Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Последнее слово


Последнее слово

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время и Место:
400 год П. Э., Гондолин

Участники:
Маэглин, Эол

Краткое описание:
Аредэль погибла. Её сын Маэглин, движимый скорбью и гневом, спускается в подземелья Гондолина, желая разобраться с отцом.

Предупреждения:
Упоминается смерть персонажа

0

2

Эол шевельнул рукой. Для него были новы такие ощущения, никто не смел надевать на него кандалы. Он не был в плену. Свободолюбивый, даже просто пребывание среди этих величественных каменных стен вызывало у него желание разрушить город  до основания… Сначала он был впечатлён, поражён красотой Сокрытого Города. Издалека, рассматривая его со скал, Эолу он казался игрушечным. А закованные в сияющие доспехи стражи вызывали невольное уважение. Оно быстро сменилось гневом, ненавистью - слепой. Нолдор. Одного этого слова было достаточно, чтобы вывести Тёмного Эльфа из-себя. Иной раз он ловил себя на мысли, что не терпит сына, оттого что он тэлери лишь наполовину…
Темницы были пусты. Эол был единственным обитателем этой части подземелий. Каждый вздох разлетался по комнатушке, где он был скован. Это не мешало синда слышать многое, что происходило за стенами. Услышанное вовсе не радовало Эола. Незнакомые слова языка изгнанников. Государя Тингола не существовало для этих эльдар, закона они не соблюдали. Певучий язык народа из-за Моря отчего-то резал слух. Эол ещё раз дёрнулся. От досады. Прикрыл глаза. Завтра он умрёт.
Синда не боялся смерти. Скорее, теперь посчитал избавлением, единственным способом убежать из долины Тумладэн. А что он скажет Аредэли..?
«Прости…»
Этого мало. Эол хрипло засмеялся.
Где-то в глубине коридоров послышались шаги. Порывистые, словно некто старался идти сквозь стены. Они приближались. Эол издалека ощутил, как сначала слабо, а после всё ярче и ярче и ярче мигает чужой гнев. Неистовство. Волна схлынула, когда шаги стихли перед его дверью. Эльф знал, кто явился к нему в столь поздний час.

0

3

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Маэглин остановился у двери и медлил ее открывать. Он не знал, что он сделает, когда это произойдет, но то, что клокотало внутри него, с минуты на минуту рисковало вырваться наружу. Ярость, ненависть и отчаяние душили его настолько, что он не находил себе места до тех пор, пока не решил, что обязательно должен прийти сюда. К тому, кто когда-то называл себя его отцом. К тому, кто сделал его своим пленником. Кто чуть не убил его. Кто лишил его матери. Все они там скорбели по погибшей, ибо любили ее. Но никто не испытывал таких мук, как ее единственный сын, и он не смог найти понимания среди скорбящих. Мать погибла из-за него? Нет! Всему виной был тот, кто сейчас находился за этой дверью. И Маэглин мечтал бы убить его, если бы виновник и так уже не был бы приговорен к смерти. Единственный случай за всю историю существования мира. Но прежде, чем это произойдет, эльда мечтал, нет не так - жаждал увидеть это существо еще раз. Существо, ибо у него не поворачивался язык даже в мыслях назвать его отцом.

Постояв некоторое время, Маэглин резко распахнул дверь и замер на пороге. Молниеносно оглядев комнату, он вперил тяжелый, полный ненависти взгляд в того, ради которого он сюда и пришел. Смотрел и молчал, ибо ему хотелось сказать так много и так мало одновременно. Говорить было нечего, и все же эльда чувствовал, что не даст ему уйти без этого последнего разговора. Они никогда не разговаривали прежде. В первый и в последний раз. В первый и последний...

+1

4

Какой громкий звук. Дверь чуть не слетела с петель. Взгляд Маэглина был до боли знаком. Точно так же на Эола взирал некто из зеркала. Он только ухмыльнулся упрямо выдержав напор сына. Он молчал.
- Нечего сказать, да?
Ох, он бы дорого дал за то, чтобы увидеть перекошенное от гнева лицо сына. Теперь уже не важно, перед смертью можно и потешить своё самолюбие. Он насмешливо улыбнулся, словно сейчас перед ним стоял несмышлёныш-адан. Порывистый и дерзкий. Эолу было всё равно.
Каменные стены тюрьмы сначала давили, потом надоели, теперь стали приятным дополнением к будущему разговору. Что таковой состоится, эльф не сомневался. Слабым движением скованных рук он предложил Маэглину пройти внутрь, пусть чувствует себя как дома… Ничего Эол не чувствовал. Ни обиды. Ни скорби. Ничего. Он был настолько чёрств, возможно, но нет. Были вещи, что могли бы его тронуть, но их не так много, право. О чём говорить, Эол не представлял. Пустота была на душе, словно в одночасье он освободился от всего гнетущего. Молчание. Пауза затягивалась. Эол слегка качнул головой, мрачно усмехнувшись своим мыслям. Запоздало возвёл аванирэ. Его ждёт долгая ночь.

+1

5

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Вопреки ожиданиям, Эол взгляда не отвел. Впрочем, едва ли его сын этого действительно ожидал. Так поступил бы тот, кто раскаивался в содеянном. Однако ЭТОТ явно ни о чем не сожалел. И в этот момент Маэглин понял, что точно так же Эол вел бы себя, если бы это он, Маэглин, а не его мать лежал бы сейчас мертвым там, наверху. Темный эльф не сожалел. Разве только о том, что убил не того, кого намеревался.
"Нечего сказать..." - услышал эльда до отвращения знакомый голос, и его чуть не передернуло.
- Нечего сказать? Мне? - хотел выкрикнуть он в лицо собеседнику, но заставил себя сдержаться и только сильнее сжал кулаки. Его пригласили войти, и он медленно вошел, с удовлетворением отметив кандалы. Что ж, обещал их другим, теперь получи сам! Маэглин громко хлопнул дверью и подождал, пока звук утихнет. Потом посмотрел на отца и почувствовал, что его гнев понемногу утихает. Утром приговор будет приведен в исполнение. Утром...
- Интересно, что ты скажешь матери? - внезапно спросил он, и в голосе прозвучал интерес вперемешку с ненавистью. - Снова станешь лгать ей, что заботишься о нас? Что все это для нашего блага? Ты хотел отправить меня в Мандос тоже ради моего блага, не так ли? Или просто потому, что твоя игрушка больше тебе не принадлежит?! Слышишь? - Маэглин давно мечтал сказать это, но раньше никогда не рисковал. Теперь же... На мгновение у него промелькнула мысль, от которой стало очень неприятно: он понял, что боялся отца. Боялся, ибо всегда знал, что тот вполне может убить его, когда только пожелает. А он сам...
- Ты всегда ненавидел нас, - добавил эльда и повернулся к двери, опершись спиной о холодную каменную стену и таким образом отводя взгляд. - Почему?

+1

6

Эол был противен Маэглину, это можно было прочесть  в его взгляде, тому, как он двигался. Что же, пусть будет так. Он плавно вошёл внутрь, его взгляд приковали кандалы на руках Эола. Мрачное удовлетворение скользнуло по лицу сына. Мести захотел, крысёныш?! Эльфа взбесило такое поведение, а когда за спиной Маэглина оглушительно звонко загрохотала дверь, он был уже в ярости. Звук оседал на стенах серой пылью, просачивался через трещины. От ожидания Эол почти потерял голову. Только ради таких, как его сын или всех тех придворных прихвостней нолдо, чьего имени он не запомнил, стоило жить. Бессильная злоба накатилась тёмной волной, Эол из последних сил держал себя в руках, а глаза полыхали неистовым жёлтым огнём. Если Эол и проклят, то в жилах Маэглина течёт та же кровь. Это успокаивало отчасти. У эльдар бывают редкие моменты прозрения. Эол усмехнулся в лицо сыну, на губах застыла полубезумная гримаса. Он знал, о чём тот думает. Он ждал с тем же нетерпением завтрашнего утра, как и сам Эол. Но разнилось их понимание происходящего. Раздавленный горем и скорбью, эмоциями Маэглин для Эола стал ничтожеством. Неужели, не сумеешь жить дальше? Вопрос хоть и не был произнесён, но словно повис между двумя эльфами.
Насмешливый голос сына ещё больше распалил Эола. Что в нём было не понамешано: и ненависть, и несвойственный интерес – странные нотки с привкусом горечи и восторжествования. Вот и настал долгожданный для синда момент. Маэглин сорвался, но скатившись до свистящего шёпота, снова спросил. Эола кольнула мысль, досадная и одновременно приятная: совсем страх потерял, паршивец. Было отрадно видеть, как сын растёт и учится таким немудрёным вещам, что Эол даже позволил себе улыбнуться, почти тепло. Но гнев всё ещё рокотал внутри, однако стал каким-то рычагом, что не позволял Эолу сорваться –ноги были не скованы – и задушить сына собственным руками. Но всё же вопрос был занятен, да и реакция Маэглина была предсказуема. Отвернулся. Не хочет видеть? Странно, он не отводил взгляда при разговоре никогда.
- У нас с тобой разные понятия ненависти, сын. И не отрицай. Моя кровь возьмёт своё… - Эол позволил себе некоторые вольности и оттого ожидание ответа стало ещё горше, что эльф даже слегка придвинулся к Маэглину.

+1

7

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Маэглин не знал, чего он хотел больше - получить наконец ответ или же просто высказать то, что накипело за долгое время молчания. Он чувствовал рядом чужое присутствие, но впервые, может быть, за всю жизнь позволил себе не ловить каждое слово и движение, каждый вздох собеседника - из желания получить похвалу, понимание, любовь или просто из страха пропустить удар. Он отвернулся от отца и, говорил, скорее с собой самим, чем с ним, удивляясь в глубине души тому, что он все же это делает. Он не мог позволить ему уйти до того, как выскажет ему все. Все, о чем молчал всю жизнь до этого. А ответы? Маэглин не знал, хочет ли он знать эти ответы. Какая-то часть в нем все еще хотела понять, но другая настойчиво говорила, что это уже ничего не изменит. Ничто уже ничего не изменит... Однако ответ прозвучал.
Маэглин резко вскинул голову и посмотрел на отца, так что заметил его движение. Сам он тоже непроизвольно дернулся, то ли вперед, чтобы вцепиться, наконец, в глотку, то ли назад, чтобы уклониться от нападения. Однако сзади была каменная стена, и по сути эльда остался на месте, однако глаза полыхнули страхом и ненавистью.
- Разные? О да, у нас с тобой обо всем разные понятия, ибо я никогда бы не стал вести себя так, как ты! Ты держал нас у себя как пленников, как каких-то животных для своей забавы. Ты никогда не понимал того, что нам на самом деле было нужно. А все потому, что тебе было не важно это понимать. Отец... Ты никогда не был моим отцом! Мама... - эльда запнулся и сглотнул, вспомнив, что говорит уже о мертвой матери, а потом продолжил:
- Мама рассказывала о своем отце, который действительно любил ее и заботился о ней. О других эльдар, не таких как ты... Для тебя сын означает раб, игрушка, которую можно сломать, когда она будет уже не нужна. А я - не игрушка! Слышишь? Я больше не принадлежу тебе! - Маэглин сорвался на крик и с трудом удерживался от того, чтобы кинуться на отца. Его трясло, но он этого даже не замечал. - Ты ничего мне не сделаешь! Никогда! Я - не ты! Я уйду, а ты останешься тут. А потом тебя вообще не будет больше в моей жизни! Ты не смог меня вернуть! Не смог! Не смог!

Отредактировано Турукано (2014-06-29 21:13:57)

0

8

Движения Маэглина Эолу были непонятны. Он дёрнулся не то вперёд, не то назад, но так и не сдвинулся, уперевшись в холодный камень. На его лице застыло странное выражение или Эолу в полутьме уже казалось. Знакомым огнём полыхнули глаза. Боится? Странно. Эол как-то решил для себя, что ничего сделать ни сможет не с сыном, ни для него и непростительно расслабился. Даже откинулся назад и, прикрыв веки, вполуха слушал тираду разошедшегося Маэглина. С таким отношением к себе Эол сталкивался впервые, но это было даже забавно и в какой-то мере смешно. Неужели явился только для того, чтобы просто наорать и убедиться в собственной безнаказанности? Этого Эол уже не мог стерпеть.
Нарочито медленно он поднялся на ноги и словно холодным душем окатил Маэглина, до того ледяным был его взгляд. Хоть и цепь не давала ему полной свободы, это не помешало эльфу резко схватить за воротник одежды сына и придавить к шершавой стене. Он оказался невероятно близко, что кожей можно было почувствовать, как волнами от Эола расползается ярость. Казалось, эльф стал одной грозовой тучей и только глаза-молнии полыхали на тёмном лице. Руки тряслись от сдерживаемого гнева, цепь мелко дрожала, натянувшись до предела, грозясь вот-вот лопнуть.
Голос низкий, рокочущий, как у дикого зверя.
- Ты не прав, - прошипел эльф. – Уйду я, а ты останешься здесь. Раз считаешь себя моим рабом, думаешь, мне нужно твоё возвращение? Ошибаешься! Ничего не смогу сделать сейчас, но ты подожди, подожди..!
Хриплый смех. Эол никогда не считал, что будет так легко говорить с Маэглином, как сейчас. Хоть он и натянут, будто струна, но эти выплюнутые слова того стоили. Эол почти потерял голову. Пусть мальчишка считает, что теперь станет свободным, пусть подавится своей скорбью! Лицо Эола искажено безумием, он меньше всего сейчас похож на эльда, а не на какую-нибудь тварь. Он с силой сжал свободную руку, но всё равно не мог дотянуться ей до эльфа. Только пальцы побелели, а цепь запела с хрустом…
- Рассказывала мать, значит. Аредэль, или как на здешний манер – Арельдэ? Много же она поведала тебе о нолдор убийцах?! Говори!
Он потряс Маэглина, жалобно звякнули кандалы… Но через мгновение безумие спало. Он стоял напротив сына, не выражая никаких эмоций, может, был готов теперь уже ко всему, но скорее боялся ответа…

+1

9

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Когда Эол бросился к нему и вцепился в его воротник, Маэглин был настолько потрясен этим, что даже замолчал, оборвавшись чуть ли не на полуслове. Он не ожидал, не предполагал, что цепь окажется настолько длинной. Он думал, что находится в безопасности. Впервые в жизни. И снова ошибся. Даже в цепях от Эола не было никакой защиты и спасения. К счастью, отец смог достать его только одной рукой, однако этого вполне хватило, чтобы Маэглин замер от ужаса, даже не пытаясь сопротивляться. И пугало его прежде всего безумие, мелькнувшее в глазах и исказившее лицо, оказавшееся в опасной близости от его собственного лица. На мгновение Маэглину показалось, что сейчас отец разорвет его голыми руками и отправит вслед за матерью. И еще этот жуткий смех, пробирающий до самых внутренностей...

Внезапно вспышка гнева прошла, и Маэглин почувствовал, что рука отца его больше не держит. Схватив себя за воротник  так, как будто прикосновение Эола нанесло ему глубокую рану, эльда, не отводя глаз от опасного противника, поспешно отскочил подальше, где его гарантированно уже невозможно было достать. Он все еще находился под впечатлением произошедшего и увиденного, когда понял, что отец задал какой-то вопрос и, казалось, ждет ответа. Напрягая память, Маэглин с трудом вытащил оттуда последние слова, которые слушал, но почти не слышал, думая только о том, чтобы это безумное существо отпустило его, не причинив никакого вреда.

- Убийцах? - механически повторил он, все еще теребя воротник и потирая шею, которая, надо сказать, не пострадала. - Единственный убийца среди эльдар - это ты. Но ты не нолдо и никогда им не был. Нолдор не живут в лесу во мраке и уединении, не держат в плену своих семей и не пытаются их убить. Мама ошиблась, когда покинула Гондолин. Тогда, по крайней мере, она не встретила бы тебя... И была сейчас жива...

+1

10

Медленно, очень, Эол отходил назад, заслоняя лицо руками, чтобы опереться о холодные стены. Он тварь. В глазах сына он увидел своё отражение. Перекошенное от злобы – скотина. Маэглин отскочил вглубь камеры, слился с тенью, теперь и Эол опустился на пол, залитый моргающим светом коптящей свечи. Сталь на руках чернилась змеёй. Он поднял голову, безразлично вылавливая основные слова из речи сына. На лице застыла твёрдая маска, даже во взгляде не было никакой жизни; а Маэглин теребил воротник. Он бы мог его убить, схвати он тогда чуть выше, будь цепь чуть длиннее, ярость чуть безумнее… Но ничего из того, что могло, не произошло. Сожаление не входило в спектр обычно испытываемых Эолом эмоций, и ничего не изменилось даже спустя эти часы. Вроде, потрясения – есть, боль – есть, а что ещё надо?
Эол вдруг понял, что не хочет встречаться за Морем ни с Аредэлью, ни с кем-либо ещё. И тогда искренне позавидовал людям. Они хоть и умирают от старости, но уходят навеки, не возвращаясь, полностью разорвав все нити и забыв привязанности. Он бы так хотел, всё равно умирать. Это, наверно, судьба, невесело усмехнулся эльф, хотя никогда в предопределение не верил.
- А ты прав. Прав, знаешь? Не следовало твоей матери уходить отсюда. Я бы не стал убийцей, она  была бы счастлива, выйдя за одного из Феанариони, - ровно проговорил он. – Тебя бы не было, некому было бы меня обвинить.
Горькие слова. Эолу они дались чересчур легко. Не было в его голосе ни яда, ни сарказма. Он сказал лишь то, что понял, что почитал за правду. Но, видимо, это судьба…

+1

11

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Маэглин сказал злые слова, очень обидные, как ему казалось, и ожидал очередной вспышки гнева или безумия. Однако реакция отца вновь удивила его. Он так никогда и не научится понимать его и угадывать его истинные мысли. Теперь это уже, конечно, было не так важно. Но все же...
Ровный тон голоса окончательно сбил его с толку. А может быть, на самом деле он пришел вовсе не затем, чтобы обвинять. Или по крайней мене, не только за тем. Сказав то, что сказал, Эол как бы отрекся от сына, и эльда почувствовал острое сожаление и обиду, совершенно забыв о том, что сам совсем незадолго до этого пытался откреститься от своего отца.
- Ты не понимаешь, - неожиданно сказал Маэглин с болью в голосе, - ты никогда меня не понимал, а мне этого так хотелось. Ты был мне нужен. Только вот я никогда не был тебе нужен... Почему? - последние слова прозвучали почти с мольбой, хотя эльда все еще стоял на безопасном расстоянии, бессознательно продолжая теребить воротник.

+1

12

Эол уже не обращал внимания на присутствие сына. Смирился, наверно, с его ненавистью… Хотя, впрочем, чувства Маэглина и вправду никогда особо его не волновали. Он не умел выражать эмоции  так, как этого хотели бы окружающие. Как же с ним осталась Аредэль, таким? Иной раз Эол сам не мог понять мотивов, что им двигали. Прошлого не изменить, настоящее слишком мимолётно, а будущее кристально ясно. Волноваться и переживать незачем. Бояться больше не надо…
Голос сына внезапно разорвал тишину. Казалось бы, говорить больше не о чем, так что же он хочет? Понимания. Разве матери ему было недостаточно? Нет, эта любовь иная. Эол по-другому выражал свои чувства. Когда подолгу объяснял Маэглину особенности ковки галворна. Когда брал его с собой в Норгод. Когда молчаливо ограждал от опасностей леса. Но не хватало слов. Теперь, Маэглин считает, что научился у своего отца всему. Пусть так и думает. Многие знания сгинут вместе с ним.
- Нет. Ты только способен видеть то, что пожелаешь сам, - хрипло произнёс Эол. –Ты хотел моего… чего? Внимания? Хотел слышать о моей любви. Или хотел понимать, что я тебя использую.
Отчего-то захотелось одёрнуть руку эльфа, чтобы прекратил теребить воротник. От быстрого мелькания пальцев зарябило в глазах. Эол попытался принять удобное положение и чуть склонил голову.

0

13

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Маэглин не ожидал получить ответ, хотя и жаждал его услышать. Поэтому когда Эол заговорил, эльда несколько растерялся и замер от неожиданности. Подобный разговор, если его можно было так назвать, происходил у них впервые жизни и оттого казался каким-то нереальным. Как, впрочем, и все произошедшее перед этим.
- А ты хочешь сказать, что любил меня когда-то?! - с отчаянием почти выкрикнул он и качнулся в сторону отца, однако шагу не сделал, имея печальный опыт. - Никогда! Я ждал и надеялся. Я верил. Я считал тебя самым лучшим, самым умным, самым замечательным, самым... самым... - он оборвал себя, а потом продолжил тоже слегка хрипловатым от волнения голосом. - Ты оказался не таким. Ты всегда думал только о себе и о том, чтобы все выполняли твои прихоти и приказы. Ты лишил нас всего, ничего не дав взамен. Ты злой и самовлюбленный эгоист! - последние слова были произнесены не с ненавистью, а с такой горечью, что казалось, ее вкус ощущался на губах. И Маэглин замолчал, опустил руки и беспомощно опустился на корточки у стены, где стоял. Чуда не произошло и никогда не произойдет. Матери у него больше нет. А отца никогда и не было. Он закрыл лицо ладонями и глухо застонал.

0

14

- Пусть так. Чего ты хочешь? Зачем пришёл? Жаловаться мне же на меня? Хм…
Эолу уже наскучил этот бесполезный диалог. Он не мог и не хотел особо понимать целей Маэглина. Впрочем, в чём-то его сын был прав. В том, что Эолу не нужны привязанности уж точно. И что он вряд ли любил его. Хотя, с последним выкриком Маэглина Эол был не согласен. Злым он себя не считал. Впервые в свой адрес он услышал подобное обвинение. Да, мрачный и молчаливый, грубоватый… неужели, самовлюблённый? Вот сюрприз. И эгоист, и тиран вдобавок ко всему. Нда.
Эол даже не стал сдерживать эмоции. На лице его отобразилась невероятная гамма чувств: удивление и насмешка, капля обиды и чуточка раздражения. Всё-таки он ошибся, и от этого уникального в своём роде разговора он стал получать непонятное удовольствие. Ни один из его подчиненных не посмел бы так говорить бы с ним. И вовсе не из страха. Редко у Эола появлялось некое подобие свободных слуг, но они возникали как-то сами и были вольны уйти, потому никакой выгоды с перепалок между собой и Эолом они не получали. Быть может, это был неправильный подход к сыну, но зато он теперь самостоятельный до невозможности, упрямый и… Он был похож на Белую Деву куда сильнее, чем Эол мог увидеть. Теперь, в одежде одного из подданных гондолинского короля, он даже как-то преобразился, а гнев не был ему к лицу, как и Аредэли. Эти сравнения были совсем не к месту, но именно сейчас Маэглин был копией своей матери, когда Эол последний раз с ней говорил в Нан-Эльмоте.

0

15

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

- Пусть так... - повторил Маэглин, не отводя рук от лица. Простонал скорее. - Пусть так?!
Он повернул голову и посмотрел на отца, как будто тот именно сейчас на его глазах придушил мать собственными руками и собирался убить и его.
- Ты признаешь это? Вот так спокойно говоришь, что никогда не любил меня? Никогда...
Эльда продолжал сидеть на корточках, потому смотрел на собеседника снизу вверх.
- Я знал, что все это ничего не значит для тебя. Что мы ничего не значим... Потому мы и отправились сюда... Но я все еще надеялся, что ошибаюсь... Что на самом деле ты не такой... У меня никогда не было отца, ибо ты не считал меня своим сыном. Тогда почему? - Маэглин резко вскочил на ноги и спросил: - Почему? Зачем ты преследовал нас? Зачем ты убил ее? Зачем, если мы были тебе не нужны? Неужели ты настолько нас ненавидел? За что? Почему? Скажи мне хотя бы теперь. Чем я оказался так плох для тебя?

0

16

- Что тебе даст это знание? - огрызнулся синда. - Ты был... мм... камнем преткновения. Я вскоре завершу начатое и сумею окончить разговор с твоей матерью. Это не касается тебя.
Излишнее откровение звучало как-то фальшиво, неестественно. В голосе прорезалось раздражение. Шея затекла. Эол резко повернул голову, и позвонки глухо хрустнули. Неожиданно вскочивший Маэглин заставил Эола запоздало дёрнуться и вскинуть брови.
- Я сказал уже. Тебя. Это. Не. Касается.
Медленно и с расстановкой произнёс эльф. Ненависть, гнев, и… да что этот мальчишка может об этом знать?! Ничего. Эол был готов поклясться, эти его чувства первые. Он никогда до этого никого не ненавидел. Не на ком было сорвать ярость. И любовь та была детская, к матери, самая естественная…
Что мог знать Маэглин о страсти? О раздирающем изнутри огне, о жажде обладания? О порочном желании… Быть может, он догадывался. Но Эол не обладал достаточным терпением, чтобы суметь перевести для Маэглина язык тела. Потому вместо ответа на губах Тёмного Эльфа расцвела ухмылка – страшный оскал.

0

17

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Ухмылка отца добила Маэглина окончательно.
- Не касается? - взревел он, позабыв о безопасности и кинувшись к отцу, явно намереваясь вцепиться в него. - Не касается, значит?! Ты разрушил мою жизнь, и меня это не касается?! Я ненавижу тебя! Ненавижу! Я хочу, хочу, чтобы ты умер, слышишь? Я только об этом и мечтаю! Только когда ты умрешь, я смогу жить спокойно! Ты это заслужил! Ты должен был умереть! Не она, не я - ты, и только ты! Ты не отец мне! Не отец!

0

18

- Ненавидь! - эльф смеялся сыну в лицо, - Что тебе остаётся?
Конечно, как и любое живое существо, Эол не хотел умереть. Никто ведь не хочет? Но синда не никто. За свою жизнь, под самый конец своей жизни он остаил неизгладимый след. И зря надеется Маэглин, что со смертью его (эльда думал об этом с неким злорадством) отца для него прекратятся невзгоды. Тёмный Эльф отнюдь не всегда звался так из-за образа жизни. Он не из тех, кто бросает слова на ветер.
- А кто же я тебе? Ты меня таковым не считаешь, но навеки, запомни мои слова! На всю свою жизнь, и даже после тебя запомнят как моего сына! Ты и представить не можешь себе, не можешь..!
Эол не вырывался из хватки Маэглина, и когда резко замолчал, повисла некая недоговорённость, не всё было синда произнесено. Маэглин ощутимо тряхнул Эола, а цепи на руках лишь жалобно звякнули. Жёлтые глаза встретились с серыми. Стальными, полными ненависти глазами.
И может, тогда, наконец, эльф испугался смерти. По-настоящему, не наиграно. Он видел гибель в руках сына... Он мог его убить. И он боялся. Впервые в открытую.

0

19

[NIC]Маэглин[/NIC][STA]Наместник Гондолина[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/TruZH.jpg[/AVA]

Маэглин

Возникла неловкая пауза, и Маэглин чувствовал лицо отца совсем рядом от своего, сжимал его плечи своими руками и его разрывало от противоположных чувств и эмоций. Ненависть, еще мгновение назад душившая его, требовала ударить это тело об стену изо всех сил, чтобы тот наконец почувствовал, как сыну было больно, не физически, но морально. Но ненависть внезапно исчезла, испарилась. И тело отца в руках казалось раскаленным железом, жгущим пальцы. А его слова...
Маэлин так и не понял, что он сделал: оттолкнул от себя Эола или же сам метнулся в сторону от него, но мучившая его близость была разомкнута. Буря, бушевавшая в душе, улеглась, и на дне ее осталась только горстка пепла. Медленно ступая, эльда направился к выходу. Ему нечего было тут больше делать. Он не помнил, зачем сюда приходил, и не знал, с чем теперь собирался уйти. Ему было все равно. Все все равно. И смерть матери, и завтрашняя казнь, и своя собственная участь. Все было покрыто пеплом. Пеплом несбывшихся надежд и нереализованных мечтаний, детских обид и юношеских разочарований. Пусто. Даже не больно. Просто пусто.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Последнее слово


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC