Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Начало пути


Начало пути

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Время и место: Тирион, после возвращения

Участники: Арафинвэ, Индис

Возможно ли вмешательство в эпизод: по согласованию

Предшествующий эпизод: Возвращение

Краткое описание: разговор с матерью

Предупреждения: ---

0

2

Тирион... Индис поняла, что она вернулась в город только тогда, когда перед ней выросли белоснежные стены дворца. Мысленным взором она до сих пор видела другой город... Альквалонде. Кровь на мостовой, на стенах, на бортах кораблей... на одеждах и доспехах... И посреди этого кошмара ее дети, ее внуки.
Арафинве возвращался с ней. Это единственное, что еще давало силы хоть как-то держаться. И все равно было трудно.
Они с сыном расстались почти сразу, по приезду в Тирион - это ваниэ, хоть и смутно, но помнила. Потом кто-то, кажется Эарвен, что-то говорил, куда-то звал...
Вынырнув из горестных размышлений в реальность, Индис быстро огляделась. Никого рядом... хвала Эру. Видеть никого не хотелось, кроме... кроме тех, кого она уже не увидит. Соскользнув с лошади женщина поднялась по ступеням, вошла во дворец. Тишина. Непривычная, плотная, давящая. Она шла по коридорам и шорох платья казался в этой тишине очень громким. Открывала двери, оглядывала пустые комнаты. Тот, кто увидел бы взгляд Индис сейчас понял бы - женщина не в себе. Но никого не было. Совсем. В этот дворец больше никто не вернется.
На пороге этой комнаты она замерла и стояла долго, глядя на противоположную стену. Вернее на портрет высокого черноволосого эльда в венце.
Всему на свете есть предел. Даже сталь не выдерживает долгого напряжения. Ваниэ прислонилась к косяку, чувствуя, что ноги уже не держат, и медленно сползла на пол, теряя сознание.

+2

3

Распрощавшись с сыном, Арафинвэ направился к дворцу. По дороге он почти никого не встретил - нолдор разошлись по своим домам, горевать и рыдать в родных стенах. Это было правильно, наверное. Сперва родные, общие дела уже позже, гораздо позже. С отчаянием нужно будет что-то делать...
В темноте и свете факелов дворец казался чужим, холодным и непривычным. Арафинвэ шел, не глядя вокруг - ноги сами несли его по коридорам, он полностью ушел в себя, чтобы не видеть родного дома, ставшего холодным и пустым.
Дойдя до комнаты матери, постучал осторожно, но ответа не дождался. Это уже было странно. Где могла быть Индис? Арафинвэ приоткрыл дверь, решив, что в комнате будут хотя бы свидетельства того, возвращалась ли она вообще сюда - и вздрогнул.
Мать он заметил сразу - золотые волосы тускло замерцали от светильника, который он держал в руках. Арафинвэ резко опустился на пол рядом с ней, чувствуя, как сжимается сердце. "Она жива?" - в висках билась кровь. Слишком много тел он видел в последнее время.
Благодарение Валар, Индис была жива, только без сознания. Он поднял ее на руки осторожно, перенес на постель, уложил и укрыл одеялом. Матери нужен был отдых, без сомнения...
Арафинвэ осторожно растер ей руки, огляделся в поисках воды. Заметил графин, принес немного в кубке, смочил Индис виски и губы.

+1

4

Беспамятство накрыло плотной черной волной, укутало, словно в одеяло, лишая чувств и чувствительности. Душа ли утомилась, тело ли - не важно. Все не важно...
Сколько это длилось - неизвестно. Сознание возвращалось медленно, но верно. Эльдэ ощутила сначала прохладу, потом тепло. Ее лица касалась прохладная влажная ткань и теплые руки. Открыла глаза. Ингалауре. Сын сидел рядом с ней и тревожно вглядывался в ее лицо.
- Yondo... - ваниэ улыбнулась. - Ты вернулся...
Да, он вернулся. И ей тоже нужно возвращаться. Довольно жалеть себя. У нее есть еще сын и дочери, и она им нужна. Индис села в постели, огляделась немного растерянно. Она не помнила, как ложилась. И снова взгляд остановился на сыне, потеплел, успокоился.
- Где ты был? - Ваниэ взяла Арафинве за руку. Опустила взгляд и проговорила немного извиняющимся тоном. - Прости, ты, наверное, говорил, да я не услышала.

+1

5

К счастью, Арафинвэ быстро удалось привести мать в сознание. Она открыла глаза и улыбнулась слабо.
- Я вернулся, матушка, - кивнул он, гладя ее по волосам. - Я здесь, все в порядке.
Нельзя было бросать мать одну, нужно было сначала посидеть с ней, но... Он понадеялся, что за Индис приглядят друзья. Ошибся.
Он помог ей сесть и протянул стакан с водой. Взгляд у матери был тревожным, точно она никак не могла вспомнить что-то важное, но почти сразу это выражение исчезло, и Арафинвэ тоже стало полегче. Он взял плед и укрыл ее осторожно - в комнате было нежарко. Стоило, наверное, развести огонь в камине, но это позже.
- Я ездил к Владыке Сулимо, - ответил он, ободряюще улыбнувшись матери. - Ничего страшного, что ты не помнишь.
Как рассказать о том, что они обсуждали? Одно было ясно - про отца говорить нельзя. Да и сам Арафинвэ не верил в то, что тот никогда не вернется.
- Как ты себя чувствуешь теперь? Что-то нужно? - заботливо спросил он.

+2

6

Все в порядке. Спокойный голос сына, его ненавязчивая забота в самом дела приносили успокоение настолько, насколько это вообще было возможно. Вода была очень кстати. Во рту пересохло.
Ответ Арафинве вызвал множество  противоречивых чувств в душе эльдэ. Страх, надежду, отчаяние, радость... Ей хотелось расспросить сына об этой беседе, и, в то же время, Индис боялась услышать ответ. И все же она проговорила:
- И... тебя приняли? О чем вы говорили? Финве?.. - и осеклась, умолкла, настороженно глядя на Ингалауре.
Во взгляде младшего промелькнуло... она не могла уловить, что это. Но стало еще более тревожно на душе.
- Я в порядке, - снова улыбнулась ваниэ  и прижалась к плечу эльфа. - Ничего не нужно, сынок. Ты со мной, что может быть важнее?
Несколько мгновений сидела молча, прикрыв глаза. Встряхнулась, выпрямила спину.
- Ты голоден, yondo? И устал, конечно. Тебе нужно отдохнуть.
Устал. Хоть и скрывает это. Нужно позаботиться о сыне. Все уехали, дворец опустел... ничего, она и сама может все сделать. Невелики хлопоты.

+2

7

- Нас приняли сразу - меня и Ангарато, - Арафинвэ чувствовал тревогу матери, но даже не знал, как ответить на ее вопрос. О чем говорили? Обо всем... - Говорили... о нолдор. Больше об ушедших. У них есть надежда, сказал Манвэ, придет время - и им помогут. Когда это будет возможно.
Наверно, это было главное. Самое важное из сказанного - для Индис и для него самого. Сердце мучительно ныло при одной мысли о детях, поэтому Арафинвэ и гнал такие мысли прочь.
- Отец пока не готов покинуть Чертоги, - он взял ладони матери в свои, успокаивая. - Мы будем ждать его, матушка.
В это он твердо верил - что когда-нибудь отец вернется.
- А пока мне придется править нолдор.
Это было сказано вскользь, просто потому, что упомянуть надо было, но мысли Арафинвэ были заняты отнюдь не народом.
- Я с тобой. Я с тобой, матушка.
Индис казалась такой усталой и измученной, что хотелось никуда ее не выпускать, но, может быть, матери станет легче, если она чем-то займется? Отвлечется от горьких мыслей.
- Сказать по правде, голоден, - удивленно кивнул Арафинвэ. Он даже не думал об этом, пока Индис не спросила. - В кладовой должна быть еда. Сходим, если хочешь? А потом отдохнем.

+2

8

Индис молча слушала сына. Сердце забилось тревожно и радостно, когда он заговорил о возможной помощи изгнанникам. И заныло тоскливо при упоминании мужа... Не готов... Ваниэ на миг прикрыла глаза. Какая правда скрывается за этими словами? Нет! Хватит! Она будет ждать. И надеяться. Женщина сжала руки сына в ответ на его пожатие.
- Будем ждать, - эхом отозвалась она. И прекратила расспросы. - А Ангарато? Где он сейчас?
Наверное, поехал к матери. Эарвен тоже нелегко пришлось. Может быть, стоит навестит невестку на днях?
- Идем, - ваниэ поднялась. На ногах стояла довольно твердо. Вот и хорошо.
Как же непривычен был пустой и молчаливый дворец. Он стал казаться каким-то огромным, чужим, неуютным. Пока спускались к кладовым, Индис все ждала, что вот им навстречу выбежит кто-то из внуков или их приятелей. Будут шуметь, что-то рассказывать наперебой, ссориться и мириться. Как же хотелось сейчас этой суеты. Но в коридорах их встречала тишина.
- Где вы будете жить? - спросила эльдэ дорогой. В основном, чтобы просто что-то спросить. Невыносимо было слушать эту тишину.

+2

9

К счастью, задавать больше вопросов Индис не стала - то ли понимая, что сын знает немного, то ли решив оставить себе надежду неведения. Арафинвэ был внутренне согласен с этим. Лучше просто надеяться и ждать, что когда-нибудь отец вернется. Но... если увидит, что сделали его сыновья... Что с ним будет?
Арафинвэ решительно отогнал эти мысли, пришедшие так некстати. Не до них было.
- Ангарато уехал к жене. А потом - да, он собирался навестить Эарвен, ей сейчас нужна поддержка.
Он поддержал мать под руку, помогая встать. И продолжал осторожно поддерживать по пути в кладовые.
Дворец был тих и пуст, и это пугало. Пусть Арафинвэ давно не жил здесь, разве что недолго, приезжая в гости - он помнил отчий дом живым и шумным местом. Теперь же все стало совсем иначе...
"Я снова оживлю этот дом. И город. Я должен. Здесь не должны царить отчаяние и опустошение!"
- Мы поселимся с тобой, если ты не возражаешь, матушка.
Оставлять Индис одну было бы дурно. А им с Эарвен вдвоем тоже будет не слишком сладко.
Они добрались до кладовых, почти полных - нолдор забрали лишь часть припасов. Довольно быстро Арафинвэ разыскал краюху хлеба, сыр, мед, немного масла и корзиночку орехов. Прихватил бутыль с вином.
- Что-то еще нужно, матушка?

0

10

Индис молча кивнула в ответ. Все верно. Внук должен быть со своей семьей. Как и Арафинве.  Эльдэ ощутила укор совести. Сын должен быть с женой, поддерживать ее. А он вместо этого возится с ней. Ваниэ снова чуть сжала руку Ингалауре, словно извиняясь и благодаря одновременно.
Было видно, что сыну тоже непривычно и неуютно здесь. Однако в его глазах вдруг появилась решительность... Индис не знала его мыслей, но от чего-то на душе стало полегче. Когда же Арафинве сказал, что желает поселиться с ней, лицо женщины просияло. Она не смела просить, боясь, что сын не сможет отказать из любви и жалости. Но очень желала, чтобы они все были рядом.
- Это твой дом, yonya, - Индис улыбнулась нежно и тепло. - Тебе не надо спрашивать позволения, чтобы быть здесь. А для меня не будет большей радости, чем видеть вас, знать, что вы рядом. И ты, и Эарвен... и Ангарато, если он захочет, конечно.
Пока сын был занят поиском съестного, Индис развела огонь в камине в небольшой комнатке, неподалеку от кладовых. Села прямо на пол, обхватив руками колени, глядя в огонь задумчиво. Дверь оставила широко открытой, чтобы Ингалауре без труда нашел ее. Он вскоре пришел. Женщина покачала головой отрицательно и жестом предложила эльфу сесть рядом с ней. Здесь, у огня, стало как-то поуютней. Вставать, садиться за стол не хотелось.

+1

11

Арафинвэ ответил на пожатие матери, успокаивающе погладил ее пальцы. Он был рядом, и теперь уже едва ли уйдет надолго - по крайней мере, в ближайшие годы, обещавшие быть долгими. И пусть сердце рвалось на помощь детям, он не меньше хотел остаться здесь и помочь тем, кто в этом действительно нуждался.
Видя радость матери, он улыбнулся в ответ.
- Спасибо, amme. Это был мой дом, но я так давно здесь не жил, что даже странно... Я непременно спрошу согласия Эарвен, как только увижу ее, но уверен, что она не станет возражать. Она сейчас с отцом, - Арафинвэ чуть помрачнел, потом справился с собой. - И Ангарато передам приглашение.
Пусть женатые эльдар и предпочитали жить отдельным домом, сейчас, в такое трудное время, быть может, стоит собраться вместе - обломками когда-то огромной семьи?
Вернувшись со своей ношей, Арафинвэ обнаружил мать сидящей у камина в комнате со соседству. В ответ на приглашение присоединиться он кивнул, прихватил со стола вышитую салфетку и, постелив ее на пол между ними, разложил свою добычу. Потом принес два кубка и нож, разлил вино, нарезал хлеб и сыр.
- Угощайся, матушка.
К своему удивлению, он тоже почувствовал голод, а ведь казалось, что на еду и смотреть не захочется! Арафинвэ с аппетитом стал есть нехитрый то ли ужин, то ли завтрак .

0

12

Ваниэ заметила, как тень пробежала по лицу сына. Ольве... воспоминания о недавнем кошмаре Альквалонде снова всколыхнули в душе все пережитые страхи. Как, как могли Эльдар сотворить такое? Феанаро... а ведь она не верила, до последнего не верила, что пасынок способен на такое. На месте Ольве мог быть Нолофинве. От этой мысли все похолодело внутри. Только теперь Индис поняла - сын Мириэль ДЕЙСТВИТЕЛЬНО мог убить тогда ее сына. Страшно было, несмотря на то, что это были дела давно минувшие. А еще... как-то сложится меж ними там, за Морем? Эльдэ поняла, что ее снова затягивает в воронку страхов и усилием воли заставила себя отринуть эти мысли и сосредоточиться на Арафинве.
- Эарвен так тяжело сейчас. Не оставляй ее надолго, сынок. - Помолчала немного, и все же спросила. - Ты знаешь, что с Ольве? Насколько опасна его рана?
Наверное, телеро все же выживет. Раз уж не умер до сих пор. Но... все равно случившееся было ужасно.
Арафинве не стал возражать и расположился рядом с матерью, у камина.  Индис не стала отказываться и тоже немного поела.
- Ты сказал, что теперь будешь править в Тирионе... Это воля Владык?
Хотя... кому же быть королем, как не сыну Финве? Ваниэ вздохнула. Тяжкое бремя ляжет на плечи Ингалауре. Ему предстоит отыскивать опору для тех, кто лишился ее сегодня. И пытаться бороться с неприязнью, что непременно возникнет в сердцах многих ваниар и - особенно - телери к народу ее мужа. Кто знает, сколько холодных, может быть, даже ненавидящих взглядов ему придется ловить на себе, сколько слышать жестоких речей...
- Знай, ты всегда можешь рассчитывать на меня, yondo. Если вдруг я чем-то смогу тебе помочь, пожалуйста, не лишай меня этой радости.

0

13

Заметив, как изменилось лицо матери, Арафинвэ молча погладил ее по плечу. Случившееся было кошмаром для них обоих, и никуда было не деться от жуткого воспоминания. Но - нужно было. Нельзя все время растравлять рану.
- Король Ольвэ поправится, сказали целители, - Арафинвэ вздохнул. Да, Эарвен нельзя было оставлять, но быть везде одновременно было не в его силах. Подумать следовало обо всех...
Вопрос Индис был закономерным.
- Да, матушка. Это была воля Манвэ, и я... Я согласился. Мне кажется, я должен был так поступить, - Арафинвэ не оправдывался, просто объяснял. На месте отца он будет чувствовать себя очень, очень неловко, но отступать теперь уже некуда.
- И я очень благодарен тебе за твое предложение, - улыбнулся он. - Мне наверняка потребуются твоя помощь и твои советы.
Мать была куда мудрее его самого, ее советы пришлись бы более чем кстати. Но сейчас ей нужен был прежде всего отдых - после еды.
- Матушка, ты не хочешь немного поспать? - ласково предложил он. - Я бы посидел с тобой пока.

0

14

Индис на долю мгновения прижалась к сыну, чувствуя его поддержку. Какое счастье, что ее дети остались живы! Наверное, это было эгоистично и неправильно, но все же это чувство было одним из главных сейчас. Женщина не знала, смогла бы она пережить еще одну смерть сегодня. "А разве их поход - во тьму, с Проклятием Стихий на плечах - не то же самое, что и смерть?" - шепнул рассудок, и сердце снова сжалось. "Нет, не то же! Они живы, и они вернутся, вернутся, вернутся...". Рассудок прекрасно понимал, насколько маловероятен такой исход, но душа - холодея от предчувствия беды - все же цеплялась за безумную надежду. А иначе как же жить?
Ваниэ с любовью смотрела на сидящего рядом сына и в  который раз с удивлением осознавала, что ее маленький Ингалауре уже давно вырос. Это была такая сладкая боль. Она легко провела по волосам Арафинве, улыбнувшись нежно, тепло и печально, с затаенной гордостью.
- Ты будешь достойным правителем, я знаю.
В этом была не только материнская вера, но и вполне рассудочная уверенность. Младший никогда не рвался к короне, и при этом обладал всеми качествами, необходимыми истинному королю. Он был спокоен, мудр, умел принимать решения и не торопиться с их принятием. И, самое главное, умел понимать других. Снова кольнуло беспокойство - какой же будет жизнь изгнанников под рукой Феанаро?..
- Спасибо тебе, сынок, - снова улыбнулась Индис. - За то, что остался и за то, что не отказываешься.
Неизвестно, как бы она пережила все это, если бы и младший тоже ушел. Вспоминая свой путь от Альквалонде и одинокие блуждания по дворцу эльдэ осознавала, насколько близка была к безумию сегодня. И неизвестно, смогла бы ее феа удержаться, а сама остаться цельным, если бы не присутствие Арафинве. Женщина представила одинокую жизнь в опустевшем дворце и зябко поежилась.
- Поспать? Да, пожалуй...
Она была совсем не уверена, что уснет. Но сыну нужно возвращаться к семье. Он и так провозился с ней слишком долго. Ваниэ поднялась, помогая Ингалаурэ прибрать остатки их трапезы.

0

15

Снова - в который раз уже за этот безумно длинный день - навалилось отвратительное чувство собственной беспомощности. Арафинвэ видел, как плохо матери, но ничем не мог ей помочь, и от этого было ужасно больно. Но он не мог возродить отца, не мог вернуть домой брата и сестру... он ничего не мог. Только обнимать и повторять одни и те же слова утешения.
- Они вернутся, - тихо повторил он уже не в первый раз, угадав, о чем думала Индис, по ее измученному лицу. - Манвэ сказал, они вернутся в свое время.
Разлука с ушедшими не будет вечной, в это Арафинвэ твердо верил.
- Правителем? - он наморщил лоб. - Сомневаюсь. Я не умею править, я всегда держался как можно дальше от королевских дел.
Он, конечно, посещал королевские советы, но далеко не всегда. Отец не нуждался в его помощи, ведь дел было немного, а самому Арафинвэ было неинтересно. Вот Нолофинвэ - тот был мудрым и благородным наместником... Но Нолдараном стал не он.
- Ну что ты, матушка, - он поцеловал ее в лоб нежно. - Тебе не за что меня благодарить. Я сделал только то, что должен был.
Сейчас Арафинвэ ясно видел, что не должен был уходить. Как бы ни грызла его вина перед оставленными детьми и братом - его настоящее место было здесь, с остатками народа нолдор. Он был нужен им.
Отказываться от помощи в уборке Арафинвэ не стал, рассудив, что лучше им пройтись до кладовой вместе, чем оставлять мать в одиночестве, пусть и ненадолго.
- Если хочешь, я спою тебе, - предложил он. Не будучи целителем, Арафинвэ понимал фэар и мог без труда сплести сонные чары. - И посижу с тобой, пока ты спишь.
Оставлять мать сейчас одну было недопустимо.

0

16

- Он так сказал? - Индис чуть отстранилась от сына и взглянула ему прямо в глаза.
Неужели, все же есть надежда кроме той, что каждый из оставшихся лелеет в своем сердце? Согласиться с этим жаждало сердце... но и боялось. Боялось разочарования еще более горького. Но Владыки никогда не лгали, никогда...
Видя некоторую растерянность сына, слыша сомнения в его голосе, эльдэ снова улыбнулась ободряюще и, обхватив лицо Арафинве ладонями, заглянула ему в глаза.
- Ты - сын своего отца. Ты унаследовал многие из его достоинств. Конечно же, ты справишься, сынок.
А как же иначе? Да, Ингалауре не выставлял напоказ своих достоинств. Вообще предпочитал больше слушать, чем говорить. Но Индис знала, что младший сын может быть и решителен, и тверд в своих намерениях.
- Делать то, что должно, иногда труднее всего, верно?
Легко ли было Арафинве возвращаться? Оставив в неизвестности детей, понимая, что найдутся те, кто обвинят в трусости. В этом тоже была доблесть. Иная, чем та, что нужна в битве. Но, подчас, гораздо более нужная.
Хлопоты, как и ужин, были недолгими. Сын предложил ей помощь. Ваниэ, улыбнувшись, покачала головой.
- Не надо, yonya. Я прекрасно усну без чар. А ты - поезжай. Возвращайся к Эарвен. Ей ты сейчас нужнее.

0

17

Взгляд матери проникал в самое сердце, в нем всколыхнулась безумная надежда, так что Арафинвэ стало больно. Он не мог представить себе, как же худо ей было - без надежды, без чаяний...
- Владыка Ветров сказал, что у ушедших есть надежда, и может быть так, что Валар придут им на помощь... когда с тех земель прибудет вестник с просьбой о помощи, - ответил он. Солгать или умолчать об этом условии Арафинвэ не мог, хотя и постарался немного смягчить формулировку. Владыка сказал не "когда", а "если", но он предпочел и сам услышать иное. Это непременно случится, и чем раньше - тем лучше... когда еще не будет слишком поздно!
Почувствовав ладони матери на своем лице, он чуть улыбнулся, как в детстве, и ласково обхватил ее запястья, задержав ласку.
- Я сделаю все, чтобы не посрамить памяти моего отца, - пообещал Арафинвэ. - Чтобы его и мой народ возродился и снова обрел честь и силу.
Теперь не время говорить "не смогу" и "постараюсь". Он принял эту ношу, стало быть, нужно справиться с тем, что предстоит. Отбросить нерешительность и начать, а там... там как будет.
Время слабости прошло, теперь нужно быть сильным. Слишком многие зависят от него.
- Трудно или нет, матушка, но это не более, чем долг, то, чего не сделать - нельзя.
Всего лишь обязанность. И ее предстоит выполнять и далее. Арафинвэ устало потер виски.
- Я поеду к Эарвен, как только уложу тебя и буду убежден, что ты под защитой, - кивнул он. Да, Эарвен он сейчас очень нужен, но и бросить мать одну было нельзя.

0

18

Смутны и тревожны были вести, принесенные Лаурэнэллэ... Страшны и болезненныы картины города телери. Как? Как могло случиться, что поднялась рука эльдар на родичей? Как могла пролиться кровь в благословенном краю? Сердце и думы короля полны были скорби от потери друга, от пролито на белые камни Лебяжьей Гавани крови, и беспокойства за племянницу и её детей. Потому, как только он убедился, что в Альквалондэ делает все, что возможно, и туа отправлены все способные исцелять со всем необходимым, Ингвэ отправился в Тирион. Факел разгонял темноту, но было в ней много горечи, страха и боли, что сейчас, казалось, проникают во все уголки Амана. И от этого ещё тревожнее становилось ему...
Город мастеров встретил его непривычной тишиной и пустотой улиц. Слишком, слишком мало осталось тех, кто совсем недавно оживлял его голосами, шумом и звоном... Сколько прошло времени на самом деле? Сколько занял привычный путь от Валмара в Альквалондэ и оттуда в Тирион? Сколько длился этот путь без света? Привычные чувства времени и расстояния отказывали, не помогала и память об Эндорэ. Что-то изменилось в Адре, словно все пошло иначе. Король и узнавал, и не узнавал знакомые улицы, площади и дома... А вон он, наконец, и нужный. Дом, что был прежде наполнен радостью теперь казался слишком печальным. Но из одного окна лился свет. В доме еще витала растерянность и боль потери, но еще до того, как Ингвэ добрался до комнаты, в которой были племянница и её сын (а спутать эти голоса нельзя ни с кем иным), он ощутил искры от того тепла, что всегда и всем дарила Ясная. Тихий звук его шагов в пустом коридоре был слышен даже слишком отчетливо, потому и позвал он негромко скорее чтобы обозначить себя.
- Индис! Арафинвэ!

0

19

Индис опустила ресницы, чтобы спрятать от сына вновь всколыхнувшуюся во взгляде боль. Ингалауре старался утешить, но ваниэ умела слышать не только то, что сказано. Тем более - умела слышать свое дитя. Просьба о помощи, посланник... Эльдэ достаточно знала пасынка, чтобы понимать - Феанаро никогда не пойдет на это. Слишком горд, слишком упрям и самолюбив. Слишком одарен. Привык всегда получать желаемое. Он не признает своей неправоты никогда. Значит... значит единственная ее надежда - смерть сына Мириэль. Королева чуть сильней сжала пальцы. Нет. Даже сейчас она не желала зла Куруфинве. В ее отношении к Пламенному было много горечи, но все же ненавистью это назвать было нельзя.
- Значит... мы будем ждать, - Индис очень постаралась, чтобы ее голос прозвучал ровно. Насколько это удалось, она судить не бралась.
Сын задержал ее руки и ваниэ улыбнулась тепло и искренне. Понимал ли младший, насколько важным было его присутствие для матери? Должен был, наверное. Он ведь тоже отец. Ответить на слова Ингалауре ей было нечего. Разве что повторить, что она твердо уверена в его способностях и силах. Вместо слов женщина слегка подалась вперед и коснулась губами лба Арафинве.
- Ты прав, yondo. Каждый будет делать, что должен.
Новый король нолдор будет возрождать то, что можно возродить. А она... ей тоже пора перестать себя жалеть. Нолофинве и внукам она ничем не может помочь. Но в городе нет тех, кто не пережил сегодня подобных потерь. И она, супруга Финве, должна тоже что-то сделать.
- Под защитой, - вздохнула Индис. - От кого защищать меня, сынок?
Разве что от собственных мыслей. Но как раз от них никто ее не оградит.
А вот этого гостя она не ждала. Хотя, наверное, должна была.
- Ингве, - проговорила эльдэ, и шагнула к двери, намереваясь встретить родича. Правда, все принятые слова приветствия рассыпались бисеринками. Ибо не добрым был этот день... или уже дни? - Хорошо, что ты пришел.

0

20

Все же его слова не смогли успокоить мать. Арафинвэ не мог угадать, почему, какую трудность увидела она в условии Валы, но было ясно, что новость ее не ободрила. Но ведь это была надежда, пусть призрачная, пусть далекая, но яркая.
- Мы будем ждать, - твердо повторил он. - Рано или поздно такой вестник появится, ведь довольно будет одного отважившегося.
Всего один эльда из тысяч. Не так уж сложно, ничего невозможного не было... кроме гордости, которую придется переступить этому смельчаку.
- Защищать? Не знаю, матушка, - Арафинвэ развел руками. Как странно - после случившегося за последние дни в его сознании прочно укоренилась мысль о том, что близких необходимо защищать, что опасность может прийти когда угодно и откуда угодно. Даже здесь, в Амане. Наверное, это было чересчур, но ведь Моринготто мог и вернуться. Кто знает, что придет ему в голову, возможно, он повторит нападение сейчас, когда и Валар, и эльдар в смятении. Но вслух он ничего не сказал.
В коридоре послышались невесомые шаги, а потом знакомый голос окликнул их по именам. Арафинвэ чуть вздрогнул - он не ждал гостей, но нет ничего удивительного в том, что Верховный Король приехал узнать, что произошло... ведь он должен был уже знать. Да и Индис он, наверное, хотел помочь, поддержать племянницу в такую горькую минуту.
Арафинвэ поднялся на ноги и подошел вслед за матерью к дверям - встречать гостя. Чуть поклонился.
- Привет тебе, король.

0

21

Как ты?... Вопрос остался незаданным, поскольку куда больше возможного ответа Ингвэ рассказал сам вид Индис и отголосок настроения её разговора с сыном. что ещё витал в воздухе. Сомнения? Нет. Горечь? Да. Неуверенность? Безусловно. Надежда... да, именно она сейчас раздувала искры прежнего тепла в этом доме. Король протянул руки племяннице, предлагая не только и не столько опору, сколько подтверждение того, что оба они есть, и есть рядом. Существуют, несмотря на обрушившуюся тьму и события, в корне изменившие светлый и благословенный Аман.
- Все наши целитель все ещё в Альквалондэ. Я не мог не прийти к тебе. К вам, - ваниа разговаривал тихо, пряча за привычным уравновешенным спокойствием тревогу за близких. - Тирион слишком пуст теперь, как и остальные наши города. Слишком многие ушли, с проклятием вместо благословения, не желая прислушаться. Я особо рад видеть здесь тебя, Арафинвэ, рад, что ты не оставил мать.
Он знал, что нолдор ушли. И тем приятнее было обнаружить, что не все. Но, с другой стороны Арафинвэ казался ближе к ваниар и телери. Если не вглядываться глубоко в глаза, не замечать стальной воли, отличавшей народ мастеров, что обычно скрывалась за спокойным характером. Именно её отсвет сейчас виделся Ингвэ в глазах племянника. И питал то смутное ощущение надежды, что он уловил, когда вошел.
- Индис, Арафинвэ, чем мы... чем я могу помочь вам? Ведь из нолдор, кажется, остались только вы... - конец фразы невольно повис в воздухе.
Он не знал точно, имея возможность только опираться на сказанное Лаурэнэллэ и слова раненых в Лебяжьей Гавани. на то, что он уидел среди белых набережных и белых камней прибрежной линии. некогда ослепительно белых, а сейчас в красных и бурых разводах, четко отделяющих прошлое от настоящего. Каким бы оно не было. И для тех, кто остался именно в их настоящем он может что-то сделать ещё. Может ведь?... Король вопросительно посмотрел больше на Финвиона.

Отредактировано Ингвэ (2014-06-16 16:07:42)

0

22

Конечно, они будут ждать. Вопреки разуму и предчувствиям. Потому что иначе нельзя. Невозможно смириться с такой разлукой и оставить надежду на встречу. В конце концов, если бы надежды не было вовсе, Манве так и сказал бы, верно?
Ваниэ кивнула, чуть улыбнувшись, в который раз украдкой радуясь тому, что младший остался с ней. И тому, каким он был. Надежным. Да, ее мальчик стал настоящим мужчиной.
- Не думай о плохом, сынок, -  проговорила Индис, слегка сжав ладонь эльфа. - Ему теперь нечего делать здесь. А больше некому принести беду в эти земли.
Мелькор - трус. Он ни за что не решится открыто напасть. Даже к Финве он пробрался тайком. Теперь же его целью в Амане может быть лишь трон Короля Арды. Осознавая все это эльдэ, тем не менее, понимала и тревогу сына. Ей и самой приходилось прилагать усилия, чтобы поверить в безопасность теперь.
Появление Ингве было радостной неожиданностью. Однако и Верховный Король выглядел подавленным. Да и неудивительно. Снова прозвучало "Альквалонде" и женщине с трудом удалось отрешиться от страшных воспоминаний об увиденном там.
- Да, - печально отозвалась ваниэ, - Тирион опустел. И... я не знаю, будет ли он когда-нибудь прежним. Но мы сделаем все, чтобы здесь не забыли о том, что такое радость. Ведь не только мы с Арафинве остались. Многие одумались. И теперь им нужно будет как-то жить. Мне достаточно твоей поддержки, Ингве, - Индис тепло улыбнулась родичу. - Что же касается остального, тут, наверное, решать королю. Я, признаться, сама пока не знаю, что делать.
Эльдэ опустила ресницы. Произошедшее еще не до конца улеглось в голове и растерянность то и дело накатывала. Но она понимала, что с этим нужно будет бороться, если она хочет быть поддержкой сыну, а не обузой.

0

23

- Да, матушка, - Арафинвэ кивнул, подводя черту под разговором. - Он побоится второй раз сунуться.
Хотелось бы ему верить, что Моринготто не вернется сюда, но такой вариант казался возможным. Не стоило забывать, что Темный хотел власти над всем миром, и именно сейчас, когда Валар ослаблены и заняты другими делами, а эльфы разобщены и в отчаянии, был лучший момент для удара. Не то чтобы он боялся именно такого поворота, но Арафинвэ не исключал такой возможности. Но матери говорить об этом не нужно было.
С одного взгляда на вошедшего он понял, что спокойствие Ингвэ - лишь маска, прячущая глубокие переживания. Но от того, что король выглядел, как всегда, на душе стало немного легче. Хоть что-то не изменилось.
Но первые же слова ударили наотмашь. Альквалондэ. Перед глазами снова встало все то же видение залитого кровью, заваленного телами города, которое Арафинвэ так усердно гнал от себя последние часы. Недалеко же отогнал...
Не сразу он понял, что Ингвэ и не знал о том, что он остался. Да, конечно, такие детали могли пройти незамеченными, наверняка у короля ваниар были и другие заботы.
- Да, Тирион опустел, - повторил он за матерью. - Но он станет... нет, не прежним. Новым. Он оживет вновь, пусть другим, но он оживет.
Эти вырвавшиеся из глубины души слова прозвучали, как обет. Арафинвэ сам не знал, что скажет это, но он наконец смог сказать, зачем он остался. Не "почему", причины были иными, но - "зачем".
Устыдившись своего порыва, он отступил на пару шагов и придвинул гостю кресло, приглашая того к камину и заодно скрывая за жестом смущение.
- Благодарю тебя за предложение помощи, король, - Арафинвэ посмотрел Ингвэ в глаза. - Боюсь, она и в самом деле понадобится. Нолдор в смятении, в душах оставшихся нет ни покоя, ни мира. Когда мы возвращались сюда, вслед нам неслись проклятия, хотя мы не запятнали руки кровью. Скажи, король... Останется ли народ ваниар нашими друзьями или же нолдор придется стать изгоями? Прошу тебя, говори не за себя, в тебе я не сомневаюсь... Но что думает твой народ?
Нужно было начинать с чего-то. Примирение с телери и Валар будет долгим и многотрудным, но если отвернулись и ваниар... Здесь Ингвэ мог бы помочь, и Арафинвэ именно об этом собирался его просить. Все остальное было не так уж важно.
- А так... В помощи нуждается скорее народ Ольвэ, нежели мы.

+1


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Начало пути


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC