из одежды неведомые супостаты оставили ему одни штаны.
- Волк, - пробормотал эльф, разлепив запухшие глаза, - скорее охотничий пес, а я - добыча.
Более подробный осмотр темного каземата позволил узреть у противоположной стены поникшую фигуру в белом.
Невыносимо болевшая голова Руссандола была еще в состоянии делать выводы, чем он и воспользовался.
- Аралин? - спросил эльф, стараясь, чтобы его голос звучал по мере возможности бодро, - ты жив, нолдо? Отзовись!

+2

5

В камере раздался легкий шорох, и Аралин, вздрогнув от неожиданности, тут же встряхнулся и развернулся в направлении звука - то есть спиной к стене, что приятно. Напряженно вглядевшись в темноту, он сумел различить еле заметный силуэт. Похоже, эльф... то есть такой же пленник, а не враг. Но верить в это так сразу было бы глупо.
Тем временем сосед тоже разглядел его - или услышал возню. И позвал по имени.
"Единый, нет!"
Выходит, все обернулось едва ли не худшим образом...
Нолдо зашипел сквозь стиснутые зубы.
- Мой... - начал было он отвечать, но тут же осекся. Еще оставалась вероятность того, что враги не знают их имен, а всего лишь схватили двух неосторожных эльфов. А если так, обращаться по имени нельзя - для лорда это будет означать гибель. - Это я, да. Жив, даже не ранен. А вы? - с тревогой.
Теперь уже Аралин оглядел их камеру как можно тщательнее, но ничего не увидел и не услышал.
- Нас здесь только двое? Больше никого?
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

0

6

Ага, - Руссандол оценил сообразительность товарища по несчастью, - это я, твой приятель Руско. Вот ведь незадача. Я вроде в порядке...относительном
Мозг быстро прокручивал варианты. Если это просто орочий отряд, засевший в какой-нибудь старой крепости, то с ними будет легче договориться, о выкупе, например. Об орках Майтимо знал только из рассказов короля Финвэ, но понимал, что надежда на благополучный исход крайне мала. Хотя жадность этих существ могла дать свои плоды.
Но если где-то здесь сам Моринготто.... Руссандол закрыл разум аванирэ как только очнулся, но тут испугался, что холодная волна ужаса прорвется сквозь мысленную стену.
Правда отец никогда не общался с Валой Мелькором и запретил это своим сыновьям. Единственный раз Феанаро говорил с мятежным Валой у врат Форменоса. Говорил один. Мелькор мог видеть Майтимо близ Феанаро на каком-нибудь празднике, рыжий да еще и высокий эльф приметная фигура. Но возле отца кроме сыновей всегда толпились верные. Значит можно рискнуть. Руссандол не хотел давать врагам такое оружие - старшего сына короля в качестве заложника.
- Разгильдяи мы с тобой, Аралин, - сказал он , - получим от лорда на орехи. У тебя точно все в порядке с головой, а то ты мне "вы" говоришь, а я тут вроде один. У меня вот на голове шишка, а рядом ссадина, но в глазах пока не двоится.
Он надеялся, что сообразительный Аралин поймет намек и не будет обращаться к нему, как к лорду. Рыжий устроился поудобнее, вытер кровь с лица и начал потихоньку пробовать цепи на прочность.

Отредактировано Майтимо (2013-10-22 14:02:19)

+2

7

Кажется, им обоим пришла в голову одна и та же мысль. Ну что ж, это хорошо, это значит, что хоть немного они себя обезопасили... И, может быть, эта тайна какое-то время будет сохранять жизнь лорду. Пока они не сумеют придумать, как бежать.
Руско, значит. Аралин понадеялся, что запомнит и не ошибется - здесь-то полбеды, а вот при врагах все должно пройти без запинки.
- Не признал, - усмехнулся он. - Думаешь, я тебя вижу?
Говорить "ты" тоже было как-то непривычно, но прозвучало буднично, чему нолдо отстраненно порадовался.
- Разгильдяи, - согласился он. - Но знаешь, я лично хочу на орехи. Но там, а не тут, если ты понимаешь, о чем я.
Шутка получилась натянутой и не слишком веселой, но падать духом Аралин не привык и пытался как-то приободриться и обрасти опять своей язвительностью. Она помогала в тяжелых ситуациях лучше любого другого средства.
- А голова пока на месте и нужным концом, что еще от нее нужно? Думаешь, я видел, кто там сидит? Правила вежества - они и в плену соблюдаться должны...
Обычный, почти бессмысленный разговор. Нолдо попытался придвинуться ближе к лорду - если удастся дотянуться, будет проще обоим.
- Крепко приложили? Я могу тебе чем-то помочь? И... У тебя есть идеи, где мы и зачем?
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

8

Майтимо в свою очередь поднялся на колени и до отказа натянул цепь. Он сумел дотянуться до рук Аралина и сжать ему пальцы. Эта попытка ободрить своего воина привела и самого Рыжего в более спокойное расположение духа.
- Я в порядке, - сказал он, - кровь остановилась, голова цела. Глупая голова - надо было сообразить, что у волков есть хозяева. Но я так обозлился из-за того, что Тэльво ранен... Лорд Тэльво... Так-то. А где мы сейчас - ума не приложу. По всему видно - крепость какая-то. Может нас обменяют, говорят, что искаженные очень жадны до золота. Во всяком случае, король не бросит своих солдат.
Майтимо говорил громко и четко, надеясь, что их подслушивают, и запомнят слова о выкупе. Неизвестно, правда, что предпримет отец, может вместо выкупа будет штурмовать вражью твердыню, но в обоих случаях надежда есть.
"К тому же, - подумал Рыжий, - война еще не началась,  и может паршивцы действительно согласятся на выкуп. А спросят, зачем эльдар сюда приплыли, навру с три короба. Во всяком случае, нужно молчать о Клятве... И об Альквалондэ - тут Майтимо поморщился как от сильной боли-а говорить буду - король с Валар не поладил, сбежал из золотой клетки на свободу. Я лгать не умею, но ведь и это правда, вернее ее часть."
Рыжий снова сел, и, чтобы занять руки, начал тереть о стену одно из звеньев цепи.

0

9

Цепь натянулась, ошейник сдавил горло, зато Аралину удалось, изогнувшись, дотянуться до лорда. Кажется, это нужно было им обоим, судя по тому, каким крепким было пожатие.
А на сердце стало в самом деле легче. Нолдо подумал, что, окажись он в плену один, было бы стократ хуже, и тут же устыдился этой недостойной мысли.
Тэльво. Он усмехнулся криво и горько, радуясь, что в темноте не видно лицо. Лорд сам и проговорился, хоть и попытался исправить свою оплошность.
- Крепость? - задумчиво откликнулся воин. Вернулся к стене и стал тщательно ощупывать кладку. - Слишком много здесь злых чар. Не по душе мне это, Руско. Ты почувствуй, как трудно дышать, как давит чья-то воля. Нет, это не просто крепость. Где-то рядом сильный враг.
От своих мыслей Аралину стало совсем неуютно. Значит, где-то рядом темный майа? Или даже сам Моринготто? Да нет, не может быть! Их же схватили в лесу, у самого моря.
- Король не бросит, - горячо согласился он. - Вот только если нас не сумел разыскать отряд, то и другие сумеют нескоро.
Что до слов лорда о золоте... В конце концов, из сокровищницы Форменоса в самом деле исчезли все камни и золотые украшения. Тогда думать об этом было некогда, но сейчас Аралин вспомнил. Это показалось ему глупо и отвратительно.
До слуха донесся странный скрип. Металлом по камню... Цепь!
Нолдо, ни слова не говоря, присоединился к занятию лорда. Взял цепь, державшую его за шею, выбрал звено потоньше и стал тереть о шершавый, но, по счастью, прочный камень. Попытка безнадежная, но кто знает, сколько у них будет времени?
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

0

10

Саурон стоял навытяжку перед Мелькором и наблюдал, затаив дыхание, за тем, как Владыка перечитывает запись беседы двух новеньких пленников. Беседа как беседа. Сначала непонимание, потом ужас, затем-стремление выработать защитную реакцию, следующая попытка-бежать... Слухач из майа, отряженный слушать и записывать речи пленников, заметил не без некоторого мрачного удовлетворения: вот уже с четверть часа из камеры не доносятся других звуков, кроме  бития металла о камень. Никак, цепи в прах растереть решили, дорогие? Не выйдет. ОТК в Ангбанде работал без перебоев; мастер, изготовивший цепь, головой отвечал за ее качество...
Беседа, как беседа. Саурон много наслышался таких. И все же, в речи незванных-непрошенных гостей смутило его два момента-и оба этих момента были аккуратно подчеркнуты комендантом. Неосторожное "вы", сорвавшееся с языка этого... Как его... Аралина-и оборванное нервным хихиком второго. И упоминание, словно невзначай, Тэльво... Лорда Тельво!-как поправился позже, почти тут де, рыжий эльфик. Две эти обмолвки наводили на очень серьезные размышления.
Но Саурон молчал. Не в его правилах было проявлять инициативу первым.
Он ждал вердикта своего Валы.

0

11

Его взгляд лениво скользил по строчкам доклада. На первый взгляд – ничего особенного. Пленники как пленники, единственная ценность которых была в том, что они были из-за моря, и, значит, от них можно было узнать, что за гости пожаловали в Эндорэ, да еще с такой помпой. Нет, сам Мелькор предполагал, конечно, но хотел бы знать точно. А еще больше, он хотел знать, сколько этих гостей, и к чему стоит готовиться. И тем двоим, которые сидели сейчас в одном из подвалов Ангбанда, придется поделиться с ним этой информацией. Даже если им не захочется об этом говорить, подумаешь, мелочи какие. Не хотят говорить – будут кричать.
Собственно, наверно, это и следовало сказать Майрону и отослать вниз, чтобы приготовил пыточные, но Мелькор медлил, вычитываясь в строчки и пытаясь понять, что в них ему кажется подозрительным. Но точного ответа не было, только ощущение. Впрочем, его было достаточно, чтобы насторожиться.
"Стоит взглянуть поближе на этих пленников. Определенно стоит…"
Он поднял глаза на замершего рядом Майрона, и чуть улыбнулся. Нему не было нужны читать его мысли, чтобы угадать, что его гложут те же сомнения.
- Ты тоже это заметил, Майрон? – Темный отложил доклад и стремительно поднялся, отчего тяжелый черный шелк одежд взметнулся и опал струящимися складками. – Идем. Я хочу взглянуть на пленников.
Ответа дожидаться он не стал, уже привыкнув, что здесь его слушаются беспрекословно, и просто вышел из кабинета, направляясь на нижние этажи.
По пусти он молчал, даже не оглядываясь и не пытаясь обсудить с Майроном происходящее, так как не видел в этом особого смысла. Сперва нужно убедиться в своих подозрениях, или опровергнуть их, а потом уже обсуждать. Переливание из пустого в порожнее, никогда не входило в число его любимых занятий.
Возле самой двери он машинально накинул на голову глубокий капюшон от мантии, не желая, чтобы эльфы раньше времени узрели свет камней, сиявших в его венце.
Войдя, он остановился в нескольких шагах от пленников, сверля их тяжелым взглядом из-под капюшона.
Да, эльфы. Изрядно потрепанные, как и следовало ожидать.
Задумчивый взгляд Мелькора внимательно обшарил первого, метнулся ко второму, изучил его, и, не найдя ничего интересного, снова вперился в того, чья рыжая шевелюра весьма приметно отсвечивала в полумраке темницы. Он был готов прозакладывать свою корону за то, что эта шевелюра была ему знакома. Да и фэа тоже. Те, кто думали, что эльфы для него лишь прах и пыль под ногами, не стоящий внимания, крупно ошибались. Внимание, его, правда, порождалось ненавистью, но от этого он не становился менее наблюдательным, созерцая, изучая, запоминая, и делая выводы. И сейчас он, пусть и не сходу, но опознал одного из закованных в кандалы эльфов.
- Нэльофинвэ Майтимо Феанарион, - его глубокий голос сейчас казался особенно чарующим, тем более, что он не позволил проскользнуть в нем даже единой нотке своей обычной злой насмешки, - Воистину, сегодня счастливый день для меня, ибо я имею честь оказывать гостеприимство сыну и наследнику верховного короля нолдор. Приветствую тебя в моем доме, и добро пожаловать.
Он тряхнул головой, сбрасывая капюшон, и яркий свет волшебных камней осветил его лицо. Спокойное и ясное, без тени злобы и насмешки. Да, он умел носить эту маску, и сейчас улыбался спокойно, и почти дружелюбно.

+4

12

В камере воцарилась тишина. Только скрипели звенья цепи по камню. Аралин хотел было сравнить результаты, но гордиться было нечем - с цепи разве что осыпались хлопья ржавчины. Кто-то добросовестный ковал. Помянув неведомого кузнеца недобрым словом, нолдо продолжал работу.
Вдруг он почувствовал, что гнетущее чувство стремительно усиливается. Вдоль позвоночника пробежал неприятный холодок.
"Это еще что такое..." - мысленно прикрикнул на себя воин, пытаясь стряхнуть наваждение. Удалось не вполне - сердце все еще сжимала ледяная рука. А за дверью камеры послышались шаги - кто-то пришел. Кто-то очень сильный и опасный.
Аралин поспешно выпустил цепь и сел ровнее, привалившись к стене, точно и не вел подрывную работу.
Дверь распахнулась, и в камеру вошел рослый мужчина, ростом выше почти что любого нолдо. Вот теперь воин понял, от кого могла идти эта жестокая сила... Узнал так хорошо знакомый по Аману силуэт, походку, да и голос, когда тот заговорил.
Моринготто. Лично, значит, пришел. А стало быть, все очень плохо.
Было уже не до липкого страха, исходившего от Падшего Валы. Теперь страх стал вполне предметным - лорд Нельяфинвэ. Его нельзя не узнать. Неужели конец? Аралин напрягся, силясь разорвать цепь, но скована она была на совесть, как он уже убедился. Никакая ярость не помогала.
А Враг еще и издевался. Негодяй, беглый раб! И угрожал, о, угроза была явной и очевидной. Но что он сделает?
От неожиданного и яркого света Аралин невольно зажмурил глаза. Слишком привык к темноте, чтобы нормально отреагировать. Сильмариллы... Так близко, только встать да руку протянуть. Враг, проклятый Моринготто, чтоб тебе самому на цепи сидеть! Нолдо машинально скручивал цепи, силясь порвать их.
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

13

Руссандол услышал звук открывающейся двери и с понятным интересом воззрился на возникшие в дверном проеме две фигуры в черном. Мощь их фэа была такова, что стена аванирэ, которую Майтимо выстроил в своей голове, чуть не дала трещину. Значит дела совсем плохи - то что крепость пропитана мощными чарами, Рыжий чувствовал и раньше, однако надеялся, что ее хозяева отсутствуют, а в твердыне обосновалась орочья стая, в лапы которой они с Аралином и попались.
Майтимо откинул голову, пытаясь разглядеть вошедших.Со своего места он видел только плащи да капюшоны. Тот, кто стоял ближе, тоже рассматривал его. Именно его, а не Аралина. Это Рыжему не понравилось еще больше, но он попытался принять вид в меру наивный и в меру испуганный, как то и годится рядовому дружиннику, попавшему в переделку.
- Нэльофинвэ Майтимо Феанарион, - сказало существо в капюшоне, и Руссандол прикусил губу, поняв, что все его хитрости сошли на нет, - Воистину, сегодня счастливый день для меня, ибо я имею честь оказывать гостеприимство сыну и наследнику верховного короля нолдор. Приветствую тебя в моем доме, и добро пожаловать.
Капюшон слетел с головы вошедшего, и Майтимо полоснул по глазам до боли знакомый свет. Он притягивал, этот свет, отцовские камни пульсировали ярко и пронзительно, как биение сердца.
Продолжать притворяться не было смысла. Мелькор - а это был он - опознал в нем сына Феанаро. Да и не смог бы Майтимо притворяться в мерцающем свете Сильмариллов, к которым сейчас был прикован его взгляд. Эльф заставил себя отвести глаза от венца на голове того, кого его отец назвал Черным Врагом Мира, и призвал на помощь всю свою рассудительность.
"Главное - не дать себя запугать. Да, это Вала, но мой отец его не боялся, когда говорил с ним у врат Форменоса."
- Благодарю, - ответил Рыжий так вежливо, что даже самому стало противно, - честь быть вашим гостем велика, а слышать ваши речи - неизьяснимая радость. Только дозвольте спросить - всех гостей вашего дома приглашают на ужин, спуская на них волков и оглушив дубинкой по голове? К тому же ваши гостевые покои пропахли сыростью, слуги - воры, стащившие у гостей последнюю рубашку, а горячего квениласа мы так и не дождались. Да и украшения, которые нам тут преподнесли, слишком уж тяжелы и неизящны. Может нам лучше покинуть ваш милый дом, о гостеприимный хозяин?
"Убьет на месте, - подумал Майтимо, закончив свою прочувствованную речь, - вместе с Аралином. А Судья нас ведь тоже не квениласом встретит"
От этой мысли на душе стало еще поганее. Но сдаваться Рыжий не собирался.

Отредактировано Майтимо (2013-10-23 23:10:50)

+4

14

Саурон ничуть не удивился, заслышав: "Ты тоже это заметил, Майрон?" Слишком долго существовали они с Мелькором рука об руку, чтобы понимать друг друга с полуслова, с полужеста, с полувзгляда... Не используя даже мыслеобразов и осанвэ.
– Идем. Я хочу взглянуть на пленников.
Владыка поднялся и направился к выходу; Саурон посторонился, уступая ему дорогу, и зашагал на почтительном расстоянии сзади - ровно таком, насколько позволяла субординация.
Похоже, дело и впрямь было нешуточным. Обычно, Мелькор не жаловал темницы своим присутствием: казематы и пыточные всецело находились в ведении коменданта. Лишь иногда заглядывал: когда пойманные эльфы представляли недюжинный интерес-и когда разум туманила жажда крови.
Шли молча, не обменявшись и словом, и остановились только у двери подземелья. Факелы брать не стали-оба-и Мелькор, и Саурон, видели в темноте так же явственно, как и при свете; мнение же пленников относительно скудости освещения Саурона интересовало в последнюю очередь.
Вошли все так же. Мелькор первым, Саурон вторым. Скорее безотчетно, чем намеренно, копируя движение Валы, он накинул капюшон от плаща-изрядно отсыревшего за то время, пока на плацу Саурон излагал гарнизону крепости перипетии внутриполитической ситуации и раздавал указания относительно действий в ближайшее время.
Он остановился на пороге; привалившись к косяку и скрестив руки на груди, Саурон с интересом взирал на дорогих гостей.  И пока Мелькор во все глаза рассматривал рыжего эльфа, Саурон из-под опущенного капюшона внимательно изучал второго, не сумев сдержать торжествующего оскала. Забавно... Очень забавно... Хотелось бы коменданту знать, заметил ли Мелькор то же, что заметил и он...
Из раздумий коменданта  вывел голос Мелькора. Знакомый своими интонациями-вкрадчивый, ласковый, обволакивающий,  торжественный-и неизмеримо опасный для того, в адрес кого звучал...
- Нэльофинвэ Майтимо Феанарион. Воистину, сегодня счастливый день для меня, ибо я имею честь оказывать гостеприимство сыну и наследнику верховного короля нолдор. Приветствую тебя в моем доме, и добро пожаловать.
Нэльофинвэ Майтимо Феанарион!
От осознания тех перспектив, что открывались перед Ангбандом с пленением старшенького  неистового Феанаро, у Саурона перехватило дыхание.
Он видел: Мелькор начал большую игру, ставка в которой была чрезмерно высока.
"Всех сокровищ мира не хватит твоему отцу, Феанарион, чтобы выкупить любимого старшего сына!"-и Саурон усмехнулся: едко, мрачно, вспомнив, как в отчаянной попытке скрыть свое подлинное имя, Феанарион с нарочитой небрежностью болтал будто бы о богатом выкупе.
... Всех сокровищ мира...
...Лишь бы не оступился...
Ставки в игре были действительно высоки. Лишь бы теперь, в самый неподходящий момент, не дава о себе знать боль в искалеченных руках; в такие минуты Мелькор становится бешен, безрассуден и неуправляем - и горе тому, кто мог в тот миг подвернуться под его горячую руку!
Лишь бы не оступился...

+2

15

Дерзкая речь пленника не осталась без внимания, и Мелькор поставил себе зарубку обязательно припомнить ему все, от первого до последнего слова. Потом, разумеется. Сейчас снимать маску доброжелательности было неразумно. Не то, чтобы он рассчитывал, что Майтимо легко поддастся очарованию спокойного голоса и купится на фальшивое дружелюбие, но, кто знает? Шанс есть, им нужно воспользоваться. Нолдор всегда охотно слушали его в Амане, как-никак, именно он пленил их разум рассказами о заморских землях. И вот – они здесь. Правда, немного не так, как он планировал изначально, но, что уж теперь. Нужно работать с тем, что есть. Возможно, разум мальчишки еще можно затуманить коварными речами и перетянуть его на свою сторону? Это было бы как раз кстати, и не только потому, что от него можно узнать все о численности и целях тех, кто пришел сюда. Это было бы полезно, но… но во много крат слаще было представить себе ярость Феанора при горестном для него известии, что его старший сын, его гордость – склонился перед Темным Валой. Ради такого стоило немного потерпеть и дерзость. В крайнем случае, мальчишка ответит за нее чуть позже, если не пожелает говорить добровольно.
Губы Мелькора тронула легкая, чуть смущенная улыбка, словно бы речи старшего феаноринга действительно огорчили его и привели в замешательство. На самом деле, он полагал, что с пленными нолдор итак обошлись более, чем милостиво. И это была правда, надо сказать. Нандор, попадавшие в пыточные Ангбанда, могли бы это подтвердить… и, возможно еще подтвердят. Не словами, так видом. Если возникнет необходимость.
- Не гневайся на моих слуг, Майтимо. Увы, им не хватает манер, но не от того, что они желали причинить тебе и твоему соратнику… - воспользовавшись моментом, Мелькор вполне учтиво, как на торжественном празднике во дворце короля Ингвэ, поклонился второму нолдо, приветствуя его. - …какие-то неудобства. Земля Белерианда полна опасностей, и, увидев чужаков, мои слуги поступили сообразно привычке и приказам. Мы ведь не ждали гостей из-за моря, как ты понимаешь. – Это уже было откровенной ложью, но говорить правду о том, что они не только ждали, но и готовились, было бы глупо. Пусть лучше считают жителей Ангбанда чуть менее опасными, чем есть. – Мне очень прискорбно, что у тебя сложилось столь нелестное мнение о гостеприимстве моего дома, Майтимо, и, если позволишь, я с радостью постараюсь сгладить первое впечатление, пригласив вас воспользоваться моим истинным гостеприимством… если, разумеется, вы подтвердите, что пришли сюда не как враги.

+1

16

Майтимо только сейчас понял почему отец строго-настрого запрещал им общаться с Темным Валой. Голос у Моринготто был прямо таки чарующий, он обволакивал разум и усыплял недоверие. Еще немного - и действительно можно поверить, что произошло недоразумение, и гостеприимный хозяин твердыни прикажет снять с них цепи и примет как важных гостей.
Но Рыжий вспомнил разгромленный Форменос и растерзанное тело короля Финвэ. Его родич был убит из-за Сильмариллов, которые сейчас мерцали так, словно просили о помощи. А то, что случилось потом.. Если бы Мелькор не совершил то страшное деяние, не было бы и злосчастной стычки в Альквалондэ, о которой Майтимо не мог вспоминать без стыда и душевной боли.
А потому Темный Вала, конечно, говорит красиво. Вот только верить ему нельзя. Не ждал он гостей из-за моря, как же... А волки и прочие милые создания на побережье оказались по собственной воле.
Руссандол лихорадочно обдумывал, как вести себя дальше... Высказать Моринготто все, что он думает о его вежливости и гостеприимстве? В этом случае они с Аралином останутся в этом сыром склепе, а про то, что будет дальше - даже думать не хочется.
Продолжить учтивую беседу и заверить Темного Валу в том, что нолдор не собираются на него нападать? Не поверит. Но, во всяком случае, это даст надежду потянуть время. А там отец что-нибудь придумает... Придет войско, начнется осада. Возможно, под шумок удастся сбежать...
Рыжий понимал, что его надежды наивны и почти несбыточны. Но все же решил попробовать - а вдруг... К тому же он будет выглядеть смешно, если даст волю гневу и бешенству. Майтимо это прекрасно понимал, а потому преодолел ненависть и отвращение, которые так и не смогли усыпить учтивые Мелькоровы речи, и улыбнулся уголками губ.
- Мы пришли сюда не как враги, - сказал Рыжий все тем же медоточивым голосом, от которого его тошнило, - мой отец давно хотел покинуть Пресветлый Аман. Не он ли говорил на тирионских площадях и улицах, что Валинор для нас, эльфов, золотая клетка, из которой должно вырваться на свободу. Мы будем здесь жить, и мы желаем только мира. Но, однако, к вам, глубокоуважаемый хозяин твердыни, у моего отца есть вопрос, который необходимо разрешить. Вопрос этот - о Сильмариллах, творении его рук, которые попали к вам не сказать чтобы случайно. При этом погиб всеми нами чтимый король Финвэ. Мой отец желал бы получить назад свое имущество и виру за кровь нашего родича.
Майтимо прекрасно знал, что Феанаро не удовлетворится никакой другой вирой, кроме вражьей крови. Но Моринготто об этом знать было вовсе не обязательно.
"Я даже не споткнулся на слове "глубокоуважаемый" - подумал Руссандол, - это радует" И улыбка на его лице стала еще шире.

Отредактировано Майтимо (2013-10-25 21:21:46)

+3

17

Аралин поморгал, пытаясь сбросить навязчивое чувство недоумения. Не нравился ему тот тон, в котором пошла беседа - и наигранная учтивость Моринготто, и его слащавая улыбка, и явное намерение лорда подыграть Темному. Хотя фальшивость сладких речей о гостеприимстве и случайной ошибке была очевидна хотя бы потому, что с них не сняли первым делом цепи. Враг потребовал учтивых заверений, и Аралин расхохотался - чуть хрипло, потому что в горле давно пересохло, но довольно искренне. "А ведь Моринготто, сильнейший из всех в Арде... боится нас. Безоружных, уставших, возможно, раненных. Боится, будучи вдвоем со своим слугой, с майа!"
Это внушало надежду. Верно, зря пугал их Эонвэ - Валар солгали, как и всегда. Им достанет сил победить, какую бы цену ни пришлось заплатить за победу. Оно того стоит. Кровь короля вопиет об отмщении.
В разговор Аралин не вмешивался, не желая мешать лорду и отлично понимая, что не выдержит того же насмешливо-наигранного тона. Вместо этого он наблюдал за врагами. Моринготто почти не изменился с Амана... но вот руки... руки были обожжены, и, кажется, не только что. В любом случае, нолдо еще не приходилось видеть, чтобы айну не мог во мгновение ока исцелить любую свою травму...
Мысль эта так увлекла воина, что он прослушал половину сказанного. Как же такое могло случиться? Что произошло с Моринготто, что он стал так уязвим? И - молнией - иная мысль: его можно убить. Если он не в силах более исцелить себя, значит, его можно ранить, можно искалечить, можно убить обычным оружием! Да, Валар лгали. Победа им вполне по силам. Глаза Аралина горели огнем.
А в следующий миг нолдо понял, от чего эти ожоги. В голове прозвучали слова Варды: "Ни смертная плоть, ни нечистые руки не коснутся их, ибо будут обожжены"...
Аралин снова рассмеялся - короткий смешок, даже веселый. Не принесли Врагу утешения камни государя! В короне носит, а в руки взять, как видно, не может... Он ни мгновения не сомневался в причине ожогов - слишком хорошо лег на душу сделанный вывод.
Почувствовав на себе пристальный взгляд прислужника Моринготто, нолдо хмыкнул и ответил вызывающим взглядом в глаза. Он испытывал одно только презрение к этим айнур и, хотя вынужден был прятать его до срока, все же не мог заставить себя улыбаться любезно.

[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+1

18

Восторженный угар первых минут сменила трезвая рассудительность. Саурон внимательно прислушивался к разговору двух лицемеров, и невольно задавал себе вопрос: чьей игрой он больше восхищается: Мелькора, съевшего собаку (и не одну!) в деле  обольщения эльфов и иже с ними, или старшенького феаноринга, только-только ступившего на тропу большой политики, но уже явно делавшего успехи в этом непростом и неблагодарном деле. Хотелось бы ему знать, у кого из высоких договаривающихся сторон первым сдадут нервы-и он явит свои истинные чувства? Сам Саурон ставил на Майтимо-не столько из-за верноподданнических чувств, сколько памятуя о талантах Мелькора плести и плести нить интриги, обвивая собеседника нитями пустых, ничего не значащих-но безумно приятных слов...
Попутно Саурон вслушивался в слова пленника-и не мог не заметить, что тот-таки проболтался-намеренно или случайно-о цели прихода западных эльфов в Средиземье. За Сильмариллами пришли... Ничего удивительного. Уж он-то, насмотревшийся на дивные камни и желавший их больше, чем что бы то ни было еще; больше, чем саму власть-уж он-то понимал, какие чувства испытывал Феанор, лишившись Сильмариллов.
Пусть косвенно, но Нельяфинвэ подтвердил ту мысль, что сформировалась у Саурона по итогам совета Большой Тройки. За камнями приплыл именно Феанор. За камнями-и за головой Мелькора, или слишком плохо Мелькор знал характер Феанора, рассказывая о бывшем ... Кхм... "приятеле" своим соратникам.
О том, что Нельяфинвэ привел войско один-не могло быть и речи. Мелькор был слишком низкого мнения об организаторских способностях старшего феаноринга, подкаблучника, слабой тени за спиной великого отца, чтобы поверить в то, что такой малозначительной фигуре доверят управление войском. Да и не отказался бы Феанор от идеи самолично выгрызть драгоценные камни у врага.
Нет, Феанор пришел. Сам. Вопрос в том, кто пришел с ним еще...
Взгляд Саурона вновь метнулся ко второму эльфу. Глупец. Забыть об аванирэ в стане врага! Неужели не понимает, что с мощью Мелькора, с мощью Саурона  его выпьют целиком и полностью прежде, чем он успеет закрыться? А что если сейчас? Пока этот надутый, самодовольный эльф гордится самим собой, гордится своим принцем... И, поди, уверен, что всех победит? Каждый эльф, что попадал в Ангбанд, начинал с этого. С закосневших лозунгов: "Вам никогда не победить, проклятые трусы! Мощь эльфийского народа велика! Режим Черной Крепости падет!" Саурон вдосталь насмотрелся на таких  пропагандистов... Убивать не убивал-вот еще, доставлять удовольствие хвастаться за морем, что своим уходом приблизил победу эльфийского оружия. Отправлял в каменоломни. Пусть потрудятся на благо Ангбанда. На победу Черной  Крепости.
И этого не убьет.
В отношении молодого эльфа у Саурона сложился совсем иной план...
Мысленно он вновь вернулся к идее о вторжении в сознание... Но тут же отказался от нее. Пока Мелькор  изображает из себя радушного хозяина. А радушные хозяева не копаются в воспоминаниях дорогих гостей без разрешения.
"Но я еще успею это сделать.
Успею, эльф..."

+2

19

Трудно было сказать, поддался мальчишка-феаноринг на сладкие речи, или просто осторожничает, но менять тон Мелькор не собирался. Тем более, что сам склонялся скорее ко второму. Слишком уж красноречивым был хриплый смех второго пленника, вряд ли Майтимо доверчивее его. Что ж, следовало поднажать и еще больше запутать обоих. И, все же постараться очаровать их, добиться доверия. Или, по крайней мере, пробудить сомнения. И пусть в этом он не знал равных, на сей раз, дело усложнялось тем, что нолдор были слишком предубеждены против него.
- Я рад, Майтимо, что твой отец решил все же покинуть золотую клетку, в которой вы были заперты, и вернуться туда, где мой отец, Творец всего сущего, назначил жить вашему народу. Воистину, ничто не может порадовать меня так, как исполнение замысла Его, коим он поделился некогда со мной и другими Стихиями.
Голос Темного все так же тек, журчал, обволакивал. Голоса Валар всегда были прекрасным инструментом, но только он додумался до того, чтобы превратить свой голос в оружие убеждения и обольщения. Словно бы касаясь чутких струн арфы, он искусно, как иные музыканты, вплетают в музыку один звук за другим те или иные аккорды, заставлял интонации меняться, превращая свою речь в мелодию, гармония которой была безупречна, и нарушалась разве что мыслями, которые даже тенью не просвечивали в спокойном и ясном взгляде.
- И я с радостью встречусь с твоим отцом, Майтимо. Нам с ним нужно многое сказать друг другу, и, разумеется, я не буду ни препятствовать ему в том, чтобы поселиться на свободных землях Эндорэ, ни удерживать у себя долго то, что принадлежит ему. – Мелодия слов чуть сбилась, и в нее диссонансом вплелись нотки горечи. - Мы оба с ним попали в расставленную ловушку. Он – не пожелав отдать то, что считает своим по праву мастера, я – выполнив то, что мне… - он резко замолк, обрывая себя, и, изобразив на лице мучительные колебания, покачал головой. – Впрочем, об этом я буду говорить с ним, не с тобой.
Эта игра слов забавляла его. Ему всегда нравилось переплетать слова в причудливую паутину, составляя у собеседников ощущение пронзительной искренности,  а на деле, не говоря ни слова правды.
"Разумеется, драгоценный мой нолдо, я не буду удерживать у себя долго то, что принадлежит твоему отцу. Вот только, из всего, что есть в Ангбанде, ему по праву принадлежишь только ты, ничего больше. И я не стану удерживать тебя долго, о, да. Я отправлю тебя отцу… частями, если он будет артачиться"
- Что же касается короля Финвэ… - он замолк, и его прежде спокойное лицо дернулось, исказившись не то от скорби, не то от смущения, - Мне воистину жаль, что я не один был у врат Форменос.
Словно желая прервать мучительный разговор, он обернулся к Майрону, который, все так же молча, стоял рядом.
- Распорядись приготовить комнаты для дорогих гостей, Майрон.
"И не спускай с них глаз. Следи за ними днем и ночью, Майрон. Ты знаешь, как это важно"

+4

20

"Говорит - как поет, - подумал Рыжий, - только ведь не верю я вам ни на грош... глубокоуважаемый. Ни добрым намерениям, ни сожалениям. Может вы мне тоже не верите - но тут уже кто кого перехитрит. С отцом он переговорить хочет... Отец этого тоже хочет, да еще как..."
Хорошо зная своего отца Майтимо не сомневался, что тот бросится на врага с мечом при первой же возможности. И либо погибнет, либо победит. Рыжий  уже успел уразуметь, что смертная плоть грозного Валы уязвима. А значит...
"А значит надо прикидываться дальше. Гостевые покои навряд ли так хорошо охраняются, как темницы и подземелья. Оттуда можно сбежать. Уверен, что можно. Только бы Аралин не сорвался - слишком уж нервничает нолдо-воин. Мне тоже на убийцу Финвэ и смотреть-то противно, но надо сохранять спокойствие. Вот уж никогда не думал, что у меня получится вести с Моринготто приятную беседу."
- Король Феанаро будет очень рад переговорить с вами, - сказал Майтимо серьезным голосом полномочного королевского представителя . - Раз уж мы ваши гости, а не пленники, то и беседа будет... с надеждой на примирение. Надеюсь, что отец поймет - произошла трагическая ошибка. Исправить ее уже нельзя - но есть возможность не наделать новых. Что же касается Сильмариллов - то это будет главным камнем преткновения в вашей беседе. Вернее камнями - тут Рыжий позволил себе ироническую улыбку, - ведь их три...
С каждым переливом света во вражьей короне, в душе Майтимо что-то будто обрывалось, причиняя почти физическую боль. Рыжий не знал, почему он так чувствует себя, но копаться в ощущениях и душевных страданиях не было времени.
- И может вы наконец прикажете избавить нас от этих украшений?, - Майтимо звякнул цепью, - Я хороший кователь и умею ценить металлы, но мне кажется, что железа на нас слишком много.
"Пусть только с нас снимут цепи, и мы постараемся как можно скорее покинуть ваш замок, любезный хозяин"

+1

21

Напевная речь Моринготто, прежде так очаровывавшая Аралина, теперь только приводила в ярость. Если там, в Валиноре, он с удовольствием внимал сладким речам Мятежника, то после всего случившегося он на собственной шкуре понял, как ядовиты его слова и насколько им можно верить. Хуже всего было то, что Моринготто предпочитал полуправду грубой лжи, и вытащить из его сказки истину было задачей тяжелой.
Услышав голос лорда, нолдо с трудом удержал рвущуюся с языка бранную отповедь. Все же у Феанариона явно были какие-то свои планы, иначе не хитрил бы он с Врагом! Аралин, уже наломавший за последнее время немало дров, попытался не натворить хотя бы еще одной глупости - а точнее, подлости, потому что любая глупость в этих стенах должна была называться только так. Поэтому он уткнулся взглядом в пол, пряча эмоции.
Под конец речей принца нолдо понял, к чему тот клонил. Прикинуться, что поверил, и воспользоваться малым шансом... Да, очень малым, но все-таки лучше, чем ничего. Аралин понял, что придется подыгрывать, но лицедей из него был никакой. Максимум, на что был способен воин - не сорваться. И все-таки он пригасил ненависть в глазах и изобразил улыбку.

[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

0

22

Саурон так увлекся спектаклем под названием "Беседа двух прохвостов", что едва не проворонил слова Мелькора, обращенные к нему лично. Слова... И сопровождающее их осанвэ:
- Распорядись приготовить комнаты для дорогих гостей, Майрон. "И не спускай с них глаз. Следи за ними днем и ночью, Майрон. Ты знаешь, как это важно"
"Я понимаю, мой повелитель. Пленники будут под неусыпным надзором днем и ночью!"
Им не сбежать отсюда-как бы они ни старались. Сам Ангбанд не даст. Ангбанд, что выпевал он, Саурон; Ангбанд, на каждой пяди которого лежали его, Сауроновы, чары. Стоит эльфам чихнуть-и он пожелает им доброго здоровьичка; стоит эльфам переступить порог покоев-и он немедленно узнает об этом.
"Трижды глупцы, если вы еще надеетесь на что-то!"
Краем глаза он оценил расстояние от Мелькора до пленников. Хорошо. Тщательно выверенное. Если вдруг пленные решат воспользоваться отсутствием второго майа и придушить Мелькора (по неведомой причине вдруг позабыв, что тот неудушаем-ну вот ни чуточки)-длина цепи им не позволит. Хотя... Сынок Феанаро едва ли позволит себе подобную глупость. Второй эльф может... Надо с ним ухо востро держать.
С другой стороны, в этой связке именно дружинник-самое слабое звено...
Саурон отвесил церемонный поклон и вышел в коридор, где в ожидании итогов переговоров толкались десятка два орков-и давешний толмач, записывающий разговоры пленных. Он бы и сейчас послушал, но боялся без прямого разрешения Мелькора. Вдруг тот, чтобы разжалобить дорогих гостей, начнет толкать истории из своего горького детства, когда вероломный старший брат отобрал у него любимую соломенную уточку... Узнает Мелькор, что кто-то, кроме пленных (и так, считай, уже покойников) проведал про его маленькую слабость - головы дерзкому не сносить!
- Приготовьте покои для дорогих гостей,-велел Саурон ровным голосом, обращаясь к толмачу.-Самые роскошные.
- Так ведь это же... - пискнул толмач.
- Именно,-кивнул головой Саурон; он ничуть не сомневался, что Мелькор мыслит точно также, и отдавая приказ о гостевых покоях, имел в виду шикарные апартаменты рядом со своей спальней. Для Особо Дорогих Гостей...
- И ключи от цепей принесите,-велел он, предупреждая желание Мелькора. Рано или поздно, но Повелитель прикажет расковать этих лицедеев, и тогда ключи должны быть наготове. После чего, дождавшись поклона майи и его заверения, что все будет сделано в точности, вернулся вновь в темницу.

+1

23

Странный это был разговор, в котором собеседники не верили друг другу ни на полпальца. Но Мелькору было даже забавно прикидывать, где и в чем эльфы поддались на его речи, а где еще сомневаются. Эти, правда, были крепким орешком, и вряд ли прониклись уже. Но, все было впереди. Несмотря на всю свою самоуверенность, он был далек от мысли, что ложь подействует быстро. Нет, ее нужно вливать постепенно, по капле, так, чтобы она органично вплеталась в представления жертвы о мире и медленно вытесняла правду. Этим, собственно, он и собирался заняться. Чуть позже. Когда эти двое убедятся в том, что убежать из Ангбанда им будет не так просто, как им мечтается. Майрон, что ни говори, создал крепость ничем не хуже Утумно. Да и сам Мелькор собирался присматривать за «гостями» Даром он, что ли, намеревался разместить их в лучших покоях? Тех самых, что находятся от его спальни буквально через стенку. Честь немалая, что и говорить. И эту честь гостям придется оправдать.
Вала чуть склонил голову, словно принимая реплику Майтимо относительно камней. Он и сам не сомневался, что полубезумный потомок Финвэ будет драться за свои камни зубами и когтями, если понадобится. И что с того, что когтей у эльфов отродясь не было? Этот ради такого случая отрастит.
- Мы поговорим с твоим отцом, Майтимо. И, уверен, найдем способ устранить все, что нас разделяет. – Темный чуть улыбнулся, все так же доброжелательно глядя на нолдо. – Мы, в конце концов, теперь соседи. Не думаю, что Феанаро желает погрузить благословенную землю Белерианда в хаос, и утопить ее в крови. Я тоже не хочу этого. Разве это не повод, чтобы попытаться договориться миром?
Не дожидаясь ответа, он полуобернулся к Майрону, как раз снова вернувшемуся в темницу. Им не нужно было осанвэ, чтобы по одному взгляду понимать друг друга. И Мелькор мог, даже не спрашивая, с легкостью угадать, зачем его первый помощник выходил, и что он сказал тем, кто дожидается снаружи. Подарив майа быструю усмешку, он, очень серьезно, приказал:
- Прикажи снять оковы с гостей, Майрон, и проводи их в лучшие покои замка. Пусть для них приготовят купальню, подберут чистую одежду и накроют стол в парадном зале. – Обернувшись к эльфам, Вала поинтересовался. – Я надеюсь, мои гости окажут мне честь, разделив со мной трапезу?
Было даже забавно размышлять, не стукнет ли эльфам в голову, что темный попытается опоить их чем-то во время обеда. Нет, такой способ тоже годился в некоторых случаях, но в данном конкретном это выглядело бы слишком уж примитивно и безыскусно.

+2

24

Кажется, дела не так уж плохи - Рыжий был уверен, что без цепей и ошейника их с Аралином шансы на удачу намного возрастут. Немного тревожило его то, что Моринготто так легко поверил его наглому вранью. В особенности, если учесть, что лгал Майтимо впервые в жизни и лгал Вале и его приспешнику, рангом не ниже от майя.
"Готов побиться об заклад на отцовские Камни, что Темный не верит мне ни на грош. И еще этот обед... Кто знает, чем там нас накормят"
Рассказы старших эльфов об ужасах, творившихся в Белерианде до того, как Ороме их отыскал, сразу вспомнились молодому нолдо. Одним из этих ужасов было пожирание эльфов орками и волколаками. Майтимо не сомневался, что делалось это с полного попущения и самого Мелькора и его подручных, которые может и сами не чурались такой пакости.
"Сейчас в Белерианде война идет... Может есть и пленные".
Рыжий не стал додумывать дальше мысль, от которой его желудок прихватили спазмы, но решил про себя за обедом мяса не есть ни в каком виде. И не пить вина - а то мало ли что...
- Благодарю, - сказал он вежливо, - мы рады вашему приглашению и охотно его принимаем. Надеюсь, вы дадите мне возможность сообщить королю Феанаро, что я не пленник, а гость - и в полной безопасности?
"Главное, чтобы отец узнал, где я... Правда, он может натворить беды в горячке и бешенстве, но лучше уж так, чем меня будут разыскивать по тем лесам, где наши отряды можно перебить поодиночке."
Майтимо осторожно переменил положение, стараясь не очень морщиться от боли в затылке, и стал ожидать дальнейшего развития событий. Он был доволен собой, хотя проклюнувшиеся внезапно способности враля и лицемера довольно сильно смущали Рыжего.
"Ложь, направленная против врага есть военная хитрость, - утешил он себя мысленно, - не налги я с три короба, нас потащили бы в пыточную. Я ведь и об Аралине заботиться должен - командир отвечает за своих солдат. Ничего, сейчас вымоемся, что тоже неплохо, пообедаем, нас оставят одних, а там увидим"

Отредактировано Майтимо (2013-11-09 21:53:08)

+2

25

Вот теперь Аралин удивился по-настоящему. Менее всего он ожидал, что Моринготто все-таки поведется на игру лорда и в самом деле снимет с них цепи. Соблазн свернуть ему шею был огромен, да только вряд ли дадут - а рисковать понапрасну нолдо не хотел. Во время обеда мог представиться шанс гораздо лучше, а до него можно было успеть отдохнуть немного, что увеличило бы его силы. Да и с лордом бы договориться успели.
Все еще не рискуя вмешиваться в словесную игру Феанариона и Врага, Аралин пока приглядывался ко второму темному. Правда, тот почти сразу же вышел, не дожидаясь даже распоряжений Моринготто. Значит, либо тот отдал приказ мысленно, либо сценарий был условлен заранее. Либо и то, и другое. Так или иначе, это означало лишь одно - следовало срочно искать способы обхитрить врагов. Что-то, чего они не ожидают, что-то новое.
Аралин боялся и думать о том, что предпримет Король, узнав о пленении первенца. Несмотря на то, что принц явно делал ставки на его помощь, нолдо не был уверен в том, что их сумеют вызволить быстро... Разумнее было бы пытаться бежать самим. А еще лучше - чтобы Феанарион бежал, а он остался и попытался бы убить эту темную сволочь... Мечты, мечты. Воин резко оборвал себя. Не до них сейчас.
Нужно было выбраться из камеры и получить возможность остаться с лордом наедине. Кажется, это уже было близко.
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

0

26

Когда Мелькор отдал свои распоряжения, стражник с ключом уже переминался с ноги на ногу за спиной Саурона, дыша ему в спину в районе лопаток. Так. Ключи готовы, покои спешно приводят в порядок (пока доберутся-будут окончательно готовы)... Купальня... Воды нанесут (он отдал по осанвэ приказ принести в гостевые покои нужное количество горячей воды). Одежда... Вот про одежду он не подумал.
- Ключи!-протянул Саурон руку, и звенящая связка упала ему в руку.-Два плаща. И обувь для господ. Живо!-прошипел Саурон сквозь плотно сжатые зубы, и стражника как ветром сдуло.
Оковы с пленных он снимал сам, всей своей позой выражая почтительность  к столь высоким гостям, соблаговоливших посетить их скромное жилище. Главное было-не переиграть, и Саурон с этой задачей на свой беспристрастный взгляд неплохо справился.
Вскоре вернулся стражник, волоча требуемое. Плащи, малость истрепавшиеся, но чистые. От них даже не воняло орчатиной,-запахом , которым пропитался каждый закоулок Ангбанда. И сапоги-явно с чужой  ноги, такие же побитые и истершиеся. Но на безрыбье-и рак рыба.
- Простите, принц!-отвесил он изысканный поклон, протягивая дорогим гостям обувку с плащами впридачу.-Ваша одежда истрепалась и испачкалась; ее выстирают, заштопают и принесут вам после купальни. А у нас не шьют одежду на фигуры, подобные вашим. Эльфы-редкие гости в Агбанде... "Гости - безусловно редкие, а вот пленники-часты. Но боюсь, тебе, Нельяфинвэ Майтимо Феанарион не придется по нраву одежда заключенных. Хотя, как знать, как знать... " Пока наденьте эти плащи-все лучше, чем ничего...
Он терпеливо дождался пока,  эльфы пытались влезть в сапоги; случайно или нарочно, но обувку стражник принес явно на размер меньше. Потом все с тем же  поклоном сказал:
- Пойдёмте, дорогие гости. Я провожу вас. Ах да... - пробормотал он, вспомнив.-Письмо королю Феанаро... Разумеется, принц,-кивнул Саурон головой, поймав взгляд Мелькора.-В покоях вас уже ждут письменные принадлежности. Прошу,-и вежливо посторонился, давая гостям дорогу.
... До покоев дошли в полном молчании, в сопровождении дюжины орков: шестеро спереди с яркими факелами, шестеро сзади. "Я не простил бы себе, предоставь в распоряжение принца нолдор меньшее число сопровождающих",-пояснил Саурон с мягкой улыбкой, мысленно добавив про себя: "И тюремщиков". Когда он уйдет, вся дюжина останется у двери  гостей почетным караулом. Саурон сумеет это даже обосновать: по коридорам крепости, находящейся в состоянии войны с алчными соседями, опасно ходить без эскорта. Впрочем, если эльфы не такие дураки-они поймут все правильно.
Вскоре остановились у двери, обитой кованым железом. По знаку Саурона ее открыли, потянув за делезное кольцо... Комендант снова посторонился.
- Ваши покои,-вся та же почтительность без тени насмешки.-Мягкие кровати, горячая вода... На столе-письменные принадлежности.  Если потребуется помощь-просто позовите. У вашей двери специально для помощи будут пребывать несколько слуг-и стражников... Для вашей же охраны,-и торжественно произнес спич о нецелесообразности брожения по крепости в одиночку. - Пока отдыхайте... К  трапезе вас позовут.
Дождавшись, пока эльфы войдут, он кивнул оркам; дверь лязгнула с холодным металлическим стуком. Вся дюжина вытянулась у двери почетным караулом; Саурон покосился на охрану, подумал-и отдал приказ по осанвэ Тхурингветиль вдобавок прислать несколько майар в обличии летучих мышей для дополнительного наблюдения за нолдор . После чего, с чувством выполненного долга, отправился на кухню-наблюдать за приготовлением к торжественному приему.

+1

27

Рыжий не знал, кто вызывал у него большее омерзение - сам Моринготто, или тот, кого Вала называл Майроном. Слово "гнусный" застряло в мозгу гвоздем все то время, пока освобожденный от цепей Майтимо обувал чужие сапоги, явно содранные с какого-то злосчастного авари, не вовремя подвернувшегося под руку этой злобной стае. Плащ эльфийской работы тоже не придал нолдо хорошего настроения - он чувствовал женские чары, любовь эльфийки, соткавшей этот плащ - кому? Мужу? Сыну? О судьбе хозяина плаща лучше было не думать.
Сапоги были тесны, но Рыжий счел это мелкой неприятностью. Самое главное - на нем больше не было этого чертова железа.
Он шел за Майроном по коридорам, прикидывая, где они сейчас могут находиться. Явно не под землей - коридоры спиралью подымались вверх. Количество стражи Майтимо успел оценить и ухмыльнулся в ответ на слова о почетном эскорте.
Аралин, хвала Валар за маленькие милости, шел за ним тихо и молча. Рыжий боялся его реакции на эльфийскую одежду, явно содранную с убитых, но у воина хватило разума промолчать. Учится эльда, быстро учится. Ага, а вот и покои для дорогих гостей.
Когда за Майроном захлопнулась дверь, Майтимо перевел дыхание. Ну и существо... А был ведь когда-то майя, не хуже прочих. Чем их Моринготто сманил, неужели в Валиноре хуже было. Ладно, отцу не хватало свободы - но в этих стенах свободой и не пахнет.
Рыжий вырахительно посмотрел на Аралина, коснулся пальцем уха, тогда показал на стену и снова на ухо.
- Ну вот, - сказал довольным голосом, - наконец-то достойный прием. Письмо отцу напишу чуть попозже, а сейчас мыться и приводить себя в порядок. Нас ожидает званый обед.
Разум Феаноринга тем временем возводил коридор защищенного осанвэ. Надежные каменные стены - Майтимо вспомнил о том, что аванирэ силой проломить нельзя, можно только заставить снять. Ничего, если их подслушивают, то пусть поломают головы, говорят они с Аралином мысленно, или нет.
"Рауко побери их званый обед, - полетело по коридору, - ну и мерзкие же твари. Аралин, друже, ты как - в состоянии мыслить рассудительно и разумно? Нам надо обдумать, как отсюда сбежать И я намерен сделать это в ближайшее время"

Отредактировано Майтимо (2013-11-11 00:44:46)

+2

28

По знаку Моринготто его прислужник кинулся снимать с них цепи, и Аралин с трудом удержался от брезгливой гримасы при его прикосновении. Почему-то оно было отвратительным - быть может, из-за почтительности, которую тот проявлял, а может, просто от того, что он служил Врагу.
Принесли одежду, потрепанную, правда, но это было куда лучше, чем оставаться почти нагими. Нолдо упрямо втиснулся в слишком маленькие сапоги - жали, конечно, но вполне терпимо - и накинул на плечи плащ, решив не думать о судьбе его бывшего хозяина. И о собственной грядущей судьбе. Воин не сомневался, что живым отсюда не выйдет, но надеялся, что принц сумеет бежать. Или что его хотя бы выкупят.
А вот в коридоре их ожидал такой сюрприз, что Аралина чуть не затошнило - дюжина конвоиров, сперва принятых им за эльфов. От мысли о том, что эльдар могли служить Врагу, нолдо просто затрясло, но, к счастью, в следующее мгновение он понял, что эти существа иной природы, хоть и похожие на них внешне. В этих тварях не видно было ни капли добра или тепла, они источали злобу и ненависть; заметны были клыки во рту и непривычный, жутковатый разрез глаз. Теперь воин догадался, кого видит. Ему приходилось слышать об ирчах, но видеть - еще нет, и шок был довольно сильным. Так что Аралин даже не высказал ничего по поводу качества одежды и щедрости Моринготто, хотя и собирался съязвить на этот счет.
Теперь мысли его были заняты представившимся шансом обсудить все с принцем.
Дюжина стражей так и осталась стоять у дверей. Проклятье... а с другой стороны, их же только дюжина. По шестеро на каждого, вполне можно сладить, особенно при невероятном умении принца владеть клинком. Да, оружие еще придется придумать, как раздобыть.
Оставшись вдвоем, эльфы переглянулись, и Аралин наконец дал волю эмоциям. Лицо его отражало омерзение и ненависть к темным.
- Званый обед - это прекрасно, мой принц. Я умираю от голода, - вежливо ответил он, с трудом удерживая голос в рамках.
А потом случилось нечто странное. Лорд коснулся его сознания, приглашая открыться. Нолдо чуть приоткрыл разум, но, раньше, чем Феанарион даже договорил, Аралин понял, что их подслушивают. Его обдало холодом.
- И это называется гостеприимство, - с яростью. - Читать чужие мысли!
Нолдо в бессильной ярости прикусил губу. Нет, понятно, что их истинные намерения Враг понимал так же хорошо, как они - его, но все равно прокол был крупным. И сколько всего надо было сказать друг другу!
Аралин оглядел комнату и подошел к письменному столу. Взял бумагу, обмакну перо в чернила и быстрым, размашистым зеркальным тенгвар (на всякий случай... вряд ли его умеет читать кто-то, кроме самого Моринготто) написал:
"Мой принц, разум здесь открывать, как видно, чрезвычайно опасно. Лучше будет нам общаться таким способом. Надеюсь, я в состоянии мыслить трезво," - он усмехнулся. Весьма сомнительное утверждение, этим качеством воин никогда не отличался. - "Полагаю, прежде всего следует подкрепиться, ведь мы давно не ели. Но с другой стороны, этого мне вовсе не хочется. Кроме того, нас подозревают в намерении бежать. В коридоре дюжина стражников, но если позвать - часть войдет сюда. Тогда мы сможем разделаться с ними по отдельности. "
[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

+2

29

Майтимо почувствовал, что кто-то пытается влезть в его разум и с досадой обрубил осанвэ. Вот ведь незадача... Впрочем, а чего еще было ожидать от хозяев этого уютного уголка. Вслух не поговорить, мысленно тоже... Он поглядел на Аралина, быстро что-то писавшего. Ага - весьма умно. Рыжий возблагодарил судьбу, пославшую ему сообразительного напарника. "Вернемся домой, - подумал, - быть ему кано. Если вернемся"
"Мой принц, разум здесь открывать, как видно, чрезвычайно опасно. - прочитал Майтимо и поморщился, вспомнив гнусное ощущение, настигшее его во время осанвэ, -   Лучше будет нам общаться таким способом. Надеюсь, я в состоянии мыслить трезво. Полагаю, прежде всего следует подкрепиться, ведь мы давно не ели. Но с другой стороны, этого мне вовсе не хочется. Кроме того, нас подозревают в намерении бежать. В коридоре дюжина стражников, но если позвать - часть войдет сюда. Тогда мы сможем разделаться с ними по отдельности. "
Рыжий сложил листок и задумался. С одной стороны - Моринготто знает, что они хотят сбежать. Но в принципе, это его не должно особо удивить. С другой стороны - даже если им удастся справиться с охраной( ох и мерзкие создания), то возникает следующий вопрос - куда бежать? В каком направлении? По этим странным коридорам, словно источающим зло?
Не лучше ли все таки отправиться на званый обед, а по дороге прикинуть, в какой стороне выход. Хотя бы приблизительно.
Майтимо подошел к столику и обмакнул перо в чернила:
"Наверное нам все таки придется посетить этот злополучный обед, чтобы сообразить, где мы находимся, и в какую сторону лучше будет удирать. Должны же здесь быть хоть какие-то окна, не забранные решетками. Что скажешь?"
В том, что ему удастся обезоружить одного из часовых, Рыжий не сомневался. Как не сомневался и в том что им с Аралином удастся прорваться с оружием в руках. Но вот куда дальше? Майтимо вовсе не хотелось налететь в коридоре или дворике на отряд ирчей, маршируюий по своим делам. Или на этого мерзкого Майрона...
Он положил перо и пододвинул листок к Аралину.

Отредактировано Майтимо (2013-11-12 01:21:10)

0

30

Аралин, немного подумав, отложил в сторону один из листов. Им еще письмо писать, между прочим, а иначе будут лишние и неудобные вопросы. Да и мало ли - пригодится. А остальной бумаги хватит для обсуждения, если писать мелким почерком.
Прочтя написанное лордом, он покачал головой. Взял перо и стал отвечать мелким, убористым почерком:
"На обед точно придется идти - ведь мы очень давно не ели. Долго ли мы продержимся без пищи и воды? И, возможно, удастся узнать что-то полезное, вы правы. Если потом нас вернут в эту же комнату, а не разделят, можно будет придумывать хитрость, которая позволит нам пройти мимо стражи. К сожалению, оружия у них нет, кроме дубин... Придется убивать подручными средствами," - он покосился на тяжелый стул. Да и дубинкой можно проломить голову орку. А еще можно задушить... Но все будет трудно, очень трудно. Проклятье, враги все предусмотрели.
"Я не представляю себе, где мы можем находиться. Это тоже следует узнать."
И "куда бежать" - вопрос весьма актуальный, Аралин не мог не согласиться. Только сильно сомневался в том, что им дадут узнать.
"Если мы сумеем разделаться со стражами, сможем переодеться в их одежду."
Это будет хоть какой-то маскировкой. Но сначала предстоит преодолеть немало трудностей.

[NIC]Аралин[/NIC][STA]Верный Первого Дома[/STA][AVA]http://s4.uploads.ru/t/Ue9g0.jpg[/AVA][SGN] [/SGN]

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Ангбандские пленники


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC