Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Чёрный свет


Чёрный свет

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время и место: 1496 год месяц возвращения эльфов-нолдор в Средиземье. Ангбанд Столица Тьмы, Отчаянья и Ужаса, катакомбы и темницы глубоко под крепостью.

Участники: Болдог, НПС эльфийка,

Возможно ли вмешательство в эпизод: на усмотрение Администрации, новые игроки – только по предварительному согласованию.

Предшествующий эпизод: отсутствует.

Краткое описание: Средиземье приветствует Вас, Дети Запада. Приветствует холодно, сдержанно и почти безразлично как мать, в чей дом вернулись пославшие её куда подальше дети. Это Вам не Аман! Забыли – поплатились…
Группа юных нолдор решившись погулять в лесу, попадает в капкан расставленный орочьим племенем под предводительством Болдога. Схватив часть братии живьём, Тёмные ведут их в Северную Столицу, конкретнее – в её тюрьмы. Ведь Властелину нужны слуги, и что важнее – шпионы. А, казалось бы, никому из них уже не суждено увидеть света…

Предупреждения: холод, антисанитарные условия, холод, голод…
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-07-06 17:21:17)

0

2

Мрак. Непроглядный Мрак для Детей Звёзд в котором шаркают ногами прислужники Зла. Сырость темниц, которые, кажется, вырубал какой-то пьяный шахтёр и не закончил, столь неровными были их полы, потолки и стены, столь малы и тесны они были, заставая прижиматься к холодному как лёд камню. Вдыхать леденящий нутро воздух, наслаждаясь его затхлостью и оставленным привкусом горечи. И конечно голод. Долгий четырёхдневный голод в мире, где нет утра или вечера. Время здесь застыло, содрогнувшись от отвращения. Порой из мрака долетали вопли, протесты и ужас, порой слуги Валы тащили мимо Её клетки эльфов – незнакомцев и друзей, - но не всех возвращали, далеко не всех.
Затем пришёл её черёд. Шарканье прекратилось прямо возле её камеры, - плохой знак, но худший – звяканье ключей. Замок открылся на удивление легко. Дери, замки, и прутья здесь были созданы искусным мастером, в отличие от камер. Хотя казалось бы – зачем? Пленный умрет, плутая в этих подземельях в тщетной попытке бежать. Две пары крепких рук схватили её на глазах ещё двух знакомых нолдор и поволокли по бесконечным коридорам, мимо мест, откуда доносились недавно смолкнувшие вопли, глубже, глубже, глубже…
Из под массивной железной двери пробивался свет. Тусклый свет обеспечиваемый десятком свечей, но для прожившего во мраке столько времени он должен был показаться ослепительным блеском ещё не рождённого Солнца. Едва уловимо щёлкнул очередной ухоженный замок и дверь распахнулась, свет выхватил уродливые очертания её провожатых и двух стоящих соглядатаев у двери. Все при оружии и в лёгких доспехах. Едва её глаза привыкнут, она поймет, что её бросили в просторную прямоугольную комнату. В дальнем левом углу находилась ещё одна дверь, в центре стояли два массивных полумягких кресла обитых алым бархатом, они, как и круглый стол в центре, были выполнены из тёмного дерева, простые и в то же время замысловатые, если приглядеться. На столе сверкая золотом, в свете расположившихся на стене свеч, лежали подносы полные самой разной еды. Аромат свежей вкусной пищи пропитал всю комнату, въевшись в бархат, дерево и даже сам камень. На столе было две пустых тарелки и приборы, однако, собеседник запаздывал.
Дверь за ней захлопнулась.
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-07-06 21:15:44)

0

3

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Их погубила беспечность.
Свойственная всем молодым эльфам Амана, привыкших не опасаться никого и ничего, в этом новом мире она несла в себе лишь угрозу и страх. В Амане они могли совершенно спокойно удалиться в чащобу леса, практически безоружными -и вернуться целыми и невредимыми. Здесь же отход чуть в сторону от основного лагеря с луками и короткими мечами в руках обернулся позорным пленом...
Дорога слилась в один бесконечный кошмар; Куэ молилась о том, чтобы путь их наконец завершился. Но стоило им переступить  порог ужасающей подземной твердыни, как девушка не  раз и не два пожалела о своих мольбах...
Невзгоды и голод они сносили молча, не жалуясь, поддерживая друг друга и не давая упасть духом. А еще - редко, шепотом, пока девушка  не слышит (точнее, думая, что не слышит), её друзья тихонько гадали, за кем из них двоих придут первыми.
Ошиблись оба.
Первой пришли за Куэ...
Её не связали  и не заковали в цепи, как поступали с подавляющим большинством пленных. И обращались... Почти вежливо. Для провожатых смертника, коим Куэ себя уже считала - а по совместительству, возможно, и палачам, они вели себя... Очень и очень прилично.
Пленница искренне недоумевала.
Еще больше возросло её недоумение, когда ее втолкнули в помещение, мало напоминавшее как очередную камеру, так и таинственную "пыточную", о которой с ужасом шептались иные пленные эльфы (Что это такое-Куэ не знала. Да и откровенно говоря, не горела желанием узнавать). Скорее комната для отшельника, не терпящего света и привыкшего жить вдали от незваных гостей.
Первое-и единственное, что потрясло девушку, оказался запах. Запах от стоящих на широком столе изысканных блюд. Теряя рассудок, Куэ, как заворожённая, подошла к столу и опустилась в одно из мягких кресел, пожирая явства на столе алчущим взором.
В ней явственно боролись два чувства: голод и гордость. Голод, дававший о себе знать вот уже четвертые или пятые сутки, выжигал нутро, давил гордость тяжелым сапогом и шептал: "Ну же... Смелее... Не бойся!" Гордость упрямо попискивала из-под тяжкого гнета: "Брать еду у врага? У того, кто убил твоего брата? Если ты преломишь здесь хлеб-это будет означать, что ты простила проклятого Моргота!" "Отлично!-шептал Голод.-Он Враг! Объешь его! Лиши последней провизии!" "Не вздумай! - шипела  гордость, взывая к инстинкту самосохранения.-А вдруг еда отравлена?"
Так, не придя ни к какому единому мнению, нолдиэ просидела в неподвижности у накрытого стола с четверть часа, вдыхая дивные ароматы и глотая слюнки. Наконец Гордость вкупе с Инстинктом Самосохранения возобладала. Девушка отошла от стола, со вздохом окинув прощальным взглядом яства и не забыв предусмотрительно стянуть со стола два ножичка. Так себе оружие, но все же лучше, чем ничего!
Впрочем, в этом полуподземелье-полупокоях могло найтись что-нибудь и пополезнее. Ведомая любопытством - качеством, свойственной всем мало-мальски уважающим себя женщинам-нолдиэ принялась обследовать свое временное пристанище.
За поисками её и застал звук открываемой двери...

+1

4

По углам, сколько не броди, сколько за подсвечники не заглядывай,  ничего кроме свечей не нашлось. Казалось, злой разум нарочно не добавил сюда ничего кроме стола, кресел и еды, золотых подносов ярким пятном сверкающих в полутьме манящих глаз случайными бликами и лежащей на ней еды, даже вентиляцию не сделали, дабы вся комната пропахла замахом еды. От которой даже у сытого желудок готов был требовательно заурчать. Еда на столе была едва ли не на любой вкус, исключая самые специфические. И приди эльфийка к этому выводу оказалась бы права – да, действительно нарочно. Но соль была не в том, чтобы подкупить её, а в том, чтобы испытать её волю, так называемая «разведка боем».
Но время теста прошло, и тяжелая дверь распахнулась, впуская внутрь высокого демона в длинных чёрно-белых одеждах. От него не веяло холодом, но север отпечатался на его бледной коже, светлых волосах, суровых чертах лица и Эру знает в чём, самой мимике, самом поведении – невозмутимо спокойном, как и полагается хозяину. Голову его как корона украшали чёрные замысловатые изогнутые рога. И лишь глаза горели лимонным цветом, являя собой бескрайнюю бездну разочарований и печалей.  Вот и сейчас войдя в помещение, он бросил на нолдорку взгляд и не вполне довольно поджал губы. Она так и не поела, продемонстрировав свою силу воли и хромающий рассудок… Пленный должен есть, пленный должен сотрудничать, ведь всякая разумная тварь хочет жить и хочет выбраться на волю. Такое простое и понятное суждение было, видимо, недоступно для Перворожденных. Если не подтолкнуть.
И всё же в блеске глаз был голод…
- Доброго утра, - на удивление спокойно и вежливо точно он говорил с незнакомой дамой, а не с пленной. – Представься, пожалуйста. Ты ведь не хочешь, чтобы я называл тебя просто «эльфийка» или «нолдорка»?
Рогфородрэн подошёл к креслу, и то жалобно скрипнуло ножками о шлейфованный тёмно-серый камень, отодвигаясь. Майа свободно расположился в кресле, откинувшись на спинку, подперев голову костяшками пальцев. Его холодный взгляд заметно повеселел при виде явств которые он разглядывал некоторое время, решая с чего бы начать. Закуски? Первое? Второе? Десерт? Фрукты? Нет… Потянувшись вперёд от откупорил пузатую бутыль красного вина, ему нужно было дать подышать. Вдохнул аромат мяса. С сочным влажным хрустом надкусил налившееся алым яблоко, надломил хлеб и окунул его в светлый солус, проглотил кусок, облизал пальцы.
- В ногах правды нет, эльфийка – сядь. К тому же я предпочту говорить с тобой, а не со спинкой стула. – Яблоко вновь аппетитно хрустнуло, Демон закусил им кусок курятины и тут же поделился наблюдениями, - им сразу следовало нашпиговать её яблоками. В следующий раз так и прикажу. [AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

+1

5

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Когда открылась дверь, Куэ успела пять паз убедиться в тщетности своих попыток. Ничего нового и интересного так и не было найдено. Хотя бы веревочка какая завалящаяся, чтобы при случае обвить шею врага.
Пришлось довольствоваться столовыми ножичками, в пылу поисков засунутыми за широкий пояс. Но, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, сверкающее, натертое до блеска оружие чересчур сильно выделялось на пыльном, замацанном грязью и илом походном костюме. "Отберут сразу!"-поняла Куэ, и задумалась, куда бы спрятать. Рукава... Слишком широки. А вот сапоги...
В правый сапог нож вошел, не пикнув. А вот с левым вышла осечка. Пять или шесть дней пешком дорого дались молодой эльфийке. Она ощутимо хромала; левая нога болела безудержно. В этих условиях нож стал бы источником дополнительной муки. А заинтересуйся её тюремщики и причиной хромоты дорогой гостьи - еще и вещественным доказательством ее гнусных намерений. Гнусных, разумеется, с точки зрения обитателей проклятой крепости. Поэтому второй нож после недолгих размышлений отправился за пазуху. Если и выпирал где малость-так можно было списать на пышные девичьи формы...
Она успела как раз вовремя, чтобы обернуться навстречу входящему-с пренебрежительной усмешкой на холодных устах в стиле: "Режьте, вражины, всех не перережете!" (на самом же деле с видом перепуганного, взъерошенного воробушка, растерянного и озадаченного происходящим вокруг).
... Она ожидала увидеть кого угодно-только не того, кто предстал ее глазам. Чудовище, изрыгающее огонь и пламя. Роняющее слюни и дышашее смрадом: такими в её представлении  были враги. Но тот, что стоял сейчас перед ней, был безмятежно красив (красоту не портили даже рога, придающие визитёру странный шарм).
Красив-и оттого безумно опасен.
Следующая ломка стереотипов произошла тогда, когда гость заговорил: преувеличенно  любезно. Все это вкупе-пышный стол, красивый мужчина, вежливое обхождение-заставили на секунду забыть Куэ, что она находится в руках врага, и что жизнь её сейчас висит на волоске. На мгновение пахнуло теплом домашнего уюта-но лишь на мгновение. Острой болью разум пронзило страшное слово, произносимое в каземате со стоном не раз и не два: "Покупают!" Покупают за жизнь. За свободу. За еду-как вот её.
Голод отпустил мгновенно, хотя аромат яблок продолжал будоражить воображение. Так пах тот молодой эльф, с которым она самозабвенно целовалась под елкой, пока его брат бдительно нес стражу.
Как выяснилось позже, не очень-то и бдительно...
На предложение представиться она отреагировала вяло, находясь во власти раздумий.
- Называй хоть эльфийкой, хоть нолдоркой, воля твоя. Ты здесь хозяин. А у нас в роду имена принято называть лишь проверенным эльфам или майар. Сожалею, но ты таковым не являешься.
На второе его предложение - подойти и сесть - она откликнулась без колебаний. Взглянуть врагу в лицо. Попытаться понять... И потому первым, что она спросила, опустившись на краешек кресла, было:
- Что вам от меня нужно?-вопрос, занимавший эльфийку с того самого мгновения, как цепкие руки невиданных, уродливых созданий схватили ее и, повалив на землю, ловко спеленали.-От меня и от моих... Сородичей?

0

6

Упрямство нолдор, этот «грозный» вид, скорее храбрая попытка спрятать всё то, что плескалось в светлых золотисто-карих глазах – страх и вызвавший его вопрос «а что будет дальше?». Скорее всего, это должно было умилять, то самое чувство, что заставляет мужчину трепетно прижать женщину к широкой груди и нежно шепнуть ей на ухо «отдохни, я с этим разберусь». Желание оберегать. Однако Демона всё это огорчало и лишь множило скорбь и разочарование, он давно уже забыл, зачем все эти игры в гордость. А затем в глазах юной нолдор возник тёплый блеск, заставивший отступить привычную колкость, на одну короткую секунду. Но ему хватило, чтобы увидеть и понять, что шаблон в её голове разорван. Теперь ему предстояло разорвать все её шаблоны, всеми доступными способами.
- Что же – твоя воля. Но два слова слишком ограничено, а мне хочется как-то тебя называть… - Рогфородрэн окунул ломать мяса в алый солусник. – Может Злотовласка? Просто хоть и без прекрас, - ломать мяса был быстро умят. – Нет, слишком банально… Хромоножка? -  майар потянулся за вином и наполнил бокал до краёв, глотнул, закрыл глаза и ухмыльнулся. Очаровательно, а запах! Точно запах… глаза Демона открылись: - раз уж мне дано такое право буду называть тебя Чумазиком или Грязнулей. Наверное, лучше первое, больше подходит для эльфийки…
Бокал был выпит до дна и вновь наполнен. Руки то и дело порхали над столом, что-то кидая в тарелку, в рот, разливая. Яблоко вскоре оказалось съедено. Собеседница тем временем заняла положенное ей место и тут же пошла в атаку. «Ты боишься, неизвестности и стремишься развеять ее, не так ли?» - его губы едва заметно улыбнулись. – «Ты думаешь, что если я отвечу, тебе станет легче. Но ровно до того момента пока ты не столкнёшься с другими вопросами, а они неизбежно возникают когда находишь ответ на один из них. Твоим врагом станет, «А что если?». А что если ты откажешь? А что если ты согласишься?» - мысли, мысли… они текли спокойным размеренным потоком, но эльфийке не пришлось долго ждать.
Демон Севера облизал жирные пальцы.
- Мне стало интересно, что за существа твои сородичи и ты. Спустя века я перестал вас понимать. Но было время, когда я придерживался тех же взглядов… давно, очень давно… и теперь мне стало интересно, что изменилось с тех пор, а что осталось неизменным. Я знаю, вы пришли сюда из-за Силмариллов, и меня весьма заинтересовал ваш поступок в гавани. Скажи – ты убивала своих братьев-эльфов? И ты, правда, считаешь, что Сильмариллы стоят всей пролитой там крови?
Дух Льда был слишком безэмоционален для того, чтобы разглядеть в его речи хоть каплю провокации, лишь праздное любопытство того, кому по сути уже на всё наплевать. Кроме простых радостей жизни вроде этого завтрака.
- Чумазик, ты не будешь есть? – поинтересовался он, позволив эльфийке ответить на вопросы о бессмертных творениях Феанора.
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

+1

7

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]
«Чумазик»!
Проклятый вражина ударил по самому ее больному месту. Это друзья-юноши, попеременно то бледнее, то краснея, могли судачить о том, что примут любые муки, о которых так живописно рассказывали через решетку, шепотом, обитатели соседней камеры. Огонь, вода и... Куэ не вслушивалась. Для нее вышеозначенные муки уже начались. Пять? Десять? Пятнадцать дней в одном костюме! Не имея возможности выкупаться и расчесаться! Мельком взглянув в сверкающий бок стоящей на столе посуды, девушка едва не вскрикнула, увидев, какое чудище смотрит на нее из насмешливого серебра. А теперь вот и подлый враг это заметил - и оттого  осознание собственной общей "огрязненности" стало вдвойне отчетливым.
И потому она почувствовала себя под взглядом  красавца очень и очень неуютно. Заерзала на краешке стула, насупилась… И потому спокойную речь Рогатого восприняла не так, как восприняла бы пять минут назад - до того, как он начал насмехаться над ее неказитой внешностью. А именно - в штыки!
-Так зачем дело стало? - почти сварливо спросила она, копируя мамины интонации: именно так родительница спрашивала любимого муженька, почему тот целый день провел в мастерской, а не помогал ей обстирывать-обглаживать-кормить десять сорванцов и одну сорванчиху.-Подошли бы к нам, преставились, спросили  бы про сильмариллы и Альквадондэ… Мы бы сразу все и рассказали по доброте душевной. Зачем было и слуг своих обременять, и нам лишний раз окрестности показывать? 
- Чумазик, ты не будешь есть? - вражий прихвостень словно и не услышал ее  реплики
Ласковое «Чумазик", произнесенное своими, лишь позабавило бы  Куэ, стой она перед приятелями в десять раз грязнее. Но из уста  вражины оно звучало оскорблением, и потому девушка ответила все так же мрачно:
- Не буду! Сколько раз можно повторять! «Лучше с голоду сдохну!»-мысленно добавила она, подозревая справедливо, что данное прискорбное событие не за горами...

Отредактировано Палантир (2014-07-07 18:40:49)

0

8

Нолдорка перешла на второй этап, сменив любопытство и страх на открытую неприязнь. Девушки… как легко их было задеть, если речь шла о внешности. Такая вспыльчивость – высокомерность или низкая самооценка? Нехватка дисциплины. Эльфа распрямила свои многочисленные шипы в его направлении, точно бросала вызов, но на деле Демона успокаивало подобное поведение, однако ответом на колкости стало спокойная размеренность. Точно Куэ была волчицей, а он слоном. После кровопролитной выходки нолдор ниже пасть в его глазах Дети Эру уже не могли, а значит, и задеть его, тоже не имели никакой возможности.
- Не становись в петушиную стойку, Воробушек, она тебе идёт как старая рубашка на двадцать размеров больше твоего собственного. И даже в пылу страстей помни, где ты и кто ты. Игры в маленьких капризных девочек остались там – в лесу, в тот самый момент, когда вас схватили. Самое время продемонстрировать свою выдержку и манеры, иначе из моей собеседницы, ты превратишься в мою пленную. А это весьма болезненно… - Файгон попробовал на зуб куриную голову, и с хрустом сломав ей череп, вытянул оттуда весь мозг. Проживал, выплюнул кости. Взялся за второе, не утруждая себя привычным порядком трапезы, а выбирая единственно то, что чего хотелось в данный момент. – Неужели ты думаешь, что твои собраться валинорцы стали бы говорить с орком или тёмным майа? Особенно после шумихи с сильмариллами, весьма некрасивой и глупой... – Он чуть помедлил, - и да, Чумазик, ты не говорила мне, что не будешь есть до этого момента. Но ты ведь хочешь, есть, верно? И этого мне не понять, почему ты предпочитаешь голод, когда перед тобой еда? Ты боишься совершить зло, просто поев или думаешь, что сама станешь темной, если испробуешь нашей пищи? Ты напоминаешь ходячую груду костей, которая громко загремит, если грохнется на пол… - очередная ложка была запита глотком вина. Собеседник совсем не пьянел, хотя бледная кожа на лице чуть оживилась, как это бывает, когда горячительное разгоняет кровь. – Скажи, ты всегда сидишь так? Зажавшись на самом краю и всеми силами стараясь выглядеть неприметной?
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-07-07 19:22:14)

0

9

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Кажется, эту вражью сволочь не проняла ни её героика, ни ирония. Холодный, как лед,и невозмутимый, точно камень, рогатый паршивец продолжал невозмутимо поглощать пищу до определенного момента - когда решил преподать первый урок.
Весьма показательный.
Ни тон вражины, ни голос не изменились, когда он заговорил о возможном переходе в статус пленницы.Но неизвестно отчего  Куэ почувствовала, как сердце её сжала холодная рука страха. Когда она вместе со всеми нолдор собиралась в поход - визит в Эндорэ казался е чем-то вроде легкой прогулки в компании братьев и милого мольдого эльфа, от которого так вкусно пахло яблоками. Слово «война» если и звучало, то не несло в себе никакого смысла. Даже страшилки, рассказываемые пленниками-старожилами об ужасах Ангамандо казались детскими байками. Ныне же, в устах этой циничной обаятельной сволочи даже само слово «Воробушек» навевало мысли о нескончаемых муках и пахло холодным тленом смерти.
Игры кончились…
И тогда она решила сменить тактику. Не дерзить. Больше слушать, чем говорить… Если выйдет. Уступить в малом, чтобы отстоять большее.
Её взгляд метнулся по накрытому столу. И впрямь, многовато одному…
- Как хочу, так и сижу,-буркнула девчонка, но опереться на спинку кресла оперлась. Спину тотчас пронзила сстрая боль: плоды долгой дороги до Ангамадо...
- А что до еды… - Куэ помедлила, расставаясь с последним бастионом гордости и имея в запасе туманный план, могущий как принести желанные плоды, так и закончиться и страшным провалом.-Не боюсь и не думаю! - дерзко сказала она.-И в доказательство  - вот! - Куэ цапнула первое, что попалось под руку - не глядя. Попался како-то фрукт, но девушка даже рассматривать его не стала, сметя разом - вместе с кожурой. Второй и третий отправила за пазуху, пояснив туманно: «Стратегически запас!» Теперь ты доволен? Кстати… Как там тебя зовут?

Отредактировано Палантир (2014-07-07 19:49:25)

0

10

[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]
Конечно, доволен… ведь дитя Эру продемонстрировала наличие мозгов, которые помогли ей переступить глупую гордость. Теперь к Куэ можно было относиться серьёзнее и с большим почтением, конечно только в мыслях, ведь думающий и обладающей волей кандидат мог и перехитрить своего ведущего. Но это даже забавнее…. Пока же… вряд ле какой-то план родился в её голове за сотую долю секунды, а ведь до этого, он был в этом почти уверен, она была искренна. Слишком уж открыто демонстрировала свои эмоции, а именно их бывает так сложно сыграть.
Впервые в жёлтых глазах возникло что-то вроде интереса.
- Ты забавная девушка, Чумазик, - великан откинулся на спинку стула, позволяя желудку немного отдохнуть и переварить полученное. Кстати пазуха у девушки была милая, потому что там мило что-то блеснуло мимоходом… но он точно и не заметил. – Вынь и ешь здесь, если ты будешь приятной собеседницей, я позволю тебе забрать с собой что-то одно, дабы ты могла угостить друзей. Что же до моего имени, скажу только  если ты сама назовёшься, а если не пожелаешь, мне понравилось как в самом начале ты окрестила меня своим Хозяином…
Теперь, когда майа оторвался от еды его взгляд и внимание целиком сосредоточились на эльфийке. Он меланхолично изучал её растрепанные волосы и черты запятнанного грязью лица, тощую фигурку и производимые ею жесты, мимику, движение глаз, губ, интонацию голоса. Ведь основную массу информации нам передавали не слова, а едва заметные выражения, интонация, позы и движения. А он хотел знать о ней всё, даже то, что она сама о себе не знала.

0

11

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]
План не удался, а жаль. Хотя такую цену - беседу в обмен на провизию на чахнувших от голода друзей она пока заплатить могла. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что возможно позже ей придется платить много больше за подобные мелочи… Но Куэ отогнала её, справедливо рассудив: с проблемами нужно разбираться по мере их поступления.
Она покорно вытащила из-за пазухи банан, лишь в последний момент спохватившись, что еще ранее засунула в столь ненадежный тайник свистнутый со стола ножик и чудом не извлекла его вместо заморского лакомства. За бананом последовал апельсин - и лишь выложив на стол фрукты, Куэ, насупившись, заявила:
- Меня зовут Туилиндо (двоюродную сестру Куэ звали так:  веселую черноглазую и черновлосую шустрягу. Имя Туилиндо как нельзя более подходило ей, как Куэ - милой и тихой затворнце). И да… Если уж я ответила на твой вопрос, позволь уточнить: что в твоем понимании означает слово «приятной»?
Рассказы о том, что делали с эльфийками в этом месте уже коснулись её слуха. Прямо, конечно, никто ничего не говорил: когда Куэ спала… точнее, делала вид, что спала, пользуясь каждым мгновением для получения нужной информации, её друзья вполголоса обсуждали прелести здешней жизни. Часть Куэ не дослышивала, часть не понимала в силу своей неиспорченности. Но слово «лаборатория», произносимое неоднократно и с ужасом, внушало ей страх даже больший, чем неизвестная «пыточная». Слово «пытка» пахло нехорошо, но было чем-то незнакомм, а вот лаборатория… Лаборатория в  создании Куэ прочно отождествлялась с мастерской.
Пару раз Куэ была у отца в мастерской и видела, как он плавит металл, как бьет по нему пудовым молотом… Если в здешних лабораториях делают с эльфами то же, что и ее отец с металлом в мастерских…
И кто знает, не подразумевает ли её «Хозяин» (само это слово уже внушало Куэ омерзение) приятную беседу как раз в такой лаборатории?
На всякий случай она оглянулась украдкой, но, не обнаружив ни тиглей, ни молота, успокоилась окончательно. Ну или почти  окончательно...

0

12

Рингар наблюдал за тем, как еда возвращается на стол с видом существа, которое давно привыкло к тому, что приказы его исполняют, иначе говоря, как к чему-то нечто само собой разумеющемуся. Но всё же в конце учтиво кивнул, не в знак благодарности скорее говоря «так-то лучше».
- «Приятной» это «приятной», не думаю что наши представления о хороших манерах различаются так сильно. А если и различаются, то Дитя Илуватара просто обязано поразить меня своей изысканностью, шармом и умом. Ведь Отец создавал тебя как частичку Идеального Народа, вот и посмотрим, справедлива ли эта ноша по отношению к тебе или она раздавит своими требованиями. Как по мне, так кровожадные нолдо уже вне игры, ведь вас прокляли даже Валар и от вас отвернулся весь Аман. Не лучший поступок для Избранных, - робко, но всё же в глубине ледяных глаз мелькнул огонёк недовольства и гнева. Точно он всё ещё не смерился… но может быть она окажется чем-то достойным? Чем-то стоящим и достаточно разумным для того, чтобы понять и принять… - Здесь меня зовут Рингаром, Рогфородрэном и Файгоном. Возможно, ты слышала обо мне и ранее, ещё в Амане имя моё было Тилпиринниллай и Милиахон. – Скрывать своё имя Демону не было нужды, если окажется так, что Куэ слышала о нём, то это даже к лучшему. Ведь он не редко помогал Перворожденным и часто бродил вместе с ними вкушая прелести и тяготы их жизни. Ныне же… - Что же, покуда твой рот не занят едой давай поговорим о том, что случилось в гавани. Расскажи, что ты видела и скольких убила и если твой рассказ будет интересен и ёмок, я расскажу тебе в ответ одну из своих историй…
Конечно, о многом он уже знал, ведь в те времена сам проживал последние дни в Благодатном Краю. Он слышал рассказы, видел образы переданные другими майар и лично видел то, что осталось от чудовищного прибежища. Что бы нолдорка не сказала, это будет похоже на тест с накрытым столом – он получит то, что хочет.
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0

13

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]
Итак,  таинственные «лаборатории» ей пока не грозили, и Куэ решила расслабиться. Расслаблялась она ровно до того момента, как  узнала, кто сидит перед ней...
Услышав имя собеседника, Куэ вздрогнула, попытавшись замаскировать своё движение тоненьким «Холодно тут у вас».  А даже если и не холодно, если совсем даже наоборот - имеет она право замерзнуть в присутствии майа льда?
Он был силен - так, по крайней мере, слышала Куэ в Амане, и новость о том, что этот сильный дух не только перешел на сторону Севера, но и сидит сейчас перед ней, внушала девушке ужас. Перед таким становятся бессильны все уловки; он читает её душу, как свою собственную. На какой-то момент плечи девушки пораженчески согнулись… Но тут она вспомнила, что пока её защищает броня наложенного аванирэ,ни один дух, даже сильнейший, даже сам проклятый Моринготто не может прочитать её мысли - и немного приободрилась.
Речь майа текла плавно и неспешно, убаюкивающе, и Куэ едва-едва не поддалась порыву рассказать все-все-все до мельчайших подробностей - только бы услышать еще голос и одну из тех странных, дивных историй, которыми так богата жизнь великого духа… Но в какой-то момент очарование вдруг спало; упоминание ли гаваней было тому виной или воспоминание о том, что послужило причиной её поездки в проклятое Альквалондэ…  Куэ  насторожилась. Насколько невинной  была их беседа раньше, настолько сейчас от нее несло  душком предательства.
-Увы! - сказала она тихо.-Я с радостью бы рассказала о произошедшем… Но меня не  было в гаванях во время разни. А когда я прибыла…  Мои друзья сразу же отвели меня на корабль. Я не представляю для вас ни малейшего интереса, как не представляют и мои друзья. Мы ничего не модем вам дать из того, что вы желаете… Кажется, я ответила на ваш вопрос? И если так… В самом начале беседы вы сказали, что хотите знать о произошедшем - и это цель нашей поимки.  Увы,  мы не можем удовлетворить ваше любопытство - так отпустите нас...

Отредактировано Палантир (2014-07-08 22:22:17)

0

14

[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]
О эльф! Где твоё любопытство? Где твой творческий подход? Ты не была там… и этот ответ устраивал, хотя он рассчитывал на ложь, правду, полуправду или на худой конец гордое молчание. И тут весьма кстати было то, что она узнала его и, судя по ужасу, она признала в нём именно Северного Демона.
- Не уж то тебе ничуть не было интересно? – майар и не шелохнулся в своём просторном и удобном «троне». – Ты молодая девушка и я не поверю, если ты скажешь, что не захотела вынюхать все подробности этого дела. Ещё бы – первое по-настоящему значимое событие творимое руками не Валар, но Детей. И какое! А может, нолдор просто не захотели рассказать тебе о битве? А ведь ты часть всего этого и несправедливо оставлять тебя в неведении, не так ли? Я покажу тебе битву, - глаза Рогфородрэна холодно и жестоко сверкнули. Конечно, были ещё варианты, к примеру, Куэ могла не хотеть знать что-то об этой битве. Об этом жутком грехопадении и братоубийстве, о ненависти, боли и страданиях. На это он в тайне рассчитывал, но озвучивать не собирался. – Узри этот злосчастный день и проклятый час, - властно бросил он, взмахнув рукой, и комната вокруг них пришла в движение, закружилась. Холодный ветер ударил с правого бока заставив взвиться золотистые волосы. Краски смазались в одно единое пятно, точно они были в центре огромного серого вихря. – Я открою тебе добытые мной воспоминания нолдор и тэлери, ты увидишь всё их глазами, почувствуешь, узнаешь, услышишь…
Вскоре вихрь скрыл с глаз и его. До слуха нолдорки донесся лязг стали, пенье стрел, треск горящих досок и запах дыма.
Мир вдруг прекратил свой водоворот, и Куэ обнаружила себя бегущей в бой, с мечом и в доспехах. Она была в гневе и жаждала крови и выражала это в ярусном крике, душу её поглотила ненависть и пропитала злоба, глаза её горели воинственным синим огнём, а чёрные волосы, выглядывающие из под шлема развивались. Вместе с ней бежали её собратья нолдорр и она чувствовала что они едины с ней в этом порыве. Вмиг она вклинилась в ряды тэлери и безжалостно начала рубить клинком, быстро и мастерски с расчётом истинного профессионала. Не прошло и минуты как руки её были залиты горячей свежей кровью, но клинок всё пил и пил, вгрызаясь в плоть, и ей это действительно нравилось.
Мгновение и она чувствует, как под пальцами натягивается тетива. Остриё стрелы смотрит в собрата-нолдор. Телэри колеблется, душа его скрежещет зубами, и обливаться кровью, по необходимости сражаться с бывшими союзниками. «За что?» - вопрошает воин, и не находит ответа. За что с ними поступают так? А внизу, перед ним раскинулась жестокая сеча, полная криков боли и торжества. Лучник отбрасывает лишние мысли и отпускает стрелу, в душе его так же рождаться гнев и ненависть к тем, кто убивает там его отца и братьев. На мерзких воров решивших отобрать у них то, что принадлежит им по праву, что стоило им стольких стараний и времени. Он хватает вторую стрелу, и больше не колеблется, позволяя ей грызться во вражескую глотку.
Жадность. Жажда. Свет. Блеск Сильмарилла всё ещё хранился в глубине сознания этого нолдор. Он был полон не сколько гнева, сколько желания вернуть сияние, взглянуть на него ещё раз. Казалось, яркий свет отнял его душу, и он даже не ощущал злости или ненависти, просто шёл по трупам вперёд и вперёд как одержимый. Корабли… ему нужны были корабли, чтобы добраться до Средиземья… а затем и до камней. Нельзя было отступать…
Боль. До рези в глазах и слёз. Боль. Она ощутила, как её живот нашпигован железом, а ослабевшие руки сжимают раны из которых, пульсируя реветься кровь. Вокруг кричат, бегают, дернуться, а она лежит внизу у самых ног на холодном влажном камне. До неё уже не было никому дела, ведь она уже была на полпути в упокоища. Молодая девушка тэлери, чуть моложе самой Куэ, решившая немного порыбачить и совершенно случайно оказавшаяся не там где следовало. Воины даже не смотрели, кого бьют, просто она была на пути и теперь спрашивала себя «Почему всё так? Почему сейчас? Почему я? За что?» - спрашивала, спрашивала, спрашивала, но не находила ответов. Ведь она уже была на пороге дома, который ныне лизало пламя, огонь добрался до входной двери, и она ощутила жар. Поняла, что сейчас ей будет очень больно, ведь огонёк уже добрался до светло-голубого платья расшитого жемчугом и светло-русых волос. «Прекратите, прекратите, это ведь так больно…» -, молила она воинов, заливаясь слезами и неслышно шевеля посветлевшими губами, понимая, что никакой Сильмарилл не стоит того, что она испытывает сейчас. Осознав как важна и дорога, жизнь… сейчас, на пороге собственной смерти.
Печаль и сожаление. Куэ вознеслась над битвой на много десятков метров и молча, созерцала ее, чувствуя, как комок подкатывает к горлу. Эта жуткая панорама была подарком майа – духа ветра, что наполнял живительной силой паруса тэлери, что гнал их по волнам слушая эльфийское пение. Не в праве вмешиваться он просто смотрел на сечу, смотрел, смотрел и молча плакал.
Всё прекратилось в одну единственную секунду. Она была за столом. Была сама собой. Подносы и приборы сверкали в тусклом свете ровных язычков пламени, по воздуху лился аппетитный аромат еды. Перед ней сидел Файгон, в той же позе, с тем же разочарованием в глазах.
- Теперь ты была там, - молвил он без удовольствия, но холодно и строго. – Ты видела чужими глазами и чувствовала чужим сердцем и знаешь больше чем все твои друзья. В начале, когда ты спросила, я сказал что хочу узнать вас, узнать что изменилось в вас, а что осталось прежним, меня интересует не только битва, меня интересуют нолдор. Теперь скажи мне – что ты думаешь о том, что видела и чувствовала… это правильно? Это стояло того?

0

15

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]
Конечно, Она прекрасно знала, что никуда её не отпустят. Ни её, ни её друзей. Они попали сюда навечно. Но попробовать стоило.
Она ожидала всего - ласкового укора, жестокой насмешки, приказа  вернуть ее обратно в камеру… Но не того… Не того, что было ей показано. То, чего она всячески стремилась избежать в Альквалондэ…
Омут вопоминаний захватил её, затянул, закружил… Сотни видений закружились вокруг, так явственно - будто она сама стояла на улицах  Альквалондэ
… Когда Куэ пришла в себя, то обнаружила, что сидит по-прежнему за столом, полном яств - сидит,  уронив голову на руки и рыдает. Не от боли, узнанной перед мнимой гибелью - от жалости к погибшим телери. Не в том время… Не в том месте…
Она запуталась в чужой боли, она запуталась в чужом страхе, раз за разом, мгновение за мгновением задавая себе один-единственный вопрос: в чем разница между проклятым Моринготто, шедшим по трупам жителей Форменоса за заветными Сильмариллами - и феанорингами, пролившими в сотни раз больше крови, стремясь добраться до тех же Сильмариллов?
Куэ совсем уже было собиралась ответить онемевшими губами: «Нет… не стоило… Не  стоило!»
Но тут взгляд упал на серебряный кубок; из него  на девушку смотрело нечто взлохмаченное, взъерошенное, рыдающее - и на задворках сознания всплыло страшное воспоминание о темницах Ангамандо. Четырех днях голода.  Затухающем свете в глазах друзей…Кем бы ни были нолдор - они никогда бы не  опустились до того, чтобы мучить своих сородичей.
- Что угодно… - прошептала она.-Что угодно, только бы не ваши темницы… Не лаборатории… Все, что угодно...

Отредактировано Палантир (2014-07-09 00:15:49)

0

16

«Хорошо,» - думал Рингар наблюдая за её рыданиями. – «Дитя испило из горькой чаши.» - Он тоже пил её, выхлебал всё до самого дна. Это как пройти сквозь толщу ледяной воды, болезненно, но заставит её прозреть. Сбросить с ушей Валарианскую лапшу высшего сорта и встать на сторону Мелькора. Она не произнесла слов, о которых думала, но этого не требовалось, за неё говорили слёзы – Куэ оказалась не столь упряма как хотела. Её юная душа ещё не окостенела и была ранима, боль и смерть пугали, но он избавит её от этого страха в своё время…
Демон подался вперёд и щедро наполнил бокал красным вином, поднялся, обошёл стол и прижал хрустальный край к шепчущим губам.
- Пей Чумазик и успокойся, - в холодном голосе точно и не было приказа, простая констатация необходимости. Бокал наклонился, и ароматное вино хлынуло ей в рот. – Пока ты говоришь со мной тебе не зачем бояться темниц и лабораторий. Ты ещё много не знаешь о той сече и о предстоящей. Твои родичи рассказывали тебе лишь то, что считали нужным, возможно не намеренно ведь немногие знают истину… - Файгон позволил бокалу опустеть, после поставил его на стол перед эльфийкой и вновь наполнив, занял своё место, свободно развалившись  кресле. – Ты слышала как прекрасно творение Феанора? И что даже Валы в тайне мечтали их заполучить и использовать для своих целей? Уж больно хороши они были! И не спроста… из всех Вал самым могучим и мудрым был тот, кого вы Валой не считали и прозвали Морготом. Во времена, когда мира ещё не было, Моргот был первым и ведал всё и даже больше. Сильмариллы появились во времена его обитания в Валиноре не случайно, он помог Феанору создать их. Но сам нолдор не желал этого признать, он зазнался и умалил заслуги Мелькора настолько, что счёл их несущественными и недостойными упоминания. Валу это обидело и разозлило, в итоге он забрал себе то, что без его участия не существовало бы вовсе… Об этом твои друзья-нолдор тебе не рассказывали? И за это погибали телэри… незаслуженно и глупо. Мне не жаль тех, кто погибает здесь в мучениях. Разве ты сама не думаешь, что братоубийцы заслужили этой участи?
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0

17

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Она все еще была во власти страшных видений, и металась, стараясь найти истину. Её сердце говорило одно, разум шептал другое... Она не знала, кому верить.
На пике смятения чувств она не заметила, как майа поднялся, и обнаружила его присутствие за спиной только тогда, когда в рот ей полилось густое, терпкое вино-алое, как кровь, пролитая в Альквалондэ. Куэ вновь назвали ненавистным именем "Чумазик"-но теперь это не имело никакого значения в свете того ужаса, что бездной раскрылся перед ней.
Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что пить вино на пустой желудок было не самой умной идеей. И что теперь она может сотворить все, что угодно. Кинуться на майа как с ножом, так и с поцелуями. Поклясться Моринготто, проклятому Моринготто в вечной преданности -или броситься с вершины самой высокой башни...
Но сейчас это не имело никакого значения.
Она хотела-и боялась верить одновременно. Ее сознание металось  между верой, вкладываемой в их души Валар - и той искренностью и печалью, с которой сейчас повествовал майа. Из последних сил, пытаясь найти ответы на многочисленные вопросы, она прошептала:
- А государь Финвэ? В чем повинен он? Зачем пролилась кровь его, неповинного?
... И тех верных, что окружали его...
... И молодого перспективного нолдо из Третьего Дома, в недобрый для себя час решившего навестить приятеля из Форменоса...
- А синдар... Синдар, сидящие здесь - в чем они провинились? - крикнула она, привставая в места.-В чем провинились нолдор, неповинные в резне? Докажи свои слова! Докажи, отпустив нас, невиновных и незапятнанных - и я тебе поверю!

0

18

Ему было бы её жаль, если бы он помнил что такое жалость и не причислял её к числу бессмысленных действий. Ведь здесь, сейчас за пару часов она проделывала тот путь, на который у него ушли века, и он действительно был болезненным.  А она столь хрупка и юна что, казалось, не заслуживала всего этого, но майа понимал, что это нужно сделать, ради неё, ради себя, ради Владыки Моргота.
- Сядь, Дитя, - велел Демон, сопроводив слова повелительным жестом, - и не кричи, я прекрасно слышу, а это не те споры, что ведут твои соплеменники на «советах».  Со мной не нужно повышать голоса, чтобы я тебя услышал и понял. Все нолдор и их потомки прокляты и вам более не следует рассчитывать на милость Валар – они не будут на вашей стороне. Более, никогда твой народ не вернется на Валинор, так было предсказано. Что же до народа синдар – мы не жаждем вырезать их, но хотим, чтобы они покорились, как и должно. Как по-твоему почему Валар забрали ваших предков в Валинор едва вы явились на свет? Ты ведь знаешь, что Моргот и его слуги всегда обитали в Средиземье? – Файгон опустошил свой бокал, дав Куэ несколько мгновений на размышление. – По-вашему Валар добры и несут свет всему и вся, но это не совсем так, их роль определилась давно, ещё во времена великого пения. Я был там, и я видел, как создавался этот мир, за многие несчётные века я служил многим из них, но самым интересным всегда был Мандос – ибо он ведал всё от начала и до самого конца. Он открыл мне интересные вещи о судьбе эльфов и Средиземья. Я покажу тебе то, что открылось мне, ибо без этого тебе не понять…
Комната вновь наполнилась холодным ветром, но больше не было того сумасшедшего кружения, лишь тьма и из которой проступили видения. Стол исчез, вместо него между ними возникла карта Арды и она была жива – моря на ней колыхались, ветры дули, а облака бежали.
- Как видишь здесь два материка, и один из ник всегда предназначался для нас, - одно лёгкое движение и Аман пропал с глаз, а Средиземье стало больше. – Здесь ещё нет эльфов, но здесь им суждено проснуться, а ещё здесь суждено проснуться и Последышам. Вначале власть Валар над Средиземьем была велика – они создали леса и горы, создали зверей и разлили по ней пресные воды. Ибо так должно было быть. Но пришёл Мелькор и сражался за эти земли, он потушил первый свет, ибо вам суждено было родиться во мраке и полюбить звёзды. То, что было потом ты, наверное, уже знаешь по рассказам. Когда вы очнулись, и стали жить Валы увели вас в Аман. Не просто пленили Мелькора, а именно увели, вернее, пытались… Они могли просто запереть Тёмного Валу, но нет, - глаза Демона холодно полыхнули, точно от старой обиды, - ибо так было суждено… У нолдор был шанс остаться в Благой Земле и жить там вечно… но твои собраться избрали проклятье и вернулись на наши земли. Мандос открыл мне какая участь ждёт тех Детей что останутся в Средиземье. Мелькор в конечном итоге обретёт здесь огромную власть и Средиземье измениться, - майар вновь взмахнул рукой, и земля перед эльфийкой преобразилась.
Северные льды разрослись и вздыбились, сверкая огнями тысячью твердынь, городов и башен, с юга тянулась огромная пустыня жаркая и необитаемая. В центре были густые пышные, но тёмные и мрачные леса. Прочие горы сплошь были изрыты.
- Так суждено… он сказал, что этого можно избежать, но судьба сложилась так, как сложилась. Нолдор предали своих, эльфы не все ушли из Средиземья и много ещё мелочей, ныне незаметных, но сыграющих ключевые роли в будущем – произошли. Исход Нолдор был последней каплей… Ваши города сгорят, ваш народ погибнет и погибнет по глупости… если бы Валар не решили вмешаться эльфы, люди, гномы, спокойно жили бы не проливая кровь в ужасных войнах что ещё предстоят. Жили бы, но под сенью Моргота… и будут жить… ибо так суждено. Но сколько крови прольется…
Карата исказилась, став поближе к Средиземской, приблизилась, расширилась на всю комнату и явила глазам нолдорки ужасную сечу. Небо было охвачено огнём и дымом, свистели огранные стрелы, полыхали дома и рушились стены от ударов катапульт. И вновь эльфы сражались с эльфами. А они были в самом пекле, продолжали восседать на стульях.
- И вся эта кровь прольется просто потому, что Валар вмешались в ход вещей. Не усидели на своих местах… решили что знают как будет лучше… Теперь ты понимаешь? Так суждено… и они это знают.
Видение исчезло, и вновь по углам сияли свечи.
- Я ответил на твой вопрос?
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0

19

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Среди всего блеска, среди красивых слов, сказанных Ледяным майа, Куэ так и не нашла ответа на свой вопрос о том, почему же нельзя отпустить её с друзьями.
-Если Моринготто, - она все еще не могла называть его иначе, хотя имя «Мелькор», произносимое ее очаровательным собеседником, казалось ей все красивее и красивее, - если Моринготто так добр, как ты вещаешь… Если он справедлив… То почему не пойдет против рока нолдор? Почему отказывает в свободе пленникам? Ты говоришь - мы прокляты… - отчего-то слова произносить становилось все труднее и труднее.-Но Мелькор Вала… в его силах дать свободу… Простить…
В полутьме-полуяви  мешались видения - один за одним. Ужасы Альквалондэ творились не на улицах Гаваней, а здесь, в крепости. И резали тэлери на нолдор - а странные существа, Лишь отдаленно похожие на эльфов, но не эльфы…
-Прости и отпусти нас… - прошептала Куэ, с трудом балансируя на грани сна и яви.
Вино, выпитое почти на пустой желудок, сыграло с ней злую шутку. Последние слова майа она слышала, как в тумане, склоняясь все ниже и ниже к столу. Истинный смысл ускользал от девушки,слова сливались в монотонный бубнеж, и уже не достигали своей цели, тоня в тумане беспамятства.

0

20

Чумазик лепетала, лепетала, пока не уткнулась головой в пустую золотую тарелку. Демон вздохнул, но без особого сожаления. Его вина была в том, что он этого не учёл, слишком слаба оказалась пленная, однако это могло обернуться к лучшему. Посидит, подумает, переварит, а он завтра утром посмотрит что из его слов усвоил её организм и в какой форме, к тому же если запихнуть в неё что-то ещё, это могло грозить несварением мозгов.
Переведя взгляд на почти опустевшую бутылку, Файгон взял её и опустошил прямо так, из горла. После встал и, коснувшись плеча пленницы, отбросил её ослабевшее тельце на спинку стула, опустил руку в разрез рубашки и вынул оттуда золотой нож. Вместе него забросил туда полбуханки белого хлеба. Немного повозившись, нашёл второй нож – особо и прятать его было негде. Когда его оппонентка оказалась, обезоружена Демон легко коснулся пальцами её лба, силясь заглянуть в спящее сознание и подкорректировать её сновидения. К сожалению Рингар никогда не был докой в этих делах, так что его попытка закончилась полным провалом. «Жаль, но не беда,» - майа склонился ниже отодвинул от острого ушка золотые прядки волос и на грани слышимости зашептал:
- Единственный способ спастись, это примкнуть к Моринготто. Единственный способ спастись, это примкнуть к Моринготто. Единственный способ спастись, это примкнуть к Моринготто.
Зачем? Раз уж в деле не помогала магия, то в пору было обратиться к психологии и подсознанию, которое именно во сне было открыто всему новому и податливо и особенно остро улавливало вот такой вот шёпот. Повторив фразу энное число раз в течение минуты-другой Рогфородрэн выпрямился и позвал охрану.
Эльфийку выволокли из комнаты и вернули обратно в камеру. Отсыпаться.
Утром всё то, что случилось вчера вновь повториться. Звон ключей. Тихий щелчок. Отворившиеся двери. Её вновь поведут под руку в ту же комнату наполненную светом, чистую и ухоженную, к стульям и столу накрытому скатертью. Но сегодня на нём не будет того великого множества блюд. Еда скромно примоститься на краю всего на одном широком подносе и будет весьма скудна в своём ассортименте. Вместе этого на столе будет небольшая стопка книг не первого сорта и отнятая, вероятно у пленных нолдор. Прибавиться ещё кое-что – небольшой умывальник в углу с полотенцем и чистой водой. А Демона Севера вновь будут задерживать непонятные дела…
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0

21

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]
Она проснулась все в той же полной темноте. Подняла голову... Увидела все те же решетки камеры. На мгновение ей показалось, что разговор со всесильным майа лишь приснился ей-но увы. В обратном её разубедил запах куска хлеба, засунутого за пазуху. Что же, хоть в чем-то ее собеседник был честен...
Лицо Куэ полыхнуло, когда до нее вдруг дошло, каким образом стала возможной доставка вожделенного хлеба... Воспользовавшись тем, что ее друзья-эльфы все еще спали, она шустро проверила наличие ножа, запрятанного в самом надежном месте для женщины... Ножа не оказалось. Второго, впрочем, тоже, но потеря оружия волновала сейчас Куэ куда как меньше чем мысль, что ледяной демон оказался таким же мерзавцем, как и все в этой крепости. А ведь она только-только начала ему верить...
Некоторое время она просидела, привалившись к стене, поджав ноги и обхватив коленки руками, размышляя о том, что услышала вчера. Ужасы увиденного в Альквалондэ уже не так угнетали её, сливаясь воедино с ужасами, виденными в темницах Ангамандо. Мысленно она пыталась оправдать свой народ... Получалось плохо... Но для Моринготто, для царящих здесь жестокостей не нашлось оправданий и вовсе.
Когда друзья проснулись (а точнее сказать, вынырнули из омута голодного полубдения), она разделила между ними кусок хлеба, заявив мужественно, что наелась вчера до отвала. А затем сидела и едва сдерживала слезы, смотря на то, как исчезают ароматные куски.
А потом... Потом она рассказала им все...
... Все та же комната. Все то же одиночество. Исключением был умывальник да книги, лежащие сиротливой горкой. Вчера ее прельстило бы и то, и другое. Сегодня, забравшись в кресло с ногами, она сидела как там, в камере, поджав коленки к подбородку и охватив их руками. Даже ножик не потрудилась взять... Зачем? Все равно ведь отберут... А поскольку в этот раз она пообещала себе не пить вина, процедура выемки оружия грозила быть куда как более унизительной... Да и чего еще следовало ожидать от этих... Темных?

0

22

[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]
Когда он вошел, девушка выглядела задумчивой и обиженной. Еда и книги остались нетронуты, а светлое личико по-прежнему было грязным. Не было уже того пыла и любопытства, хорошо… похоже Ангбандская музыка начала на неё действовать. Сам же Рогфородрэн едва ли изменился, тот же холодный блеск к глазах, те же длинные чёрно-белые одежды разве что… что, впрочем, было едва заметно, черты его как будто чуть смягчились, не веяли тем ледяным холодом который был вчера.
- Доброе утро, я надеюсь, ты выспалась? – Демон едва заметно вздохнул. Конечно, камень не располагал ко сну, но крепкое вино было отличным снотворным.
Сев за стол майа разлил суп по тарелкам и одну поставил перед Куэ. Стоит заметить, что ароматное лакомство явно было приготовлено по эльфийскому рецепту. Но только оно, второе, фрукты и десерт по прежнему должны были казаться жительнице Амана экзотическими, хотя вчера она могла видеть часть из них на столе.
- Умойся и поешь, - велел Файгон, распробовав суп. – Сегодня тебе понадобятся силы и чистые руки.
Если девушка решит присмотреться к стопке книг, она заметит так же несколько листов на чёрном наречии. Если язык будет ей знаком, то она поймёт что перед ней перевод, но так или иначе заметит, что почерк у писавшего был поистине эльфийский, орки просто не могли так красиво выводить буквы! Она бы вполне могла подумать на Рингара, но почерк на листах был слишком разным для одного существа, пусть и одинаково красивым.
- И закончи это, думаю, тебе будет не сложно, - дух протолкнул к ней небольшую книжку со вставленной в неё кипой бумаг и перо с чернильницей. Там оставалось переписать сего несколько страниц дивных стихов рассказывающих о Валар.

0

23

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://radikall.com/images/2014/08/11/v27ws.jpg[/AVA]

Сегодня она даже не стала спорить: просто поднялась и пошла, все такая же усталая, задумчивая… Что-то вчера сломалось в ней. Рассказы ли самого майа были тому виной, увиденные ли картины в Альквалондэ? Но сегодня она была совсем иная, чем вчера - не полная региомсти нолдиэ, а придавленная к земле грузом непосильных тягот. И  даже рассказы майа утратили для нее всеь интерес: насмотревшись сегодя на ужасы Ангбанда ина разумно решила, что это все обман и пустая видимость…
Куэ молча умылась, молча выхлебала суп, молча взялась за свитки. У себя, в Амане, она прославилась своим дичным голосом и прекрасным почерком, отчего и получила возможность - редкую, для нолдиэ её возраста - обучать других эльфов. Теперь эта наука ей пригодилась… Но пригодилась для чего?Служить переписчиком историй здесь,  в Ангбанде?   Неужели у Ангбанда мало писцов и без неё? Писцов, куда более умных, умелых и … беспринципных.
Она успела переписать лишь одну строчку… А потом подняла глаза на майа, с любопытством наблюдавшего за его работой, и спросила тихо:
-Скажи… Ты ведь раньше был … - она хотела сказать «светлым», но поостереглась, не зная, какой эффект вызовут ее слова.-Ты ведь раньше был на стороне Валар. Что заставило тебя уйти к Моринготто?

0

24

Отдав приказы майа взял одну из переведённых книг и откинулся на спинку кресла, пробегаясь взглядом по стройному ряду букв. Но всё же украдкой внимательно наблюдал за эльфийкой. Её покорность этим промозглым облачным утром была чрезвычайно приятна, точно намекала на удачный денёк. Однако Демон не был до конца уверен в её честности, а потому старательно выискивал признаки неискренности. Но до сего момента ещё не обнаружил…
Когда же Куэ взялась за письмо, он и вовсе отнял взгляд от книги и проследил за тем, как её рука выводит слова. На редкость хорошо для такой молодой эльфийки. А ведь это уже было чем-то большим. Если еда и умывальник нужны были ей лично, то это можно было причислить к работе на Врага. Мелко, конечно, но всё это было лишь началом…
Тихий голосок заставил его оторваться от листка пергамента и поднять жёлтые глаза на девушку. Вопрос едва не заставил его улыбнуться, но в той улыбке совсем не было бы тепла. Он догадался о чём она спросит ещё до того как она нашла нужную формулировку. Хорошо, в ней всё ещё было любопытство, при этом правильное… нужное.
- Странный вопрос, Чумазик, - голос Файгона прозвучал холодно, с толикой разочарования. – Неужели ты не поняла? Всё дело в пророчестве, которое я открыл тебе вчера. Валар больше не вернуться в Средиземье. Ты ведь видела, что Мандос предсказал правление Мелькора в этой земле? Видела ужасную войну между твоими братьями? Я пытаюсь хоть немного смягчить этот удар. Валар не следовало вмешиваться изначально, они принесли в ваш разум двухголовую скверну, одна голова зовется «хорошо», вторая «плохо». Они не хотели этого, они желали, что бы вы все счастливо жили в Валиноре под их крылом и опекой, но ничего из этого не вышло. А ведь это учение, этот дар Стихий, предназначен исключительно для жителя Священной Земли. В Средиземье – это худший из всех ядов, здесь звучит совсем иная музыка. Я всегда любил Детей Эру и очень много времени проводил среди вас. Потому, когда вы ушли из Валинора я не смог молча смотреть на то, как осуществляется это пророчество. Здесь, вдали от ослепительного света Амана тени не такие резкие, а лучи не так ярки. На этой земле всё относительно и когда вы поймёте это, вы вряд ле захотите сражаться с Мелькором. Валар научили вас, что Тёмный Вала это зло в высшей инстанции и пока вы так думаете, вы будете воевать с ним, вы будете умирать и очень не скоро поймете, что это уже не Благая Земля и что жить здесь нужно по-новому. Я же хочу помочь вам понять это как можно скорее. Для этого мне нужны твои друзья. Для этого мне нужна ты. Я хочу узнать степень вашей готовности к этой истине. Мне неприятно то, что за ошибку Вал, вы будете платить своей кровью, это несправедливо по отношению к вам. Нам всем придется пройти через боль и ужас, но есть ещё нечто, что можно изменить – цена. И я делаю всё, что бы Дети Эру пролили как можно меньше крови в этой бессмысленной войне…
Северный Дух внимательно, пусть и без особого энтузиазма, изучал её глаза и лицо силясь понять, поверила ли она, поняла ли. Но холодный блеск глаз точно заранее уже всё решил «не поверит», а потому взгляд оставался холодным и разочарованным. Точно у учителя, который в сотый раз пытался научить малое дитя тому, что не предназначалось ещё для его разума. Но всё же что-то заставляло его пытаться, вновь и вновь… быть может в этот раз? Но нолдор так запредельно горды, а власть Валар над ними сильна… Иллюзии, видимость, но как хороший лжец Рогфородрэн верил в то, что говорил, пусть его эмоции и не били через край.
- Туилиндо, - внезапно подал голос майа, - твоя нога. Я заметил, что ты чуть прихрамываешь. Это не сильно тебя тревожит? Сегодня тебе продеться много стоять…
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0

25

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/PtkpK.jpg[/AVA]

Отложив перо в сторону, опустив голову на руки, она внимательно слушала его. Красивые слова, красивая патетика, прикрытая любовью к  ближнему. Фантазия на тему: «Помоги другому, жертвуя собой»… Она вдруг почувствовала себя безмерно усталой… И отчего-то немного обманутой.
- Говоришь, хочешь помочь нам осмыслить? - тихо спросила она.-Принять того, кого мы называем Моринготто, а вы -  Мелькором? Тогда объясни мне, сладкоголосый дух, - и в голосе её прозвучала горькая ирония.-Как вяжутся ваши меры убеждения в том, что Мелькор велик и благостен и что он желает добра всем эльфам - с весьма своеобразным показателем деланья этого добра? С тем, что каждый день  одного из эльфов уводят на «пытку»?-за сегодняшнее утро она узнала значение этого слова, выданное с яростной безжалостностью соседом по камере.-Если путем боли, страха и муки приносится в мир «благодеяние» - мне не нужно такого счастья ни для себя, ни для моих друзей…
Она замолчала, высказав все, что хотела сказать… Или почти все, в силу природной интеллигентности и воспитанности не  осмелившись выкрикнуть духу влицо то, что думала о нем, о его речах, о его владыке. Её друзья медленно огибали от голода - а она сидела здесь, лопала суп и слушала дивные рассуждения о новом обществе, которое собирается строить Моринготто… Строить на костях несогласных и не подчинившихся ему.
Из задумчивости её вырвал голос духа - все такой же спокойный и бесстрастный. Что-то спрашивал про ногу… До ноги ли ей сейчас было? Сердце рвалось на куски, стараясь осмыслить, что такое  хорошо, и что такое плохо… Но ей не было сейчас дела до высоких материй, все рассуждения о Валар она пропускала мимо ушей. Её мир сузился до размеров темницы, в которой умирали её друзья… все остальное её мало интересовало.
-Нога? - рассеянно повторила она.-Нет, нога не болит… Почти не болит.
«Пусть хотя бы эта боль не даст мне забыться до конца…»

0

26

[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]
Нет, её игра определённо не была ложью. Она запуталась, она страдала. Казалось душа нолдэ вытекала из его рук как зачерпнутая вода, медленно но верно. Приходила в негодность. Свет и тень в ней путались, мешались. В словах она видела не произнесённые в слух, не оглашённые противоречия… Кажется Куэ хотелось скомкать всё это, выкинуть, но лист с её судьбой покоился не в её ладонях, не её руки писали там историю.
Демон холодно покачал головой.
- Ты по-прежнему делишь всё на чёрное и белое. Я не говорю тебе отречься от своих друзей и думать только о себе, но думай немного иначе. Мелькор велик, но я не говорил, что он желает эльфам добра. Он не такой правитель как прочие Валар, поэтому он здесь, а не в Амане. Но пойми, он Иной, а не злой… здесь слово Враг относительно. И к сворим Врагам Мелькор действительно безжалостен, даже к своим слугам он требователен, но если ты захочешь ты увидишь не только недостатки, но и достоинства такого правителя. Разве требовательный отец не выращивает примерных детей? Разве жестокий воин не пугает врагов одним своим видом? Да, быть может это не сладкая жизнь, но вы сами оставили ее, когда ушли из Амана. Здесь всё будет иначе. Это земля будет принадлежать Мелькору. Здесь прольется много вашей крови. Это будет и воины, и безоружные, и женщины, и дети. Валар будут смотреть на это, и стоять в стороне, ибо их предназначение уже исполнено, они передали ветвь нам. Но кто-то из вас примет правление Мелькора, отбросит валинорский образ мысли и станет таким, каким эльфы и должны были быть, без вмешательства Стихий. И таких будет не несколько, таких будет много, но я опасаюсь что погибнет вас куда больше… Ты права, Мелькора это, может, и не слишком волнует, но это волнует меня.  Для этого я здесь, а не в Амане.
Рогфородрэн немного помолчал, затем поднялся и подошёл к Куэ.
- Продолжай, - велел он, кивнув на бумаги, сам же опустился подле её ног. Слышимая в них мелодия боли явно была сильнее, чем хотела показать эльфийка.
Когда-то он неплохо целил, но эта была власть ушедшая, пусть и не до конца. Руки северного Духа оказались вполне себе тёплыми. Осторожно пройдясь по больной ноге ладонью, он тихо запел. По комнате разлилась, может не самая красивая, но далеко не самая буйная мелодия. Было в творимой магии и нечто от Аманской – ледяное спокойствие. Может и не то самое спокойствие, но, во всяком случае, в ней не было гнева. Целить Дитя Илуватара Тёмному было хлопотно, так что по большей части он унимал холодом боль. А холод Куэ могла ощутить почти сразу едва он начал творить, тот расползся по ноге, сковывая боль, а затем, несмотря на тепло не думала отступать.
Закончив, Демон поднялся и вернулся в кресло.
- Надеюсь, этого тебе хватит до конца дня…

0

27

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/PtkpK.jpg[/AVA]
Куэ молчала, пока говорил  дух - молчала, собираясь с силами. Молчала, кода он колдовал над её ногой. Она  бы, пожалуй, даже испытала чувство благодарности к своему собеседнику - если бы они встретились в иное время и в ином месте…  И если бы там, в камере, не умирали от голода двое её вернейших друзей… Или даже больше.
-Говоришь, тебя это волнует? - тихо спросила Куэ, окончательно отложив в сторону письменные принадлежности.-Тогда докажи мне это, дух. Неужели ты не видишь, что мы говорим сейчас с тобой на разных языках? Ты велик и могуч, тебя волнуют судьбы мира. Я же - маленький эльфийский дитёныш, мир которого сводится до размеров его семьи… Его дома… В минуту настоящей опасности мне нет дела до судеб мира, я забочусь только о тех, кто рядом. Если тебя действительно волнует судьба эльфов - опусти на волю тех двоих, что были пойманы со мной. Отпусти живыми, здоровыми и невредимыми… Пусть их никто не преследует. И тогда  я пойму: все, что ты здесь говоришь  - это не ложь, а истинная правда. И что тебе есть дело до  такой мелочи, как один-единтвенный эльф. Ведь верно то, что пренебрегая интересами одного, ты пренебрегаешь интересами всех. Ты что-то хочешь от меня… За каждый труд должна быть плата. Такова плата за мой труд.

0

28

Рогфородрэн молчал. Молчал и случал её внимательно, а затем, когда она договорила, отвёл взгляд и скрыл жёлтые очи под бледными веками. Лицо его было спокойно, и вновь повеяло холодом, холодом раздумий. Чуть нахмурив брови, он открыл глаза и взглянул на нолдэ.
- Я знаю что ты боишься за них и что думы твои то и дело возвращаются из света этой комнаты и её чистоты во грязь и мрак наших подземелий. И нет смысла скрывать – к орущим в безднах голосам, вопящих о снисхождении и смерти. И как бы тебе не было противно. Ты погружаешься туда вновь и вновь когда я говорю тебе о Тёмном Вале, о пророчествах и мире… но я знаю что мир твой сейчас там, внизу. Я желал, чтобы ты услышала меня, чтобы поняла и вижу, что мои слова хотя бы отчасти коснулись твоего сердца и за такое сердце я хочу бороться. Но раз ты услышала меня, скажи: есть ли смысл отпускать их так, в неведенье? Ведь отпустить их – значит не дать и шанса на выживание в грядущем. Да, быть может они проживут долго, но Мелькор настигнет их всех, тех, что остались верны Валар… Так есть ли в этом смысл? Точно котят в неведенье оставить их, пустить в лес, где их растерзают звери, неуступно подкрадывающиеся в тени. Всё ближе и ближе… Быть может они даруют им смерть страшнее той, что они могут встретить в этих стенах? – Дух вновь сомкнул веки в молчании, и молчание его казалось, длилось очень долго. – Пусть так, - выдохнул он, наконец. – Одна понимающая душа стоит трёх пропащих, быть может, даже большего числа… Я отпущу их, и никто не пуститься за ними в погоню, никакая стрела не полетит им в спину. Они увидят звездный свет, они вернуться в лес  к семье и друзьям… расскажут им об ужасах и заточениях. Не унесут в головах своих ничего. Не поймут. Уйдут пустыми и лишь приумножат смерти в будущем, укрепят в своих рядах Валарианскую двухголовую веру… пусть… Ты считаешь, что стоишь того, и я не стану с тобой спорить. Сейчас ты одна стоишь их смертей в будущем. – Жёлтые глаза холодно блеснули, предостерегая. – Но одних лишь строк мне мало за это. Дай мне больше, Чумазик… мне нужно больше, чтобы я решился на этот шаг.
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

Отредактировано Болдог (2014-07-18 10:16:19)

0

29

[NIC]Куэ[/NIC][STA]Голубка Амана[/STA][AVA]http://s3.uploads.ru/PtkpK.jpg[/AVA]
Стоило майа начать свою речь - Куэ не поверила своим ушам. Неужели она услышала,  достучалась до этого средоточия тьмы и ужаса? "Что с тобой стало, прекрасный майа?-промелькнула вдруг в голове печальная мысль.-Что стало со всеми нами? Где оказалась та точка невозврата, которую мы прошли - и не заметили? После которой  нет обратной дороги… Нет пути назад. А только один. Во тьму. К смерти. К новой жизни…»
Но по мере того, как речь лилась дальше - все такая же ласковая и обволакивающая - словно липкая паутина, коконом обвивающаяся вокруг Куэ - она понимала, что майа хитер. Хитер куда больше, чем хочет казаться, и куда меньше кажется, чем есть на самом деле. Он задумал какую-то свою игру, ставкой в которой было … что? Куэ не знала, хотя и начинала смутно догадываться.
Демон закончил свою речь - и она долго не решалась заговорить. И наконец подала голос - тихо, нерешительно...
-Лучше жить в неведении на свободе, чем зная все тайны мира в плену, в Ангбанде,-тихо ответила Куэ,не поднимая глаз.-Отпусти… Пусть идут. Если захотят познать истинные знания мира - вернутся. Пусть проживут сколько смогут - там, на свободе. Чем здесь - во мраке  тел и тьме душ… Что до платы… Прежде, чем я обговорю с тобой условия их возвращения - я хочу знать, какую цену мне придется заплатить за их возвращение. Согласна - жизни друзей - ценный товар. Но не перегни палку, купец, назначая плату… - добавила она совсем тихо и посмотрела  прямо в лицо собеседнику, ловя и удерживая холодный взгляд янтарных глаз.

0

30

Демон подался, вперёд водрузив тяжёлые руки на стол и беззастенчиво изучая её взглядом. Нет, в нём не было похоти, хотя в какой-то момент нолдиэ могла посетить и такая мысль. Взгляд скользил по её  пальцам и рукам, изучал плечи и сияющие карие глаза, растрёпанные волосы, чувственные губы. Но в какой-то момент она должна была понять: так смотрит покупатель на товар, охотник на луки, хозяин оценивающий работника…
- Не волнуйся, - неспешно начал он, остановив скольжение взгляда на её очах. – Если бы они действительно познали и приняли открытую тебе истину, то немедленно обрели бы свободу. Зачем держать в плену тех, кто стал твоим союзником? Холод камня и острота стали – для врага. Не думаю, что они когда-нибудь вернуться... Но пусть… Пусть так... Я позволю тебе покинуть Ангбанд вместе с ними и убедиться в искренности моих слов. Вновь быть среди своих. Считай это надбавкой к нашему с тобой уговору, но взамен ты станешь моими ушами и глазами, ты будешь искать для меня тех, кто готов принять открытое тебе знание. Рассказывать мне о том, что собираются делать нолдор. – Рогфородрен сделал небольшую паузу, внимательно всматриваясь в красивое эльфийское личико, после вновь отпрянул назад, устраиваясь на спинке кресла. Не желая нависать над собеседницей. – Согласись - не пройдёт и часа как твои друзья окажутся за стенами темницы. Увидят звёзды.
[AVA]http://s005.radikal.ru/i210/1407/ee/b5dd81f50464.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Архив эпизодов » Чёрный свет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC