Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Укрощение вольного ветра


Укрощение вольного ветра

Сообщений 1 страница 30 из 158

1

Время и Место:
1496 год, Ангбанд, место встреч всех влюблённых термы, а далее как получится.

Участники:
Больдог и Куалмэ

Краткое описание:
В перерывах между работой и исследованиями леди Боль иногда всё же успевает отдыхать. Кто бы мог подумать, что приватное купание прервётся из-за появления заместителя Главнокомандуюшего.

Предупреждения:
Гарантировано: обнажённые майар.
Ожидается: провокация, рассерженная Птица, обольстительный и коварный Демон Холода, до постели может дойти, а может и не дойти.

0

2

Куалмэ устало провела рукой по лбу и глазам. Всё же иногда леди Боль утомляла её работа. Вечные вопли, ругань, взгляды, которыми пленники пытаются её прожечь, но ещё ни одному не удалось. Птица была рада, что хоть в её лаборатории всегда было тихо и пусто. В этом месте её редко кто беспокоил, а заходил и вовсе никто. Нет, дело было не в мощной Песне, которая там сосредоточилась, не впуская никого, кроме, пожалуй Ангбандской Тройки, дело было в содержании Музыки. Мало кому нравилась Мелодия чистой Боли, которая может порвать сознание на куски и причинить неприятные ощущения даже феа.
Но сейчас леди Севера хотела отдохнуть даже от своих чертежей, склянок и экспериментов. Оставив свой инвентарь в своей комнате, женщина отправилась в термы. Долго валяться в купальне она не любила, но десяти минут вполне хватит, чтобы расслабиться и привести себя в надлежащий вид.
К счастью, термы оказались пусты. Не хотелось ей купаться в чьей-либо компании. Дело было не в стеснительности, которая у данного индивида отсутствовала напрочь. Куалмэ по жизни была больше одиночкой и, может быть, даже отчасти, самую малость социофобом.
Айкалэ распустила косу и сняла своё строгое, без затей, платье, которое тут же осело на пол, обнажая стройную, даже поджарую фигуру. Майэ нельзя было назвать хрупкой или слабой. В меру упитанная, в меру пернатая Птичка, всё при ней, с какой стороны ни посмотри.
Майэ залезла в горячую воду и потянулась за мылом, пахнущим полынью. Горьковатый запах медленно начал наполнять помещение по мере намыливания. После смывания слоя мыльной пены, Птица с довольным видом устроилась в ванне, чтобы хотя бы пару минут просто поваляться, не думая абсолютно ни о чём. Она откинулась на бортик, закинув на оный один локоть - для равновесия. Тепло. Тихо. Хорошо.

0

3

Отварившаяся дверь дыхнула паром и на несколько секунд пропотевшие светильники залили светом коридор. Именно столько нужно был Файгону, чтобы зайти в небольшую прямоугольную комнатку. Передняя была отделана деревом, залита светом и дышала жаром градусов под сорок, а в основной секции термы температура была ещё выше. Всё это безошибочно говорило о том, что он здесь не один. Но и о большой компании говорить не стоило, слишком тихо.
Разбухшая от влаги тяжёлая деревянная дверь тихо скрипнула и через пару секунд закрылась. В дверях показался очень высокий по-военному сложенный мужчина. Яркие рыжие волосы, освещённые дрожащим светом, казались пламенем, потоком спадающим на плечи и грудь. Одет он был в чёрные спаги с высоким голенищем, с серебристыми заклёпками на боках, и просторные льняные штаны, перехваченные каштановым поясом. Не покрытая грудь, а так же руки майа были залиты свежей кровью. В одном кулаке он сжимал высокое длинное горлышко не открытой ещё бутыли с вином и придерживал ножку длинного бокала.
Едва войдя, Болдог глубоко вдохнул. Действительно здесь было гораздо жарче, чем на входе. Влажный воздух пропах горечью, в которой он не сразу узнал полынь, но та была не в силах перебить мягкий женский запах. Золотисто-алые глаза напоминавшие угли быстро нашли источник обоих запахов, а дрогнувшая бровь на мгновение выдала его нехитрые и предсказуемые мысли. Звучали они примерно как заинтересованное: «м-м-м-м…» смешенное с довольным взглядом и косой ухмылкой. Действительно, всё было при ней…
- Куалмэ, сегодня ты как-то по-особенному привлекательна! – едва не сорвалось с его уст, но Северный Дух вовремя себя одёрнул и забросил возникшее желание в шкаф. До поры до времени.
- Тёмных ночей и пленительных кошмаров, - выдал он эквивалент обычного приветствия. Голос у майа оказался звучным, но не высоким и звонким, а глубоким и говорил он неспешно, чуть растягивая слова.
Быстрым невесомым жестом мужчина щёлкнул свободной рукой над своим плечом. Перелетев на другой конец залы, косточка стукнулась о деревянный пол и вновь подскочила. Расположившись на широкой скамье, демон поставил возле себя бутыль с бокалом и начал раздеваться.
- Мне кажется или ты выглядишь напряжённой? – он мгновение помедлил, прежде чем стащить с себя пояс, хотя до этого казалось, что он и не смотрел в её сторону занятый одеждой. – Надеюсь, я не сильно тебя смущаю?
В тоне была вежливость и заинтересованность, но пояс он таки стянул.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1408/d5/e29d985b3425.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-08-09 18:45:37)

0

4

Девушка ещё раз промыла волосы, что длинными крупными прядями, точно змеями, легли ей на плечи и глудь. Запах полыни её успокаивал, ведь был таким естественным - как и горечь этого мира. Кто-то старается подсластить себе жизнь: властью, сексом, причинением боли другим, чтобы не так обидно было. Птица принимала же всё как есть, не отворачиваясь ни от приятностей этого мира, ни от его мерзостей. Всегда выбирала реальность, а не видимость. И реальность была зла. Когда-то Айкалэ грезила излечением Арды от всего, что причиняет боль - физическую, моральную и психологическую. Мелодия Мелькора привлекла её свободой и жаждой творить, но отталкивали методы. Искажение. В нём было более всего страданий заключено, и майэ изучала это явление всеми доступными средствами. Изучала, чтобы лечить. Как исследуют яд для нахождения противоядия. Но по мере познания сути запретного плода, женщина узнала и другое: это норма. Всё, что происходит в мире, - результат деятельности Высших Сил. И единственный, кто мог бы осудить это, Единый, бездействует. Снова. Пока снова не станет поздно. Как тогда при Утумно. Крепость была разрушена, что искажённых оставалось только уничтожать. Он допустил_ это_, он своему творению дозволил_ это_. Но если Отец не может уберечь своих Детей и не делает ничего, чтобы те не страдали, а позволяет происходить этому, почему Искажение считают преступлением? Скорее это эксперимент, игра увлечённого своими идеями ребёнка, которого родитель не может приструнить. Осознание было слишком жестоким. И Птица... так разозлилась. Своей Музыкой она стала впитывать чужую боль и взяла это звучание себе за основу. Куалмэ будет переживать все боли вместе с этим миром, сама будет источником преступлений, потому что лишь практикой можно показать весь абсурд, всю несправедливость творящегося в Арде. Боль одного становится уроком для другого. Пусть видят, что допускают присловутые защитники добродетели - Светлые Валар и их всеобщий Папочка. Вы бы ещё дольше сидели на своих тронах, взирая на Арду с философским видом, подобно статуям. Смотри, Эру, смотри широко открытыми глазами на страдания своих Детей, пока мир не переродится, ибо до этих пор след Искажение будет в этом мире, и его бытие_ позволил_ Ты!
Дверь внезапно отворилась, и это заставило майэ вынырнуть из своих мыслей. Вошёл никто иной как Рогфородрен - его Музыку она успела запомнить. Майа был на этот раз в более пристойном облике, не орочьем. Впрочем, женщина никогда не судила по внешней оболочке. Орков она не любила, но жалела. А что им ещё остаётся делать? Они созданы для служения тёмным, ни одно другое общество их не примет. И потому они навечно заложники этой системы. К счастью, заложники, лишённые всякого понимания о свободе. Иначе это было бы пыткой длинною в жизнь.
- Тебе того же, - буркнула Птица. Её совершено не смутил вид полуобнажённого мужчины. Чего она там не видела? Или у Больдога внезапно обнаружились какие-то анатомические особенности? Три ноги? Женское лоно вместо полового члена? Женской груди, хвала Тьме, пока видно не было.
Пернатая проводила майа взглядом, чуть щурясь. Пришёл с бутылью, значит намерен тоже расслабляйся и пить. Только этого пьяного похотливого засранца ей тут не хватало!
- Тебе кажется, - не моргнув глазом, соврала женщина, а второй вопрос, показавшийся ей провокационным, и вовсе проигнорировала. С чего это Файгон сегодня такой вежливый? Уже успел набулькаться? Или недавно хорошо провёл время в компании очередной эльфийки? Плевать. Её это не заботило.

0

5

[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1408/d5/e29d985b3425.jpg[/AVA]
Птица была на удивление немногословной и, подобно науке, которой она поклонялась, предпочитала давать короткие и ёмкие ответы. Хорошо, конечно, но немного жаль. С красивой обнажённой женщиной, от которой вдобавок приятно пахло, хотелось поговорить даже самому распоследнему интроверту мужского полу.
- Я так и подумал, - мужчина улыбнулся, стащив с себя остальную одежду и пристроив тут же на лавочке. Действительно: никаких патологий, типичный скучный здоровый мужчина. – Должно быть, пар застлил глаза и мне показалось.
Конечно, он был назначен замом Готмога и общался с барлогами, время от времени, но ни любви, ни терпимости к жаре у него не прибавилось. Не то чтобы это было проблемой, но при температуре выше нуля он начинал чувствовать себя не комфортно. Беда не сколько фана, сколько духа.
Слегка пожав плечами, Файгон выпрямился и направился к отдельной лохани, с горячей водой оставив на пока вино и бокал. Для начала нужно было смыть с себя кровь. Не будь здесь майэ он, конечно, не заворачиваясь нырнул бы ванную просто так. Но Эру её знает, вдруг Леди Куалмэ предпочитает видеть её только в пыточных и лабораториях?
- Как прошёл твой день? – поинтересовался он, не оборачиваясь и продолжая смывать кровь. Вода в ведре быстро покраснело, а об пол стукнулось ещё пара маленьких косточек. – Много нового узнала сегодня?
Эльфийки, определённо эльфийки! Только судя по его виду, постельная сцена закончилась крайне неблагоприятно для лесных нимф. Впрочем, действительно утверждать можно было лишь то, что Больдог не пьян, но от чего-то вежлив и разводит типичное ничего не значащее «бла-бла-бла».

0

6

Птица лениво косила взглядом на демона, покуда тот избавлялся от остатков одежды. Действительно, ничего необычного: устроен, как и все мужчины, типично. В это самое мгновение леди Севера потеряла к собеседнику всякий интерес. За те немногочисленные встречи, что у них были, майэ успела понять, что это существо умеет делать хорошо две вещи: либо причинять неприятности, либо болтать. Оба пункта её не устраивали от слова совсем. И сейчас он снова болтал.
- Или у тебя слишком живое воображение, - женщина пожала плечами. В общем-то, ей было всё равно, о чём майа-орк подумал или что ему почудилось.
Куалмэ ещё раз обтёрла водой руки, длинными тонкими пальцами прошлась по шее и по груди. Собственно, можно было уже покидать купальню, здесь стало слишком много народу. Женщина развернулась к Файгону спиной, оперевшись на бортик ванной, и, подтянувшись, вылезла из неё. Волосы облепились спину и ноги, очерчивая фигуру. Впрочем, в следующее же мгновение они оказались отжаты, отчего открылся и вид ниже пояса. Айкалэ разучилась комплексовать по поводу собственной наготы. В конце концов, почти каждый мужчина Ангбанда хоть раз видел обнажённую женщину. И здесь ничего нового не увидел бы.
Пока майа-орк смывал кровь и другие следы недавних забав, женщина принялась промакивать влажную кожу полотенцем. Рядом находилась иссиня-чёрная шёлковая накидка, наподобие халата, ей-то и предстояло прикрыть наготу майэ для того, чтобы та смогла добраться до своей комнаты без приключений.
- Скучно. Эльфы плохо усваивают втолковываемую им истину. Хотя атмосфера пыточных и темниц никогда особо не способствовала их приобщению к реалиям этого мира. Как и к разговорчивости пленников. Увы, иными условиями не располагаю.
На этот раз ответ был длиннее. Но скорее с целью, чтобы Рингар от неё отстал - вряд ли ему интересна её работа.

0

7

- Или у меня слишком живое воображение, - легко согласился майа после небольшой паузы.
Знать то, что он уверен в своём утверждении Агонии было совсем не обязательно. И всё-таки её напряжение было не слишком хорошим знаком. Едва он сюда вошёл и увидел обнажённое тельце окружённое мыльной пеной то понял – это подарок судьбы. А она так редко смотрела в сторону Тёмных что отказываться от него было не прилично. Аэглен была права, несмотря на то, что его работа вырабатывает отличный от фантазёрского склад ума, в некоторых делах у него было слишком живое воображение. Ведь он был абсолютно уверен, что она в его объятьях станет отличным завершением рабочего дня. И не важно, что это была та самая Леди Боль, Княжна Пыточных и Безумная Учёная. В конечном счете, она – женщина, он – мужчина, а этого более чем достаточно для подобных чувств и действий.
Услышав плеск воды, Северный Дух чуть помедлил и укаткой бросил взгляд назад. Не искажённая толщей воды тело было ещё милей и краше. Обладательница изящной талии, тем не менее не была худосочной, что делало её фигуру округлой, наполненной. Упругая кожа вызывающе блестела в свете пламени подобно сочному яблоку, способствовавшему небезызвестному грехопадению. Больдога так и подмывало его надкусить.
Если бы он только читал её мысли, то непременно упрекнул бы за такое «ничего особенного». Однако ныне в его голову закралась занятная идея, а учитывая то, что Леди Погибель собиралась на выход, стоило поспешить. Закончив с кровью, он отложил тряпку в сторону и стянул с крючка большое серое полотенце.
- Вот уж точно: некоторые даже не желают подыграть в попытке обрести свободу будто пара слов это уже жуткое Искажение. Скучно, разочаровывающее и портит всю игру, но, не смотря на грустную тему, я очень рад, что ты её подняла. У меня есть к тебе предложение, - мохнатое, пушистое полотенце опустилось на плечи девы вместе с руками мужчины решившего ей помочь. Майа продолжил: - я просмотрел несколько книг по анатомии в библиотеке, в поисках лучшего метода воздействия и тут одна из них навела меня на интересную мысль. Мы не можем забраться в мысли эльфов, но мы могли бы физически или песенно воздействовать на их мозг. Превратить их в полоумных созданий готовых выполнять любой приказ. Это куда выгоднее чем перемахивать их в фарш и отдавать на съедение орчатам. Но все мои попытки закончились весьма… кроваво. А так как именно ты написала изученные мной трактаты, я хотел бы испросить у тебя совета или помощи.
Куалмэ могла быть спокойна, вот и подходящая причина, объяснявшая всю его вежливость. К тому же вся приятность была в том, что Рогфородрэн был искренен. Впрочем, элементарную вежливость с красивой нагой женщиной это не отменяло.
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1408/d5/e29d985b3425.jpg[/AVA]

0

8

Демон соглашался с ней, легко соглашался, что вызывало ещё больше подозрений. С чего это Демон Севера решил вдруг с ней навести мосты? Решил, что с сослуживцем лучше не цапаться? Заглаживает неумело старую вину? А может всё куда тривиальнее и Больдогу надоели рабыни - перешёл на экзотику? Птица бросила быстрый взгляд на мужское достоинство заместителя Главнокомандующего. К счастью для Файгона, его плоть его не выдавала. В противном случае все его последующие действия были бы встречены на редкость агрессивно. Надо же поддерживать репутацию самой жестокой, дикой и неприступной леди Севера. Эту репутацию она зарабатывала слишком долго и упорно, чтобы в одно мгновение её уничтожить ради похоти. Хотя дело было не только в этом...
Женщина прошла мимо Больдога, не боясь, что тот может совершить глупость. Одна глупость ему уже стоила погрома в одной из комнат, потерянной крови и изрядной дозы боли от Куалмэ. Рогфородрен не мог не ценить свою собственную шкуру настолько, чтобы рисковать снова. На обнажённое тело майэ набросилась шёлковую чёрную накидку, доходящую лишь до середины бёдер. Впрочем, она и нужна только для того, чтобы пересечь коридоры, а в комнате тёмную ждало новое платье.
Рингар внезапно оказался очень понятлив. И впервые Айкалэ действительно прислушалась к его словам, даже не заметив, как тот накинул полотенце ей на плечи и нарушил её личное пространство. Неужто Демон Холода ещё не разучился читать? Забавно.
- Надеюсь, ты не заснул, пока читал мой труд на эту тему. Ты прав, есть много способов сделать из Детей Эру живую рабочую силу, не думающую, не способную к анализу ситуации и умозаключениям. На выходе мы имеем тупой скот, который готов работать по инерции, воспринимать лишь голос хозяина и приказы хозяина. Часть мозга мы просто отключаем, более он не будет участвовать в работе. Оставляем то, что отвечает за опорно-двигательную систему, речь, органы чувств. Но у такого раба хозяин может быть только один. Большей нагрузки оставшаяся работающая часть мозга не выдержит и не будет воспринимать. Я уже проводила эксперименты такого рода с неугодными начальству. К несчастью, первые несколько эльфов оказались вовсе бесполезными овощами. Переусердствовала. Однако примерно полгода назад один экспериментальный экземпляр выжил. Сейчас он работает более не в каменоломнях, а непосредственно в крепости. Мальчиком на побегушках, так сказать. Он способен записывать под диктовку, вести несложную беседу, соглашается с любым мнением и словом госпожи, выполнять тяжёлую и грязную работу, а также, если бы госпоже этого захотелось, - смог бы удовлетворять и элементарные потребности хозяина. Воздействие на фана также влияет и на феа. Они взаимносвязаны. Стоило пресечь возможность анализировать, эльф лишился возможности соединять разум с моралью, тело с душой. Потому что и то, и другое подчиняется мыслительным процессам в том числе. Омертвение феа, которое не покинет тела эльда без приказа... Воистину, это мой самый удачный проект. Если у нас станет больше таких рабов, многие проблемы решатся сами собой. Почему ты внезапно заинтересовался этим вопросом?
Айкалэ отвлекалась от своей длинной речи, которая захватила и саму рассказчицу. Огненный взгляд впился в холодные глаза Рингара, ища уже заранее ответ на поставленный вопрос, пытаясь его предугадать.

0

9

Женщина заговорила, отвлеклась позволив его рукам скользить по её телу, выполняя скучную рутинную работу которая становилась весьма интересной в подобном ключе. Правда этого своего интереса он выдать ну никак не мог, как если бы ему грозила за это кастрация. А может так оно и было… Жаль только что её формы, изгибы, тепло и близость совсем в этом не помогали. Впрочем, он не упустил ни словечка, деловая беседа здорово помогала ему держать себя в руках. Её фана тонизировало тело, а её слова – разум. Ну, разве это не прекрасно?
Что же до его лица и голоса то оно источало ледяное спокойствие Севера, хотя пытливый взгляд Куалмэ мог уловить в глазах нечто стороннее, нечто напоминающее вину. Хотя к делу оно не относилось.
- Уснул ли я? – губы майа дрогнули в лёгкой усмешке. – Напротив, Гваэрен, они заставили меня проснуться! Всё началось с того, что к нам в руки попали Дориатские разведчики, как и полагается я доложился и отвёл их в пыточные. Как только над ними не измывались, но им словно языки повыдёргивали. Тогда-то я и направился в библиотеку за соответствующей литературой в поисках чего-нибудь свеженького. Знания, которое могло бы сдвинуть дело с мёртвой точки… в итоге я нашёл нечто большее. – Перевернув полотенце сухой чистой частью, Файгон обошёл девушку и, встав сзади, принялся за её голову, лёгкими движениями массируя корни и высушивая волосы. – Ты говоришь – рабы. Рабы – это здорово. Но меня интересует вот что – можно ли сделать из них воинов? Если они могут писать, читать и работать в каменоломнях, не могут ли они ещё и сражаться? Эльфийский глаз остр, из них выйдут прекрасные лучники, а возможно и воители. Тихие, смирные, послушные приказам своего генерала, или командира, или самого Мелькора. Тут уж как сподручнее. Я попытался выяснить это лично и переусердствовал, так же как и ты. Разум нечастных, при вскрытии, оказался перемолот в жиденькую кашицу. Тогда я понял, что мне не хватает знания и опыта, а за один день их не наберёшь, не наберёшь даже за месяц. Тут нужен кто-то кто занимался этим годами… - демон прикусил губу. – Я знаю, что положил не лучшее начало нашим… гм… отношениям. Но быть может ещё не поздно это исправить?
[AVA]http://s019.radikal.ru/i644/1408/d5/e29d985b3425.jpg[/AVA]

0

10

В кое-то веке кому-то стало интересно почитать её труды. И не кому-нибудь, а Файгону, этому солдафону. Сказать, что Птица была удивлена, - ничего не сказать. А удивление этой женщины дорогого стоит. Рингару как минимум удалось её заинтересовать, что до него удалось лишь Майрону. Но где мастер обмана и где Демон Севера? Поразительный ход конём. И всё же Куалмэ не была бы Куалмэ, если бы не заподозрила в словах демона а) ложь и б) личный злой умысел. Правда, постель отбросила сразу. Майа, конечно, не из умников, но он не мог не слышать о полной фригидности Пернатой и о том, что происходило с теми, кто всё же решался попытать удачу. В данном случае попытка была очень даже пытка.
- Я слышала об этом. Ставить эксперименты самому без должной подготовки и теории, подкреплённой практикой, - чревато провалом. Ты зря перевёл материал, - констатировала майэ факт, - Дилетанту негоже этим заниматься. Что до воинов... Закрывая часть сознания магически, мы рискуем лишь одним - при посылании такого эльфа к своим, их сильные маги вполне могут снять наложенные чары. И тогда наш воин снова становится их воином. Это бездарное растрачивание рабочей силы. Нужны боевые единицы - искажай пленных в орков. Или ты не практиковал ещё искажение?
Демон внезапно покинул своё место и встал позади неё. Женщине не нравилось, когда у неё в тылу находился тот, кому она не могла доверять. Однако порыв уйти остановили пальцы мужчины, зарывшиеся в её волосы, массируя корни и кожу головы. Айкалэ давно выяснила, что для неё близость с кем-то может обернуться пыткой. Не моральной, но физической и психологической. Тактильный голод - штука опасная. Особенно в Ангбанде. Леди Севера было чуть запрокинула голову назад, подставляясь под ласку, но...
"Хватит!"
Пока кайф не перерос во всепоглощающую эйфорию, майэ приняла меры: резко рванулась вперёд, а на стройной спине выросли большие иссиня-чёрные крылья. Порыв горячего воздуха отбросил Рогфородрена к стене. Приятные ощущения, получаемые ею всего пару секунд назад, были заглушены злостью на себя и на демона, посмевшего вторгнуться в её личное пространство.
- Не смей ко мне прикасаться, демон. Я не одна из твоих девок, - майэ обернулась через плечо, её глаза полыхнули яростным огнём. Этому мужчине поразительно легко удавалось её взбесить.

0

11

- О да, взглянув на то, что от них осталось, я понял: одному мне с этим ну никак не сладить, - вздохнул демон. - Поэтому мне нужна твоя помощь. Быть может я и не дока в анатомии, но вполне мог бы помогать по мелочи, не сразу конечно, но со временем. К тому же я могу доставать необходимый материал. А те самые разведчики, кстати говоря, так и сидят в темнице и то, что покоиться в их головах, по-прежнему востребовано Ангбандом. И да - я не занимался Искажением и думал о развешивании чар. Поэтому я и хочу соединить одно с другим. Исказить и тела физически. Тогда даже самый сильный маг окажется бессилен без должного знания анатомии, а хороший лекарь может быть не столь искусным в Песнях Силы. Если моё предположение, верно, то мы натравим одних эльдар на других! Только подумай, сколько выгоды в военном плане! Прибавь к этому хорошую тактику и Ангбанд получит такое войско, от короткого содрогнуться и нолдор и Дориат!
Амбиции. Конечно он не учёный, но он военный и всё что он видит, он старается использовать против врага. Но Птица ведь не ждала от него иной выкладки? В конечном итоге наука, в том месте, где она не касается поля боя, выходила за сферу его деятельности. Впрочем, он не ждал, что она воскликнет «это отличная идея!» И уже наследующей недели у них будет хороший отряд, а через месяц – войско. Конечно, будут проблемы, они всегда есть… Но нет не решаемых. Как минимум он в это верил.
Ответная реакция Леди Боль была подобна случайной ничего не значащей ряби на воде, столь легка она была, столь незаметна. Но когда сама твоя мелодия исказилась в сторону физических благ и наслаждений ты даже в лёгком движении способен уловить знакомую ноту. Разглядеть желание. «Интересно…» - пожалуй, Демон Холода был удивлён ей не меньше, чем она им. И как приятна была эта неожиданность, а затем…
Порыв ветра всколыхнувший даже укрытое стеклом пламя светильников. Перед глазами мелькнули крылья. На миг его оторвало от пола и со стуком приложило к стене. Что бы ни было мгновением назад, сейчас в ней звучал гнев и раздражение, а ответ на него у всех солдафонов одинаков: бьют – готовься ударить в ответ.
Майа действительно стал похож на демона: ощерились, выступив крупные острые клыки, зрачки кроваво-красных глаз сузились точно у змеи, на руках выступили когти, ноги превратились в копыта, на лбу прорезались рога, а за спиной перепончатые крылья и длинный хвост. Ощетинившийся Рогфородрен изготовившийся к бою и раскинувший крыла казался огромным, точно вздыбивший шерсть кот.
- И что же в моих действиях так тебя оскорбило!? – рыкнул Рингар рокочущим голосом.
Вопрос звучал искренне. Хотя и был риторическим… она… испугалась? Чуть помедлив демон выпрямился и сложил крылья.
- Ладно, довольно с нас этого, - вернув себе спокойствие, он прошёл мимо птицы и взял оставленный бокал и бутылку вина. Впившись в пробку зубами, он откупорил напиток и, заполнив бокал, протянул его даме. – Мир?
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

12

- На это потребуются годы. Совмещать воздействие на разум с искажением мне ещё не доводилось. И тот процесс, и другой - оба трудоёмкие. Войско будет готово не через десяток лет и даже не через пару десятков. Если всё вообще получится, конечно. Я подумаю над этим.
Игра стоила свеч. Мысль стравить эльфов между собой, кое-что скорректировав в пойманных, была не так уж плоха. А ещё эта ситуация отдавала иронией: народ сам себя уничтожает.
Увы, вполне себе деловой и серьёзный разговор был отправлен в пекло, когда майа внезапно решил высушить ей волосы. Он не мог знать о её небольшой слабости, но вышедшую из себя женщину это мало волновало в этот момент.
Ярость клокотала в горле, царапала гортань, билась неистовым пожаром в огненных очах. Птице не нравилось, когда трогали её вещи, ей не нравилось, когда вели неумелую игру, её колотило от ненависти, когда портят её труды, но от попытки вызвать желание она приходила чуть ли не в бешенство берсерка на поле боя. Рогфородрен зря решил начать налаживание контакта с тактильной части. Фана женщины очень давно не знало ласки, с далёкого Амана, который она видела многие десятилетия назад. Тактильный голод мог легко вылиться в неконтролируемую жажду. Всё, что нельзя было контролировать, злило майэ. Но в данном случае - действительно ещё и пугало. Она хозяйка своих желаний и своего фана, никто не будет ею манипулировать. Даже неосознанно.
Однако усилием воли Пернатая смогла взять себя в руки и сложила крылья за спиной. Полностью развернувшись в Больдогу, Куалмэ снова взглянула на него холодно. Но его боевая форма впечатляла. Большие изогнутые рога, широкие перепончатые крылья и гребенчатый длинный хвост. От разглядывания последнего майэ оторвалась с трудом, что могло ей стоить пропущенного удара. Опрометчиво. Рык Рингара привёл её в чувство.
- Много будешь знать - плохо будешь спать, - бросила Айкалэ, подбирая упавшую шёлковую накидку и прислонил её к себе, закрывая грудь и живот с бёдрами. Демон тоже взял себя в руки, точнее когтистые лапы, и предложил ей выпить. Но после случившегося баловаться ещё и алкоголем... Нет, тёмная сегодня точно нагулялась.
- Мир, - хрипло и коротко ответила майэ, после чего быстро двинулась к выходу, не взяв бокал и даже забыв про оставленное платье.

0

13

Дверь хлопнула.
- Хорошо, что мир, - голос демона напоминал шелест.
Не сказать, чтобы он рассчитывал на такой конец, но это скорее напоминало конец не войны, но битвы. Залив в себя бокал красного вина Файгон устроился в ванной, и некоторое время размышлял о полученной информации. Десятки, пара десятков… что это для бессмертных духов видевших Единого и создание мира? А сколько времени ещё впереди. Впрочем, это был не тот случай, когда нужно наслаждаться процессом и никуда не спешить. Немного раздражало то, что он почти ничего не понимал в этом деле, а отсутствие знаний – есть беспомощность. «Нужно ещё раз посетить библиотеку… И всё же занятно это определённо было желание. Возникшее внезапно. А затем гнев… Фригидна, значит?..» - Больдог позволил себе расхохотаться. После допив вино, принялся за купание.

Платье Рогфородрен заметил лишь на выходе. Прихватив с собой сию тряпочку, он первым делом выспался, после поутру занялся делами, затем порылся ещё немного в библиотеке и лишь к концу дня, вернувшись к себе в покои, вспомнил о том, что собирался вернуть эту безделушку хозяйке. В большинстве случаев вежливо и правильно было бы пойти к даме, дабы она себя не утруждала, но для начала ему было лень. К тому же Леди Боль любила торчать в лабораториях, от звучания которой у всякого нормального уши в трубочку закатывались и зубы ныли.
~ Куалмэ, ты вчера забыла платье в термах. Оно у меня, не желаешь забрать? К тому же я хочу продолжить наш разговор…
Послав осанвэ, он повесил платье на диван, демон развалился рядом с бутылкой вина и подносом с едой на низеньком столике. Правда к приходу майэ почти ничего не осталось…
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-08-14 22:01:35)

0

14

Майэ удалилась так быстро, как только смогла. Она прекрасно знала, что демон вряд ли после удара о стену был настроен и дальше прикасаться к ней, но прецедент был. А давать ему ещё больше пищи для размышлений она не собиралась. Ложь тогда эффективна и хороша, когда подкреплена фактами и действиями. А часть её репутации дала трещину сегодня.
Весь вечер и всю ночь Куалмэ занималась работой, составляла научные отчёты, дописывала очередную статью, а из головы всё равно не выходила боевая трансформация демона. Много мужчин видела, но почти все однотипны. Тут же было аж три интересных объекта: рога, крылья и хвост. Последний отчего-то вызвал желание изучить каждый сантиметр оного, в том числе и тактильно. Но, разумеется, демон вряд ли бы ей это позволил. Оставалось лишь вздохнуть и, закончив с писаниной, идти отдыхать.

На следующий день Птица проснулась, как всегда, рано. Утренний полёт, когда воздух ещё прохладен, взбодрил и помог окончательно проснуться. По возвращению майэ не стала убирать крылья, просто сложила их. День прошёл напряжённо, как и всегда. Пыточные, исследования в лаборатории, там же опыты над неугодными пленными. Искажение Детей Эру ей пока давалось с переменным успехом, что удручало. С келвар это было проще. К концу дня Куалмэ пополнила библиотеку Ангбанда свежей статьёй о психологическом состоянии эльфов, находящимся на первой стадии коррекции их сознания. И буквально через минут десять получила осанвэ от заместителя Готмога.
- Сейчас буду.
Коротко и ёмко. Птица двинулась по коридорам, шурша перьями. Разговор она не была настроена продолжать, однако в обители Рогфородрена он был хозяином положения. Если уж у него ещё остались вопросы - легче было ответить и уйти.
Дойдя до комнат, отведённых Демону Холода, тёмная постучала в дверь и вошла после получения разрешения. Она знала, что Больдог живёт на широкую ногу. Это ей хватало небольшого гардероба, односпальной кровати и письменного стола, где хранились бумаги и письменные принадлежности. К чему сибаритствовать? Она не видела в этом смысла. Нет профита - нет надобности. Тем не менее, Куалмэ придирчивым взглядом оглядела убранство, а затем остановила взгляд на Рингаре.
- Говори, что хотел узнать, и я пойду к себе.
Без энтузиазма и приветствия заявила женщина, отметив, что платье таки у него, висит на спинке дивана. Вид пьющего и поглощающего еду майа не был неприятен, но прекрасно напоминал, как высоко ценит Файгон материальные ценности.

0

15

- Входи, - бросил он. Стук в дверь, даже ожидаемый прозвучал как-то немного внезапно.
Забавно, со вчера ничего не изменилось – у майэ за спиной по прежнему были крылья, точно она и не убирала их больше, а Болдог – по прежнему выглядел как демон. Разве что Пернатая больше не дразнила так сильно, будучи одетой.
Заметив, как Княжна прошлась взглядом по его покоям, майа невольно задумался над тем как выглядит еёобитель. Если верить слухам весьма скромно, но верить им не очень-то хотелось. Столь ухоженная леди должна была знать толк в удобствах и наслаждениях… Быть может он и перегибал, но всё же как можно не видеть какие чудесные возможности дарует физическое обличие? Нет уж, даже если бы и понял монахов да отшельников, то к ним бы ни в жизнь не присоединился. Даже в Аманском прошлом.
- Неужто дела в конце дня? Ты себя не бережёшь, - усмехнулся демон, оставляя еду. Разве что бокал, почти допитый до дна, не покинул его руки. -  Хотел узнать поможешь ли ты мне в вопросах психоискажения. Справиться о твоём участии в этом деле… И если только дела тебя не держат, окажи мне милость, сядь и давай поговорим в не столь официальной обстановке. Лично моё рабочее время уже исчерпало себя и на горизонте не видно срочных дел.
Взмахнув хвостом, он указал на вторую половину дивана, догадываясь, что Куалмэ после вчерашнего предпочтёт держаться от него на гораздо большем расстоянии, чем обычно. Да и говорить постарается покороче, даже с учётом её немногословности.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

16

Взгляд скользнул по рогам, по широким крыльям, спустился по груди и животу и добрался до хвоста. Хлёсткий гребенчатый хвост был идеальной балансировкой при полёте. И хорошим рулём. Но насколько хорошим? Птица хотела бы лично пройтись по нему пальцами, измерить длину от общей длины тела, вес, погладить ороговевшую жёсткую кожу... На последней мысли майэ осеклась. Конечно, полёты, аэродинамика и прочее были её страстью, как и у всех майар Манвэ, бывших или нет - роли не играло. Однако такого рода увлечения не должны мешать её работе и общению с коллегами.
- Дела есть всегда. Нахлебников в Твердыне не держат, - тёмная пожала плечами. Ни для кого не было секретом, что в Ангбанде лишние рты и "квартиранты" не нужны, если они не приносят пользу хозяевам крепости.
- Не могу обещать стопроцентно положительных результатов. Мозг - самая сложная часть организма. Воздействие на психику бывает непредсказуемым. От полного подчинения и до сумасшествия. Но если я возьмусь, что с этого буду иметь? Твоя просьба личного характера, Рогфородрен, а не приказ сверху. За "спасибо" я в таких случаях не работаю.
Женщина не стала ему сообщать что-либо о своих планах на конец дня. В лаборатории всегда хватало работы: не изучение эльфов или искажения, так работа с новыми ядами и иными элексирами, новые наброски потенциальных механизмов, которые могли бы упростить работу в Ангбанде. Птице всегда было чем себя занять. Тем не менее, она присела. В большое и мягкое кресло, явно рассчитанное на Демона Холода, а не более миниатюрную женщину. На диван садиться не стала - не допускать рецидивов!
- О чём будем говорить? - Куалмэ действительно не знала, какие общие темы у неё могут буть с любителем плотских удовольствий и военным. Её задачей в области военных действий было проектировать дальнобойное оружие, изобретать новые ловушки, иные средства поражения врага с минимальными потерями для их собственной армии. Вряд ли с Больдогом имело смысл обсуждать рычаги и горючие смеси. Зато в памяти всплыло, как она ударила Демона Холода потоком воздуха... за то, что он решил высушить ей волосы? Выходит, для Файгона, который не мог знать о её маленькой слабости, всё выглядело именно так. Птица сочла нужным и должным сделать то, что делала крайне редко.
- Извини.

0

17

Этот заинтересованный взгляд, казался практически нормальным учитывая его нынешний облик, но слишком уж он задержался на лениво подёргивающимся хвосте. Всё ничего, если бы это не была их дорогая Леди-Учёная которая питала слабость к крамсанию интересных ей вещей. По крайне мере так думала добрая треть его орков, и Больдог в этом вопросе был практически с ними согласен. Хвост дёрнулся чуть резче, хотя демон сделал вид, что не заметил ничего.
  - Верно, не держат, - согласился Файгон, - но каким бы ни был дух, фана за ним не всегда поспевает. Порой нужно остановиться и отдохнуть, даже таким как мы.
Птица предпочла позицию ещё более дальнюю – устроилась в кресле. Он ничуть не возражал. С чего бы? Но интересно… впрочем, как знать, возможно, дело в простой неприязни. Кстати именно это и неплохо было бы выяснить.
- А вот об этом мы и поговорим – про то, что мы будем с этого иметь и про тех, кто сверху. – Рогфородрен подался вперёд, наполнив бокал до краёв. – Эта задумка касается не лично меня, на кой мне целая эльфийская армия? Но она может очень пригодиться Ангбанду. Как воевода я ищу способы сократить потери и укрепить войско. Это моя работа. Твоя работа – в изучении этого мира, преобразовании его, создании механизмов. И на этой идее, как мне кажется, наши сферы пересеклись. По сути то, что я тебе предлагаю это «инициатива работников» и я не думаю, что Мелькор или Саурон просто скажут нам «спасибо» за такое достижение. Увы, я понятия не имею что они нам за это дадут, к тому же нужно ещё управиться с делом… Но вполне вероятно что нам выдадут ресурсы на подобный проект. Но в то время как я, образно говоря, потрачу на него тысячи лет, ты вполне можешь управиться за пару сотен. Выгодно не просто тебе или мне, но и всему Ангбанду, самому Мелькору и Саурону. Впрочем, я пойму, если ты откажешься, это очень сложная работа…
Демон прильнул к бокалу желая промочить горло, и почти уже осушил его, когда Куалмэ решила извериться. Вот уж чего никто не ожидал! Рингар едва не поперхнулся и в первый миг даже не понял о чём идёт речь. Разве она сказала что-то обидное? Сделала? Когда?
- Квиты, - отмахнулся он. – За мной, быть может, вины даже больше чем за тобой. Но пока давай оставим эту тему и сосредоточимся на деле. Мне очень хочется знать, насколько осуществима идея, каких она потребует ресурсов и как можно ускорить процесс.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

18

Хвост внезапно задёргался резче, и Куалмэ наконец-то оторвала от него взгляд. Впервые её заинтересовала часть чьего-то тела. Если бы это было не больдогово достояние, майэ бы точно попросила предъявить ей хвост на осмотр. Но Файгон имел обыкновение во всём видеть намёки-полунамёки. Ни к чему давать ему повод думать, что он ей хоть чем-то интересен.
- Отдыхают все по-разному. Мне требуется постоянная пища для ума, без мозговой деятельности я чувствую себя опустошённой, - небольшое откровение всё же вырвалось, помимо воли Птицы. Женщина не любила говорить о себе, о своей работе - пожалуйста. К счастью, Рингар заговорил на всё ту же интересующую его тему. И тут-то к Куалмэ пришло осознание иного рода: ему нужен более острый ум, который добудет для него лавры. Идея в голову пришла, а реализовать - кишка тонка. И её интерес должен поддерживаться лишь патриотизмом? Как, право, наивно. Все её проекты санкционировал комендант, все результаты попадали к нему на стол. Ей ничего не мешало пойти к Саурону и заявить этот проект, как свой. Файгон не сможет доказать иное. С чего решил, что она пойдёт на сотрудничество? Птица привыкла работать одна.
- Заманчивое предложение: перевести добрую половину пленных на испытания без гарантии удачи, - майэ усмехнулась, иронично вещая, - Я пробовала искажать Детей Эру. Это не так легко, как кажется. Владыка в этом мастер, но я лишь недавно перешла от искажения келвар к искажению эльфов. Мне не хватает практики. В остальном проблемы могут возникнуть лишь во время испытаний. Теории теориями, а на практике случается всякое.
Куалмэ ещё не решила, как поступит в этой ситуации, но ничего обещать не собиралась. Впрочем, как и всегда. Майэ не давала поспешных обещаний.
Вид едва ли не подавившегося вином Демона Холода вызвал мысленный смешок, хотя лицо женщины не дрогнуло. Конечно, Рингар вряд ли был обидчивым, однако если каждый свой проступок оставлять вот так неразрешённым, то может появиться дурная привычка.
- В теории идея осуществима. На практике - покажется практика. Для начала мне нужен хотя бы один полностью удачно искажённый эльф. Таких пока нет. Катализировать процесс можно было бы, если бы Тёмный Вела принял в этом участие. Я получила знания об искажении от коменданта. Но не он его автора. Мне нужен первоисточник.

0

19

Демон усмехнулся в ответ:
- Половина не такая уж и большая цена учитывая то, что большинство из эльдар и так умрёт… но всё же цена…
Думы увели его к причинам этих смертей, заставив крепко задуматься. Пытки. Ангбанд пил их знания, выцеживал, выдавливал по капле. Но эльфы были слишком сильны, слишком упрямы и всё же слишком нужны, чтобы терять их вот так, не попытавшись. И они умирали под ножами, их сердца лопались, не выдерживая, но языки так и оставались присохшими к нёбу. Или быть может дело в отсутствии альтернативы? Конечно, если они начнут поток данных рискует сократиться, а он и так не похож на бьющий из под земли полноводный ручей. Но это всё было в пределах тактики, было здесь и сейчас. А поле брани научило его тому, что порой вкусный кусок нужно бросить на поживу врагам, чтобы потом можно было сцапать целого оленя. Быть может Тёмные и ослепнут на время, но когда всё закончиться они будут видеть так как никогда прежде и к тому же получат армию! Саурон и Мелькор должны были это понять… к сожалению не должны одобрить. Но всё же.
- Оно того стоит, - кивнул он наконец выходя из задумчивости и опрокинув в себя последний бокал направился к серванту с вином за новой бутылью.
И всё же ему не нравилась идея вовлечь в это Валу, тогда уж лавры будут не в их руках. Впрочем, не важно. Главное для Больдога – это вытурить отсюда Детей, всех до единого, или заставить их служить Ангбаду, и позволить Мелькору править. Там уж и ему, и Птице, и всем тёмным перепадёт. И если такова цена – ничего страшного. Но всё же жаль, что его одного было недостаточно, чтобы Куалмэ справилась с задачей. Но, как научила его та же война, если не можешь взять желаемое, возьми то, что возможно.
Пробка глухо хлопнула вырванная из горлышка. Прихватив новый бокал, он поставил его на стол подле своего и наполнил оба, едва ли не до краёв.
- Значит, на том и порешили? Я поговорю с Комендантом и поделюсь с тобой известиями, - дух севера протянул ей второй бокал. – За сим предлагаю выпить за удачный исход.
Дождавшись ответа Птиц, Больдог опрокинул в себя бокал, закусил и отложил вино в сторону. Организм подсказывал что на сегодня ему хватит… покрасней мере пока Леди Боль не покинет его апартаменты.
- Кстати, я всё-таки заметил… - протянул дух севера, развалившись на диване. – Ты явно не ровно дышишь к моему хвосту…
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

20

- Половина - это большая цена. Нет исходного материала - не на чём ставить эксперимент. Эльфы - наш главный ресурс - здесь играют роль первостепенной важности. И Владыка, и комендант это понимают. Они не позволят нам перевести столько остроухого материала. Особенно без стопроцентной гарантии успеха. Не забывай, правитель делает ставку на победу. Меньшее будет разнозначно поражению.
Птица заранее могла предугадать недовольство как минимум Саурона. А если идея дойдёт до Валы, то и он втык сделает и пропишет недельный (или сверх того) курс дыботерапии. Быстро отрезвляет и возвращает здравомыслие. И учит держать язык за зубами. Куалмэ редко бывала в таких местах. На самом деле, всего лишь пару-тройку раз в первые месяцы после прибытия в Ангбанд и присоединению к оппозиции тёмных. Новенькая была, глупая, жила ещё по уставу Небесного воинственный Манвэ. Но очень быстро поняла, что в Северной Твердыне порядок иной. И к женщинам отношение иное. Пришлось адаптироваться с максимальной быстрой. У майэ всегда был сильный инстинкт выживания, он ей помог преодолеть отвращение и омерзение при виде многого из того, что творилось в Твердыне. Хотя и по сей день кое-что вызывало у Птицы гнев и ярость.
- Оно бы того стоило, если бы мы имели хоть какие-то гарантии. А я не могу тебе гарантировать успех. Работа с мозгом и феа - штука тонкая. Любой просчёт пустит годы исследований и работы насмарку, - тёмная приняла бокал, наполненный до краёв. Ни к чему не обязывающий разговор о науке и исследованиях чуть приступил её бдительность. И с одного бокала ей ничего не будет.
- Но раз ты хочешь попытать удачу - флаг тебе в руки и барабан на шею. Надеюсь, что комендант будет в хорошем расположения духа, когда ты пойдёшь к нему на ковёр для разговора.
Инициатору и право первого хода. Куалмэ не собиралась подставлять свою ценную шею под возможный удар ради призрачной выгоды.
Майа внезапно поднял тему своего хвоста, и взгляд женщины сам собой вернулся к нему, скользя по гребню с неподдельным интересом. Желание потрогать никуда не делось. А может рискнуть? Нет так нет, плакать не будет, точно не получивший игрушку ребёнок.
- Действительно. Балроги не позволяют особо глазеть на их рога и крылья. Демоны Огня мне этим нравятся - необычные. Не похожи на остальных, тривиальных представителей Арды, - майэ задумчиво протянула, а затем осмелела, - Можно его изучить? Обещаю не отрезать. И не травмировать.

0

21

- О да, - вздохнул Демон Севера. – Большая, в этом и вся загвоздка, и в отсутствии гарантий. Но ловить - это моё дело, твоим будет – кромсание. – На вечно поджатых губах заиграла улыбка.
Конечно, за плохие идеи в Ангбаде действительно можно получить в тык, просто чтобы впредь такие не плодили. Потому майа уже сейчас начал копить необходимые аргументы и представлять, куда могла увести речь с Сауроном. Главное – правильно подать, а там вполне можно получить в ответ и обычное «нет» без всяких последствий. Покрасней мере, он в это верил. Ровно, как и в то, что можно получить в ответ «да». Хотя за положительным ответом последует ещё большая головная боль, чем за отказом. Но уж больно ему хотелось выловить из пруда рыбку. Хотелось чего-то значительного. И если в этом вопросе Каулмэ уже отделила «я» от «они», для Больдога армия и Ангбанд всё ещё были единым целым. Власть Тёмным. Возвышение Тёмного Властелина и их успех… В конце концов они выбрали Искажённую Арду и он был единственным кто мог её дать.
Главное – не торопиться и напомнить себе мелодию плавно текущего ручья. Она поведёт его в этом деле.
Леди Боль тем временем вновь приковала свой взгляд к его хвосту. Фородрен мысленно усмехнулся. Занятно. Впрочем, если малость пораскинуть мозгами оно и понятно. Она занимается наукой, интересуется анатомией. Но всё равно призабавненько.
- Ну, если обещаешь… - усмехнулся Файгон, - тогда, пожалуй, не имею ничего против.
Демон чуть сместился на бок, водрузив хвост на диван. Ему казалось, что он понимает этот недовольный порыв Барлогов. Всякому будет обидно, если кто-то вдруг придёт и начнёт пялиться на него во все глаза, и щупать точно какую-то вещицу, как минимум это будет неприятно. Чего уж говорить о горячих и пламенных духах? Однако сам он был свободен от подобного и возмущался лишь тогда, когда действительно оказывался в роли занятной зверушки. Здесь же ситуация иного рода… К тому же женское прикосновения всегда было приятно, а он за это ещё, наверняка, и спасибо получит…
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

22

Куалмэ никогда не была яростным поборником тёмных укладов, не могла называться патриотов Тёмного Блока с большой буквы. Она исполняла свою часть договора - без разговоров, без пререканий. Тонкий и верный расчёт - идеальный вариант, чтобы поняли тёмные. Об обратной стороне медали никому знать было не положено. Чужая душа - потёмки, а её ещё и была заперта на множество замков, закрыта за тысячью дверей. К счастью, здесь мало кто копался в личных мотивах - лишь бы не было антитёмных настроений, тогда могли взяться за изучение отступничка.
- Кромсание? Слишком вульгарное слово для окрещивания того, чем я занимаюсь, Демон Холода. Ты совсем успел забыть высокий слог. Всё больше уподобляешься оркам, будто ты такой же искажённый Дитя Эру, как они, без права выбора и голоса. Зачем ты так живёшь? Это примитивно: находить удовольствия смыслом жизни - поглощать вино и кушанья, спариваться с рабынями, а между делом выезжать с отрядами и рубить эльфов. Ты становишься всё меньше похожим на духа Арды.
Женщина искреннее не понимала майа. Есть низшие и есть высшие - в Ангбагде структура иерархии была видна невооружённым глазом, тут и копать особо глубоко не надо. Зачем ставить себя на одну ступень с орками? Духи занимали особо положение. Даже если убрать границу Света и Тьмы, они - хранители Арды. Направляющие, как вектора. Все прочие - под их покровительством, ведомые.
От своих мыслей Куалмэ охотно оторвалась, ведь Рингар разрешил ей изучить его хвост. Какая удача. Можно считать это знаком доброй воли, хотя майэ не особо раздумывала, почему Демон Холода согласился. Хвост оказался на диване, и тёмная немедленно покинула кресло. Она оказалась на ковре на коленях, шурша перьевыми крыльями. Пальцы коснулись твёрдой ороговевшей кожи хвоста, проскользили почти по всей длине, развернули гребень и изучающе ощупью прошлись по перепонке. Женщина казалась крайне увлечённой осмотром, она даже совершенно перестала замечать хозяина хвоста, сосредоточившись лишь на части его тела. Взяла хвост в обе руки, взвесив на весу и проверяя балансировку, покрутила, на глаз измерила длину. Интересно, насколько эта конечность ловкая? Умеет ли Файгон ловить хвостом предметы? А поворачивать ручку двери? Схватить чью-то руку и оплести её, подобно лиане? Занятно.

0

23

Едва Куалмэ устроилась на коленях у дивана, Болдог одарил её каким-то странным взглядом. Ни похотливым, ни довольным, скорее уж задумчивым, но и так будет не совсем точно. Вид сидящей, подле него, на коленях женщины прильнувшей к некоей части его тела вызывал в нём странное, но приятное чувство довольства. Конечно это всё не о том, и не про то, но тут скорее дело в его примитивном похотливом мышлении. Ох, если бы Птиц была ещё и в цепях! «Размечтался…» - праздно одёрнул он сам себя, улыбнувшись наблюдая за исследованиями Леди Боль.
По правде сказать, она выглядела столь увлечённой, что его слова, должно быть, покажутся ей хмурым ничего не значащим «бу-бу-бу» где-то на заднем плане.
- Вульгарность как приправа в языке, ей порой нужно давать ход, чтобы речь наполнилась необходимыми нотами. – Усмехнулся он. – Но в данном случае это не только вульгарно, но и вполне точно. Не думаю, что вначале из всего этого выйдет что-то изысканное, но… ты ведь не я. За это я тебя и ценю. Что же до удовольствий, не вижу в них ничего плохого, если подумать ты раба тех же страстей что и я, одно отличие твоё удовольствие замысловатое – пытки, исследования, наука. Мои же страсти просты и низки, но их легко получить и ими легко насладиться. Впрочем… в том, чем ты занимаешься есть кое-что привлекательное и для меня. Быть может я и стал орком, но я пока ещё не перестал быть майа. – Демон чуть помедлил, - кстати, об этом, Куалмэ, а ты не против оказать мне ответную услугу? Тоже своего рода исследование вытекшее из очередного трактата, вышедшего из под твоего пера… Обещаю ничего не отрезать и не травмировать.
Северный дух ухмыльнулся, чуть озорно.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

24

Женщина действительно была увлечена исследованием хвоста настолько, что слушала майа вполуха. Больдог мог собой гордиться: хоть чем-то он её заинтересовал, а это вообще явление крайне редкое, ведь Птица давно перестала удивляться многому из того, что у остальных точно могло вызвать хоть какие-то эмоции. Её не прельщают удовольствия, она не боится боли или смерти, находя их естественными природными явлениями, хотя, конечно, свою ценную шкурку оберегала. По причине такого отношения к миру и окружающим в крепости у неё было очень мало хороших знакомых, приятелей и друзей и вовсе не было. Хотя, наверное, к этим понятиям всё же близка одна майэ. Пожалуй, единственная из тёмных, кто удивила Леди Боль настолько, что майэ находила даже просто сам факт её присутствия рядом приятным. Но мы явно ушли от темы...
- Можно выразить нужные ноты интонацией, не прибегая к вульгарности, - рублено возразила тёмная, продолжая рассматривать демонский хвост под разными углами, - Пытки - моя работа. Это не значит, что она мне нравится. Долг свой я привыкла исполнять, не оглядываясь на личное к нему отношение. Существует договор. Между мной и лордом Сауроном. Пока мы оба выполняемых свои части сделки, всё будет в порядке, - об оборотной стороне медали женщина предусмотрительно умолчала и не собиралась продолжать эту тему.
Рингар внезапно потребовал ответной любезности. И майэ испытала ещё одно редкое для неё чувство - искреннее удивление. Что он нашёл у неё интересного? Женщина оторвалась от созерцания хвоста и взглянула на Демона Холода снизу вверх. Перья в это мгновение зашуршали, и Куалмэ озарило понимание: действительно, других пернатых она тут не видела. Если хочет потрогать крылья - пусть трогает. Худого от этого ничего не будет. Услуга за услугу. И женщина молча кивнула, вернувшись к изучению хвоста.

0

25

На слова о вульгарности Демон Севера лишь пожал плечами. Как он уже говорил это «приправа», которую любят одни, не переносят другие и не замечают третьи. Но продолжать этот разговор не имело никакого смысла. Потому Файгон почётно капитулировал, изобразив на лице мину говорящую «ну, может ты и права, я ведь такое животное». А на устах играла едва заметная улыбка.
- Всего лишь работа? – с интересом отозвался майа. – Мне казалось, что бы выполнять её так хорошо нужно как минимум быть ею увлечённой. Неужели я ошибся, и упорство может сделать профи даже из того, кто терпеть не может свою работу?
На миг он, то ли в серьёз, то ли в шутку вспомнил своих орков, ту часть, что отличалась жуткой ленью и криворукостью. «Вызвать бы в них ещё это упорство,» - Рогфородрен вздохнул. Перед глазами так и мелькала плеть…
Но увидев молчаливый кивок Леди, Файгон стал необычайно серьёзен. Поднявшись с дивана, он неспешно обошёл женщину и опустился на колени за её спиной. Широкая ладонь прошлась по иссия чёрным крыльям, едва тревожа перья кончиками когтей. Бурые когтистые крылья Рогфородрена распахнулись позади Агонии, точно хотели скрыть её хрупкую фигурку от посторонних глаз. Заветный хвост лёг ей на колени, предлагая продолжить манипуляции и точно намекая, что его обладатель не сильно отвлечёт её от этого дела.
- В целом, изучая анатомию и работу мышц, я искал знание, которое могло бы улучшить тактику ведения боя. Сугубо индивидуально, конечно. Хотел узнать нельзя ли как-то ещё, сэкономить силы во время боя, повысить эффективность и выносливость. – Крепкая ладонь уверенно легла на самое основание Птичьих крыльев, погладив, точно проверяла на прочность. Подушечки пальцев легко надавили, изучая мышцы. – Оказалось, что я и так прекрасно владею своим телом, но полученное знание вылилось в очередные размышления. К примеру, о… как же ты это назвала… кислота! В жизни бы не догадался, что фана само способно вырабатывать кислоту, после физической работы. Скажи, ты летала сегодня? – Руки демона полу, изучая, полу играя, перебрались на плечи, отслеживая тянущиеся под кожей и перьями мышцы. – Наверняка, да, иначе, зачем они тебе в Ангбаде… - пробубнил он себе под нос, и громче продолжил: - Если я прав, то это просто замечательно. К тому же у тебя наверняка за спиной не простой день…  Твоё тело кажется достаточно напряжённым для проверки моей гипотезы. И так… - руки демона точно нащупав что-то необходимое, на её плечах, застыли. – Если я не ошибаюсь это должно сказаться на мышцах положительно…
Он даже нижнюю губу закусил, и лоб не поленился нахмурить, сдвинув брови поближе к переносите и старательно играя научный интерес. Тот самый, что обычно виден на лице не взрослого, но ребёнка, нашедшего нечто занятное в сжигании муравьёв лупой или конструкторе. Ну как такого заподозрить в коварстве!? Играющее дитя, не дать ни взять. И, тем не менее, его сильные руки уверенно и точно замаскировали ей плечи, разминая мышцы и играя с ними, довольно точно касаясь чувствительных зон, снимая напряжение, расслабляя.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

26

Демон прекратил с ней спорить о средствах выражения, что только порадовало. Слишком у них были разные точки зрения на счёт того, как себя следует вести. Рогфородрен явно выдавал себя таким, какой он есть, а Птица была и остаётся существом с двойным дном с момента Искажения.
- Верно, всего лишь работа. Плата за возможность жизнь здесь, заниматься исследованиями, используя ангбадскую лабораторию, здешний инвентарь. Взаимовыгодная сделка и верный расчёт. А степень интересности работы не влияет на моё старание. Я достаточно терпелива, чтобы заниматься даже скучной и монотонной деятельностью. Не привередлива и не брезглива.
Эту систему поведения майэ наблюдала у крыс: живучесть. Сколько этих тварей ни трави, они всё равно приспосабливаются. Очень удобно, когда нужно быстро адаптироваться к новым условиям. И женщина с тщанием вырабатывала в себе это качество. Оно ей также помогло перенести первый шок, когда Птица только начала постигать искусство пыточных дел. Знание анатомии - хорошо, но в то время причинять боль леди хотела меньше всего. Пришлось. Эта работа была гарантом её взаимодействия с эльдар, возможностью продолжать с ними общаться хоть так, пытаясь донести истину до них. В разведке или ещё где у неё не было бы такой возможности. Какая ирония - желание помочь и причинение зла идут рука об руку, практически лежат в одной плоскости.
Демон Холода внезапно переместился за её спину, закрыв крыльями и вновь вручив на изучение хвост. Цепкие пальцы тут же в него вцепились, чтоб её новый объект интереса никуда не делся. Руки демона действительно начали изучать её крылья. Надо сказать, тут майэ сильно рисковала: изучающие прикосновения и поглаживания вызвали короткую дрожь, прокатившуюся волной по всему телу. Хорошо, что Рингар вряд ли знает о мягком пухе, что находится ближе к основанию крыльев. Самая что ни есть эрогенная зона. Тогда бы майа точно получил локтём в нос или в челюсть. Куалмэ решила не отвлекаться от хвоста, в конце концов, он интересовал её больше. Попутно можно было слушать внезапно не самые глупые речи Файгона. И когда это Демон Севера стал таким начитанным?
- Да, утром летала, - коротко отозвалась майэ, снова развернув гребень хвоста и с любопытством погладив мембрану, на которой был виден рисунок кровеносных сосудов. Внезапное прикосновение к плечам и слова про какую-то "гипотезу" вызвали новую волну дрожи, от макушки до пяток. Птица на мгновение замерла, чувствуя, как сильные руки Рингара начали давить на чувствительные точки, массируя и расслабляв мышцы. Руки инстинктивно сдавили хвост сильнее, женщина даже не задумалась о том, что майа может быть это неприятно. Сейчас её больше волновало другое: не сорваться. Не сорваться, как тогда в термах. Женщина закусила губу, терпя, пока хватает её сил. Она привыкла достаточно легко переносить боль - имела с ней дело каждый день, это было частью её жизнь. Но ласки были для майэ тем запретным плодом, надкусив который, она могла заиметь более серьёзные последствия.

0

27

Воистину, когда генерал орков стал начитанным? Невольно выдав себя тогда, в термах Птица сама отправила его в библиотеку за поиском необходимого предлога. Потому что Файгон и так прекрасно знал, что это… но не мог подобрать правильного названия этому желанию. А их Ледяная Леди, будучи истинной учёной просто не могла этого не записать! Порывшись в трактатах, он вычитал про её маленькую слабость именуемую «тактильным голодом». Хотя сам он в мыслях окрестил это немного более просто и куда более вульгарно. Тогда Рогфородрен подумал: «Хорошо, значит, этой девочки не хватает ласки. Осталось лишь найти предлог…». В этой комнате упорство было присуще не только майэ, тем более, если к упорству подмешивались интерес и желание – тогда непременно находился и способ. Простой, понятный Айкалэ способ – изучение.
- Что ж, я всегда подозревал у Коменданта отличный нюх на выгодные сделки, - усмехнулся демон. Дрожь, прокатившаяся по телу Каулмэ, приятно щекотала нервы и оседала на кончиках пальцев продолжающих играть с мышцами и чувствительными точками. Он совсем не почувствовал, как Пернатая впилась в его хвост пальцами, не нарочно, просто потому что его хвост не отличался большой чувствительностью. Хотя понял это по напрягшимся плечам и как само собой разумеющееся чуть увеличил свои старания. – Жаль, не все из нас готовы терпеть монотонность и скуку в работе. Многие начинают работать спустя рукава, но ведь это отдаляет победу Мелькора и, косвенно, их собственное счастье. – Болдог тихо вздохнул. – Оно и так не слишком близко… Знаешь было бы славно в один прекрасный день создать небольшое вассальное орочье королевство и править там. Я думаю, эти создания могут многим больше, чем кажется на первый взгляд…
«А если не могут – научу, а не захотят – заставлю…» - строго и бескомпромиссно  подумал про себя майа. Так, пожалуй, размышлял отец о сыне-раздолбае с талантом… талантом инженера.
- По крайней мере Эру не лишил их способности к творению. Одно это делает их крайне полезным ресурсом.
Массаж тем временем по ходу речи становился всё более приятным и расслабляющим. Болдог точно говорил «отринь все мысли, отдайся мне, не пожалеешь», пальцы постепенно задействовали ещё одну чувствительную точку, заем вторую, третью.
- Каулмэ, а ты не слишком стеснительная, не так ли?
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

28

Женщина не считала майа-орка тем, кто часто бродит по библиотекам. За сим узнать о её маленькой слабости он вряд ли мог. Это несколько успокаивало. Мужчины Ангбанда были не чужды плотских увлечений, а Птице быть чьим-то постельным (или не постельным) украшением не хотелось абсолютно. Наиграются и бросят, а не бросят, так запишут в ряды прочих и будут иметь, когда настроение будет. Раз дашь слабину - навсегда утратишь былую репутацию. А Куалмэ долго и тщательно выстраивала свой образ самой бесчувственной и жестокой женщины Твердыни. В этом ей помогали и работа, и её исследования, которые вряд ли можно назвать гуманными.
- Не только у коменданта есть такой нюх, - хмыкнув, ответила женщина, теребя руками хвост и всё ещё пытаясь работать головой, думая не о том, какого балрога Рингар принялся делать ей массаж. Не просила, не намекала, хотя эти озабоченные и без намёков могли проявить инициативу. Деятельность майа как акт дружеской воли заведомо не рассматривалась. В Ангбанде практически всё, от мелочи и до крупного дела, совершалось с определённым умыслом. И, как правило, для извлечение выгоды для себя.
- Да, не все готовы выполнять такую работу. И потому получают меньше, чем могли бы, - чуть хрипло выдавила женщина, продолжая кусать нижнюю губу. В хвост она уже впилась ногтями. Многие готовы были бросаться в пучину чужих ласк с головой, без оглядки, но для тёмной, которая привыкла к глобальному планированию и всегда смотрела на несколько ходов вперёд, это было настоящей пыткой. Краем сознания леди уже осознала, чего от неё пытается добиться Файгон. Но ответив взаимностью, она сведёт на нет годы работы над собой. Никакая ласка этого не стоит. И всё равно было приятно... Мучительно приятно.
Слова про способность к творению и заданный вопрос были пропущени мимо ушей, потому что начавшее согреваться фана требовало своё, а разум требовал своё. Майэ захлопнула рот ладонью, задушив зарождающий тихий стон. Самое время снова отправить Демона Холода в полёт потоком воздуха и быстро удалиться, без извинений и прощаний. Однако вместо этого женщина судорожно сглотнула и чуть рычаще рублено заговорила.
- Рингар, прекрати. Иначе ударю.

0

29

Майа тихо усмехнулся, кивнув, хотя последний жест явно остался за полем Птичьего зрения:
- Верно, не только у Коменданта. Не пойми неправильно,  я и не думал кого-то принажать. Если подумать в Ангбанде есть те, кто в ином деле даст лучшим из Детей Эру и жителям Валинора огромную фору... Которая им не поможет.
Руки Рогфородрена медленно спускались ниже, к крыльям, закончив с плечами. Хотя напрягшаяся женщина едва ли не окаменела в той области. Занятно, несчастная страдала, причём страдала как распоследняя мазохистка. И ради чего? Ради того, чтобы не дать себе насладиться жизнью, не дать фана то, что оно так просит. То почему оно так дико истосковалась, что жажда его обернулась болезнью? Демон стал осторожно изучать мышцы, что тянулись от спины к крыльям. Вот тут её анатомия слегка отличалась, впрочем, работать он продолжил инстинктивно, опираясь на чувства, опыт и приобретенные знания. К тому же у него самого за спиной была подобная пара мышц удерживающих крыла. Вот ему лично нравилось когда пальцы партнёрши пробегались по позвоночнику чуть ниже лопаток… Интересно как к этому жесту отнесется Леди Погибель? Там как раз была пара чувствительных точек. Хотя на заветный пушок у оснований крыльев Файгон не позарился.
- Так точно, куда меньше чем могли бы… - тихо вздохнул он, искренне соглашаясь с её доводами.
Может она и была права – они очень уж разные, но сейчас Болдог с удивлением осознавал, что Птица интереснее, чем кажется и не совсем такая, какой представлялась многим и ему в том числе. То самое второе дно, что прячется под первым, на миг выдало себя. Впрочем, разве он мог быть уверен в том, что ему не показалось? Может быть, у них есть нечто, что способно их объединить? При случае.
Хвост отдал лёгким покалыванием. На миг Файгон подумал, что ему показалось, ан нет, действительно больно. Но не настолько что бы жаловаться. К тому же пусть женщина забавляется с ним сколько хочет, пока он занят тем же самым, это его совершенно не беспокоило.
И тут Лёдяной Пик не выдержал.
Приказ майэ немедля заставил его остановиться. По нему этого не было видно, но он понял, что та дошла до точки, разрываемая между «хочу» и «нельзя». И сейчас он просто не мог позволить хоть чему-то выдать себя, а потому очень «искренне» удивился, и как-то виновато спросил:
- Я сделал это как-то не так? Тебе ведь не больно и не плохо? – игра, обыкновенная игра на том, что его гостья вряд ле хочет выдать свою слабость. Свою, возможно, самую большую слабость. – Странно… процесс должен был снять напряжение с твоих мышц. – Он чуть подался вперёд, точно хотел взглянуть на неё, и тут самое время было вспомнить о несчастной, пострадавшей конечности. – А-ай… - не, сколько болезненно, сколько возмущённо выдал майа заметив как в него впились когтями. – Будь нежнее, я конечно крепок и всё вынесу, но мне не кажется, что в этом есть хоть какая-то необходимость.
Несчастный, лежавший спокойно хвост чуть напрягся. Мышцы заиграли, поднимая заостренный кончик к верху и заставляя его недовольно подёргиваться точно у кота. Файгон легко подался вперёд, протянув руку к светлой узкой ладони исследовательницы. Сплёл их пальцы и осторожно потянул их от хвоста. При этом совершенно не обременённый такой вещью как одежда крепкий торс мужчины приблизился к её крылатой спинке. Впрочем, демон не посмел к ней прижиматься столь нахально, уважая её личное пространство, которое он, вынужденно, ограничил до пары миллиметров. Тело майа дышало теплом, укрывающим подобно одеялу. Вздымающиеся и опадающие от дыхания рёбра оказались точно меж крыльев, прижавшись к тем самым чувствительным пёрышкам. Вторя рука покорно покинула её спину, исчезнув из поля зрения.
Перегнувшийся через её плечо Рингар бросил на майэ взгляд, должный стать мимолётным, но тут же застыл в недоумении.
- Что с тобой? – стремительно холодеющим тоном спросил майа, глядя на то, как она зажимает свой собственный рот.
Рыжие волосы демона спускались по её плечам, тёплое, влажное дыхание коснулось лица Гваэрен. Сейчас они были так близко друг к другу как никогда ранее…
Хвост напрягся ещё сильнее, беспокойно подёргивая кончиком.
[AVA]http://s020.radikal.ru/i707/1408/4d/b06c6ca3bbb4.jpg[/AVA]

0

30

Напряжение сковало каждую клеточку тела. Не будь у Птицы огромной выдержки, и действия Больдога могли бы окончиться плачевно. Леди Боль было гораздо проще снять напряжение и одолевающие её чувства болью и гневом, чем отдаться на милость мужчины. В конце концов, это всего лишь зов плоти. Порок, присущий тем, кто зависел от своей внешней оболочки. Куалмэ не хотела зависеть от неё больше, чем есть уже. Майэ безжалостно избавлялась от собственных слабостей или запирала их покрепче на самом дне своего я.
- Будем обсуждать преимущества Ангбанда и Валинора? - сухо поинтересовалась женщина без особого интереса. Это был хороший предлог для того, чтобы показать, что ей явно тут, в этой комнате, делать больше нечего. Сама кожа горела под прикосновениями майа, точно у Птицы внезапно поднялась температура, причём сразу на много градусов выше. Если норма - 36.6, то тут были все 42. Когда начинается состояние бреда, мысли не могут поспеть она за другой и путаются в голове, точно муха в паутине. Не было больше сил разговаривать, язык словно прилип к нёбу, а в глотке свернулся колючим клубком задушенный, но не до конца погашенный стон.
Женщина выпустила до этого крепко зажатый хвост и впилась ногтями себе в ладонь как раз в тот момент, когда рука Файгона сжала запястье. "Протрезветь" не получалось. Нельзя было играться подобными вещами. Майэ сейчас была словно на краю прорасти, а внизу огромный водоворот. И это жуткое противоестественное инстинкту самосохранения ощущение - так и тянет прыгнуть.
Демон практически навис над ней, продолжая спрашивать о чём-то, хотя все слова давно смешались в сплошной фоновый шум. Рёбра мужчины касались основания её крыльев, примяв мягкий пух и потираясь о него при каждом вдохе и выдохе. Знаете, что самое печальное? Это не было открытым домогательством, на который у Птицы был заранее готов короткий ответ. И тем не менее, это и не была эстель. Всего лишь прихоть собрата. Ради одного раза. Или пары-тройки. Не суть важно. Она не позволит инстинктам возобладать над разумом, который, правда, уже почти готов был отключиться. Эмоции требовали выхода. И они нашли выход. На Больдога внезапно обрушилось многотонной тяжестью чужое сознание, вытесняя его собственные мысли и занимая почти всё пространство.

Ретроспектива:
Тихие шаги сопровождалась шорохом белого платья, юбку которого можно было заметить краем глаза. Любопытный взгляд скользил по гладким стенам, полу и факелам. Ей только что разрешили осмотреть крепость. С ней был сопровождающий, увлечённо раскладывавший о роде своей собственной службы, об орках, о дисциплине, о начальстве. Обо всём. Несколько комкано, отрывочно, кусками, словно ребёнок, неправильно собирающий мозаику. Кажется, его занимали другие мысли, а тут надо проводить экскурс, понимаете ли. Ей показали её комнату, которую леди осмотрела тщательнейшим образом и успела покрасоваться перед зеркалом. Высокая, светлокожая, волосы чернее ночи с вплетёнными в них голубыми и сиреневыми лентами, большие золотистые глаза без всполохов пламени, белое платье, расшитое магнолиями и розами, с корсетом и пышной юбкой.
Затем её отвели в лабораторию. Тогда она ещё большей частью пустовала и казалась оттого ещё больше. Здесь обнаружились ещё двое майар. Как оказалось, один ранее был из свиты Тулкаса, а второй служил Кементари. Женщина с увлечением прошлась вдоль ряда полок с ингредиентами и стеклянными сосудами. Внезапно сзади раздался шорох. Её обняли за талию. Жест знакомый по танцам, которые майар Манвэ очень даже любили. Одна воздушная акробатика чего стоит!
- Ну что, Пташечка, с почином? Надо отметить твоё появление здесь. Ранее это была привилегия Владыки, по старой традиции. Сейчас его нет. А комендант у нас не особо интересуется женщинами в этом плане. Так что... - тёплое дыхание коснулось уха, а затем и острые зубы впились в мочку. На плечо закапала горячая кровь.
- В каком плане?.. - тогда ещё голос Айкалэ не звенел сталью, а был мягко и мелодичен, точно трели соловья.
- Сейчас объясним.
Майэ внезапно подхватили за бёдра и перекинули через плечо, а затем сгрузили на лабораторный стол навзничь. Послышался треск грубо разрываемого в клочья прекрасного белого платья. Волосы, до этого собранные в аккуратную прическу, выбились и легли на одну половину лица.
- Зачем?..
Подол стремительно задрали и сорвали нижнее бельё, и пришедшая в себя леди не помедлила пнуть ближайшего наглеца. Подскочили двое других. Ноги развели в стороны, крепко вцепившись в них и держа мёртвой хваткой. Прямо над ней завис тот, которому доверили показать ей крепость. Это он говорил о традиции... Испуганная майэ закричала, что есть силы, после чего рот ей беспардонно зажали рукой. Второй он не помедлил сделать её декольте более откровенным.
- Не вопи. Иначе хуже будет, - расстёгивая штаны, предупредил её мужчина.
В глазах майэ, подобным двум озёрам жидкого золота, плескался животный ужас, крик рвался из грудной клетки, грозясь её проломить. Пернатая забилась, словно в припадке эпилепсии, а затем страх вылился в желание любым способом избавить себя от этого. Музыка Боли прокатилась оглушающей волной, подобно цунами, снося всё, что оказалось на пути.
Айкалэ осторожно приоткрыла один глаз - вокруг никого. Она обнаружила всех троих лежащими на полу в обмороке. Это был болевой шок. Внезапно дверь отворилась и внутрь вошла женщина с кожистыми летучемышиными крыльями.
- Вот идиоты. Ничего, лорд Саурон потом сделает так, что с них семь потов сойдёт. Это ты кричала?
Птица лишь кивнула, не находя в себе силы заговорить с рыжей. Её всю трясло как в лихорадке. Крылатая отвела её в её комнату, помогла подобрать платье и между делом рассказывала о многих подноготных Ангбанда. В частности о любви здешних мужчин к женщинам, об её отличии от того чувства, что питают светлые друг к другу.
***
- Нравится издеваться над теми, кто не может дать сдачи? Ничтожества.
Орк полетел в кучку себе подобных, сбив своих приятелей. Жестокая и цепкая рука майэ схватилась за хлыст, грозясь избить придурков до смерти. К счастью для последних, они очень быстро подхватили своего оглушённого приятеля и умотали прочь. Холодный и безучастный взгляд упал на валяющегося в углу плачущую девицу. На синдэ почти не было живого места. Так рьяно сопротивлялась, что к неудавшемуся изнасилованию решили присовокупишь побои.
- С-с-спасибо.
- "Спасибо" в карман не положишь, - отрезала женщина, пресекая дальнейшие словоизлияния, - Научись себя защищать, девочка, потому что здесь за тебя этого никто не будет делать. Или становись подстилкой для всех и каждого. Пусть имеют где хотят, в какой угодно позе. Мне всё равно.
Злость переполняла и хлестала через край, а ложь всё равно выходила правдоподобной. Майэ развернулась и стремительно зашагала прочь. Её снова сопровождал шорох платья. Строгого и чёрного. Она зашла в свою комнату за сумкой с инвентарём. Женщина прошла мимо зеркала и остановилась. На неё смотрели злые огненные глаза, губы были плотно сжаты, аристократически острые черты лица стали теперь несколько жёсткими и хищными.
Видение рассеялось.
Конец ретроспективы.

Куалмэ проморгалась, выныривая из собственных воспоминаний и из головы Рогфородрена. Ранее она никому об этом не рассказывала. Единственным молчаливым свидетелем была леди Мышь. А сейчас само вырвалось. К добру или к худу. Но этот фарс пора прекращать. Женщина выбралась из укрытия в виде кожистых крыльев, взяла платье с дивана и двинулась к выходу. По щеке всё же скатилась одинокая слеза - привет из прошлого, когда глупый маленький Птенчик ещё не был Леди Болью.

+1


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Укрощение вольного ветра


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC