Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Приговоренные жить


Приговоренные жить

Сообщений 1 страница 30 из 38

1

Время и Место: Гавани, затем Оссирианд. 534 год Первой Эпохи

Участники: Питьяфинвэ, Тэлуфинвэ

Краткое описание:  После резни в Гаванях и побега Эльвинг близнецы потеряли братьев, всех верных и всякую надежду на исполнение Клятвы.

Предупреждения: возможно ООС.

Они в третий раз подняли мечи на собратьев. После гибели средних Тэлуфинвэ наконец потерял свое юное легкомыслие. Научился бояться. И сейчас, припертый к стенке, настаивал на уничтожении беглецов. Иначе все зря. И братья погибли зря. И отец - тоже. Камни должны быть у них, иначе покоя им не будет нигде. А кровь... Они и так по уши в крови. Не отмыться.
Дольше всех отбивался Кано, но они убедили и его. Войска ворвались в город и затопили его кровью. Близнецы сражались спина к спине как обычно, потом как-то разделились. Тэльво прорывался к пристани. Впереди сверкал меч старшего, надо добраться, прийти на помощь.
Не успел. Майтимо покачнулся, сделал пару шагов назад и рухнул навзничь в волны, прямо под киль снимающегося с якоря корабля, потерявшего управление...
Тэльво заорал, кинулся к парапету. Увидел, как вода окрасилась в багровый цвет, захлебнулся яростью. Ему было плевать, кого убивать. Кажется, под меч подвернулись дети. Он недолго думая прикончил и их, и мамашу, которая кинулась раненой птицей на защиту малышей.
Где-то там, совсем близко, кажется. рукой подать - белая фигура с сильмариллом на груди. Тэльво рванулся к ней.
Она остановилась на парапете, обернулась.
Тэльво оскалился по-звериному. Кажется. он даже не выдвигал требований. Кажется, он не предлагал сдаться. Весь в эльфийской крови, с мечом наголо.
Женщина прижала руку к груди. закрывая камень и шагнула в волну. сгинув.
Тэльво с воплем бессильной ненависти кинулся к ней.
Опять не успел. Ни помочь Майтимо, ни добить эту тварь...
Пусто. Лишь раздавались жалобные крики чаек. Как тогда. в Альквалондэ.
-Найти всех Дориатских - заорал Тэльво с пеной у рта. теряя эльфийский облик. - убить без разбора. Всех до единого! Кровь за кровь!
Нолдор стояли напротив него и выполнять приказ не спешили.
-Чего вы ждете? - взвизгнул Амбарусса, - чего вы ждете? - выругался грязно.
Один из мечей жалобно звякнул о камни набережной. За ним второй.
Амрас смотрел, не веря своим глазам.
-Довольно - сказал его оруженосец и сорвал котту со звездой Первого Дома на груди.
Амрас задохнулся, не зная, что сказать. Этого он не ожидал

+1

2

Битва постепенно сходила на нет.  Как так вышло, что их разнесло с близнецом, он не помнил. Прежде такого не случалось никогда. А сегодня... он вообще плохо помнил последние часы. Запретил себе думать, запретил вспоминать... Просто делал, ставшую уже привычной, работу. Правая рука была в крови вся, до плеча... кого и как убивал, он тоже не помнил.
Каким-то образом он оказался один. Но к нему никто не приближался - боялись. Амбарто выпрямился, оглядываясь и вдруг увидел промельк знакомого света. В последний раз он видел его очень давно но узнал сразу. Бросился туда, где мерцал звездой отцовский Камень, по пути созывая верных. Отстранено удивился, что к нему не спешат присоединяться, но не остановился...
Почему из всех десятков и сотен тел, лежащих сейчас на улицах города его внимание привлекло именно это? Не понятно. Невозможно было узнать залитый кровью и грязью доспех, а лица видно не было - эльда лежал лицом вниз. Но Питьяфинве подошел именно к нему, забыв даже о Сильмарилле, присел рядом, тронул за плечо, переворачивая. Глаза Менестреля уже заволокла смертная муть. Он был бледен и холоден и с первого взгляда было ясно - мертв. Из горла торчала стрела... Питьо затрясло, горло разорвал короткий вскрик, но через мгновение он взял себя в руки. Сейчас ему нужно было только одно - найти братьев. Вскочил, оглядываясь. Сильмарилла уже не было видно. Зато донесся голос Тельво. Младший что-то истошно орал, слов Питьо не разобрал, но это был не важно. Нолдо бросился туда, где кричал брат.

0

3

-Вы... вы что, - Тэльво затравленно оглядывался, - вперед, я сказал.
Голос его звенел в молчании. прерываемом только криками чаек.
-Измена? - окрысился феаноринг, оглядывая свои отряды.
-Довольно. - сказал кто-то еще.
-Вы... бросаете на половине пути? Вы бросаете своих лордов?! Бросаете свое дело?
-Мы не клялись убивать эльдар. Не клялись убивать женщин. Детей. - заговорил третий.
-Это... Это предательство! - Амрасу стало тяжело дышать, он расстегнул расшитый серебром алый ворот рубахи.
-Вы уничтожили Альквалондэ. Дориат. Теперь этот город. Вам мало крови, да? Мало? - верный не отводил взгляд - убийцы.
-Вы знали. за кем шли, - прохрипел Тэльво.
-Нет. Мы шли не за вами. Мы шли за честными и благородными принцами первого дома. И то. во что вы превратились.... Мы не будем служить палачам.
-Трус, - бессильно выкрикнул Амрас.
Молчание.
-Ну так убейте же, если считаете нужным, - Амрас поднял меч. - в честном бою убейте.
Снова стена молчания.
-Боитесь... - Тэльво сплюнул. - правильно делаете, что боитесь. Я бы и дальше пошел. Я не успокоюсь, пока не найду воровское отродье!
-Уходите, лорд Тэлуфинвэ, - холодный голос одного из верных, - вас никто не тронет, но больше вы не наш лорд. Уходите.

0

4

Добравшись до своей цели, Питьо не увидел брата. Тельво окружала стена их верных. Многие побросали оружие. Кто-то остервенело сдирал с одежды знаки Дома Феанаро. Из-за спин нолдор слышался голос брата.
-Боитесь... правильно делаете, что боитесь. Я бы и дальше пошел. Я не успокоюсь, пока не найду воровское отродье!
-Уходите, лорд Тэлуфинвэ, вас никто не тронет, но больше вы не наш лорд. Уходите
Амбарто нахмурился, сделал несколько глубоких вдохов, восстанавливая сбитое дыхание. Шагнул вперед.
- Что здесь происходит? - голос стал совсем чужим, он звенел металлом. Воины расступились и Питьяфинве встал рядом с братом. - Что все это значит? - он окинул колючим взглядом присутствующих.

0

5

-Это значит, что вы слишком много пролили крови, чтобы и дальше вести нас за собой. - заявил все тот же верный. Высокий, белокожий, брови вразлет. взгляд стальной.
-Мы пролили? - голос Тельво сочился ядом. - мы лично?
-Мы следовали за вами до сегодняшнего дня.
-А теперь резко передумали. Ни медяка ваша верность не стоит, клятвопреступники, - Тельво сплюнул яростно под ноги. - когда вы присягали нам в верности, мы дали слово вас защищать и обеспечить вам дом. Хотите сказать. мы не сдержали обещание? Хотите сказать. мы причинили вам зло? Не мы ли держали оборону Амон-Эреб? Не мы ли защищали ваши семьи и давали приют беженцам? Не мы ли стояли до конца на рубежах?
-Вы, - согласился он, - но мы тоже выполняли свой долг. Не лично же вы удерживали земли?
Тельво рассмеялся хриплым, каркающим смехом.
-Что ж... В таком случае. нам с вами и правда не по пути.
Просить он не собирался. Хватит с него унижений.
Очень четко вспомнились лица Куруфинвэ и Тьелкормо. Вот так и с ними... Что ж, раз так суждено, значит, тому и быть.
Наконец заметил брата, ухмыльнулся некрасивой мертвой улыбкой.

0

6

Амбарто слушал все с тем же холодным выражением лица. А в душе расползалась холодная пустота. Так вот, значит, как это... На память пришли слова Судии, вызвав горькую усмешку. Вот, значит, как это - потерять все. И тут в сердце поднялся гнев. Да пусть катятся! Он уж точно никого уговаривать не будет. Тельво все говорил, то и дело срываясь на крик. Питьо положил руку ему на плечо, сжал с силой. Вот сейчас он отчетливо понял разумом то, что всегда чувствовал сердцем. Ничего ему не надо. Ни земель, ни верных, ни этой свободы, обернувшейся худшим рабством, ни даже Сильмариллов. Ничего и никого, кроме брата. Амбарусса, наконец, посмотрел на него и криво ухмыльнулся. Амбарто нашел в себе силы ответить ему спокойной, теплой улыбкой.
- Пойдем отсюда, toronya, - негромко проговорил он.
Нужно похоронить старших. В том, что Нэльо погиб, он не сомневался, хоть и не видел его смерти. Никто не решился бы на такое, если бы Майтимо был жив.

+1

7

Тельво направился за братом. Их провожало все то же жуткое молчание. Гробовая тишина. Даже чайки, кажется, притихли.
-Нельо сгинул - сказал он, когда близнецы отошли от бывшей свиты, - рухнул с парапета и все. Теперь не найти. Под корабль, вода кровавая была.
Помолчал:
-Ладно, пусть... Так даже лучше. Не потревожат. Кано тоже мертв? - вопрос был похож на утверждение. Из слов Питьо и так было ясно, что да, мертв.
Остановился около менестреля, узнал сразу же.
-Вот как, - хрипло сказал он. Закусил губу, - отмучился наш певец.
Погладил волосы, слипшиеся от чужой крови. Достал платок и принялся стирать кровь с бледных мертвых щек.
-Он прямо таял. как свечка. И песни уже не писал, - тихо сказал он, вглядываясь в мертвое лицо. - Наверное, хорошо, что так.
Хорошо, что он не один. Хорошо, что они могут похоронить брата. Жаль. что с Нельо никак...
О своем будущем он не думал. Не до того было.

0

8

Уходили не оборачиваясь. Чувствуя направленные в спины взгляды. Ну и Враг с ними. Пока шли, пару раз им навстречу попадался кто-то из местных. И убегал в ужасе. Как тогда... в других Гаванях, на том берегу Моря. Питьо было все равно. Он все еще не выпускал брата, словно боялся, что тот куда-то деется.
-Нельо сгинул, рухнул с парапета и все. Теперь не найти. Под корабль, вода кровавая была... Ладно, пусть... Так даже лучше. Не потревожат. Кано тоже мертв?
Амбарто молча кивнул, на миг закусив губу. Слов не было.
Нашли Макалауре быстро.
-Вот как, отмучился наш певец. Он прямо таял. как свечка. И песни уже не писал. Наверное, хорошо, что так.
Тельво опустился на мостовую, Питьо остался стоять. Смотрел какое-то время на обоих братьев - живого и мертвого. Вот и остались они одни. Вечно младшие... как же их злила постоянная опека братьев! Вот, теперь ее не будет. Мечты сбываются... Сжал зубы, задавив родившийся в груди крик. Теперь старший - он. Ему отвечать за брата. "Не отдам, - зло твердил он про себя, - Тельво не отдам. Не дождетесь!" Сам не знал, кому говорит. Сдернул с себя окровавленный плащ.
- Хватит тут сидеть. Забираем его и уходим.
... Вышли за город, нашли подходящее место. Земля была мягкая, но все равно рыть могилу мечами было тяжело. Наконец, все было сделано.
- Море рядом. - Тихо сказал Питьо. Просто, чтобы что-то сказать. - Он любил море...

+1

9

Тельво копал могилу яростно, то руками. то мечом. Наконец они опустили тело брато. забросали землей.
-Может. сжечь было бы правильнее. - тихо сказал Тельво.
А с другой стороны... Погребальный костер по всем правилам нам не устроить, а просто спалить... Не заслужил он такого.
Судорожно втянул воздух в легкие со всхлипом.
-Море да. рядом... - подтвердил глухо.
Потом запел. Пел он средненько, но все равно пытался. Голос был слабее, чем у певца, и не было инструмента. чтобы наиграть сопровождение. Пел долго, и голосу аккомпанировал лишь шум волн.
Закончив. поднялся с колен, помолчал.
-Что дальше... старший?
Он всегда обижался на Питьо за то, что тот часто напоминал о своем старшинстве. Сейчас просто признал. Время споров прошло. Они остались одни на всем свете.

0

10

Питьяфинве стоял, тяжело опершись на  меч, смотрел на свежую могилу. Пусть будет милостив к тебе Судия - хотел сказать, и не сказал. Они слишком отвыкли рассчитывать на милость Стихий при жизни, чтобы надеяться на нее после смерти.
- Прости нас, брат, - прошептал еле слышно. - Прости, если сможешь.
Ведь он не хотел. Он отговаривал их всех. Но остался в меньшинстве. Получается, они уговорили Макалауре пойти на собственную смерть.
Тельво запел. Амбарто не ожидал этого, даже вздрогнул. А потом прикрыл глаза. Молчал. Пытался вспомнить Менестреля таким, каким он был раньше, дома. Вспоминалось плохо. Все больше лезло здешнее, эндорское.
-Что дальше... старший?
Ах, если бы он знал. Он был подавлен и растерян. Но не имел права это показывать. Тельво не должен чувствовать его слабости.
- Я не хочу возвращаться, - проговорил он и вопросительно поглядел на брата. - А ты?
Вернуться на Амон Эреб, чтобы еще раз выслушать то же, что и здесь? Или, еще хуже, встретить жалостливые взгляды? Ну уж нет. И тут он вспомнил, о чем до сих пор не спросил у брата.
- Тельво, что с Камнем? Я же видел его, совершенно точно.
То, что Сильмарилла у Амбарусса нет было ясно. Но где же он тогда?

0

11

Тельво прикусил губу. Камень...
-Тоже пропал, - тихо сказал он, - он на ее груди был. Она на парапете была. потом я ее потерял. Приказал искать. убивая всех... А оно вон как повернулось. - стиснул зубы до боли в скулах, - сам бы... вырезал весь этот город. Самолично, - в голосе звенели еле сдерживаемые слезы. Обида душила. злая, беспомощная.
Питьо заговорил о возвращении.
-Возвращаться? После их смерти? - возмущенно. - В этот... склеп? С меня довольно, Амбарто.
Обнял брата. ткнулся лицом в его плечо.
-Не хочу возвращаться. Не хочу Сильмарилл. Ничего не хочу. Отдыха хочу. Хочу... как раньше. - еле слышно, бессильно.
А как раньше никогда не будет. Они отсекли эту возможность мечами в Альквалондэ.
Он встряхнулся, откидывая в сторону минутную слабость.
-Идем куда глаза глядят. Надо вернуться в город. Забрать коней. Потом... на восток? Главное, выжить.
Становилось прохладнее. Осенние вечера промозглые, влажные, холодные. Разгоряченный битвой Тельво не замечал ледяного ветра. Теперь же он словно отмер. пробудились чувства.
-Идем. брат.

0

12

Значит, пропал. Отчего-то Амбарто стало даже легче. Пускай. Пусть сгинет навсегда. А вот слова брата о городе его испугали. Младший никогда не был ни жестоким, ни кровожадным. Дориат дался ему дорого, это Питьо знал, как никто. Но даже тогда Тельво не говорил подобного. Неужели, его подкосило окончательно? Нет, не может быть. Это все - усталость и горе.
-Возвращаться? После их смерти? В этот... склеп? С меня довольно, Амбарто.
Амбарусса прижался к нему, и Питьо крепко обнял брата.
-Не хочу возвращаться. Не хочу Сильмарилл. Ничего не хочу. Отдыха хочу. Хочу... как раньше.
Амбарто гладил младшего по волосам, уткнулся лицом в его макушку. "Я тоже, братишка, я тоже" - думал он, но не сказал. У Тельво должен быть тот, на кого можно опереться. Лишившийся опоры Питьо понимал это как никогда.
- Значит, не будем возвращаться, - подтвердил он. - Обойдемся...
Телуфинве взял себя в руки и отстранился.
-Идем куда глаза глядят. Надо вернуться в город. Забрать коней. Потом... на восток? Главное, выжить.
- Хорошо, - согласился Питьо. - На Восток? Можно и на Восток. Выживем, toronya. Обещаю.
Никакой разницы не было, куда идти. Везде они были изгоями. Нигде у них отныне не было дома. Ничего. Не впервой. Справятся. Питьо вложил, наконец, меч в ножны, предварительно обтерев его сухой травой. Ветер начинал пробирать, а в его плащ было завернуто тело Макалауре. Нужно было начинать двигаться.
-Идем. брат.
- Идем.
Питьяфинве не оборачивался. Вряд ли он еще когда-нибудь вернется сюда.

0

13

Выживем, toronya. Обещаю
Выжить... Ради чего. зачем?
Это было самое паршивое. Цель их. мечта их... Обернулась полным падением. А перед глазами все еще стояла строгая фигура Намо.
Тельво попытался представить, как бы вели себя старшие. останься они в живых. Не получалось. Просто не мог даже подумать насчет того, что от Майтимо могли бы отвернуться.
Нельо, старший... Белое пламя. Прирожденный вождь, хоть и отказавшийся от короны ради мира, ради воссоединения народов, он всегда оставался вождем. Старшим. Лордом.
А они... Тельво тряхнул головой. отгоняя горькие мысли.
В городе напряжение можно было резать ножом. И синдар, и нолдор смотрели на феанорингов с каким-то даже отвращением. Но хуже всего было даже не это, а жалость, мелькающая в глазах отдельных личностей. Отвратительная, ненавистная жалость. Тельво шел, вскинув подбородок и стараясь не замечать этих взглядов.
Своего меараса он нашел у ворот. Тот лежал, утыканный стрелами, глаза подернуты мутной пленкой, в них застыла боль. Странно, впервые в жизни Тельво гнал коня в бой. не пытаясь его защитить. Смутно вспомнилось отчаянное ржание скакуна. Он был так поглощен погоней. что не заметил, что конь ранен. Соскочил с седла, мчался вперед, не оглядываясь. А животное доживало последние минуты. Они всегда шли по трупам...
Скрестил руки на груди. У эрухини взгляд после смерти становился отрешенный и спокойный. У келвар - нет. Мертвые глаза словно спрашивали: "За что?"
-Надо потребовать коней и припасов. - холодно проговорил Тельво, кривя губы зло.

0

14

До города шли молча. Как-то не шли слова. Да и не нужны были. Они и так понимали друг друга с полувзгляда.
Честно говоря, Питьо не представлял себе, как он снова войдет в город. Но брат был прав - им нужны лошади. Значит -войдут. У самых ворот Тельво остановился, глядя в землю. Вернее - на своего мертвого скакуна. Амбарто не помнил, как он оказался пешим. Не мог вспомнить, убили под ним лошадь или нет. Он прикрыл глаза и позвал. Сам удивился, когда, почти сразу, поблизости раздалось радостно-жалобное ржание. Вскоре рыжий жеребец подхромал к своем хозяину.
- Руско... - выдохнул Питьо, поглаживая лошадь, положившую голову ему на плечо.
У коня была сломана правая передняя нога. Торчащая наружу кость не позволяла сомневаться в этом. Амбарто заглянул в черный глаз скакуна - конь плакал.
- Руско... - шептал нолдо, обхватив шею лошади, поглаживая гриву левой рукой, - хороший мой...
Правой рукой медленно потянул из ножен меч. Нельзя оставлять коня врагам. И с собой взять - нельзя... Питьо смог закончить все быстро, чтобы лошадь не мучилась.
-Надо потребовать коней и припасов.
Голос брата вывел из некоторого ступора. Питьяфинве встряхнулся и заставил себя забыть о Руско. При мысли о том, что придется просить что-то у местных или - еще хуже - у бывших верных, Амбарто ощутил омерзение. Причем сам не очень понимал, к кому. Но лошади им нужны. А, значит, он их добудет. И в это время с пристани запели рога. Питьо поднял взгляд - в гавань входили корабли. Телери Кирдана, больше некому.
"Поздно" - мстительно подумал Феанарион и тут увидел на головном фрегате знамя. Серебряные звезды на синем фоне.
- Вот как... - проговорил он, словно сам себе.
Повернулся к Тельво.
- Ну что, брат, поговорим с племянником?
Оскалился нехорошей, жестокой улыбкой.

0

15

Тельво смотрел на труп коня и почти не замечал брата. Обернулся только, когда все было кончено.
-Питьо, а он в чем виноват? - взвился младший. - Что. не увели бы думаешь? Турко же объяснял, как можно шину наложить, и...
Осекся. Шина - это замечательно. если рядом целитель, а они у себя, в Амон-Эреб. Он все забывал о своем положении. Поморщился.
-Келвар преданнее эрухини будут, - с брезгливостью.
Поднял голову. щуря глаза. слезящиеся от ветра. По крайней мере, он сам так себе говорил. Конечно. это все непривыяный холодный морской ветер.
Нолдорские знамена. Гил-Галад.
- Ну что, брат, поговорим с племянником?
-Поговорим - тем же тоном ответил Тельво.
Теперь уже все равно.

0

16

-Питьо, а он в чем виноват? Что. не увели бы думаешь? Турко же объяснял, как можно шину наложить, и...
Амбарто поднял на брата тоскливый взгляд. Увели бы... куда? И что стали бы делать? Нет у них такого умения, как у Третьего... только бы животное измучили. Амбарусса умолк. Видно, тоже вспомнил, на каком они свете теперь живут.
-Поговорим.
Питьо всмотрелся в лицо брата. Покрытое пылью и кровью. Наверное, он и сам так же выглядит. Нужно умыться. По пути к пирсам им попался небольшой фонтанчик. Кровь отмывалась плохо. Ну и Враг с ней.
Эрейнион стоял на пирсах и отдавал приказы кому-то, по-видимому, из своих военачальников. Глядя на этот флот, Питьо вынужден был признать, что, подоспей он вовремя, Феанорингам было бы не победить в этой битве. В том, что они победили, Амбарто себе сомневаться запретил. На взгляды, шепотки и гневные окрики, пока шли, не обращал внимания, словно не замечал.
Эрейнион увидел их издалека и узнал сразу, как и они его. Стоял, смотрел, как они приближаются. Питьяфинве тоже не отводил взгляда. Губы кривились, сдерживая презрительную усмешку.
- Aya... Нолдаран, - не скрывая насмешки в голосе поприветствовал родича Феанарион, когда они подошли достаточно близко.
Смешно, но этот мальчишка и вправду был теперь Верховным Королем Нолдор. Хотя должен был быть им он, Питьяфинве Амбарто. После гибели братьев он был старшим в роду Финве. А хотя... иди оно все к балрогу!

Эрейнион понял, что они опоздали, еще до того, ка корабли успели пришвартоваться. Боль и горе словно висели в воздухе. Когда же сошли на берег... Впервые сын Фингона порадовался тому, что отец погиб. Ему не пришлось этого увидеть. Мертвые синдар и нолдор вповалку лежали на улицах. Где-то стонали раненые. Кажется, среди убитых были даже дети...
Но долго предаваться созерцанию было нельзя. Нужно увезти выживших на остров. В пропахшем кровью городе вряд ли кто-то сможет жить. Нужно собрать раненых. Нужно найти Эльвинг и ее семью - Эру, только бы они не пострадали! Принялся раздавать распоряжения своим верным и вдруг увидел их. Кто-то из верных выхватил оружие - уж не известно, зачем.
- Мечи в ножны! - тихо скомандовал король.
Их было двое. Вряд ли они будут нападать.
- Aya. - Холодно ответил Эрейнион. - Что вам нужно?

Отредактировано Питьяфинвэ (2013-07-17 11:39:18)

0

17

Тельво шел за братом. Механически вымыл лицо. поправил одежду. коснулся ладонью рукояти меча. Шел, вскинув подбородок упрямо. Уставился прямо в лицо сына Финдекано. Наконец-то в его, Амраса, взгляде появилась отцовская твердость и холодность. Только теперь это ничего не меняло.
- Aya. - Холодно ответил Эрейнион. - Что вам нужно?
Тельво задохнулся. Он за время пути обдумывал, как бы удержать лицо и что бы ему сказать. При встрече все учтивые фразы вылетели из головы.
-Осуждаешь, - яростно зашипел младший феаноринг, - ненавидишь. Да только ты не знаешь, что это такое. Тебе не понять. Ты клятвы не давал. А мы... Это пламя сожгло всех. Отца. братьев. они уходили один за другим. Они, эти дориатрим, не клялись. Что им стоило отдать камень? У нас не было другого пути, у них - был. А мы теперь виноваты. В чем? Что победили? Что не отказываемся от себя, от памяти отца? Что верны клятве? Осуждаешь,да? Плевать мы хотели на твое мнение.
Истерика резко прошла. Тельво некрасиво прищурил глаза.
-дай нам коней и припасы. - надменно, приказным тоном. - и больше ты нас не увидишь. Обещаю.

0

18

Тельво сорвался. Амбарто не успел даже рта открыть. А потом уж затыкать брата было бы неправильно. И Питьяфинве позволил ему выговориться. Лишь незаметно сжал его запястье одновременно выражая поддержку и призывая быть более сдержанным. Питьо было плевать, что думает о них сын Фингона. Он уже не ощущал себя принцем Нолдор. Вообще не чувствовал себя нолдо. Они были чужими здесь. И все, кто был сейчас перед ним были ему чужими. Все, кроме брата.
- Дай нам коней и припасы, и больше ты нас не увидишь. Обещаю.
Эрейнион спокойно выслушал речь Феаноринга. В своем отношении к этим двоим он до конца не определился, но ясно было, что хорошего в этом отношении - мало. Услышав требование, больше похожее на приказ, сын Фингона вскинул подбородок и шагнул к Телуфинве, взмахом руки остановив тех, кто хотел последовать за ним. Подошел к Феанариону почти вплотную. Несколько мгновений холодно сверлил его глазами.
- Ну а если не дам? - тихо поинтересовался Нолдаран.
На этот раз Питьяфинве все же успел первым. Быстро оттер плечом брата в сторону или, скорее, себе за спину.
- Чего ты хочешь, Эрейнион? Унизить нас? Заставить просить? Что тебе во всем этом?
Эрейнион усмехнулся.
- Единственное, чего я сейчас хочу - это забыть, что вы мои родичи. Можешь так и передать Майтимо.
- Майтимо мертв. - Совершенно будничным тоном сообщил Амбарто. - Канафинве - тоже.
Гил-Галад некоторое время молча смотрел то на одного, то на другого.  Затем развернулся и пошел прочь.
- Дайте им, чего они хотят. И проследите, чтобы они беспрепятственно покинули город.

Отредактировано Питьяфинвэ (2013-07-17 19:48:08)

+1

19

- Ну а если не дам?
Тельво не отводил взгляд.
"А если не дашь - возьмем силой..."
К счастью, он не высказал это вслух. Питьо его опередил. Просить они не собирались. Ни тот. ни другой.
- Единственное, чего я сейчас хочу - это забыть, что вы мои родичи. Можешь так и передать Майтимо.
- Майтимо мертв. - Совершенно будничным тоном сообщил Амбарто. - Канафинве - тоже.
-Ты ничего не забудешь. - тихо сказал Амрас. - и никогда не отмоешься. как бы тебе ни хотелось остаться в стороне, - в его голосе звучало плохо скрытое злорадство.
- Дайте им, чего они хотят. И проследите, чтобы они беспрепятственно покинули город.
Тельво надменно смотрел, как двое эльдар подносят им котомки с едой на первое время, охотничьи луки, ножи. Подвели двоих коней.
Братья вскочили в седла и поехали прочь. Бок о бок. Не глядя по сторонам. ощущая стену ненависти вокруг.
Тельво остановил мерный ход коня. лишь когда они покинули город и отъехали довольно далеко.
-Перекусим? - спросил у брата.

0

20

Амбарто не испытывал голода. Было как-то все равно. Но он понимал, что отдыхать и есть надо. Поэтому спорить не стал, а молча кивнул и спешился. Развели костер. Что он ел, Питьо не особо заметил. Думал о другом. Вот и все? Теперь уж точно - все. Вдвоем им Клятвы не исполнить никогда. Один Камень сгинул, два - у Моргота... И ничего не осталось...
Эльф сидел, обхватив колени руками, глядел в огонь. Ответа на вопрос - что делать дальше? - так и не находилось, и Питьяфинве решил, наконец, перестать об этом думать. Видно будет, что делать.
Поднял глаза на брата и улыбнулся тепло, хоть и несколько вымученно.
- Устал, Тельво? Ты ложись, отдыхай. Я покараулю. Потом сменимся.

0

21

Питьо механически разогревал на костре ужин и лишь потом понял что оленину холодного копчения разогревать не предполагалось. Сплюнул сердито. Ну раз уж взялся, надо есть. подогретое мясо было не очень вкусным. А Тельво кажется вообще все равно было... Да какая в сущности разница...
Подвинулся к брату, прижался к плечу, как в детстве. Питьо был очень грустным, оно и понятно. Тельво обнял брата. зарылся в плечо.
- Устал, Тельво? Ты ложись, отдыхай. Я покараулю. Потом сменимся.
-А ты не устал? - заглянул в глаза. - точно хочешь первым караулить?
Настаивать не стал. Лег, прикрыл глаза, вытянувшись.
-Зато теперь мы ни за что не отвечаем. И я этому даже немного рад. Лучше так, чем во время боя нож в спину. Что ж они все за нами шли-то, если мы такие подонки? - в голосе еще звучала какая-то беспомощная детская обида, - что ж раньше не отвернулись? А то... вспомнили...
Только сейчас он понял, как он устал. Навалилась свинцовая тяжесть на ноги и на все тело, веки сомкнулись, и он провалился в тяжелый сон без сновидений.

0

22

Брат прижался к нему, положил голову на плечо. Питьо слегка потерся виском о рыжую макушку. От близости Амбарусса стало полегче на душе.
-А ты не устал? Точно хочешь первым караулить?
- Точно, - улыбнулся младшему. - Спи давай.
С тем, что говорил Тельво, он тоже был согласен. Да, так лучше, так легче. И не только им. Только вот обида  в голосе Амбарусса его задевала и беспокоила. Для брата это стало серьезным ударом - отречение верных. И смерть старших - тоже. Что же до Амбарто… он словно окаменел внутренне. Не позволял этой информации уйти дальше разума, затронуть душу.
Брат устроился, завернулся в плащ и затих. Вскоре он уже спал. Питьяфиве какое-то время просто смотрел на него, затем легко погладил рыжие спутанные волосы. Подбросил дров в огонь - уже предзимье, ночи холодны.
Часы тянулись медленно. Амбарто не хотел будить брата, а сам, как выяснилось, тоже очень устал. Сначала сидел, потом понял, что засыпает – поднялся на ноги. Ночь перевалила за середину, когда Питьо решил все же попросить младшего смениться. Но, увидев, какое спокойное лицо у спящего Тельво, просто не смог… Сел рядом, положил голову брата себе на колени, прислонился спиной к дереву. Ничего. До рассвета недолго осталось – потерпит. На всякий случай осторожно вынул меч и положил рядом .
Горел костер, иногда в нем потрескивали ветки, ветер лениво шуршал палой листвой, да время от времени перетаптывались кони… Питьяфинве сам не заметил, как его глаза закрылись, голова склонилась на грудь и он уснул.

0

23

Тельво чуть улыбался во сне. Снилась ему мать и семья. Они пекли огромный пирог на пятнадцатый день рождения близнецов. В основном готовили старшие братья, мать советовала. отец был в кузнице. А они, близнецы, бегали вокруг и украдкой таскали крем. Морьо заметил и устроил им небольшую взбучку. Мама вступилась. говоря. что сегодня им можно. Тельво надулся. Нельо подхватил его на руки и подкинул к потолку. Он восторженно взвизгнул и дернул старшего брата за волосы. Тот пообещал больше не ловить, тогда Тельво попросил кидать его сразу в крем. Турко сказал, что кого-то слишком балуют...
Не было ни орков, ни крови, а раны заживали тогда. когда этого хотели они сами. Было хорошо.
Фигуры тварей вынырнули из предрассветной мглы бесшумно. Тельво поморщился во сне, конь заржал тревожно и получил удар кинжалом в горло. Тельво резко вскинулся, вскочил. Увидел врагов, сверкнул меч.
Первого он зарубил в тот момент, когда пакость попыталась прикончить брата.
Сначала орки хотели взять их живыми. Но выяснилось, что это было неожиданно сложно. Рыжие отбивались с яростным упорством, и потери среди орков росли. Твари пожалели, что не разобрались с конями сразу же.
Из леса выскользнули хищные серые тени. Волки. Это было посерьезнее орков. Росчерк меча, поворот, хищник. раздирающий круп коня. Заметавшийся по поляне жеребец.
Тельво не знал, когда успел пропустить удар в плечо. Понял, что руку сводит, а пальцы слабеют, а потом осознал, что пришла отчаянная боль, такая, что сложно было сопротивляться. Орк сжал пальцы на ране, безжалостно вонзая в плоть когти. Другой рукой он прижимал к горлу эльфа кривой нож.
-Бросай оружие, или он умрет. - оскалился он на второго близнеца.
Тельво хотел крикнуть "Не смей", но горло свело хрипом. Боль не давала вздохнуть.

0

24

Питьо открыл глаза, когда рядом коротко заржала лошадь. И понял, что, во-первых, позорно уснул, а, во-вторых, на них напали. Младший был уже на ногах и, видимо, спас ему жизнь... Оставив терзания на потом, нолдо подхватил с земли меч и вскочил на ноги. Они стояли с братом спина к спине, как всегда, и их клинки собирали обильный урожай... а потом Питьо ощутил непривычную пустоту за спиной. Резко обернулся... и побледнел, как полотно.
-Бросай оружие, или он умрет.
Амбарто мог бы сейчас прикончить тварь... но та все равно успела бы убить Тельво. Взгляд брата был отчаянным и требовательным одновременно. Питьо понял... и понял, что иначе поступить не сможет. Меч упал в траву. Сзади налетели твари, толкнули его в спину, заставив встать на колени, заломили назад руки... эльф не сопротивлялся, только смотрел на нож у горла Телуфинве. Он во всем виноват. Не уберег...
- Прости... - одними губами шепнул.
Сил посмотреть младшему в глаза не было.

0

25

Орк, пленивший Тельво, оскалился, глядя, как сдается Амбарто.
-Питьо. _ прошептал Телуфинве. - зачем...
Руки ему тоже заломили назад, скрутили. Так глупо, так нелепо...
Он не знал. чьи это твари, бродячие или Морготовские. С них содрали все мало-мальски ценное. Отняли и отцовские мечи. Орки подрались за добычу. Тельво подумал, что вполне можно под шумок исчезнуть, но его пленитель с ним не согласился и бесцеремонно затормозил его попытку отползти подальше.
Их погнали прочь.
Орки были бродячими, но пленников обычно продавали в рудники или в рабство. Эти двое были хорошей добычей, хоть и вздорной.
Орки оттащили эльфов прочь от места сражения. Пожарили конину. устроили пир. Кинули мясо и феанорингам, не удосужившись им развязать скрученные за спиной руки.
Питьо замутило. Он не мог съесть своего боевого скакуна, хоть и ехал на нем всего несколько часов

0

26

Наконец нож отвели от горла брата и Тельво едва слышно проговорил:
- Питьо, зачем...
Амбарто промолчал глядя в землю. Стыд и чувство вины перед близнецом были почти невыносимы. Если бы нолдо не побледнел от страха за жизнь Телуфинве, он залился бы сейчас краской. Уснуть на посту! Подвергнуть опасности брата, доверившемуся ему, а потом еще и не суметь его защитить...
Оружие, доспех, даже кое что из одежды у них забрали. Орки принялись делить награбленное. Однако и про пленников не забыли так что мысль о побеге следовало пока отложить. Их оттащили в сторонку, оставив охрану, и кинули по приличному куску мяса. О происхождении мяса строить догадок не приходилось - эльфы прекрасно видели, как орки разделывали их коней. Тельво, кажется, стало дурно, да и Питьо кусок бы в горло не полез.
"- Тельво, ты ранен? Я... прости, я тебя подвел" - все же обратился к брату.
Они сидели рядом, но вслух заговорить Питьяфинве не рискнул бы. А майар, которые могли бы проникнуть в их сознание, насколько мог понять нолдо, среди темных не было. Вообще эта шайка мало походила на ангбандский отряд. Ни единого доспеха, ни опознавательных знаков на орках не было. Каждый был одет и вооружен кто во что горазд. Значит, скорее всего, их пленила какая-то шайка бродячих орков. Феаноринг закусил губу.
Надо что-то делать. Как-то выбираться. Иначе... думать о том, что будет, если бежать им не удастся, не хотелось.

0

27

Тельво отвел глаза. Глянул на брата искоса.
Ерунда. Царапина, - улыбнулся уголками губ, - пройдет.
Открывать разум даже для брата в окружении этих тварей было тяжело, но он все же пытался. Хотелось сжать руку брата. Невозможно. веревки туго стягивали запястья.
Положил голову на плечо старшему, прикрыл глаза. Попались они конечно глупо. Надо былло заставить себя проснуться. нельзя было вот так бессовестно дрыхнуть.
Почему ты меня не разбудил, старший? - спросил Амрас все же. - ты же устал. Почему не разбудил?
Ногой отпихнул жареную конину. Орки заметили, расхохотались.
-Ничего, посмотрим, как вы дальше запоете, - оскалился один из них. - гордые они. Жрать не хотят, - хохот.
Амбарусса отвернулся. Смотреть на тварей не хотелось.
После обеда их вздернули на ноги и погнали вперед. Тельво хотел было сопротивляться. но это было бесполезно. В ход пошола плеть, потом его волокли на веревке по земле волоком. Эльф сдался, поняв глупость и бессмысленность сопротивления на данном этапе.

Отредактировано Тэлуфинвэ (2013-07-22 12:39:13)

0

28

Пройдет... Амбарто скрипнул зубами. Осознание бессилия что-то изменить изводило. Хоть бы рану осмотреть... так не дадут же. Питьо бросил мрачный взгляд на копошащихся тварей. Голова брата легла ему на плечо.
Почему ты меня не разбудил, старший? ты же устал. Почему не разбудил?
Питьо прижался щекой к макушке Тельво. Как объяснить, что сказать?
Потому что я - болван, toronya. И самонадеянный, к тому же.
Он должен найти выход, обязан. Раз уж они так вляпались по его милости. И надеяться им, кроме себя, не на кого - искать их точно не будут. Некому. Да и не узнает никто... а если бы и узнали... Нолдо заставил себя прекратить думать об этом. Потом буде вздыхать о своей судьбе, когда выберутся. А сейчас надо думать, что делать.
Амбарусса оттолкнул брошенное им мясо, чем вызвал бурю веселья среди орков.
-Ничего, посмотрим, как вы дальше запоете. Гордые они. Жрать не хотят.
Амбарто злился. Потому что понимал, что тварь права. Им придется есть, если они не хотят окончательно обессилить и расстаться с надеждами на побег. Но все равно заставить себя есть он не мог. Он еще не был настолько голоден.
Потом их подняли и куда-то погнали. Младший пытался сопротивляться.
Тельво, ты привлекаешь к себе внимание. Успокойся.
Сейчас им вырваться не удастся. И, если они будут артачиться, их будут постоянно охранять. А если орки будут считать, что они сломлены, то, возможно, ослабят бдительность. Поэтому Питьо решил пока не тратить сил понапрасну и подчинился. Но, когда твари хлестнули брата плетью, не выдержал и рванулся к нему. Сшиб с ног пару орков, кому-то, кажется, сломал нос. Потом его повалили и здорово побили. Затем подняли на ноги и погнали дальше.

0

29

Амбарусса плелся на поводке. уже не вырываясь и не пытаясь сопротивляться. Их волокли довольно долго. Орки переговаривались между собой. Амрас послушался брата. Помощи им теперь было ждать неоткуда. Интересно. в Ангбанд? Непохоже. Через несколько часов ходьбы Тельво начал спотыкаться, за что огребал плетью по плечам. Еще через два часа упал на колени. Босые ноги содраны в кровь. Орки принялись лупить его от души. Какая-то часть предусмотрительно держала Питьо. Тельво не скулил, не вскрикивал. Молча пытался свернуться. чтобы защититься от ударов.
Потом все началось сначала...
Наконец их пригнали к каменоломне.
-Может, в Ангбанд продать? - задумчиво сказал один из орков.
-Да не. много не заплатят. Они крепкие, пусть работают, - отрезал командир.
Амрас отупел от голода и усталости так. что даже не вдумывался в слова орков.

0

30

Дни сливались в один сплошной кошмар. Питьяфинве был измучен голодом, побоями и страшно устал. Но больше всего его беспокоил брат. Амбарусса как-то подозрительно быстро выдохся. Уже к середин первого дня пути он упал, обессиленный, и на него посыпались удары. После той, первой, потасовки вступиться за Тельво ему возможности не давали. Держали крепко, в несколько пар лап. И заставляли смотреть... он и смотрел, не отводя глаз, не закрывая. Только шумно дышал сквозь сцепленные зубы... Тельво вообще доставалось больше - или ему так казалось? Как бы тони было, к концу пути младший словно совсем перестал что-то чувствовать. Питьо же, как ни устал, старался все подмечать и прислушивался ко всему, хоть со стороны и выглядел сломленным.
-Может, в Ангбанд продать?
-Да не. много не заплатят. Они крепкие, пусть работают
Амбарто опустил низко голову, чтобы никто не заметил мелькнувшего во взгляде облегчения. Всю дорогу он думал о том, куда они попадут. И понимал, что, если в Ангамандо, то это - конец. Там их, наверняка, узнают. И отправкой в шахты точно не ограничатся. Питьяфинвэ достаточно был наслышан об обычаях Севера в отношении пленников, чтобы испытывать какие-то иллюзии на этот счет. И знал, что не выдержит, сломается. Нет, не под пытками... но если будут угрожать брату... Нолдо вздохнул резко, прогоняя страшные мысли. Они не в Ангамандо. Конечно, рабская жизнь в каменоломнях - не то, о чем можно мечтать. Но отсюда шансов сбежать больше, чем из морготовых застенков.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Приговоренные жить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC