Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Мышиная разведка


Мышиная разведка

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время и место: Ангбанд, конец 1496-го года ЭД

Участники: Готмог, Тхурингветиль (НПЦ) + НПЦ-летучемышиный отряд

Возможно ли вмешательство в эпизод:
По необходимости и по предварительной договорённости.

Предшествующий эпизод: основано на этом: Совет в Ангбанде

Краткое описание:
Не успела леди Мышь сообщить в крепость о поимке  драгоценной добычи, как получает приказ немедленно организовать разведывательный летучемышиный отряд.

Предупреждения:
______

0

2

Саурон выслушивал данные, приводимые  Мелькором, внимательно и обстоятельно, порой задавая наводящие вопросы. Прошло полчаса или около того, а он знал о Доме Финвэ куда больше, чем сами представители этого рода (если верить словам Валы-а у Саурона не было оснований ему не верить-разобщенные настолько, что даже не помнили, когда у его брата день рождения). Но увы! Подобная разобщенность касалась лишь старшего поколения. Младшее еще хоть как-то умудрялось найти между собой общий язык... В этой ситуации Ангбанду следовало либо вбивать клинья между внуками Финвэ, либо раздувать пожар вражды между его сыновьями...
Когда поток информации иссяк, и Мелькор замолк-в кабинете воцарилась неловкая тишина. Комендант расценил её правильно и поинтересовался, может ли он идти.  Получив в ответ молчаливый кивок Мелькора, Саурон покинул зал Совета. Прежде всего, ему следовало связаться с Готмогом, а затем вызвать на ковер своего специалиста по контрразведке. Пришло его время потрудиться на благо Ангбанда.
"Готмог,-сказал Саурон нервно, получив отклик от Главкома.-Не торопись. Повелитель дополнил свои указания. Мы должны привести к нему живого или мертвого короля нолдор Феанаро... И семерых его сыновей. Хотя это фабула речи - "живыми или мертвыми". Он хочет видеть их в Ангбанде в добром здравии. Боюсь, если мы привезем Повелителю их головы-нам крепко достанется. Чтобы знать, кого ловить - вот, держи..."-и принялся кидать Главнокомандующему, один за одним, образы Феанаро и его сыновей. В именных доспехах - каждый индивидуален. С открытыми лицами.
Врага надо знать...

0

3

Осанвэ коменданта застало Готен-Бау в тот самый момент, как он поднялся на крепостную стену. Извивные лестницы на этот раз не манили считать ступени, да и шероховатость грубо отделанного камня, из которого и был сложен Ангбанд, не цеплялся за топазовые зрачки Главнокомандующего. В воздухе все еще витало ощущение глупого провала, настолько реального, что становилось дурно. Хотя, возможно, подобные эмоциональные волны бились о сердце только одного единственного существа и им был Готмог. В любом из случаев, на Совете он сказал все, что хотел и мог. Добавлять было можно только штрихи, но их он оставил себе - цели и задачи ясны и поставлены. Остальное - пути достижения - его работа.
По пути балрогу попадались заспанные лица орков-стражников. Удивительно было, что они добросовестно выполнили свои обязанности и вынесли караульную смену, не сомкнув глаз. Впрочем, подобное предосудительное отношение к орочьим военным единицам у майа Огня появилось недавно - около двух часов назад и было сцеплено только с ситуативно-точечным событием, которое не давало покоя и гнало, подстегивая гордостью, совестью и еще черт знает чем, на самый верхний Ярус Ангбанда и выше - на стену, где можно было бы вдоволь надышаться прохладным утренним воздухом. Балрог доподлинно знал, что остаток дня он проведет в пыльном от бумаг кабинете. Он любил свою работу, ему нравилось скальпелем своего мозга разрезать на слои пространство вокруг, пытаясь не магией, но интеллектом выходить из любой ситуации победителем. Если бы пронырливые гномы вытесали из камня фигурки и придумали шахматы, то Готен-Бау, без сомнений, был бы прекрасным шахматистом. Единственное, что мешало бы ему воспарить логичностью над алогичностью - его прямолинейный и взрывной характер. Но делать нечего - из майа сути не выкинешь. Практически, как слова из Песни.
Распахнув тугую дверь на крепостную стену, что из-за порывов ветра так и норовила выбить любому несколько зубов, если ему не посчастливится выпустить ручку из пальцев, Готмог оказался на улице. Патрулирующие стену отряды, завидя Главнокомандующего, кланялись, но балрог сделал жест рукой, прося не отвлекаться на него и более внимательно следить за обстановкой вокруг, после чего несколько десятков уставших, с покраснениями, глаз вновь уставились в положенные им точки на рельефной плоскости координат - кто-то смотрел с высоты стены на Ард-Гален, кто-то пронзал взором толщи воздушной массы и пытался первым разглядеть появление - малейший блик - пришельцев со стороны Лосгара.
А Готмог смотрел в угловую вертикаль на рассыпанные по небу слезы Элберет и очень надеялся, что слезы эти не от смеха... А затем звезды исчезли. Сначала из глубины феар выплыл голос коменданта, говорящий, что Владыка дополнил задачи и цели, а затем мимо внутреннего взора балрога поплыли мерзкие светлые рожи, которые ему, даже сквозь коросту неприязни, придется запомнить как можно подробнее и четче. Слова Артано о том, что гнев Владыки будет страшен, если пойманные в итоге окажутся перед Ним в неподобающем живым мертвом состоянии, не пугали Готен-Бау. Его идеология не подразумевала подобный страх, но подразумевала веру в то, что Мелькор все делает на благо Севера и что хочет Мелькор, того хочет...Северная Твердыня. Вскоре, слегка рассортировав по приметам, поток портретных лиц, балрог отозвался. Осанвэ на осанвэ:
- Спасибо, комендант. Я понял дополнения и новые штрихи. Добавлю их к уже имеющимся и скорректирую приказы на их основе. Как будут новости - сразу доложу.
На этом поток оборвался. Главнокомандующий помнил, что должен был направить разведку и до сих пор этого не сделал. А каждая минута промедления могла метаморфировать слезы горя в слезы радости,  о чем майа Огня не забывал. И посему, настроившись на так называемые его мозгом, дальние волны, он послал импульс самой эфемерной служительнице Севера - Таринвитис.
- Тарис, немедленно пошли в сторону Лосгара с десяток летучих мышей. Желательно тех, кто повыносливее и пошустрее. Задача такова: узнать, где на заливе базируется вражий лагерь, есть ли укрепления и если да, то каковы они, количество прибывших эльфов, особое внимание стоит уделить вот этим...лицам. - последнее слово Готмог произнес с видимым усилием, но он справился и отправил Тарис ровно то, что несколькими  минутами ранее комендант так заботливо вложил в его собственную голову. - Эти лица желательно _опознать_ в массе однотипных эльфийских рож - они особо ценны. На этом все. Любая информация будет важна, но основные цели таковы.
Ожидая ответа, Готен-Бау не выдержал и закурил свою самокрутку, просмаливая легкие очередными порциями густого, вязкого и горького дыма.

Отредактировано Готен-Бау (2014-07-12 14:17:26)

0

4

Тхурингветиль

Леди Мышь оккупировала волколажью спину после поимки эльфов. Периодами косясь на две бесчувственные эльфийские тушки, дева-оборотень наслаждалась окончанием их непредвиденной операции с элементами импровизации. Комендант и Тёмный Вала будут довольны. Если повезёт, после прибытия у неё будет время абстрагироваться от реальности и передохнуть перед следующим заданием. Если не повезёт... значит придётся будить в себе трудоголика.
Осанвэ Главнокомандующего настигло её, когда часть пути до Твердыни уже была позади. Решительно не везёт. Хорошо, что её саму не послали на побережье. Отмахать весь путь обратно плюс ещё сколько-то на своих двоих (сиречь крылья) очень не хотелось.
Гауриэль неспешно "пролистала" присланные Готмогом изображения короля нолдор и его сыновей. И один показался смутно знакомым. Быстрый взгляд в сторону добычи. Появилась догадка, что одним феанорингом им придётся ловить меньше. Одна беда - ей был виден лишь рыжий затылок, волосы скрывали лицо, а мышиной лапой или крылом не особенно мордашку можно развернуть. За неё это сделал по команде один из орков. Пристально изучив профиль эльфа, Тхури засомневалась. По цвету волосы подходили, хотя те и были все в грязи и отчасти в крови. Как и лицо, собственно. Ещё бы доспехи глянуть - в лесу, пока ловили, ни балрога было не видно из-за скопления орко-волколажьих морд. А сейчас пленничка попробуй переверни, пока он болтается на спине волка. Останавливать всю колонну ради погляделок нельзя - кое-кто итак был на пределе. Остановятся - потом придётся пинать и плетью гнать до Ангбанда энное количество морд, жаждущих отдохнуть.
Если даст ложную информацию - на дыбу. Если не даст информацию вообще - на дыбу. За профнепригодность. Нелегка Мышиная доля. Будем изворачиваться!
"Приказ принят, господин Главнокомандующий. Один из пойманных эльфов подходит под описание троих рыжих отпрысков Феанаро. Рыжий, высокий. Общая потрёпанность и физиономии в частности не дают возможность сопоставить присланные Вами образы и черты лица этого эльфа детально. За сим информация непроветренная."
На подозрениях был сделан акцент, а чтоб Мышиная ценная головушка не пострадала от дачи ложной информации - дополнительно предупредила о неточности информации. Теперь разведка.
Издав низкочастотный писк, Дортевиль подозвала десять своих крылатых подопечных. Коротко обрисовав ситуацию и задав направление, майэ отослала летучих мышей к берегу.

***
Десятеро резвых перепончатокрылых разведчиков устремились к побережью. Целый народ невозможно было проморгать, поэтому через четыре часа летучие мыши достигли цели. От количества ушастых глаза могли бы разбежаться. Но мышки этим не страдали. Величественные телерийские корабли виднелись за лесом из шатров. Для выявления нужных отдельно взятых личностей пришлось снизиться и полетать над толпой эльфов. К счастью, пока никакой умник не догадался взяться за лук и обзавестись мышиной тушкой. На морду лица остроухие казались все одинаковыми, но вот доспехи выдавали своих обладателей с головой. Перводомовцы были обнаружены быстро, а также большой шатёр, который явно мог принадлежать нолдарану. Четверо крылатых разведчиков пролетели вдоль шатров, обшаривая местность на предмет запоминающийся именных доспехов и плюмажей. Из королевского шатра вышел светловолосый мужчина в походном костюме. К счастью, шлема на нём не было, значит не так давно вернулся с охоты. Туркафинвэ Тьелкормо Феанарион.
Двое мышей попробовали сунуться в шатёр, откуда вышел блондин, однако народу там было многовато, да и пологом чуть не пришибло. Терпеливое ожидание дало свои плоды: из шатра вышел темноволосый эльф с ещё одним. Видимо, отпрыском. Куруфинвэ Атаринкэ. А вот имя мальчишки было неизвестно.
Одна из летучих мышей таки скользнула в шатёр и взлетела повыше, уцепившись за ткань. Возле стола с картой обнаружился Канафинвэ Макалаурэ. И больше никого.
Мыши прочесали весь лагерь, даже пролетелись над лагерными частями других Домоа, но более ни одного из сыновей Феанаро найти не удалось. Только трое из семерых.
На обратном пути, правда, крылатым попался немаленький эльфийский отряд. К потому бонусом прилагались ещё трое отпрыском нолдарана. Двое рыжих: один в недееспособном состоянии, второй живой и, вроде как, целый. И ещё один темноволосый. Морифинвэ Карнистир, Питьяфинвэ Амбарто и Телуфинвэ Амбарусса. Плюс сам Пламенный Дух. Итого шесть. Первенец нолдарана либо ускользнул от разведчиков, либо был уже на пути в Ангбанд.

***
Получив результаты разведки, дева-оборотень немедленно связалась с Главнокомандующим по осанвэ. Благо, имелись большие подозрение касательно личности их рыжего пленника, а значит комплект из семи Феанариони можно считать практически собранным..
"Господин, разведка обнаружила шестерых сыновей Феанаро и самого короля. Трое в лагере и трое за его пределами. Нолдаран и его отряд движутся в нашу сторону. Эльфы встали лагерем в заливе, вглубь земель не заходят и растянулись по побережью. Численность эльдар применительно измерять десятками тысяч. Предположительно, их всё же меньше сотни тысяч. Оборонительных укреплений и иных военных сооружений не обнаружено."
[AVA]http://savepic.ru/5282304.jpg[/AVA]

0

5

Отправив приказ по осанвэ, Готен-Бау принялся ждать ответ. Головой он прекрасно понимал, что ответа может не быть достаточно продолжительное время, но вот убедить свое нутро в том, что не стоит ждать отклика каждую минуту никак не мог, что доставляло ему некоторую массу треволнений. Было ранее утро и покорно ждущие на столе стопки кляуз, донесений и доносов, улыбаясь чуть желтоватой белоснежностью листов, надеялись, что Главнокомандующий вспомнит, наконец, и о них, что сделает работу Ангбанда более слаженной и спорой на этот конкретный день. Но Готмог лишь пристально смотрел на них, а затем доставал из покусанного орком кисета очередную самокрутку, отворачивая рогатую голову к витражному окну. А за ним шумел обычный будничный день военной крепости - караульные, патрульные, крики, приказы, позывные... Ни Болдог, ни Эльхэ еще не пришли, а это дарило некоторую толику ощущения абстрагированности от этого дня, что не могло не удивлять и одновременно не радовать балрога - в одиночестве ему на порядок лучше думалось и вековая мудрость, что одна голова хорошо, а две - лучше, с данным майа Огня явно не имела должного веса. А подумать было над чем. Готмог понимал, что эльфы пришли не просто так - они пришли за чем-то. И этим "чем-то" были, безусловно и вне всяких сомнений, Сильмариллы - уж больно закономерной была цепочка ситуативных последовательностей на этой алогичной канве действительности. В свою очередь, это говорило, что войны и потерь можно избежать, просто отдав им проклятые камни, что не несут практической пользы абсолютно ни в чем - созданные от бахвальства и для бахвальства. Воевать можно за Идею, за свою землю, за Правоту и, как ни абсурдно, за мир... Но воевать за побрякушки с подсветкой - откровенное сумасшествие. Окурок самокрутки обжег пальцы и балрог затушил остаток о стену, выбросив его в угол комнаты. Невеселые, неправильные мысли роились в кудлатой голове Третьего. Но думать об этом были либо катастрофически рано, либо катастрофически поздно, а посему активный зов бумаг был перехвачен и одобрен и Готмог уселся на резной стул из черного дуба с высокой, почти что стрельчатой спинкой, приняв попытку погрузиться в жизнь Ангбанда с помощью разнообразных шифров, имя которым Черное наречие и почерк, передающих эти шифры с разнообразными наклонами, засечками и прочими виньетками речи, как письменной, так и смысловой.

***************************************************************************************************

Ответное осанвэ, которое так отчаянно утром ждал Готен-Бау, пришло внезапно и неотвратимо. Прошло не менее девяти часов в момента отдачи приказа и вот заветный импульс толчком распахнул дверь в феа балрога, а донесение, что нес этот импульс, было и ожидаемым и не очень.
"Господин, разведка обнаружила шестерых сыновей Феанаро и самого короля. Трое в лагере и трое за его пределами. Нолдаран и его отряд движутся в нашу сторону. Эльфы встали лагерем в заливе, вглубь земель не заходят и растянулись по побережью. Численность эльдар применительно измерять десятками тысяч. Предположительно, их всё же меньше сотни тысяч. Оборонительных укреплений и иных военных сооружений не обнаружено. "
Численность, безусловно, насторожила Готмога, но он решил пока не развивать никаких оценочных суждений. Иногда верная оценка приходит со временем, а вот свежесть информации с тем же самым временем только портится. Поэтому анализирование и прочее интеллектуальное творчество он решил отложить на некоторое время вперед, а Тарис услышала в ответ:
"Отличная работа, Таринвитис. Эти сведения весьма ценны для Севера. С нетерпением ждем Тебя в стенах Твердыни, если ты, конечно, еще не вернулась. Помни, этот рыжий пленник очень важен." - последнее предложение было веским аргументом, чтобы, при необходимости, пожертвовать всем отрядом, но доставить практически опознанного Майтимо в Твердыню, несмотря ни на что.
И словно пулеметная очередь, только с большей изящностью, за первым осанвэ последовало еще одно, отличавшееся чистотой звучания и весомостью поступивших данных:
"Артано, есть две новости - хорошая и плохая. Не стану спрашивать, с какой начать, озвучу в собственной последовательности обе сразу. Мышиная разведка донесла, что все эльфы базируются на побережье, без каких-либо видимых укреплений, растянувшись ниткой жемчуга, - Готен-Бау сам же усмехнулся своему сравнению, - по длине Лосгара. Численность их велика и измеряется десятками тысяч, но точной цифры, естественно, нет... А еще тот пленник, которого Тарис тащит сейчас к нам - практически на сто процентов - старший сын Феанора - Майтимо. Помимо этого, мыши опознали, как на берегу, так и в отрядах, что пущены по следу похищенного брата, оставшихся шестерых сыновей и самого Феанора. На этом все, комендант."
Странно было то, что осанвэ Главнокомандующего будто бы ухнуло вниз, а не прошло стежковым импульсом вовнутрь. Это говорило о своеобразном аванире, в коем, видимо, на этот момент пребывал Майрон. Посему, было неясно, получил комендант послание или нет, но стучать во второй раз, настойчиво и беспардонно, в стену закрытой феа балрог не стал. Готен-Бау замолчал, отложив карандаш в сторону и прикрыв глаза.

Отредактировано Готен-Бау (2014-07-17 13:32:25)

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » Мышиная разведка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC