Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » "Мы жили тогда на планете другой..."


"Мы жили тогда на планете другой..."

Сообщений 1 страница 30 из 61

1

Время и место:
Окрестности Тириона, вскоре после освобождения Мелькора.
Участники:
Итариллэ, Аралин
Краткое описание:
Случайная встреча дочери Турукано и верного Первого Дома.
Предупреждения: -----------

0

2

Ветер Манвэ едва заметно бродил среди узких тропинок в густой и сочной траве, точно перешептываясь с творением Кементари, а следом за ним тихо и осторожно следовали белоснежные босые ножки. Каждый шаг Итариллэ был размерен, встав на носочки она, пошатываясь, следовала по открывшейся тонкой-тонкой дорожке, пока ветер, точно поняв, что за ним следят, не скрыл тропку зарослями. Девушка только улыбнулась, заглянув в свое лукошко, где уже белели нежные лепестки ромашек и золотились головки одуванчиков. Сорванные растения источали свежий, ни с чем несравнимый аромат, такой же необыкновенный, как свет Древ, озарявший все вокруг.
Дочь Турукано зажмурилась, наслаждаясь обществом природы, без чьих-либо голосов, без суеты и вслушиваясь в тихие нотки песен колосьев и ветра, под аккомпанемент древесной листвы, замерла, точно молодое деревце, едва слышно напевая себе под нос переливчатую мелодию. Ветер вновь поднялся, взъерошив непокорные золотые волосы и настойчиво толкая в спину, точно призывая шагать вперед. Так эльдиэ и поступила, послушно сбежав вниз по холму туда, где трава была гораздо более высокой. Чувство, как будто еще чуть-чуть и ты столкнешься с бурной волной, разметав вокруг множество соленых брызг, однако море трав было другим, оно не рокотало, обдавая легким бризом, не пенилось и не бросалось на берег, в попытках затянуть на глубину. Оно только тихо шелестело, когда ветер изумрудной волной рисовал на его поверхности полосы и завитки, приминая молодые колосья.
Не задумываясь, Итариллэ продолжила свой путь вперед, не оборачиваясь на белые стены Тириона. Это было ни к чему, она точно знала, где сейчас находится город, из объятий которого вырвалась совсем недавно. Отец нехотя отпускал ее гулять одной, по окрестностям, так что за стенами удавалось быть не так часто как хотелось, но от того каждый раз казался каким-то уникальным и волшебным. Беспокойство родителей было понятно, но что могло случиться здесь, под самым городом в свете Великих Древ?
- Ни-че-го, - вслух произнесла дева свои соображения на сей счет, и резко развернувшись, стремительно направилась назад по вытоптанной тропе в сторону не высокого, но раскидистого дерева. Его корни переплетались и извивались как змеи у кроны, а некоторые поднимались достаточно высоко, чтобы на них можно было сидеть. Оставив цветы и корзинку с ними на земле, девушка расположилась на одном из таких корней, расслабленно прислонившись спиной к стволу. Итариллэ была почти уверена, что дальше за тем полем было множество прекрасных цветов, но в то же время конец его казался таким далеким. Внутренние колебания и неуверенность, вызванные родительскими запретами, мешали решиться идти дальше, но упрямство подталкивало вперед. Вздохнув, эльдиэ закрыла глаза, погружаясь в размышления.

Отредактировано Итариллэ (2014-09-27 02:06:29)

+1

3

Аралин перевел своего коня в рысь, и тот недовольо затряс головой, играя, - ты что, мол, хозяин, я бы еще мог скакать и скакать! Юноша засмеялся:
- Ну нет уж, Нильмо. Хватит.
Да и скакать-то уже было некуда. До Тириона оставалось совсем недолго, а обоим - и всаднику, и лошади - было нужно еще успеть отдышаться. Аралин спешился и не спеша пошел по давно проложенной тропе. Она бежала в густой траве, петляя среди деревев,  вела вверх, на холм. До города можно было добраться и по-другому, гораздо быстрей, но он любил именно эту дорогу, сам не зная, почему.
Конь, поначалу всем своим видом показывающий, что он не набегался, шел, пританцовывая и с преувеличенным вниманием смотрел по сторонам в писках подходящего объекта для испуга, но затем вид сочной, высокой травы заставил его вспомнить о том, что пора бы и поесть. Аралин не стал ему мешать, и теперь они шли совсем медленно, а порой и вовсе останавливались возле особо аппетитных кустов.
Эльф не торопил своего друга, насвистывая только что пришедшую в голову мелодию и думая о чем-то неопределенно-хорошем. Он прикрыл глаза, ловя золотистые лучи Лаурелина, переливающиея на листьях, чувствуя, как легкий, веелый ветерок ерошит растрепанные после скачки по полям волосы и вдыхая аромат трав, цветов и древесной коры...
А когда открыл, то с удивлением увидел почти прямо перед собой сидящую в корнях высокого дерева девушку. Она то ли спала, то ли просто отдыхала. Аралин узнал ее - Итарилллэ, дочь Турукано. Он остановился в нерешительности, не зная, подойти или пройти мимо. Может быть, она хочет побыть одна или правда спит?

Отредактировано Аралин (2014-09-27 10:10:18)

+1

4

Постепенно ток мыслей замедлился, погружая девушку в состояние легкой сонливости, называемое дремотой. Голова слегка склонилась к плечу, потянув за собой и тело, так, что достаточно было еще немного пошевельнуться, и эльдиэ норовила совсем завалиться на бок, непреклонно скользя спиной по шероховатой поверхности древесного ствола. Однако в этот момент всхрап коня, звук слишком близкий, чтобы можно было его проигнорировать, заставил Итэ рывком выровняться. Широко распахнутые глаза уставились на стоящего относительно недалеко мужчину с тем самым конем – виновником ее незапланированного пробуждения. Одна бровь поползла наверх, выказывая некоторую озадаченность дочери Турукано.
Не сводя взгляда с эльда, дева потянулась рукой к своему лукошку, после чего поспешно поднялась. Не нужно было обладать особым чутьем, чтобы понять, что он ее знает – это читалось во взгляде, но едва ли они когда-либо общались. Нолдиэ даже никогда не видела его лица, а если и видела, то это было настолько мимолетно, что совершенно не отложилось в памяти. Поэтому девушка чувствовала себя немного скованно. Членов домов знали многие, даже те, кому не доводилось встречаться с теми или иными лично, а вот Итариллэ только оставалось догадываться, кто перед ней. Наверняка не менестрель и не торговец, мужчина выглядел сильным, но тогда кто? Воин, стражник, или быть может кузнец? Девушка немного робко улыбнулась.
- Здравствуйте, - она хотела еще поинтересоваться, кто же собственно перед ней стоит, не столько из необходимости, сколько по зову любопытства, однако решила не торопиться, вместо этого она выдвинула собственное предположение, вновь оглянувшись на коня, - Вы, верно, путешественник?
А затем, спохватившись, что разговор стоило начинать со знакомства, ведь девушка не была до конца уверена в том, что собеседник ее знает, поспешно представилась:
- Итариллэ, дочь Турукано, хотя, похоже, вам это известно, - эльдиэ весело сощурилась, слегка склонив голову набок.

Отредактировано Итариллэ (2014-09-27 18:59:26)

0

5

Ну вот.... Все-такие он разбудил девушку. Она быстро встала, взявшись за корзину. Аралин почувствовал себя виноватым. Надо было вести себя тише...
- Здравствуйте, - он улыбнулся в ответ на ее приветствие.
Она смотрела на него с интересом. Так, как смотрят на того, кого может и видел мельком, но имени не знаешь. Неудивительно - внучку Финвэ трудно не знать, а он был простым нолдо.
- Нет, я просто ездил по окрестностям. Теперь вот домой возвращаюсь...
Нильмо, оторвавшись от клевера, который до этого вдохновенно поедал, пнул его носом в спину, чуть не уронив.
- Эй... ты что?
Аралин засмеялся, отпихнул конскую голову. Голова фыркнула и снова нырнула в траву.
- Извините... Он молодой и любит похулиганить.
Собственно, из-за этого эльф и отправился в окрестные поля - Нильмо нужно было спустить пары. Ну и Аралину тоже после ночи, проведенной в кузнице, не мешало проветриться немного.
- Конечно, я знаю вас, леди Итариллэ, - юноша смущенно улыбнулся, поняв, что имеет в разговоре невольное преимущество. И поспешил представиться: - Мое имя Аралин. Простите, что не назвался сразу.

0

6

У нового знакомого был приятный голос, прямо заслушаешься, чем девушка и занималась, на какое-то время, утратив суть слов и придавая смысл лишь их звучанию. А может подобная расслабленность была вызвана еще не сошедшей до конца сонливостью. В любом случае эльдиэ на какое-то время выпала из реальности, опомнившись лишь тогда, когда проказник-конь решил злостно подшутить над хозяином, толкнув его в спину так, что эльф едва не упал. Девушка невольно рассмеялась, наблюдая за этой картиной, а еще более ее позабавило извинение нолдо.
- Ни к чему извиняться. Быть может он пока не желает возвращаться в стойло? – она улыбнулась и подошла к жеребцу, потрепав тому гриву. Эльдиэ любила животных за искренность в их глазах, искренность которой порой не хватало даже эльфам. И пусть у живых существ она часто обуславливалась инстинктами и потребностями, девушка никогда не посмела бы назвать их неразумными за это. Черные зрачки скакуна подтверждали слова Среброногой как минимум в том, что здешняя сочная трава была на порядок вкуснее сена и кормов в каменных объятиях города.
- Здесь так хорошо, зеленая трава, свободный ветер, такие разнообразные и радующие глаз виды, его можно понять… - добавила нолдиэ немного тише, невольно взглянув в сторону Тириона, улыбка медленно сошла с губ, сменившись выражением слегка задумчивым и смиренным. Дева порой чувствовала себя птичкой в золотой клетке, свобода была ее мечтой и кошмаром, ведь никогда не знаешь: будет ли лучше, чем есть, если отважишься все изменить? Потому она, молча, соглашалась с волей родителей, изредка наслаждаясь возможностью размять крылышки и почувствовать попутный ветер в гордом одиночестве.
- Рада знакомству, Аралин! – Дева вновь мягко улыбнулась, взглянув на собеседника. За ним, прямо за спиной внизу холма виднелось то самое поле, которое Итариллэ никак не отваживалась перейти. А ведь там дальше так манили и звали к себе изумрудные полянки, украшенные небесно-голубыми пятнами льна. Неожиданная идея заставила девушку улыбнуться, немного лукаво взглянув на юношу.
- А вы сильно торопитесь в город? Не желаете… составить мне компанию в прогулке на ту сторону? – эльдиэ указала рукой на холмы за полем. И одиноко не будет, и не так страшно, да и познакомиться можно поближе в процессе этого маленького путешествия, поэтому Итэ очень надеялась, что Аралин согласится.

Отредактировано Итариллэ (2014-09-28 03:30:47)

+1

7

- Он совершенно не желает возвращаться в стойло, - подтвердил  Аралин. - И всячески это показывает. Он вообще не любит делать то, что ему не нравится. - под ворчливыми нотками в его голосе пряталсь нежность к четвероногому другу.
Девушка подошла к коню, и он, сначала покосившись на нее умным, блестящим глазом, опустил голову, подставляя ей лоб с белонежной звездочкой. Аралин улыбнулся, невольно залюбовавшись этой картиной.
- Да... здесь удивительно красиво.- отозвался он на слова Итариллэ.
Во взгляде дочери Турукано он увидел то ли грусть, то ли неуверенность. Немного удивился этому, но, конечно, не стал ни  чем спрашивать.
- Я тоже очень рад, леди Итариллэ, - юноша тоже улыбнулся.
Он и правда был рад. А еще больше обрадовался ее следующим словам.
- Нет, я совсем не тороплюсь. И с удовольствием составлю вам компанию.  А Нильмо так и вовсе будет счастлив.
Конь фыркнул и топнул ногой, словно соглашаясь.
- Вы никогда еще там не были?

+1

8

Девушка не сдерживала улыбки, когда Аралин говорил про упрямство своего верного скакуна. Строгость слов лишь отчасти скрывала любовь, испытываемую хозяином к животному. Это чувство было настолько неподдельным, что не распознать его было довольно трудно, особенно для внучки Финвэ. Она с детства была способна прозревать намерения и переживания в глазах, слышать отзвуки их ноток в голосах, а потому сама всегда тянулась к светлому и принимала лишь это в окружающих. Эльдиэ не могла объяснить причину, но в обществе Аралина она чувствовала себя защищенной, потому беспокойства по поводу значительного отдаления от города плавно отошли на второй план, а после и вовсе сошли на нет.
- Ах, так ты у нас Нильмо! – воскликнула, обращаясь к коню, едва лишь услышала его имя. Среброногая обняла шею жеребца, прижавшись к ней щекой, чтобы показать, что это знакомство ей не менее приятно, чем с хозяином животного, и погладив густую гриву напоследок, отстранилась. - Благородный скакун благородного всадника!
Получив ответ, какой хотела услышать, нолдиэ действительно обрадовалась. То чувство, когда хочется довольно похлопать в ладоши, взять спутника за руку и вести за собой вперед, как делала в детстве, однако дева таки удержала свой ребяческий порыв, только лишь кивнув благодарно.
- Спасибо, путешествие в компании всегда самое интересное, - отметила Итариллэ. Пусть она не имела опыта настоящих путешествий, однако, из песен менестрелей, рассказов деда и вдохновенных историй, изложенных в рукописях, хорошо представляла, какими должны быть эти самые, желанные странствия.
- Не была… - не задумываясь, сказала Итэ и после короткой паузы призналась, немного застенчиво, - На самом деле я не так уж часто выхожу из города, так что исследование окрестностей зачастую заканчивается краями не слишком далекими от стен и ворот.
Словно в подтверждение своего желания наконец нарушить эту негласную границу, девушка прошла немного вперед, заглядываясь вдаль. С высоты холма, на котором они стояли, все, что было внизу и дальше выглядело, словно на гобелене в главном зале. Едва только дочь Турукано и Эленвэ заметила это сходство, то поняла, что всегда, еще в детстве хотела побывать в этом месте, оказаться в той самой обстановке, которую творец возжелал запечатлеть на века. Какой страх может помешать этой цели?!
- А вы здесь часто бываете? – спросила, постепенно начиная спуск с холма и зная, что спутник догонит.

Отредактировано Итариллэ (2014-09-28 16:03:19)

0

9

Конь, услышав свое имя, потерся носом о плечо Итариллэ и с явным удовольствием позволил ей себя обнять. Аралин, смущенный и гордый за своего любимца, улыбнулся:
- Спасибо. Он и правда замечательный конь.
Тоненькая фигурка девушки казалась еще более хрупкой рядом с высоким вороным конем. А ее золотые локоны красиво переплелись с черной густой гривой. Юноша залюбовался этой картиной, но потом спохватился, что это может быть ей неприятно, и опустил глаза.
- Да, вы правы. В компании всегда веселей.
Аралину подумал, что девушка не так уж часто выбирается из дома - очень уж восторженно-настороженным был ее взгляд, когда она смотрела на открывающиеся впереди просторы. Наверное, лорд Турукано не очень охотно отпускает ее одну...
Ее ответ был ответом догадкам Аралина.
- Тогда вам вдвойне интересней будет побывать там, где вы еще ни разу не были.
Аралин даже немного позавидовал ей - для него эти места были уже не новыми. И все равно каждый раз сердце замирало от этой красоты...
- Часто. Я вообще не слишом люблю сидеть на месте. Только если есть работа.
Если она была, он мог сидеть в кузнице сутками, забывая обо всем на свете.
Итариллэ начала спускаться вниз, и юноша последовал за ней. Конь, видя, что эльфы уходят, ухватил в рот побольше клевера и направился следом, пританцовывая. Он был рад, что возврашение в город откладывается.

0

10

Итариллэ согнула руку в локте и повесила корзинку на предплечье, удобства ради и чтобы лукошко не перевернулось, когда они зайдут в высокую траву. Девушке не хотелось растерять уже собранные цветы, все-таки даже сейчас они смотрелись очень колоритно, сочетая свет Лаурелина и белизну пиков Таникветиль, а сами цветы: ромашки и одуванчики символизировали хорошее настроение, которым леди Второго Дома сейчас бесспорно располагала.
Отыскав босыми ногами небольшую тропинку, девушка безошибочно передвигалась по ней, ловко переступая через камни и препятствия на пути, но, не теряя своей тонкой дорожки. Зеленая трава щекотала пятки, заставляя и без того восторженную эльдиэ широко улыбаться. Слова Аралина она расслышала сразу, однако более ничего не говорила, пока они не сровнялись у подножия холма. Возможно, вы решите: задумалась, или не хотела говорить через плечо и оба утверждения будут верными. Девушка любила общение с глазу на глаз или, по крайней мере, шагая с собеседником наравне, чтобы и расслышать, было проще, и говорить удобнее, да и как-то этичнее представлялось ей такое поведение.
Вот впереди, точно за невидимой границей уже начинались высокие лоснящиеся в свете Древ стебли устилающие ковром плодотворную землю. Нолдиэ остановилась, оглянувшись на спутника и возвращаясь к начатому разговору, продолжила, точно и не было паузы:
- И кем же вы работаете, если не секрет? Должно быть, ваша профессия очень интересна, раз может заменить прогулку и отдых, - полюбопытствовала Итэ, глядя на эльфа с интересом. Ведь для нее как раз таки наоборот - прогулка была контрастом на фоне обычных будней, когда она могла заниматься множеством дел, за много лет утративших свою первичную привлекательность. Например, иногда сидя в саду эльдиэ играла на струнных инструментах или читала захватывающие книги, а иногда просто мечтала стоя у распахнутого окна. И только к этому занятию она никогда не теряла интерес.
Среброногая зашла в золотистое озеро колосьев, проведя по ним левой рукой как по глади воды – едва касаясь. Развернувшись так, чтобы смотреть прямо на Аралина, эльдиэ завела руки с корзиной за спину, немного застенчиво улыбаясь.
- А у вас есть братья или сестры? – девушке было немного совестно вот так, с порога засыпать нового знакомого кипой вопросов, однако нужно же было как-то поддерживать разговор. И сама дочь Турукано была бы рада ответным расспросам, но с этим часто возникали трудности на фоне ее принадлежности к одному из трех великих Домов. Практически всегда, когда дело доходило до общения с сородичами, Итариллэ хотелось, чтобы ее воспринимали как обычную нолдиэ, а не важную особу, ведь эти рамки всегда так мешали.

0

11

Аралин шел вслед за своей спутницей, отчего-то чувствуя себя очень счастливым. День, и без того очень даже неплохой казался прямо-таки волшебным. Легкие босые ноги Итариллэ казалось, вовсе и не приминали траву, по которой она шла. И вся фигурка казалась невесомой, а в волосах словно запутались лучи Лаурэлин. Он не видел ее лица, но чувстововал радость, которой прямо-таки светилась эльдэ...
У подножия холма девушка остановилась, подождав его.
- Я кузнец, - ответил Аралин на заданный вопрос. - Интересна? Мне - да, очень. И порой я и правда забываю обо всем, когда работаю.
Он улыбнулся. Наверное, так и не объяснишь, что то за чувство, когда ты точно знаешь, что хочешь сделать и это у тебя получается. Как бужто крылья вырастают. И уже неважно, что обед на столе давно остыл, а за окном уже давно серебрится свет Тельпериона, и весь дом давным-давно спит, а ты уже не вспоминал ни о еде, ни о сне пару дней как минимум.
- А вы чем любите заниматься? - Аралин задал вопрос вовсе не из вежливости. Ему действительно было интересно, что нравится этой девушке, что она любит.
Тонкая рука девушки прошлась по золистым колосьям, и они немого наклонились, словно перешептываясь друг с другом.
- Да, у меня есть старший брат. - кивнул Аралин. И пожалел, что тоже не может ее спросить о чем-то подобном. Ведь он и так знал, что Итариллэ - единственная дочь лорда Турукано.

+1

12

Итариллэ кивнула, когда Аралин назвал род своей деятельности. Примерно так она и думала, можно сказать почти угадала. И даже приблизительно понимала чувства эльфа, испытываемые по отношению к любимому делу, ведь имела возможность созерцать, какая атмосфера стоит в отцовской кузнице во время работы. Конечно, полностью воссоздать и ощутить в полной мере, что это такое могли лишь те, кому дано было испытать подобное лично, а другим оставалось только догадываться. Это касалось любого профессионального направления, ведь работа, какой бы она ни была, если сделана с любовью, то превосходит все ожидания.
- Мой отец тоже порой засиживается в кузнице и иногда, проведывая его там, я невольно попадаю в плен этого восхитительного зрелища. Когда удары молота и жар горна порождают вещи настолько тонкие и изящные, что они могли бы конкурировать с произведениями художников и скульпторов, - эльдиэ поправила волосы, машинально уложив их на одно плечо. -  Невольно задумываешься о том, что даже большая сила может быть началом чего-то прекрасного!
Дабы не задерживаться, но и чтобы не терять зрительного контакта с собеседником, девушка начала медленно пятиться, не следя за дорогой, которую и так скрывала высокая растительность, но хорошо чувствуя землю босыми ногами. Над ответом на вопрос спутника нолдиэ даже не задумывалась, словно ожидала этого вопроса, хотя на самом деле не столько ожидала, сколько на него надеялась, беседа постепенно набирала оборот, и это не могло не радовать.
- По-разному. Я часто играю на домбре, если мне кажется, что в дворике слишком тихо, а когда день и без того наполнен музыкой жизни, то руки так и тянутся к пяльцам или книгам. Но больше всего люблю такие дни, когда можно вырваться из плена каменных стен. Здесь, на окраинах, все пропитано песнями природы, ароматами трав, разнообразием красок… Очень люблю полевые цветы из них получаются самые красивые венки и букеты, а запах еще долго напоминает о прошедшей прогулке, - большую часть времени Среброногая проводила в одиночестве и перечень ее занятий на это открыто указывала. Подругами эльдиэ были соловьи на ветвях у окна и рукописи, которые она часто перечитывала, а мир ее во многом по сути своей был соткан из грез. Может показаться, что в подобных условиях каждый чувствовал бы себя несчастным, однако девушке вовсе не сопутствовало чувство отстраненности. Когда появлялась возможность, она легко выходила на контакт и свободно общалась, а оставаясь наедине с собой, быстро находила занятие по душе.
- Он тоже кузнец? Должно быть очень здорово, когда рядом есть тот, кого можно растормошить на неожиданное приключение, да и подурачиться порой, - дева улыбнулась. Сама она не знала, что это такое, однако имела удовольствие наблюдать за отношениями тётушки Арельдэ, отца и их братьев, каждый раз замечая, что в своем кругу, им никогда не бывало скучно и даже трудно сказать, кого из старших больше тянуло на риск и порой даже где-то ребяческие поступки.

0

13

- Да, именно так! - Аралин бы рад, что она понимает.- Это бывает похоже на чудо.
Хотя обычно за этим чудом стоит труд, и раздумья, и, порой, бесконечная переделка того, что не получалось... Но наверное, это касается любого дела, какое не выбери.
- Я, конечно, пока еще не всему научился, - улыбнулся эльф, - и многое выходит не так, как хотелось бы, но мне это очень нравится. Даже тогда, когда что-то не получается.
И это тоже, наверняка, можно сказать о любом деле. Если оно - твое, ты будешь учиться, ошибаться, начинать сначала, но не отступишь.
Он внимательно слушал Итариллэ - так же как только что слушала его она. И - у него всегда было богатое воображение - очень живо преставлял себе девушку, сидящую с домброй в руках у распахнутого окна, в которое лился тихий, ясный свет. Представил, как луч Телпериона, серебром на золото, ложится на ее локоны... И, надо сказать, получалось удивительно красиво.
-Я немного играю на лютне, - сказал Аралин, с улыбкой глядя, как его спутница пятится назад, безошибочно выбирая босыми ногами удобную дорогу. - И тоже люблю выбираться из города. Верхом или пешком - не так важно... крме разве что, того, что верхом можно уехать дальше. Осторожно... там, позади, овражек.
Он все же немного испугался, что Итариллэ, несмотря на ловкость, с которой она передвигалась, даже не видя дороги, можнт споткнуться и упасть. И приготовился подхватить ее, если что.
- Да, он тоже кузнец. - квинул Аралин, - он многому меня научил. На прюключения... - он пожал плечами, - он предпочитает больше бывать в городе. Иногда его трудно вытащить, поэтому я часто уезжаю или ухожу один.
Это было сказано безо всякой досады или обиды. Будучи общительным и веселым по натуре, юноша тем не менее, порой предпочитал выбраться из города в одиночестве. Побродить, подумать о чем-то своем, помечтать... впрочем, это совершенно не означало, что сегодняшняя встреча была ему не по душе. Наоборот... он был рад ей, очень рад. И очень не хотел бы, чтобы неожиданная прогулка быстро закончилась.
- Я бы очень хотел услышать, как вы играете... - сказал Аралин, смутившись немного.

0

14

Девушка с улыбкой слушала рассказ нового знакомого. Его ощущения были неподдельными и честными, а когда бывало, встретишь, того, кто так самозабвенно и искренне любит свое дело, то и без дара прозрения можно было предрекать эльфу достижение великих высот. Время покажет, но Итариллэ была абсолютно уверена, что будет так.
- Уверена, ваши работы просто чудесные! – воскликнула девушка, а затем добавила немного мечтательно. – Хотелось бы их увидеть… Хотя бы некоторые.
Искусство эльдиэ было много менее долговечным, чем холодное изящество стали. Конечно, в свободное время она вышивала, однако не любила это дело столь же сильно, как любила плести венки. Из цветов, из листвы, даже из веток. Девушка могла заниматься этим часами, пусть даже зная, что на следующий день ее маленькое произведение искусства увянет. Или музыка. Извлекаемая пальцами из струн, она еще какое-то время звучала в памяти, а затем развеивалась и на ее место приходили новые мелодии, новые звуки. Это не было тем, что можно поставить на полочку и любоваться, но все равно радовало, пусть кратковременно, зато благодаря своему искрометному существованию никогда не надоедало.
- А я люблю чувствовать землю ногами, тогда я в полной мере ощущаю, что являюсь частью этого мира… Ну и по этой причине не бываю слишком далеко, все таки пешком все не обойдешь за день, - призналась эльдиэ, и остановилась на предупреждение Аралина. Осторожно нащупав пяткой тот самый овражек, девушка отыскала чуть дальше продолжение ровной поверхности, и лукаво улыбнувшись, все так же не глядя, перепрыгнула, расставив руки в стороны для равновесия. Путешествие продолжалось, пусть неспешно, зато не скучно.
- Похоже, вы с ним совсем разные, - предположила Среброногая и, наконец, замедлившись, сровнялась со спутником. Воспоминания из детства у нее были довольно оживленные, особенно когда доводилось оставаться с отцом, вот они вместе никогда не скучали, а уж если к прогулке присоединялась семья Турукано, то было особенно весело и интересно. Тогда Итэ была весьма непоседливым ребенком, что, конечно, ушло со временем, оставив лишь ту детскую тягу ко всему новому и неисследованному.
Шагая наравне с эльфом, девушке было удобнее смотреть вперед, но услышав желание кузнеца, она, оглянулась на него, немного удивленно но с улыбкой. Только сейчас Итариллэ пожалела, что не взяла музыкальный инструмент с собой, тогда она бы с радостью что-нибудь исполнила, но быть может…
- Я обязательно сыграю вам! В следующий раз домбра будет со мной. Но взамен попрошу того же, - нолдиэ весело сощурилась, так, как если бы ей в глаза бил свет. Ей было интересно услышать как Аралин играет на лютне, ведь каждый по своему чувствовал музыку и играл, вестимо, по-своему.
- Ну а сейчас, если хотите… Я могу спеть. Правда, я давно не пела для кого-то и без музыки… но могу попробовать, - эльдиэ немного застенчиво улыбнулась.

0

15

- Вы сишком добры, леди Итариллэ, - Аралин даже покраснел слегка, но видно было, что слова девушки ему очень приятны. - Мои работы... они еще очень далеки до совершенства. Но я всегда буду рад показать вам их.
Он и правда был бы рад. И... очень хотел бы сделать что-то именно для нее. И решил - сделать. Обязательно. Что-то очень красивое...
- Да, об этом нетрудно догадаться, - эльф кивнул на ее босые ноги и засмеялся, глядя, как девушка, все так же не оборачиваясь, легко перепрыгнула через овражек. Золотая волна волос взлетела и опустилась ей на плечи.
- А вы хотели бы побывать далеко?
Аралин подумал, что, может быть, зря спрашивает ее... Ведь лорд Турукано может быть недоволен долгим отсутствием дочери. Да и... согласится ли она сама? Они ведь едва знакомы.
- Да, мы разные, - кивнул юноша, - Он серьезный. А я... не всегда. Нет, вы не думайте, я тоже могу быть серьезным! - поспешил добавить Аралин. - Но я люблю сорваться куда-то из дома, а он не особенно. Говорит, ему и там не скучно. Но, может быть, это просто потому, что он старше.
Итариллэ, кажется, удивилась его просьбе - даже остановилась и посмотрела, прищурившись. От этого в ее глахах заплясали искорки...
- Договорились. Вы сыграете мне, а я - вам.
И не удержался от радостной улыбки. Ведь ее слова означали, что они еще встретятся. 
- Конечно, я хочу! - не задумаясь, ответил он.

0

16

Девушка заметила смущение юноши и сама невольно побагровела. Как-то не привыкла она кого-либо приводить в замешательство, от чего сделалось немного стыдно. Однако девушка была совершенно честна, ведь действительно считала так, как сказала. И чтобы немного приглушить чувство неловкости поспешно пояснила свою позицию, не столько для Аралина, сколько для себя самой, но бесспорно обращаясь к собеседнику:
- А мне кажется это даже интереснее, видеть поэтапный рост творца, нежели уже совершенные работы, - немного задумчиво и романтично прозвучали эти слова, поскольку, по мнению девы, в любом ремесле была своя душа и как ребенок растет и крепнет на пути к зрелости, со временем возрастает умение ремесленника. А за таким всегда интересно наблюдать… участвовать в этом, пусть даже косвенно.
Эльдиэ улыбнулась, когда Аралин рассмеялся, уж очень приятный у него был смех. Вообще постепенно эльдиэ осознала, что прониклась к новому знакомому доверием, она просто не могла и не хотела представлять, что такие эльфы могут иметь другую, менее приятную сторону и плохие качества. Возможно слишком детские и немного беспечные взгляды, но эльдиэ всегда в подобных ситуациях обращалась к своим ощущениям и сейчас они говорили ей, что не стоит тратить время на тревоги. Потому, разоблачив смысл, скрытый за словами вопроса юноши, Среброногая задумалась о двух оставшихся препятствиях. Как две чаши весов. На одной располагался страх перед реакцией родителей, не потому что Итариллэ был страшен их гнев, а потому что не хотела заставлять их беспокоиться о себе. На другой же поблескивали мечты и стремления, возможно, они не были для кого-то такими уж колоссальными, как достижение высшей степени мастерства или всеобщего уважения, однако всякий раз возвращаясь после прогулки, она задавалась вопросом, а что же там дальше, там, куда она ни разу не доходила. Привычный пейзаж постепенно надоедал своим однообразием, хотелось перемен и в какой-то момент это желание разрослось настолько, что боле не умещалось в Тирионе, и обширно охватывая его окрестности, уходило за зону видимости. Поэтому выронив из пальцев прядь которую до того задумчиво теребила, почти однозначно произнесла:
- Очень хотела бы… Очень.
Запрокинув голову, нолдиэ посмотрела в небо, вдохнув свежий воздух. Над ними пролетело несколько быстрокрылых птичек, тут же скрывшихся в траве и листве ближайших деревьев. Пернатые словно в догонялки играли, и это выглядело весьма забавно.
- Серьезных нужно тормошить, - со знанием дела сообщила Итэ, указав на резвящихся птичек. – А то пробубнят всю жизнь, сдвинув брови к переносице.
Девушка очень старалась говорить серьезным и заумным тоном, но в конце не выдержала и расхохоталась. Когда приступ смеха прошел, златоволосая задумалась, что же собственно спеть. Предложить то она предложила, да вот сразу не подумала, что перво-наперво хорошо было бы припомнить текст хотя бы одной песни, а они как на зало все из головы повылетали. То ли свежий воздух так влиял, то ли игривое настроение. Припомнив строки первой же песни, дочь Турукано сосредоточилась и с новым дуновением ветра тихо запела, постепенно усиливая звучание.
Девушка не очень была уверена в том, что сможет спеть как надо, ведь не распевалась, однако пение звучало на удивление гармонично, дополняя собой тихий пейзаж и спокойное покачивание травы в такт ветру. И закончилось так же тихо, как начиналась, словно последние слова унес принесший их вначале ветер. А Итариллэ, неуверенно посмотрела на Аралина, ожидая реакции.

Песня

Во всяком случае вариант звучания.
http://10tracks.com/s/3Use#nogo

Отредактировано Итариллэ (2014-10-25 03:29:53)

0

17

- Да, вы правы. - Аралин улыбнулся, немного оправившись от смущения. И с удивлением заметил, что смутилась и его собеседница.- Только я пока не считаю, что заслужил право называться творцом. Пока я только в начале пути.
И добавил, засмеявшиь:
- А последствия моего поэтапного роста иногда бывают такими, что в мастерской шагу ступить негде. Но... если вы и правда хотели бы прийти... я приведу их в самый приличный вид, какой только может быть.
Аралин был по натуре нетерпелив и вспыльчив. И зашвырнуть в сердцах не получившуюсь деталь куда-нибудь в угол, по пути снеся пару-тройку предметов обстановки, было вполне в его духе. Или порвать на мелкие кусочки набросок, а потом увлечься новым, не подумав убрать валяющиеся под ногами обрывки.
На его вопрос Итариллэ ответила не сразу. Думала, теребя прядь золотых волос. Юноша не торопил, глядя на нее и невольно любуясь... Дочь лорда Турукано была, на его взгляд, удивительно красива. И не просто внешней красотой, свойственной многим эльдиэр. В ней было что-то, удивительно гармоничное, словно какой-то внутренний свет озарял ее черты, сиял в глаза и в улыбке. Юноша опустил глаза, вновь чувствуя себя смущенным и боясь, что может как-то обидеть ее таким пристальным вниманием.
- Я... если вы не против... и если не против будет ваш отец, мог бы сопровождать вас.
И, кинув взгляд на безмятежно жующего сочную траву коня, добавил:
- Нильмо тоже будет рад.
Конь в ответ тихо всхрапнул, чуть приподняв длинную шею и посмотрев на эльфов темными, блестящими глазами.
Аралин проследил взглядом за птичьей стайкой... В ответ на реплику Итариллэ сначала попытался понять, серьезно ли она говорит, а затем весело улыбнулся:
- Вот точно. Именно с таким выражение лица часто и ходит мой брат.
Девушка смеялась так звонко и заразительно, что он приоединился к ней.
А потом она запела... Негромко, но чисто, и песня, как нить в руках умелой вышивальщицы, вплелась в узор окружающего их прекрасного вида, сплелась в легким ветерком, шепчущим в кронах деревтев и высокой траве, с щебетанием птиц и ароматом трав и цветов. Аралин слушал, почти не дыша, боясь пропустить хотя бы одну ноту... Голос Итариллэ, сначала тихий, постепенно взлетал к небу, а под конец плавно опустился вновь, и потом еще какое-то время продолжад звучать в наступившей тишине.
Юноша склонил голову, а затем поднял на эльдиэ задумчиво-восхищенный взгляд.
- Спасибо.... это было... удивительно.

+1

18

- Я думаю, достаточно того, что вы творите. Не творец, кто и этого не делает, а раз уж вы уже занимаетесь этим, значить вы не такой как все, - легко и непринужденно высказала свою точку зрения нолдиэ. О вечных вещах она могла говорить бесконечно, ведь имела достаточно времени, чтобы обдумывать их в одиночестве. Ей нравилось иногда совсем чуть-чуть философствовать, задумываться о тонкостях морали и поучительном смысле книг, которые она читала, размышлять над балладами, которые слышала. Для Итариллэ настолько привычным было думать об этом, что порой она и сама не замечала, как мысли становились словами.
- Прошу, не переживайте по этому поводу! Я понимаю, что в мастерской, где всегда кипит работа, идеального порядка быть не может, - девушка улыбнулась, но затем, обдумав свои слова, осеклась. - Ну, то есть, я не хочу сказать, что считаю, что у кузнецов всегда бардак, я имела в виду… другое.
Эльдиэ снова покраснела, опустив взгляд. Кажется, она совсем запуталась в словах, ей показалось, что контекст сказанного ею можно воспринять с разных сторон, а обидеть спутника она совсем не намеревалась. Просто Итэ не хотелось утруждать Аралина еще и уборкой только из-за ее любопытства. Девушка снова принялась теребить многострадальную прядь волос, дождавшись таки этого желанного приглашения немного попутешествовать. И, тем не менее, она не спешила прыгать от восторга, чтобы не показаться совсем уж ребенком. Вместо этого восторженно произнесла:
- Я была бы очень рада! А отец… - Эльдиэ задумалась, что действительно мог сказать Турукано, ведь она не хотела, чтобы у Аралина были проблемы. В любом случае она найдет способ все объяснить, если это потребуется, а пока не к чему было медлить. – Я думаю, он будет согласен с тем, что путешествие в компании безопаснее, чем одинокое странствие.
- А тем более в такой надежной компании, верно, Нильмо? Вы с хозяином ведь меня в обиду не дадите? – Среброногая тоже обратилась к жеребцу, тепло улыбаясь.
Когда Аралин сказал про брата, девушка о чем-то задумалась, забавно поморщив нос. Она была самым настоящим знатоком по части внедрения веселья в жизни слишком серьезных эльфов и вот прямо сейчас была готова дать несколько практических советов. Поскольку не трудно было догадаться, что в жизни девушка все воспринимала с лучшей, более яркой, более положительной стороны и очень любила, когда окружающие, позабыв о тяготах повседневной жизни, могли улыбаться так же искренне, как это делала она сама.
- А вы пробовали его щекотать? – Неожиданно поинтересовалась девушка с видом эксперта. – Это весьма эффективный способ по отвлечению внимания от серьезности, однако у некоторых субъектов наблюдается иммунитет… Которого у меня к слову нет, так что даже не представляю, как можно не бояться щекотки, но опустим этот вопрос. Словом, щекотка – отличный метод обнаружения слабых мест… а еще возможность получить по ушам, если перегнуть палку.
Нолдиэ хихикнула прикрыв рот рукой, она в детстве то и дело испытывала родных этим опасным методом, так что в семье знали, если Итэ ползает где-то по полу, то жди, что поймает за пятку.
Внимание Аралина, с которым он слушал песню, было приятно девушке, и его слова тоже, так что, застенчиво наклонив голову, она тихо поблагодарила, больше ничего не сказав.

0

19

- А разве творчеством занимается не каждый из нас? Ну или почти каждый? Любое дело, если подходить к нему с душой, становится творчеством.
Он немного подумал, а затем продолжил:
- Мне кажется, любое дело может быть и скучным, и интересным. Все зависит от того, как к нему отсноситься. И в этом смысле, наверное, творцом может стать каждый.
Не обязательно ведь в итоге получать что-то осязаемое, то, что можно взять в руки. Это может быть песня, мелодия... да даже просто- настроение. Твое или тех, кто рядом.
- А я... ну что вы, леди Итариллэ - юноша смутился, - я такой же, как и все. Кузнечным делом занимаются многие нолдор, и у многих это получается намного лучше, чем у меня.
Конечно, он мечтал дойти до самых вершин мастерства и делать удивительные и прекрасные вещи. Может быть, когда-нибудь так  получится - ведь впереди много времени, и если он и торпился, то только в силу нетерпеливого характера.
- Ну что вы, леди Итариллэ, не переживайте так! Я правильно вас понял и уверен, что вы вовсе не хотели сказать ничего обидного для меня! - Аралин увидел, как сильно смутилась девушка, и поспешил ее успокоить.
Он вдруг понял, что ему очень важно все, что думает и чувствует Итариллэ. И что он хотел бы, что он никогда не огорчалась. Понял и... даже немного растерялся. Такое с ним происходило впервые...
- Значит.... есть вероятность, что лорд Турукано отпустит вас в небольшое путешествие? Скажите ему, что мы не станем уежать слишком далеко. И что, конечно, ни за что не дадим вас в обиду!
Нильмо, словно участвуя в разговор красиво изогнул длинную шею и топнул по траве копытом. Черная блестящая грива заискрилась в золотистом свете.
- Вот видите - Нильмо готов защищать и беречь вас. - улыбнулся Аралин, - и я тоже... Щекотать?
Он удивленно посмотрел на девушку. Внимательно выслушал ее слова и рассмеялся.
- Пробовал, конечно! Но мой брат как раз из тех удивительных субъектов, у которых имеется иммунитет к щекотке. А вот у меня нет - так что в итоге мое же оружие обернулось против меня самого. Нет, вы не думайте, он не такой жу занудный и скучный тип, как могло бы показаться из моих слов! - юноша поспешил защитить брата, которого на самом деле очень любил, - просто мы с ним очень разные по характеру.
Какое-то время они молчали... Аралину казалось, что отзвуки песни все еще звучат вокруг, и он не решался заговорить, словно боясь нарушить что-то хрупкое, но очень важное...

0

20

Эльдиэ молчала, пока Аралин говорил. Босые ноги легко касались земли, словно и, не продавливая ее, а дорога казалась такой ровной, будто шли они по тропинке, а не меж буйных зарослей. Лукошек, висящий на сгибе предплечья касался своим дном пшеничных колосьев, отдаленно напоминая бороздящий морские просторы кораблик. Крошечное по сравнению со всем этим великолепием пейзажей суденышко, которое могло бы затеряться, не будь ведомое рукой златоволосой дочери Турукано. Эльдиэ извлекла из корзинки один небольшой цветок и, полюбовавшись, воткнула его зеленой ножкой в волосы, после пригладив густые пряди, чтобы сильно не растрепались под дуновениями ветра.
- Именно, что если подходить с творчеством. Даже боле того… необходимо искренне любить свое дело, не потому что твой дед и отец занимались им и ты должен унаследовать семейное ремесло, а потому что ты искренне и самозабвенно веришь в то, что делаешь. Только тогда оно становится творчеством, а результат – творением, задумчиво произнесла девушка, после продолжив настаивать на своем: - И не важно, каков уровень этого творения, важно, что в нем есть душа его создателя!
- Вот вы. Вы же вкладываете в свои изделия время, силы, чувства? Вы не сдаетесь перед неудачами и делаете по многу раз снова и снова, а кто-то поделает, смирится и бросит дело на полпути, так кто же тогда будет творцом? – Эльдиэ весело улыбнулась. – Сдавайтесь, я ведь найду способ вас убедить! И не скромничайте!
Девушка плутовато поглядела на спутника ясными глазами, давая понять, что спорить бесполезно. Нет, конечно, Итариллэ ничего не имела против продуктивных диспутов, однако не тогда, когда была в чем-то абсолютно уверена. Так и хотелось сказать: «Вот посмотришь, когда станешь великим кузнецом!», но нолдиэ не любила говорить однозначно о будущем, ведь оно было мало предсказуемо, а варианты его столь разнообразны.
- Да, я думаю, он не будет против, но мы ведь не станем возвращаться, чтобы спросить у него? – Итэ с надеждой посмотрела на собеседника. Конечно, можно было связаться и по осанвэ, но эльдиэ боялась, что отец не поймет, он ведь не знал Аралина и мог запретить дальнейшее путешествие или того хуже - позвать дочь домой. А Среброногая не хотела возвращаться, ей хотелось как можно дольше пробыть в этом чудесном обществе.
- А я и не думаю так, вы любите его, это чувствуется в ваших словах, - фраза вышла немного загадочной, хотя, для девушки было привычно прозревать за словами тайный смысл, за молчанием долгие речи речи, а в глазах видеть правду. Итариллэ была крайне к этому чувствительна, а потому старалась общаться только с теми, кто не скрывал плохого.
В беседе время пути пролетело незаметно, и конец поля казался совсем близким. Девушка немного ускорилась, опередив кузнеца, и раскинула руки точно в попытке обнять большой холм впереди.
- Осталось совсем немного! Я вот что предложу: доберемся до холма и там решим, как быть дальше, идет? Вот только… - Дева сделала нарочито рассеянный вид, а затем, резко подавшись в сторону Аралина, легко коснулась его плеча, - Бьюсь об заклад, вы меня не догоните!
Девушка рассмеялась и побежала, рассекая пшеничные просторы стремительной стрелой. Свободной рукой босоногая приподняла юбку платья, чтобы ноги не цеплялись о подол, а ту, в которой все еще была корзинка, приподняла повыше – кораблик стал чайкой.

+1

21

Они шли вперед, по полю, и Аралин нет-нет, да и поглядывал на дочь Турукано, которая ступала легко, словно по ровной дороге. Поглядывал, все больше и больше очаровываясь и восхищаясь ею. Никогда раньше он не истпытывал подобного, хотя, разумеется, среди дев нолдор было много самых настоящих красавиц. Но сейчас дело было не только лишь в чертах лица, не только в гразиозности движений, мелодичном голосе и вообще не только во всех тех слагаемых, что составляют понятие красоты. Было что-то еще - невидимое и неосязаемое, то, что невозможно описать словами и что обычно называют туманным выражением "родство душ". Разумеется, с его стороны, потому что мысли принцессы по этому поводу Аралин, конечно, знать не мог.
Итариллэ вытащила один из цветков и пристроила на волосах. Юноша подумал, что, пожалуй, именно так ее и нарисует, когда вернется. В золотом свете, среди пшеничных колосьев... Правда, возвращаться пока совершенно не хотелось. Лучше бы это поле никогда не кончалось!
- Сдаюсь! - Аралин поднял ладони вверх, признавая полную победу своей собеседницы, - Да, я помногу раз переделываю начатое, а неудачи только заставляют меня работать дальше... Но в моем случае все просто. Я вырос в кузнице, рядом с отцом и братом. Смотрел, как они работают, потом помогал им, пытался сделать что-то сам... Наверное, мое ремесло само меня выбрало, еще до рождения. - Он улыбнулся , - но я действительно люблю его, и вкладываю в него душу.
Наверное, выбери он другой путь, никто бы не стал возражать и заставлять его. Он и пытался искать - занимался много чем, много чему учился, но в итоге все равно стал кузнецом. И не жалел об этом совершенно.
- Не станем? - глаза Аралина засветились о радости, когда он понял, что их путешествие продолжится. - Как скажете, леди Итариллэ, вы лучше знаете своего отца. Он не будет сердиться на вас, если вы его не предупредите?
Впрочем, активно спорить или возражать юноша не стал. Он был слишком счастлив от того, что не придется возвращаться и откладывать прогулку на другое время.
- Конечно, я его люблю. Ведь у вас тоже есть старшие братья, вы меня понимаете.- Аралин рассмялся.
Старшие братья часто считают себя слишком взрослыми и умными. И любят учить и воспитывать. Наверное, так уж они устроены.
- Идет. - Аралин охотно согласился на предолжение девушки. - Только... что?
Он не успел отреагировать на ее слова и жест, а Итариллэ уже бежала вперед - легко, словно летя над полем. Золотые волосы взметнулись, как сияющие крылья... Нолдо с мгновение постоял, восхищенно глядя на нее, а затем, смеясь, побежал следом.

+1

22

Итариллэ бежала, как вода в ручейке, скользила меж пшеничных стеблей подобно золотой рыбке и звонко смеялась, как щебечут лишь поутру соловьи. Ветра Манвэ ерошили густые, искрящиеся золотом волосы, бросая их, то в лицо девушки, то вновь откидывая назад, точно в попытках заплести нечто, похожее на косу.
Пока расстояние между эльдиэ и невольной жертвой девичьего баловства не успело сократиться, девушка на бегу развернулась и довольно показала Аралину язык. Жест достойный дитя, уж точно не леди знатного рода, но такой была Итэ. Игривая и добрая, нежная, порой по-детски наивная, а иногда уж слишком мудрая для своего возраста. Сейчас она была почти уверена, что Аралин понимает ее, как не понимают многие, а потому ни на минуту не усомнилась, что он примет этот вызов, не выискивая в этом каких-либо подвохов или подтекстов. А если сомнения и были, то дочь Турукано знала наверняка, что от состязания кузнец не откажется. Побежит, поддаваясь ее веселью и радости, а еще потому, что… ну какому мужчине гордость позволит отклонить прямой вызов?
Добежав до подножия холма, девушка резко повернулась в сторону и побежала вдоль, по границе между короткими зелеными и высокими золотыми стеблями. Здесь трава была гуще и сильнее спутана, что значительно замедлило златокудрую. По пути стали попадаться разнообразные травы, каких не было прежде и эльдиэ явственно чувствовала отличие, даже не глядя под ноги. Вот под ступней хрустнул сочный лист подорожника, а вот голень полоснула веточка крапивы, оставив на нежной коже дорожку из своих ядовитых иголок. И еще множество более грубых и зеленых трав, чем отростки злаковых культур на поле пружинили под ступнями нолдиэ источая свой свежий, пьянящий аромат.

Отредактировано Итариллэ (2014-12-14 11:59:58)

0

23

Аралин бежал вслед за девушкой, ему казалось, что их бег больше похож на полет - легкий, парящий, навстречу упругому, но ласковому ветру. Это ветер играл с золотыми волосами Итариллэ, и они словно искрились множеством огоньков, мелкая перед ним, как неуловимый, но яркий лучик. И вообще вся ее тонкая, изящная фигурка была словно соткана из света - золотистый маячок среди зеленой травы. А потом она на миг остановилась и сделала то, что заставило юношу рассмеяться - звонко и весело, - разврнулась и совсем по-детски показала своему "преследователюя" язык.
- Ах таааак... - с притворным возмущением воскликнул Аралин, - ну.. держитесь, леди Итариллэ!
И еще быстрей побежал вперед - к холму, а затем свернув туда, куда свернула она, по кромке, разделяющей поле и яркую зелень, растущую за его границей. Пьянящий аромат разнотравья слегка кружил голову, под ногами то стлался мякгий, нежно-зеленый мятлик, то упруго вставали колосья, то прогибались и выпрямляли вновь кустики крапивы. Расстояние между Аралином и девушкой постепенно сокращалось, а он сам не знал, чего хочет больше - догнать ее или продлить этот стремительный бег. Нильмо, недоуменно и радостно поглядывая на своего хозяина, рысцой бежал неподалеку, потряхивя гривой и иногда останваливаяь, чтобы сорвать особенно вкусный пучок сочного клевера. Ему такая скорость казалась просто ничтожной, конечно.
Все же он ее догнал. Там, где холм заканчивался и начинался невысокий, но густой подлесок. Аралин остановился в паре шагов от девушки, слегка задыхающийся, но совершенно счастливый.

0

24

Энергия, бьющая через край, во время бега знатно расплескалась, так что вскорости девушка замедлилась не столько из-за механических препятствий, сколько из элементарной усталости. Да и нельзя ведь было бегать бесконечно, хотя, каждый момент тут хотелось растянуть как можно дольше, хотелось оказаться вне времени, чтобы ничто не заставило прекратить их веселую прогулку.
- Ну вооот, - нарочито капризно протянула дочь Турукано, когда Аралин настиг ее, а после уже совсем весело произнесла: – Победа на вашей стороне.
Кузнец был совсем близко, и случайно подняв взгляд, эльдиэ могла хорошо рассмотреть его глаза. Серые, как сталь. Не такой уж редкий цвет среди нолдор, но если бы девушка могла сравнивать, то она бы уверенно казала, что радужная оболочка глаз Аралина – определенно благородный металл. Чистый, искрящийся в свете Древ, единственный металл, обладающий целительными свойствами и живой энергией.
- Как серебро, - вслух произнесла и тут же осеклась, быстро отведя взгляд в сторону. Тонкие пальцы легли в ладонь юноши, а щеки налились неловким румянцем, но Аралин не мог этого видеть, поскольку эльдиэ отвернулась в сторону холма, потянув его за собой.
Чем выше они поднимались, тем ярче и гуще была трава. Сочные, налитые светом чудесных творений Кементари стебли и листья благоухали россыпями своих разномастных, всевозможных соцветий. Самый настоящий букет, раскинувшийся на многие мили вокруг. Пестрая скатерка из лоскутков самых разных тканей, точно волнами развевающаяся на ветру.
Губы нолдиэ растянулись в восхищенной улыбке, она любила полевые цветы даже больше, чем розы в прекрасных садах Тириона. Отпустив руку своего спутника и бросив корзинку на траву рядом, Итариллэ взбежала на самый верх холма, туда, где раскинув ветви, пошатывалось молодое деревце, и сперва вскинув высоко руки, точно в попытке дотянуться до неба, пригладила золотые волосы, восторженно озираясь.
- Как чудесно!
Вдалеке, всполошенный неведомым предчувствием, а быть может, принявши безмолвный вызов, несся табун диких лошадей, перегоняя ветер. Свеброногая подозвала Аралина и показала ему в сторону стремительных скакунов.
- Куда их манит зов полей? Ты знаешь место еще более чудесное, чем это? Если да: отвези меня туда!

+1

25

Теперь они стояли совсем рядом, друг напротив друга, оба запыхавшиеся от быстрого бега. Золотые локоны Итариллэ растрепались и рассыпались по плечам, и Аралин не мог отвести от них восхищенного взгляда.
- Нет, леди Итариллэ... вы же прибежали первая. Так что победа - ваша.
Он полушутя- полусерьезно склонился перед дочерью Турукано, приложив руку к груди, как бы признавая свое поражение. Загадочные слова Итариллэ заставили его удивленно взглянуть на нее, но задать вопрос юноша не решился почему-то. И почему-то смутился и покраснел, сам себе удивляясь.
А девушка уже взяла его за руку и повела за собой - вверх по холму. Аралин шел за ней, чувствуя совершенно необъяснимую, звонкую радость. Конечно, он уже бывал тут, и не раз, но теперь, словно впервые, заметил, до чего же красива мягкая трава, по которой они шли. И как удивительно пахнут цветы, и как их тут много... Все казалось ему новым и по-новому прекрасным.
Он весело рассмеялся, когда Итариллэ, бросив корзину, побежала вверх - к деревцу, такому же тонкому и стройному, как она сама, чью нежно зеленую крону перебирал ветер. Ладонь его все еще хранила тепло ее пальцев, и это тоже было частью растущего в сердце радостного чувства, которое пока еще он не мог сам себе толком объяснить. Аралин тоже поднялся и встал рядом с девушкой, запрокинув голову навстречу теплому, ароматному ветру.
- Тут правда чудесно...
Внизу, по полю промчался табун лошадей - великолепных, разномастных диких скакунов. Упругая трава проминалась и распрямлалась под их копытами, похожая на измрудные волны.
- Мы можем поскакать вслед за ними, - немного смущаясь собственной смелости, предложил Аралин. - Нильмо вряд ли будет против. Хотите?
Нильмо, разумеется, не отставаший от своего хозяина, тряхнул гривой и тихо заржал, словно давая понять, что он все понял и вовсе не возражает против такого предложения.

0

26

Девушка повернулась к Аралину, в глазах ее счастье перемешалось с нетерпением, отражаясь в широкой радостной улыбке. Она не ожидала подобного предложения, но была ему рада, ведь никогда прежде ничего подобного не видела и не испытывала. А потому эльдиэ энергично закивала, довольно щурясь, и восхищенно произнесла:
- Очень хочу!
Итариллэ, повернулась к Нильмо, весело улыбаясь. Конь был молод и жарок – это чувствовалось в его поведении, и в его рвении трудно было не распознать ветреность, присущую молодости. Похоже, они втроем в этот день стоили друг друга. Своим рвением в приключения, отсутствием желания сидеть на месте, исключительным свободолюбием. И хоть в отличие от Итэ, Аралин с Нильмо бывали здесь не раз, и хоть могли путешествовать куда пожелают, девушка была благодарна, что сегодня они были не прочь составить ей компанию и показать мир таким, каким они могут видеть его каждый день. Сорвав пучок клевера, что как раз рос у ее ног, внучка Нолофинвэ протянула его на вытянутой ладошке жеребцу, потянув вторую руку, чтобы потрепать его густую гриву, однако остановилась. Некие мысли стерли с лица Среброногой улыбку, сменив ее серьезным выражением.
Нолдиэ вновь повернулась к кузнецу. Только сейчас, она заметила, что невольно в разговоре перешла на «ты» и вышло это немного неудобно. Уж точно не так, как должно было выйти, и этот факт несколько смущал девушку. Порой она чрезмерно заботилась о том, что о ней подумают, и старалась не допускать подобных неконтролируемых ситуаций, и хоть Аралин не был похож на эльда, который бы заострил на этом внимание, но дочь Турукано поспешила исправить положение, раз уж так вышло:
- Я… Немножко бесцеремонно перешла на «ты» и… как-то это не правильно получилось. Прошу прощения. Но раз уж так вышло, быть может… ты, тоже будешь ко мне так обращаться? – Эльдиэ улыбнулась. Ей это было непривычно, но почему бы не отставить официоз, в подобных ситуациях он скорее мешал, чем доставлял удовольствие. А на случай, если Аралин надумает отказаться, поспешила добавить: – Хотя бы здесь.

0

27

Пока Аралин не увидел лица своей спутница, сердце его тревожно замирало - а вдруг она откажется, вдруг не захочет, вдруг ее обидит что-то в его словах? Но Итариллэ повернулась, и юноша почувствовал поднимающуюся в душе радость.
- Правда?
Глаза юноши засветились от счастья.
- Тогда поехали?
Аралин с улыбкой наблюдал, как девушка общается с Нильмо. Коню она явно нравилась. Обычно не большой любитель общаться с посторонними, он с охотой взял предложенный пучок клевера и спокойно, даже с охотой, позволил протянуть руку к свой шее. Но Итариллэ вдруг стала серьезной, и нолдо испугался, что она передумала по какой-то причине. Юноша сам на понимал, отчего так хочет этой прогулки, почти мечает о ней, еще не мог определить и обозначить четко зарождающееся в душе чувство. Но уже точно знал, что эта встреча изменила всю его жизнь. Сделала ее... другой, новой, удивительной.
Но все оказалось намного проще. И Аралин снова улыбнулся - радостно, но в то же время немного смущеннно.
- Я... мне... - он покраснел, не зная, что сказать. - Мне это было.. очень приятно.
Наверное, он говорит жуткие глупости. Юноша покраснел еще больше. Называть ее на "ты"? Но она же дочь лорда, внучка короля! Но отчего-то очень легко получилось ответить, и ответить совершенно искренне:
- Хорошо.
Нильмо нетерпеливо фыркнул и стукнул ногой  траву. Он уже хотел куда-то пойти, а лучше - побежать. Аралин подал девушку руку.
- Едем?

+1

28

Девушка очень хотела, чтобы Аралин принял ее предложение. Ведь к ней всегда обращались как к дочери Лорда, и это выражалось не только в общении. Порой она чувствовала себя фамильной вазой, с которой все носятся и ставят повыше, чтобы не уронить, но она ведь была не хрустальной. Она была живой, любила общение и веселье, но какое могло быть веселье, когда леди, да леди. А леди себя так не ведут…
Пусть даже в Тирионе все будет как всегда, но от этого нужно отдыхать, делать маленькие передышки и ощущать себя совершенно обычной эльдиэ, такой, какие ходили по улицам города и беседовали с каждым знакомым, кто встречался по пути. И здесь она могла позволить себе быть такой. В отсутствие чужих глаз и чужого неодобрения по отношению к ней или к Аралину, от непонимания окружающих и от чужого суда. Нолдиэ была среди настоящего в мире трав и цветов, у которых не было ни королей, ни лордов. Все здесь состояло в гармонии и девушка, сейчас только поняла, что хочет этой гармонии соответствовать.
А еще хочет, чтобы и Аралин видел ее иначе. Как простую девушку, которую повстречал впервые. Как если бы не знал ее отца и не знал имени. Как должно было быть: они не знали друг друга и познакомились в этот день. В день, который стал каким-то совершенно особенным и Итариллэ пока не могла понять, почему он был таковым. Об этом она будет думать позже, когда окажется дома и будет вспоминать в подробностях все, что произошло. А пока ей казалось, что какая-то часть ее души заполнилась чем-то новым, чем-то теплым и согревающим, таким особенным и необычным. Ничего схожего со всем, что златоволосая испытывала прежде.
- Спасибо, - тихонько и сказала девушка, чувствуя, как уши пунцовеют от смущения и сейчас она могла только порадоваться, что того не было видно под копной золотых волос.
В отличие от многих Аралин казался таким искренним и так забавно смущался. Но чтобы не заставлять его испытывать бо́льшую неловкость и не выдавать своего замешательства, эльдиэ старалась делать вид, что это в порядке вещей. Только приятно улыбалась, потому что она в действительности улыбалась часто и много, а еще застенчиво отводила взгляд, если ему доводилось пересекаться со взглядом Аралина. Не намерено, нет. Просто так получалось.
- Едем! – Оживилась девушка. Она уже была в предвкушении, уже представляла стук копыт и мелькающие кругом разноцветные лужайки. Среброногая подала кузнецу руку и позволила помочь подняться в седло, ведь сама она почти никогда не ездила верхом.

+1

29

- Спасибо... за что?
Аралин с искренним удивлением посмотрел на девушку. И тут же опустил глаза, встретившись с ее взглядом. И заметил, что так же поступила и она. Между ними словно протягивались невидимые ниточки, и это было удивительно чувство. Приятное и в то же время волнующее. Ему казалось, что он знал Итариллэ всю свою жизнь и в то же время рядом с ней он робел и то и дело краснел, как мальчишка. Но это странным образом совершенно не мешало. Скорее, наоборот. Словом, юноша порядком запутался в своих мыслях и ощущениях, но точно был уверен, что на самом деле все очень просто. Надо только найти определение тому новому, что постепенно наполняло его душу. И скоро, очень скоро он его найдет.
Он подватил Итариллэ - она казалась ему на удивление легкой и воздушной - и посадил в седло. Нильмо, умница, стоял совершенно спокойно, словно понимал, какой ценный груз доверяет ему хозяин.  А затем быстро сел сам - позади эльдиэ, так, чтобы можно было поддерживать ее во время поездки. Золотые волосы слегка щекотали лицо, и нолдо улыбнулся. И почему-то подумал, что Итариллэ, наверное, тоже улыбается сейчас... а еще, что у нее удивительная, красивая и очень светлая улыбка. И что она сама похожа на лучик света...
- Готова? Тогда вперед, - сказал он, и тронул бока коня.
Нильмо, ничуть не смущенный, а как будто даже гордый двойным грузом, пошел сначала шагом, изящно и высоко поднимая ноги, а затем перешел на рысь. Он красиво выгнул шею, потряхивая гривой и вообще, кажется, задался целью быть образцовой и идеально выезженной лошадью. Похоже, он-то уже давно догадался, что происходит с хозяином и другом и решил всячески помогать ему...

+1

30

- Спасибо за то, что согласился… За то, что понял, - все так же застенчиво молвила девушка, с трудом понимая, что же успело перемениться. Ведь совсем недавно она свободно общалась с тогда еще совсем незнакомым эльфом, а сейчас так робко избегала его взгляда. Точно появилось что-то, что она боялась показать, или то, что боялась увидеть. Боялась, потому что не знала, как реагировать и как правильно себя вести. Так, чтобы это не выглядело глупо или смешно, но почему-то она была уверена, что в любом случае будет так, ибо уже нечто переменилось между ними обоими.
И хоть сама девушка не делала для себя ничего необычного, она неожиданно стала задумываться, а как на это посмотрит Аралин. Внезапно его мнение, его слова, его действия стали для эльдиэ едва ли не самым весомым из всего, что было сейчас – в эту минуту, в этот час, здесь в полях и на холмах далеко за стенами города.
Среброногая только охнула, когда эльда подхватил ее. Настолько быстро и легко, точно она для него совсем ничего не весила, и даже зная, что Аралин кузнец, нолдиэ все равно удивилась. Одно дело представлять и совсем другое почувствовать. Однако дева ничуть не испугалась, даже оказавшись в седле. Пусть было высоко, значительно выше, чем она привыкла находиться, пусть не было контакта с землей, которую она любила чувствовать босыми ногами, но зато она точно знала, что Нильмо будет осторожен, чтобы не скинуть неумёху, да и Аралин упасть ей не позволит.
Готова? И снова так непривычно слышать подобное обращение, но одновременно так приятно, что даже дух перехватывает от восторга, переполнившего душу. Эльфийка действительно улыбалась, потому что ее переполняли чувства и эмоции, и только об одном жалела – что не могла увидеть лица своего спутника. Вернее как, теоретически и физически она вполне была способна повернуть голову, но все никак не отваживалась. Хотела много раз и каждый – пресекала свои попытки. Снова беспричинно, но она пообещала себе, что разберется в этих чувствах, а пока просто представляла, что Аралин улыбается вместе с ней.
А Нильмо все красовался, Итариллэ даже рассмеялась. Конь был действительно умен, даже мудр, как для жеребца своего возраста. И в то же время казалось, его энергии хватило бы на целый табун скакунов, должно быть, непросто было сдерживать такую порывистость и любовь к свободе, чтобы жить в такт с гораздо более медлительными двуногими существами. Впрочем, девушка не сомневалась, жеребцу с наездником очень повезло.
Сперва эльдиэ сидела смирно, но когда чуть-чуть осмелела, позволила себе наклониться немного вперед, чтобы высмотреть, стадо коней, сподвигшее бесстрашных путников скакать вперед в невиданные дали. И впрямь, лошадей было видно, они красиво вписывались в окружающий пейзаж, и все здесь казалось прекрасным. Эльдиэ даже ни разу не обернулась в сторону Тириона, точно и вовсе позабыла о существовании города, и всех кто там мог ждать ее возвращения. Она вернется, но не сейчас, пока же она надеялась, что время растянется подольше.
- Так хочется, чтобы этот день не заканчивался, - призналась эльдиэ, не поворачиваясь, а потому она могла лишь догадываться, какая эмоция отразилась на лице нолдо. Итариллэ даже не задумывалась, стоит ли это говорить, или лучше промолчать, она просто сказала, прежде, чем ворох ненужных мыслей мог задержать слова на устах.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Прошлое » "Мы жили тогда на планете другой..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC