Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Настоящее время » Дружественный визит


Дружественный визит

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Король Дарин, сын Глоина, был еще молод по меркам гномов, когда наследовал дяде, погибшему в обвале.
Злые языки говорили, что он сам тот обвал и устроил, но нет, своды пещеры рухнули на голову владыке сами собой. Очень вовремя: слишком дядя сдружился с надземным племенем, настолько, что готов был, кажется, заключить военный союз.
К счастью, не успел.
Дарин же, приняв корону, ясно объявил: война валы с дивным народом не касается гномов. А спустя неделю после коронации застава у северных врат передала с рук на руки лекарям еле живого Карантира. Был он в плачевном состоянии, несколько дней толком не приходил в себя. С ним нелегкая принесла Маэдроса, старшего из лордов-братьев.
И все это было так не ко времени... Дарин  раздраженно бросил на стол свиток и задумался.
Крепко.
Что делать?
Пока велел помочь гостям чем возможно и отослал короткое послание. Разумеется, в королевстве траур, и, разумеется, сейчас не время для пиров и приемов.
Лечитесь, отдыхайте, пожелание всех благ.

Отредактировано Амариэ (2017-02-15 10:50:56)

+1

2

Ничто, как говорится, не предвещало. Ничто и ничего. Ничего из того, что происходило с Пятым сыном Феанаро в этой точке карты. Почему он едет в дипломатическую миссию один? Нет, есть еще и верные, но это другое. Куруфинвэ поймал себя на мысли, что давненько не выбирался никуда без братьев и успел крепко отвыкнуть от этого. Но его отправили одного. Можно было, разумеется, счесть это карой за слишком длинный язык и неуместные шутки, но тут явно было что-то большее. Или не было и он просто удачно подвернулся отцу под руку, а все остальное сам же и придумал. Ладно, скоро узнаем. Многое узнаем: и про готовность гномов помогать не только в делах торговых, но и в военных. Особенно в военных. Теперь главное держать себя в руках и не паниковать. Надо оправдывать ожидания отца и не оправдать его опасений. Не упиться в хлам, то есть. Хотя это трудно, у гномов почти все важные переговоры шли под самогон. Вернее, под него шла неофициальная часть. И вот её провалить никак нельзя...
Под эти нерадостные мысли прошла большая часть пути до Синих гор. Чем же ближе становились эти самые горы и первый форпост подземного народа, тем все назойливее паниковал внутренний голос, и тем флегматичнее становился Пятый. Всё будет хорошо, всё пойдет должным образом... И никак иначе! Опять же, дары для узбада заготовлены, визит оговорен заранее. Разве что-то может пойти не так?
Небольшой отряд подъехал к воротам и остановился, дожидаясь реакции стражи.

+2

3

Гномы приняли их без восторга. Но приняли - спасибо и на том. Иначе бы они просто не довезли Морьо до Химринга. Даже после усилий - немалых! - целителя, он был плох. И в сознание начал приходить совсем недавно и урывками. Но теперь хотя бы были основания думать, что жизни брата ничего не угрожает.
Майтимо и пара верных остался с раненым, оправив остальных домой, и теперь проводил рядом с ним почти всё время. С хозяевами общался немного - кажется, новых король не горел желанием привечать гостей: приютили и ладно. Прежний правитель, Глоин, был куда более дружески расположен. Но увы, его останки -те, что удалось вытащить из-под обвала - покоились в могиле, многократно и безутешно оплаканные родичами и подданными. Эта новость стала сюрпризом не слишком приятным, надо сказать. Союз с гномами, который намечался до безвременной кончины Глоина, оказался теперь под большим вопросом.
Впрочем, пока старшего сына Феанаро здоровье брата волновало больше, чем политика.

+1

4

Конечно, Куруфина на заставе знали. Его приветствовали так напыщенно и официально, что сразу ясно: гномы растерялись.
Впустили само собой.
Потом к нему выкатился похожий на пивной бочонок Тили, махнул рукой, чтобы забрали коня, прогудел на синдарине "Добрая встреча", и, не утруждаясь больше, перешел на кхазад.
- Мы ждали тебя раньше, а сейчас траур: король Глоин погиб в обвале, - скорбно покачал головой, потом повел рукой в сторону ворот, - Теперь правит Дарин.

+1

5

Сказать, что Пятый был удивлен столь официальной встрече, значит просто промолчать. Что, собственно, он и сделал, замерев в недоумении. Была бы тут матушка, то непременно слепила бы с него конную статую.А уж Турко всенепременнейше ткнул младшего брата под ребра, дескать, чего застыл. Вредный внутренний голос тут же напомнил, что он-де предупреждал!
Многообещещающее начало, что и говорить. Ладно, еще ничего не ясно, а с проблемами будем разбираться по мере их поступления. Для начала можно слезть с коня и не менее цветасто ответить на приветствия. Создать впечатление нормальности и обычности происходящего, пусть только и в глазах своих собственных верных. А уж реальное положение дел обсудить чуть позже.
Знакомцу Курво кивнул уже приветливее и даже умудрился улыбнуться без заметной растерянности. Все-таки на них смотрят, надо держать лицо.
- Я ехал к оговореному времени и не особо спешил, не думал, что надо торопиться. Но явно стоило. Я скорблю вместе с тобой, король Глоин был для нас добрым союзником. Дарин... Я помню его, но не имел чести говорить с ним. Что скажешь о нем? Готовиться мне к плохому, или хорошему приему?

+1

6

Брату было плохо... Майтимо сейчас очень хорошо понимал, каково был тем, кто спас его тогда, с Тангородрим. Страшно, когда жизнь близкого тебе существа висит на волоске, когда он стонет и мечется в бреду, а ты ничего не можешь сделать.  Время от времени Морьо звал его, и старший феаноринг отзывался, но видно было, что раненый не слышит и не видит ничего и не понимает, где находится и кто рядом.
Когда целитель - всё же чудной народ эти гномы! - подошёл к ним, Майтимо чуть подвинулся, давая ему возможность увидеть пациента.
А пациент был... живописен. В запекшейся крови, грязи - отмывать времени не было, да и негде. С полусбитыми кандалами на руках и ошейником на шее. И это - впечатляющее дополнение к ранам разной степени тяжести.
- Мы боялись не довезти.. - негромко сказал он, испытывая некоторое чувство неловкости от того, что даже сидя был выше гномьего лекаря. - Спасибо, что согласились помочь.

+1

7

НПС Двалин, целитель

Белый, как лунь, старый Двалин кинул недокуренную трубку, хлопнул себя по коленям и вскочил, перевальцем нагоняя стража, позвавшего от заставы. С пришлыми из высокого народа был раненый, и раненый серьёзно.
- Колючек в бороду их папаше, что не воспитывает сынков... - хмуро ворчал себе под нос, не забивая голову мелочами вроде расовой безбородости высоких. Торба с травами и прочим лекарским добром задорно хлопала старика по боку, пока он бежал.
... Рыжий молодец, сидевший у наскоро настеленной лежанки, не рассчитал габаритов Двалина, так что тому пришлось покряхтеть, протискиваясь ближе. На обращение его гном едва кивнул. А больной... Старый лекарь видел на своём веку немало стычек, разбитых голов и ломанных конечностей, но этот эльда был отделан похлеще. Да ещё и битые кандалы, врезавшиеся в раны.
- А чтоб вам табак до веку сырым раскуривать! - рассердился Двалин, бросая торбу у постели. Сунул два пальца в рот, свистнул залихватски и сурово прогундосил явившемуся младшему из незанятых: - Зови кого-нить из кузнецов, пущай хоть железки эти сымут с него.
Синдарин старик знал, но непривычно певучая речь давалась ему с трудностями.

... Кузнецы справились споро, хоть раненому то было и не сладко. Лекарь намочил горячим отваром тряпки и мыл раны, что-то недовольно ворча в бороду. Рыжему вручено было питьё, кое следовало потихоньку вливать в рот больному, чтоб сбивать жар и разбавлять кровь. " - Да следи, чтоб не захлебнулся", - наставительно погрозил пальцем старик, растирая в мисочке какие-то коренья с жиром. Плохи были раны, долго живить их будет, намучаются...

+3

8

Сначала мир вокруг Морифинвэ был тёмный и страшный. Ничего не происходило, не было никаких звуков - и это-то пугало больше всего. Затем появилось ощущение мерного покачивания… Его везли. Куда? Зачем?..
Постепенно память начала возвращаться… Урывками. Сначала пришло воспоминание о Майтимо, о падении с лошади… И Морьо подумалось, что его везут к брату на праздник… Не надо  было так много самогона пить!
Потом  где-то на задворках сознания мелькнула мысль о какой-то клетке. Кого-то в неё посадили. Опасного. Волчару, что ли, во время охоты поймали? Морьо точно помнил, что он ездил на охоту. От брата. Значит, добрался. Значит, не к брату. Его ранили на охоте и везут домой? Если видел клетку, значит, привезли уже. Тогда куда сейчас везут?
Следующим  штришком оказались орки. Много. Ну это не новость. Феаноринги их бьют, били, и будут бить! Морьо выезжал  на охоту за орками и поймал  «языка»? И его посадили в клетку на всякий случай?
Потом из глубин памяти выплыло лицо  майа…. И  Морьо разом всё вспомнил. Его везли в Ангбанд. В клетке, построенной специального для четвёртого сына Феанаро.
На очередном ухабе клетка подпрыгнула, и спину отчего-то пронзила резкая боль. Словно кто-то вогнал ему в спину нож… Или стрелу.  Да ну, не может такого быть. Зачем кому-то из орков стараться убить Морьо? Наоборот, он нужен в Ангбанде живым и здоровым…
На задворках памяти мелькал ещё какой-то шум… суматоха… Лица братьев. Морьо казалось, что его пытались освободить…  Освободили???
Глаза открывать не хотелось. Страшила встреча с действительностью… Да и сил не оставалось. Имелась лишь одна возможность проверить, у кого он -  у своих или чужих. Морьо поднял руку и вяло потёр шею. Ошейник. У чужих. Ангбанд. Попытка освободить была либо долгожданным сном, либо…  провалилась. И от этого становилось ещё более страшно…
… Второй раз он пришёл в себя, когда кто-то поднёс ему флягу к губам. Движение неожиданно прекратилось… Его доставили в Ангбанд?
Кто-то назвал Морьо по имени. Узнали-таки? Конечно, если его привезли к Моринготто, тот не сможет не вспомнить имени четвёртого сына Феанаро.
Дольше прятаться и делать вид, что без сознания, не имело смысла. Морьо открыл глаза и увидел… Увидел Майтимо? Над ним склонился Майтимо?
-Майтимо…-прошептал в растерянности Карнистир, не веря происходящему.
Он с трудом  приподнял руку, желая погладить брата по щеке и убедиться, что это не сон… Но  рука вновь натолкнулась на ошейник… И звякнул металл. Он в цепях. Ангбанд. Майтимо не смог был так тепло улыбаться в Ангбанде. Значит, это не Майтимо…
Морьо захотелось закричать изо всех сил: «Ты не Майтимо! Пошёл прочь, проклятая тварь!» - но губы только шевельнулись, произнеся имя Майтимо. На большее сил не хватило. Морьо вновь  погрузился в глубины беспамятства.
Потом… потом его несли куда-то по переходам. Клали на холодный, обжигающий пол. Вокруг кто-то говорил, ругался… А затем Морьо увидел Моринготто.
Он стоял и смотрел на принца - насмешливо улыбаясь. Наконец спросил спокойно:
-Присяги от тебя, конечно,ждать бессмысленно?
Морьо скривил губы в ехидной усмешке. Вала пожал плечами, развернулся и ушёл,  ответив на  гримасу Морьо ещё более циничной усмешкой. Прощай, Морифинвэ. Ты знаешь, что тебя ждёт…
Затем были целители, дающие какую-то мерзость, растирающие тело  причитающую немыслимую боль мазями…
И  камера пыток. Запах калёного железа. Звон металла. Боль в шее. Боль по всему телу…
Его привязали к какому-то приспособлению,  разжали рот и начали вливать в рот жидкость с мерзким запахом.
-Сколько ты сможешь выпить этой прелести?-спросил с усмешкой орк, стоящий рядом. Морьо наловчился и  выплюнул жидкость прямо в лицо  своему палачу.

Майтимо и  лекарю

Реакция Морьо на происходящее: стонет, кричит и пытается отбиваться. Если его   уже пытались напоить гномьим зельем - действительно выплюнул в того, кто это сделал. Нет - пусть остаётся попыткой бреда :)

+2

9

Всё-таки гномы - странный народ. В вышину - еле от земли видно, зато в ширину... Лекарь еле пролез к раненому, хотя Майтимо был совершенно уверен, что дал ему достаточно места. На синдарине гном говорил бегло и свободно, хотя и со странным акцентом. Да и манера выражаться...
Вкупе с бородой это выглядело забавно, но Майтимо всё же был достаточно хорошо воспитан, чтобы сдержать невольную улыбку. Да и брат занимал его слишком сильно. Не до смеха как-то было.
Прибежали кузнецы, и тут нолдо был приятно удивлен: не слишком изящные гномы действовали на редкость сноровисто и ловко. Оковы вмиг превратились в груду железных обломков.
Он послушно взял кружку, которую дал ему прибежавший на свист - да, еще одна странность! Если бы целитель-эльда так звал помощников... мда... но лучше воображению волю не давать.- и начал понемногу поить брата. Пахло от питья непривычно, ну да он в травах особенно и не разбирался.
А Морьо вёл себя беспокойно и процессу мешал отчаянно. Метался, бормотал что-то. Впрочем, раненому так и положено себя вести, и он сам наверняка так же "облегчал" работу целителей после своего спасения.
Майтимо успел даже немного устыдиться своего тогдашнего поведения, но тут случился не слишком приятный инцидент: Мрачный, явно находясь в цепких лапах бреда, плюнул свежезалитым в его рот животворным зельем, очевидно метясь в поящего, которого не узнавал. Он совершенно автоматически уклонился и... нет, на гнома почти ничего не попало, только пара капель, но вышло неловко.
- Прости, - пробормотал сконфуженный феаноринг.
Говорят, гномы обидчивы. Не самый лучший способ это проверить. И не самый подходящий момент.

+1

10

НПС Двалин

"Две ложки тёртых кореньев жив-корня, соку дорожника поболе..."
Двалин был совершенно поглощён своим занятием и не заметил бы плевка раненого, если б не его родич.
- Чего простить-то? - буркнул, едва скосив глаза на эльду. Капли зелья поблёскивали бусинами в роскошной бороде. И так бы и сошло всё незамеченным, если бы взгляд старика не наткнулся на кружку. - Напоил? Чего он тут плевался?
Но ещё не договорив вопроса, нахмурился сурово и отобрал у рыжего кружку:
- Так, значится. Первый раз за больным ходишь, что ли? Не лить в него питья, когда бредит! Голову ему держи, чтоб не побился, да от кулаков уворачивайся, коли махаться станет. Вот молодёжь пошла, ничему их не учат... - последнюю фразу гном уже сердито бурчал себе под нос, фыркая в седую бороду, а крупные мозолистые руки знай работали толокушкой, не отвлекаясь и не сбавляя темпа.
За полчаса раны были обработаны и смазаны густой тёмной мазью с резким запахом. Целитель отёр руки тряпицей, собрал вещи и кивнул рыжему:
- При ём сидеть будешь? Я вскорости ещё отвару сготовлю и занесу, напоим, пить ему много надо. Сам-то голоден, небось? А и ранений никаких ни у кого нет боле?
Он стоял на пороге - толстый, почти круглый, гружёный грязной посудой, с красным от натуги лицом и цепким взглядом из-под кустистых бровей. Мог казаться суровым и жёстким, но проницательный наблюдатель непременно заметил бы в складках морщин, в линии плотно сжатого рта, в синих выцветших глазах не травленное временем равнодушие, а лишь тщательно скрываемое сочувствие. Старый Двалин, как мало кто, знал цену доброму отношению и сердечной заботе о больных.

Отредактировано Арельдэ (2017-02-22 14:13:17)

+2

11

Гном выслушал, невольно подумав, что причин для скорби у лорда Карнистра более чем.
- Прости, разумеется, вы не опоздали. - сказал, сожалея о невольной двусмысленности, - Прием будет скромным из-за траура, - ответил уклончиво, - И все придется начинать сначала, потому что Дарин хочет торговли, но не хочет войны. - он повел Куруфина вглубь, сквозь заставу, к вратам в гору.

+1

12

Куруфинвэ кивнул, но скорее своим мыслям, чем в ответ на слова гнома. Ситуация та еще. Одно дело ехать на фактически готовую договоренность с известным, пусть и не полностью, но союзником. Совсем другое этот новый король. Торговля, но не война. Металлы и драгоценные камни для оружия и доспехов нужные вещи, но воины подгорного короля сейчас не менее необходимы. Если не больше.
- Я понимаю, что сейчас не самое подходящее время для пышных празднований. Но я был бы очень признателен, если бы ты подсказал, что из себя представляет новый король. И что говорят о нем. - Пятый старался говорить так, чтобы его слышал лишь идущий рядом гном. Ситуация была в высшей степени щекотливой. - Неужели он не понимает, что не сможет избежать войны, отказывая нам в помощи сейчас? Вряд ли темные твари просто пройдут мимо ваших богатств...
Не пройдут. И не надейтесь. Но отказав в помощи сейчас, гномы рисковали остаться одни в будущем. Курво это понимал, хоть и не задумывался об этом раньше. До этого момента. Не было необходимости, ведь нет нужды думать о том, что гномы могут отказать в помощи в битве. Но они отказали, уже отказали. Есть ничтожный шанс, что удастся уболтать нового короля, но слишком мала эта возможность, чтобы рассуждать о ней всерьез.

+1

13

От плевка орк ушёл, хотя и высказал сквозь зубы что-то  малоприятное.  Слов Морифинвэ не разобрал, зато заметил выражение лица тюремщика - и это-то выражение лица ему так понравилось, что бывший принц, а ныне пленник захохотал, да так обидно, что его тюремщик посерел ещё больше, и ругань возобновилась с новой силой. Он уже поднял было руку для  запаха, как его властно остановили. Ещё один  ангбандский типчик. Мелкий,  седой… Бородатый! Если бы Морьо достоверно не знал, что гномы не служат Моринготто, он решил бы, что видит  перед собой представителя подгорного народа.
Новоприбывший что-то долго выговаривал незадачливому воителю, злобно косясь в сторону Морифинвэ. Четвёртый злорадно оскалился: поди, выговор делает, ущербному. И правильно! Не умеешь работать с кадрами - не берись!
Может, наконец-то оставят в покое?
Не тут-то было!
Седобородый подошёл совсем близко, посмотрел принцу внимательно в глаза, ухмыльнулся:
-Думаешь, ты самый умный, сопляк? Думаешь, Ангбанд не сломает тебя? Ошибаешься, дурачок. Ой как ошибаешься…
Он буркнул ещё что-то себе под нос, и  силы оставили Морифинв. Наверное, это был сильный чародей - заколдовать одним словом здорового эльфа, обездвижить его - это ж какая силища нужна!
А потом… Потом начался новый виток ада…
Ему рвали сухожилия и жгли калёным железом, смазывали раны и заливали их расплавленным свинцом. Морьо терпел первые мгновения, но по мере того, как  муки достигали предела эльфийских возможностей - он всё громче стонал сквозь крепко сжатые зубы, а потом уже и кричал, не переставая. В перерывах между воплями хотелось проклинать Моринготто и его тёмную сволочь, но сил уже не было - только крик…
Наконец седобородый отошёл, удовлетворённый, с усмешкой оглядев дело рук своих.
-ОТдохнёшь - продолжим,-сказал совершенно спокойно он,  подманивая пальцем первого неудачника-палача. Ещё и пальцем ткнул в сторону Морифинвэ: учись, как надо!
В тот самым момент Морьо почувствовал, как силы начинают возвращаться к нему. Пока мерзавцы-экзекуторы были заняты беседой, он украдкой пошевелил пальцами ноги… Действуют. Вот и прекрасно!
Морьо не заметил того мига, когда его отвязали. но он знал, достоверно знал, что сейчас сможет подняться. Надо воспользоваться… Надо воспользоваться…
Кого из двоих выбрать? Орка или седобородого? Седобородый, поди, здесь главный… Ищу, как распоряжается! Недолго тебе осталось!
Морифинвэ дождался удобного момента, когда  оба собеседника повернулись к нему спиной и, резко вскочив, в два прыжка  достиг седобородого, вцепился ему в шею и принялся душить…
Только бы успеть… Только бы успеть...

Майтимо и лекарю

Поведение Морьо: пока Майтимо извинялся перед гномом - смеялся. Когда смазывали и перевязывали раны - стонал разной степенью громкости. Когда гном заговорил с Майтимо на пороге - поднялся,  рванулся вперёд. Успел дотянуться до горла гнома или нет - решать гному, но если и успел вцепиться - то тут же разжал пальцы и обессилено упал на пол

Отредактировано Морифинвэ (2017-02-24 22:57:14)

+2

14

НПС Двалин

Отчаянные стоны раненого ещё звучали в ушах, пока старик-гном говорил с рыжим эльдой. И очень что-то отвлекали от дум насущных.
"И чего это вопил так? Ну вестимо, пока железяки снимали, да и отмыть-то задачка оказалась... Так от мази-то легчать должно, а по ём и не видно. Вродь затих, а вродь и беспокойно за него как-то: не приведи Махал, зараза вглубь ушла, ведь сколько его сюда везли-то..."
И так крутилось оно в голове, крутилось, заставляя гнома то и дело косить глазом на больного. И невдомёк было, что то чутьё его, которое с годами да шишками приходит, предупреждало. Но вот хоть спасибо - углядел!
Ладно там глаза, даром что глубоко под бровями запрятанные, чуть не вылезли из орбит, так умудрился Двалин ещё и посуду всю, что в руках держал, разом об пол грянуть - только черепки полетели. А это ж вам не юнец какой зелёный - старый гном-то, бывалый, служивый даже в молодые годы! Но как завидел он раненого, что вместо лежать бревном да постанывать, вдруг как подскочит, будто в зад ужаленный, да как бросится - и прям на него! - так душа у него в пятки и ушла. Не трус был Двалин, нееет, только зрелище страшного, всего в перевязках да худого-паршивого, как одичавшая овца, эльды в прыжке кого хочешь в ступор вгонит.
И только буйный-то этот к нему подскочить успел да за горло схватить, как тут ноги его держать и отказались. Не мудрено, дурня такого! Двалин и дёрнуться-шарахнуться не успел, а тот уже и рухнул сам, как куль с зерном, прямиком гному под ноги.
- А чтоб тебя!.. - вырвалось у старика, да язык он сразу и прикусил. Всколыхнулось скорым гневом внутри и улеглось, только борода затряслась мелко да пальцы худо слушались, пока он дурня этого дивного (вот уж воистину название верное!) силился поднять: не столько тяжести той, сколько длинный вымахал! - Да помоги-ка, слышь, малый! - а это уже рыжему. И только одна мысль в голове: хоть бы башку бедовую не расшиб об каменный пол да в жару не сгорел бы...

+2

15

Майтимо - вот удивительное дело! - чувствовал себя перед этим гномом, ростом ему едва ли по пояс, сопливым мальчишкой. Чувство, совершенно не свойственное старшему феанариону, по крайней мере с очень и очень давних времен. А еще удивительней было то, что его это совершенно не обижало, не задевало и никак не язвило его гордость.
Что-то такое было в этом гноме... мудрость? Спокойная, скрытая, но настоящая доброта под сурово-равнодушным видом?
В любом случае, смеяться над ним уже совершенно не хотелось.
- Я... первый, да.- пробормотал он.
Пожалуй, с такими тяжело ранеными он действительно имел дело первый раз. Ну то есть они были, - война есть война! - но справлялись с этим обычно целители. Так что единственным раненым на его памяти, который вот так бредил и метался, принимая окружающих за мороки был... ну да, он сам, двадцать лет назад.
От этого сравнения Майтимо стало не слишком хорошо на душе. Что делали с братом эти твари?!
- Хорошо. - он кивнул на слова гнома, стараясь не показывать лишних эмоций. Гнев тут точно не поможет.
И послушно придержал брата искалеченной рукой, чтобы сильно не метался, пока целитель станет обрабатывать раны. Левую, более полезную, держал свободной на всякий случай.
А Морьо продолжал стонать и бредить, и от его стонов сердце разрывалось на части. От жалости и злости на проклятых  тварей. От желания вот прямо сейчас отомстить за каждую рану брата... было бы кому. Хорошо, что они убили того майа, но ведь сколько ещё такой мрази осталось в Ангамандо! Стереть с лица земли... единственное, чего они все заслуживают!
Потом всё закончилось и Майтимо отпустил брата - пусть немного отдохнёт.
- Да, конечно. Я никуда от него не уйду.
Даже если будут выгонять!
- Нет, я не голоден. Ранения разве что легкие, могут подождать... Сначала брату помогите. - он улыбнулся гному и уже хотел было поблагодарить за уже сделанное, как...
... Каким образом Морьо удалось встать, было неведомо. Но он встал и бросился на гнома, видимо, считая его самым главным своим мучителем. Бросился, пытаясь ухватить за горло, только сил хватило ровно на сам бросок, а потом ноги раненого подкосились, и он упал на пол. Одновременно со всем тем, что держала в руках жертва неудавшегося нападения.
Майтимо выругался и бросился поднимать брата.
- Он бредит. - тихо пояснил он, когда Морьо был наконец водворён обратно на кровать. - видит то, что с ним было... в плену.
Последнее слово почему-то далось с трудом. А ведь столько лет прошло... видимо, происходящее слишком уж напомнило события двадцатилетней давности.

+3

16

[NIC]Азагхал[/NIC][STA] Родственник со стороны мужа  двоюродной тётки со стороны кузины [/STA]
[AVA]http://www.zagadochnaya-sila.ru/images/stories/picture/Gnom/gnom_002.jpg[/AVA]
Будь воля толстого коротышки, что ехал сейчас на поняшке в сторону гномьего города, он бы в страшном сне не видел государство нового гномьего королька. Но начальство  велело «оказать  посильную помощь». С начальством, как известно, не спорят. С начальством спорить - себе дороже!
Поняшек любящий  дядюшка не любил. Не его.Всю зад… пятую точку на их спине отобьёшь. И поняшки, мерзавцы этакие, отвечали седоку взаимностью…
Поэтому нет ничего удивительного, что к воротам посол подъехал изрядно обваленный и помятый. На вопрос  дозорных, кто, мол, такой, только  устало буркнул:
-К королю вашему, племянничку, в гости  приехал. И помощь в борьбе с мерзким балрогом оказать. Бают, свирепствует он тут у вас. Меня Азагхал кличут. А король ваш мне мужа двоюродной тётки внучатый племянник со стороны кузины. Самое наиближацшее родство!Вы уж напомните племянничку дорогому,-и посол утёр  горькую слезу.-Вдруг вспомнит…

+2

17

НПС Двалин

Гном сидел на краю лежанки, неловко приглаживая бороду, смотрел на глиняные черепки на полу и слушал рыжего. Потом украдкой скосил глаза на его искалеченную руку.
"Эх, высокие. Славно вы против Тёмного-то стали, крепко. Только, видно, нелегко с ним совладать будет. Вон уж сколько оно вам стоило..."
Не стал бы Двалин говорить этого эльде, как и не стал бы советовать не будить лихо, пока спит. Гномы, что уж гневливые да на расправу скорые, всё ж редко когда лезли на рожон, видя, что с противником не справиться. А эти лезли - ещё как! И калеками, и безумцами после пыток да издевательств умудрялись они всё же выбираться из подземелий Севера, как черви после дождя, следуя за своей целью. Такое упрямство, такая самоотверженная верность своей цели и гномам были удивительны.
Дал им Создатель что-то такое, чего не было у кхазад.
Двалин кашлянул и встал, тряхнув головой:
- Ты не думай, я зла на твоего раненого не держу. Понимаю, что почём. - И коротко глянув на рыжего: - Ты ток сильно тут не геройствуй. Ему спать всё одно, так что и ты отдохни. Счас поесть тебе снесут - и спать ложись. Я сам заходить буду.
Упрямы были они, да Двалина старого тоже переупрямить нелегко. И не обращая боле на эльду внимания, он кряхтя собрал осколки посуды и вышел прочь.

Три дня прошли сплошной чередой суеты вокруг больного. Целитель спал урывками, ведь взялся таки ещё и остальных пришлых осмотреть, но к этому заходил чуть не каждый час. Рыжего уложить спать явилось задачей действительно непосильной, Двалин даже зелье сонное пытался ему однажды подсунуть. А раненый поправлялся трудно. Вроде и ничего особенного, ни яду в ранах не было, ни заражения страшного не пошло, но видно крепко голову ему тёмные заморочили, ужасу натерпелся, от которого отходят хуже, чем от ран. И приходил он в себя только короткими паузами среди бреда, и сам, видно, не всегда отличая реальность от своих жутких воспоминаний. Но и лекарства своё дело делали, раны беспокоили теперь намного меньше, и наконец, совсем вычищенные от въевшейся от оков ржавчины, стали потихоньку затягиваться. И как раз к третьему дню больной впервые за всё время заснул ровным глубоким сном - Двалин, прислушиваясь к его дыханию, одобрительно кивнул рыжему: можно было праздновать настоящую победу.

Майтимо и Морьо

Как там сложилась ситуация с сонным зельем, которое Двалин подсунул Нэльо, решать Нэльо.
Предполагается, что как раз после первого нормального сна Морьо и может прийти в себя и наконец проснуться в сознании.

+2

18

- Спасибо, - совершенно искренне поблагодарил Майтимо.
Надо же... он был совсем иного мнения о гномах. Сплюснутый народец... да, они разные были, конечно, но этот целитель вызывал как минимум уважение. И смеяться над ним уже совсем не хотелось.
Он поймал брошенный на его правую руку взгляд и чуть нахмурился. Ну да... и такое бывает. Но это вовсе не значит, что он не в состоянии ухаживать за раненым! Впрочем, гном, похоже, так и не думал.
- Я тут отдохну... поем и отдохну.
В глазах Майтимо появилось упрямое выражение, означавшее, что он уже всё решил и заставить его передумать может только стихийное бедствие или внезапная гибель.
От брата он уходить намерен не был.

И не уходил. Хотя и едва ли не выгоняли. И спать пытались уложить... да, собственно, он и спал. Только тоже - рядом. Чутко, просыпаясь от каждого шороха. Один раз провалился в глубокий сон на пару часов, а, проснувшись, сильно подозревал, что гномы из самых лучших побуждений подсунули в питьё сонных трав. Уж кто-кто, а Майтимо отлично помнил, как такие настои пахли, ещё с Митримских времён. Потому выпил только половину - страшно было пропустить что-то важное. Вдруг Морьо станет хуже, а он не услышит и целителей рядом не будет?
Мало-помалу Мрачному становилось лучше. Физически. Но бредить он продолжал... значит, феа никак не могла оправиться от произошедшего. Майтимо ещё и потому не хотел уходить: звал, говорил с раненым. Знал - это тоже должно помочь, по себе знал. Если бы тогда не было рядом братьев, Финьо... он ведь ушёл бы.
Наконец настал момент, когда Морьо уснул спокойно.
Майтимо первый раз за три дня перевёл дух и кивнул с улыбкой в ответ на взгляд целителя.
Кажется, самое страшное уже позади.

+2

19

Эх, не успел… Не получилось! Морьо оттащили в множество рук, не дав довершить до конца столь  благополучно начатое дело.  Принц рычал и сопротивлялся, но силы были неравны… Нападавшие оттащили его и с размаху кинули на голодный пол. Морьо ударился головой о каменные плиты - и потерял сознание…
Следующие несколько дней прошли дня него как в бреду. Кошмар сменялся явью… Иногда ему казалось, что он видит подле себя Майтимо, то зовущего брата - ласково, с теплотой, то исцеляющего его раны. Но Майтимо не могло быть рядом - ибо Морьо точно знал, что он находится в Ангбанде, и это был лишь сон - или лживые посулы, насланные Моринготто. Морьо приходил в себя - и видел всё тех же орков, снующих вокруг. По странному стечению обстоятельств, они напоминали ему гномов… «Новая порода выведена»,-вот и всё, что думалось Карнистиру, когда его его тело истязали то огнём, то  водой…
Наконец этот кошар кончился. Его оставили в покое. Карнистир впал в беспокойный сон… А когда очнулся наконец, отпето-то посвежевший и чувствующий себя куда как здоровым… То первым, кого он увидел у собственного ложа, был Нельо!
Карнистир моргнул недоуменно.  Нельо  здесь быть не могло. Нельо не мог очутиться в Ангбанде! Разве что отправился бы спасать его, Морьо… Но тогда он был бы в оковах - а старшенький сидел напротив него, пусть и не бодрый, а весьма осунувшийся, но явно свободный.
В голове Морьо это не укладывалось. Он моргнул ещё пару раз, стараясь привести мысли в порядок… И наконец вспомнил. Всё тот же Нельо рассказывал об иллюзиях, которые способен накладывать Моринготто. Несомненно, одна такая иллюзия и сидит как раз перед Морьо. Ещё и гнома приплели… Чтобы совсем уж правдоподобно было. Сейчас эта иллюзия ка-а-ак начнёт притворяться любящим братиком! И тайны, поди,  выведывать начнёт!  И  аванирэ просить открыть, чтобы, значит, доказать истинность свою. Дырку от бублика тебе, а не аванирэ, Морготов прихвостень!

+1

20

Ох и упрямый народ эти дивные! Ну чисто молодые ослы. Такие мысли частенько посещали Двалина за последние три дня. Что этот рыжий, не спамши-не емши сидящий у изголовья раненого, что товарищи их, в один голос твердящие, что травмы их пустячные... Что уж гномы народ упрямый, но насмотревшись на этих, старый целитель всё сильнее привязывался к своей родне. Даже к тому старому дурню Мому из Тумунзахара, дальнему родичу жены, с которым они первый раз побились ещё на свадьбе, и с тех пор без тумаков не обходилось ни одно семейное торжество с их участием...
Гном тряхнул белой головой, отгоняя непрошенные мысли, и глянул на больного. Тот хмурился во сне, но действительно спал, а не бредил или лежал без сознания. Дай, Создатель, и в себя скоро придёт... Собираясь сходить за укрепляющим питьём для него, Двалин последний раз мельком глянул в бледное лицо - и вдруг застыл: упрямо горящие глаза, часто моргая, изучали их с рыжим, словно раненый то ли не узнавал своего, то ли так и не понимал происходящего. Старик подивился, выждал немного, поморгав и себе, а после, видя, что тот пока разговора не заводит, нахмурился для серьёзности момента и сам кивнул ему:
- Ну чего, как чувствуешь-то себя?
Наверное стоило оставить право говорить первым рыжему, но в тот момент Двалин о том не подумал.

Отредактировано Арельдэ (2017-03-03 03:22:27)

+2

21

Майтимо вглядывался в лицо брата - с тревогой и надеждой. Если бы он на своём примере не знал, как трудно вернуться - по-настоящему вернуться! - к реальности, то был бы вполне доволен тем, что тот сначала спокойно спал, а затем открыл глаза и вроде бы очнулся. Но было что-то во взгляде Морьо, что говорило: радоваться рано.
А ещё Мрачный был закрыт. Наглухо. Как крепостной стеной, обнес себе аванирэ. Если бы можно был обратиться к нему мысленно, было бы проще. Можно было бы как-то объяснить, доказать, что они не созданный Врагом морок.
Гном-целитель (теперь Майтимо знал, что его зовут Двалин) обратился к своему пациенту первым. И теперь феанарион не без внутреннего напряжение ждал ответа. И был готов удержать брата, если тот вновь надумает воевать с якобы "иллюзиями": вреда не причинит, но может разбередить едва начавшие заживать раны.
И думал о том, что это, в общем-то, странно: Морьо провёл в плену не так много времени, да и до Ангамандо - слава Эру! - не доехал. На его теле не было следов пыток, а значит, его просто захватили и везли как ценного пленника. Почему же настолько сильно пострадала его феа? Что делал с ним этот майа, какими мороками мучил? Или... Майтимо отлично помнил   разговор в Химринге, страшные сны Мрачного. Неужели это они, причудливо перемешавшись с происходящим на самом деле, так сильно повлияли на него?
Отчасти во всём этом была и его вина, пусть и невольная. Никто и никогда, разумеется, не рассказывал старшему феанариону, что он говорил в своём бреду после спасения. А сам он не помнил, потому что разум его был помутнён. Но, похоже, именно бдения рядом с ним настолько сильно впечатлили брата, что обернулись кошмарами на целых двадцать лет.
Проклятый Моринготто умудрялся делать зло даже во так, опосредованно.

+1

22

Вопреки ожиданиям Морьо, Майтимо молчал. Только смотрел на него с какой-то… Жалостью. Хорошо играет, подлец! Настоящий Майтимо так бы и смотрел… Хотя нет, настоящий Майтимо немедленно бы кинулся обнимать пришедшего в себя  братишку… А потом отвесил бы подзатыльник: нечего мол,  за орками бегать! Мы за него так волновались, а он… Нынешний же Майтимо напоминал каменную статую.  Сидел и смотрел. Смотрел и сидел. Явно боялся что-то лишнее брякнуть… Хотя  провёл в Ангбанде немало времени - недостаточно, чтобы изучить все его повадки. Да и аванирэ тоже закрытым, наверное, держал.  Иначе бы был выпотрошен до самого дна… А Майтимо вернулся из плена хоть и израненным и больным душой - но не высушенным и выпиты дотла. Значит, сомневаешься, гад. Хорошо-о-о-о…
Между тем подала голос иллюзия гнома. Кто это был - ору-целитель, что поумелее? Или майа, на которого наложен морок? А может быть, здесь, в стане врага, были эльфы, которые добровольно пошли на службу Моринготто? Тогда-то проку от их лечения должно быть куда больше, чем от орочьих снадобий.
Ответить, как он чувствует себя, было затруднительно. Никак. В иные моменты Морьо не чувствовал собственного тела. Или -  комком сплошной боли, которая накатывала, стоило Морьо пошевелиться. И - слабость. Сил подняться не было…
Но отвечать что-то следовало. Причём отвечать так, чтобы Морготовы прихвостни не заподозрили, что Морьо разоблачил их обман. Пусть думают, что он поверил. И поэтому Морьо проговорил громко и отчётливо (точнее говоря, так ему показалось) с самой лучезарной из всех своих улыбок:
- Болит. Всё. Голова. Грудь. Тяжело двигаться. Зеркало. Принесите мне зеркало.
Посмотреть бы на себя самого и понять, насколько он разукрашен. Были ли у Моринготто шансы узнать его? Или собирается играть вслепую?

+2

23

Рыжий эльда не вмешался в разговор, зато вот больной, - как там бишь его кликали? - с чего-то держался молодцом. Только взгляд ничего хорошего не предвещал: цепкий, мрачный, внимательный, будто только и ждёт напасти какой...
"Нехорошо, ох, нехорошо... Чтой-то я и у рыжего этого про характер его не спросил..."
Мысленно сетуя на свою недальновидность, Двалин сурово сдвинул брови, когда эльда выдавил из себя подобие улыбки. Ох и жалкое ж зрелище...
- Ишь, бравый какой голосина-то! Зеркало, значит? - И свистнул так, что у высоких должно быть уши заложило. - Своего узнаёшь хоть? - поинтересовался, ткнув для верности пальцем в рыжего.
"Если повезёт, имечко его мне напомнит... Во, и своё пусть заодно!" - мысленно просиял и быстренько добавил:
- Ну и своё прозванье не запамятовал невзначай?
Гном коротко усмехнулся в бороду, постаравшись, чтоб больной той усмешки не заметил. Недружелюбный у него взгляд-то... И тут как раз один из дозорных, что поблизости, подоспел.
- Тащи-ка зеркало сюда, - распорядился ему целитель. - И зелья укрепляющего захвати, в кухне у очага горшочек с зелёной накрывкой... Да гляди, со склянкой зелёной не перепутай!
Рискованный был шаг доверять это дозорному, да не хотелось старику сейчас рыжего одного оставлять. Надо ж с подопечным разобраться толком!

+2

24

Зеркало? Зачем Мрачному зеркало? Он вроде никогда особо не уделял внимание своей внешности. А тем более сейчас, когда и так ясно, что ничего особенно красивого он не увидит?
Странная просьба брата наводила на неясные пока размышления. Что-то было не так. И в странной просьбе, и в поведении, и во взгляде.
И улыбка была хоть и широкая, но неправильная.
- Не мудрено, что болит. -он улыбнулся.  - Тебе неплохо досталось.
А могло быть ещё хуже... намного. Так что... слава Валар, что Мрачный жив. А остальное...разберутся.
- Морьо... а зачем тебе зеркало?- всё же осторожно спросил он.
Почему-то это не давало покоя. Вкупе со странным взглядом брата и его неестественно-бодрым тоном.
И очень хотелось присоединиться к вопросу гнома: признал ли тот его или...
И снова полезли в голову непрошенные воспоминания. Он не мог поверить, заставить себя поверить, что плен и правда позади. Что вокруг не мороки, и что, стоит лишь поддаться, как всё рассыплется, разлетится по ветру, словно построенный из песка замок.
Хотел бы он видеть сейчас себя-тогдашнего. У него тоже был такой же взгляд?

0

25

НПС НА ВОРОТАХ - ДЯДЕ

Стражи переглянулись, с одной стороны родство близкое, а с другой - кто его знает... но когда гном гнома под гору не пускал? И ворота распахнулись.
- Напомним, непременно напомним, - заверили гнома после трех этажей положенных приветствий. - Вот прямо сейчас и пошлем! А только ждать нечего: пока свиток летит, мы тебя, почтенный Азагхал, к нему и проводим.
Пони забрали, нечего скотине под землю идти, а самого дядюшку впустили за вторые ворота, откуда начинался спуск в подгорное царство.
Что король может не пожелать встречи гномам в голову не пришло, скорее за задержку выбранит, тем более, барлог... Слухи о нем, пока неясные, разнеслись по всему царству и подтверждали их закрытые нижние штольни.

НПС НА ВОРОТАХ - КУРВО

- Говорят, очень он к вам настороженно, - огладил гном бороду смущенно, не говорить же принцу нолдор и давнему знакомцу, что все они колдуны и головы морочить горазды.
- Говорят, Дарин очень хотел стать королем, - поджал губы, впрочем, в бороде и усах это не было слишком заметно. - Правда твоя, вот в совете ему то же Трорин с Двалином талдычат, но король есть король, - развел руками. - Для праздников не время, а вот для поминания... через пять дней третья тризна, как раз дальние родичи на нее съедутся и весь совет будет. Прямо к ней и успеешь. Так что как посмотреть, может, и вовремя ты приехал... - они миновали уже коридор и задержались у вторых ворот, время сказать пару слов было.

Голос он тоже понизил, нечего сотоварищам слушать.

Отредактировано Эдрахиль (2017-03-08 06:44:31)

+1

26

Псевдогном (Морьо всё больше склонялся к мысли, что это майа, а не орк под чарами - ишь, как быстро-то реагирует) и виду не подал, что его удивила просьба Морьо. Ну да, конечно, каждый день попавшие в Ангбанд феаноринги требуют зеркало! (хотя, по правде сказать, до сего дня феаноринг в стенах Ангбанда был только один раз… И хорошо. Первому Дому хватило!) Даже свистнул молодецки, призывая своего…. как его там… Помощника? Заместителя? В любом случае, такого же коротышку. Вот этот точно мог быть орком. От него быстроты реакции не требуется.  Только поди-подай-принеси…
А вот вопрос, сопровождающийся тычком пальца в псевдо-Майтимо, поставил Морьо в тупик. Признаваться или не признаваться? С одной стороны, признаешься - придётся отвечать, откуда знаешь рыжего принца. С другой - после возвращения Майтимо из Ангбанда, его  разве что эмигрировавшая с юга божья коровка не знала. Ну лорд и лорд.
-Узнаю,-вяло кивнул Морьо. В крайнем случае - если жареным запахнет -  потом ото всего отопрётся. Показалось мол. Мало ли, что в бреду привидится!
И тут  псевдо-гномик, успокоенный либо усталым видом Морьо, либо его покладистостью, задал вопрос, ради которого, собственно, и затевался весь этот спектакль. Имя. Имя Морьо…
Кулаки Четвёртого непроизвольно сжались, отчего всё тело вновь  пронзила волна боли. Только этот факт остановил Морьо от того, чтобы вцепиться в  жиденькую бородёнку провокатора и начинать его трясти из стороны в сторону с воплем: «Первый Дом не сдаётся и не колется!!!»
Отдышавшись и переждав  очередной приступ боли, Морьо процедил, кивнув на рыжее недоразумение, сидящее у его постели:
-У него спроси…
Сам, между тем, не без иронии посматривал на так  называемого старшего, философски размышляя:  и какой дурак вздумал так изобразить Майтимо? По памяти лепили, что ли? Братик-то и росточком повыше, и мускулаура у него пофактурнее, и рука подлиннее… Словом, пародия, а не брат!
В размышлениях-то он почти и пропустил первую фразу, сделав зарубку потом  более детально расспросить оборотня  о том, что случилось. Будто-бы случилось… На чём-нибудь этот гад и прокалится, когда начнёт расписывать детали липового спасения Морьо.
…А вот вторая фраза заставила  Карнистира запаниковать. Обманщик назвал его по имени. Значит, узнали… Плохо. Начать всё отрицать? Ссылаться, что просто похож на принца Первого Дома? Или гордо посмотреть судьбе в глаза и признаться во всём,  в чём только можно?
Нет, пожалуй  врать и юлить недостойно принца. Придётся признаваться. А заодно попытаться выпытать, к чему этот спектакль? Ради того, чтобы пробить  аванирэ Морьо? Вытянуть из него информацию о планах Первого Дома? Вполне возможно…
-Ты прав. не нужно,-вяло ответил Морьо. Какая теперь  разница, как он  выглядит - если эта тварь всё равно его узнала… -Извини, я устал… - он прикрыл глаза, стараясь собраться с мыслями… А когда открыл через  минуту, то  спросил не менее вяло:
-Ты сказал, мне досталось… Что произошло?
Теперь надо было внимательно слушать. Чтобы потом, когда он решит повторить этот вопрос (не обязательно так называемому Майтимо - кого там ещё решит Моринготто натравить на него?), проанализировать и сверить полученные данные. На чём-то эти твари должны проколоться…

Отредактировано Морифинвэ (2017-03-09 21:20:13)

+1

27

А поведение больного было вроде и понятным: только от бреда очнулся, всё вокруг явно вызывает сомнения, мол не снится ли опять... Но взгляды эти и кулаки сжатые, когда гном спросил о его имени, - тоже странно. Может, этот раненый гномам не доверяет?
Двалин мозговал, поглаживая бороду, пока рыжий говорил с родичем, и наблюдал за обоими. Что-то нерадостная встреча после болезни вышла.
И тут в коридоре послышался бодрый топот, - рыжий как раз ещё не начал рассказывать о переделке, в которой ранили этого лежачего, - и посланный за зеркалом и зельем дозорный с довольной миной влетел в комнату и протянул просимое целителю:
- Вот, как просили. Этот горшок-то?
Двалин заглянул под крышку, понюхал - угадал, чертяка! Хлопнул дозорного по плечу:
- Молодцом, ступай тогда. - Вдруг спохватился, вспомнив, что больной вроде от зеркала отказался, и уточнил у того: - Слышь, болезный, так на себя любоваться-то будешь? И вот пей бери, раз имя помнишь, а назвать не могёшь. Я-то не из пустого интересу спрашиваю! После таких бредней-то и маму рОдную не узнают, не то имя не помнят, так что пей-пей...
И, оставив пока зеркало дозорному, сунул раненому кружку с тёплым питьём, от которой мягко пахло травами и мёдовой сладостью.

+1

28

Майтимо смотрел на брата и медленно, но верно приходил к выводу: всё не так.
Морьо вроде и очнулся. Вроде был с ними, говорил, вполне к месту отвечал на вопросы. Но...
Устал? Да, немудрено. Но усталостью не объяснишь недоверчивость и настороженность во взгляде.
Всё ещё бредит? Не похоже, потому что взгляд всё же осмысленный и живой. И мысли не путаются явно. А вот что это за мысли...
- Произошло то, что мы отбили тебя у какой-то тёмной твари, которая везла тебя в Ангамандо. - Майтимо нахмурился. - И эта тварь ранила тебя так, что мы тебя еле довезли. Хотели сразу в Химринг, но побоялись. Сейчас мы у гномов, они очень помогли, вытащили тебя едва ли не из Чертогов.
Во взгляде брата была как-то странная недоверчивая ирония. Считает его мороком?
И всё же - зачем ему было нужно зеркало?
И почему сейчас уже не нужно?
- Мы... узнали о стычке в горах. Сказали, что ты погиб, но не поверили. И когда не нашли тела на месте, оправились по следам. Вот и... Морьо, когда ты поправишься, я много чего тебе скажу, так и знай. По поводу разных напитков в чрезмерных количествах и поисках приключения на седалище в незнакомой тебе местности!
Имя. Он произнёс имя брата, и с этого момента нужда в зеркале отпала. Значит... проклятье. Да что он себе в голову вбил?!

+1

29

Настороженно, значит... Плохо. Не ужасно, но и радости от такой вести мало. Будет трудно, особенно если этот новый король очень хотел стать тем, кем стал. И, если думать о совсем плохом, то этот новый гномий правитель не станет помогать в войне с Врагом. Вот ни на песчинку не станет. А станет пухнуть и раздуваться от собственной важности на не своем троне. И поплевывать сверху - смешная шутка! - на высокое посольство.
Мысль получилась и правда забавной, Куруфинвэ даже усмехнулся краем рта. Мнительный, завистливый коротышка с очень и очень большим самомнением. И страхом. Страхом того, что не удержится на троне, что его власть не признают... А у гномов такое возможно? Или нет? Что же делать, что же, что же... Сейчас бы обсудить этот сложный вопрос хоть с кем-нибудь, да вот проблема - не с кем.
Хотя, что там говорил его спутник? Были те, кто выступал за союз и помощь в войне? Трорин и Двалин. Надо бы поговорить с ними до приема у нового короля. Возможно, есть еще те, кто недоволен. Те, кто мог бы... Что мог? Если власть короля настолько всеобъемлюща, да и гномы довольно мнительны, не смогут они признать, что твари и прислужники Врага их попросту сметут. Или купят. Или... уже купили?
Пятый тряхнул головой, словно отгоняя неприятный мысли. 
- Понятно. Большой совет - это очень хорошо, но будет весьма печально, если гордость нового короля будет говорить впереди его разума. Странна мне и глухота его к мудрым советникам. Ведь война с Севером совсем не та война, в которой можно не выбирать сторону. Или... - Куруфинвэ словно бы рассуждал вслух и скорее сам с собой, чем со своим спутником. - Как ты думаешь, у нового короля могли быть гости с той стороны?..

+1

30

Лжа-Братик ещё не успел и рта раскрыть, как в комнату влетел  посланный на… в смысле, за… э-э-э-э… Гном. Морьо предпочитал называть  тех, кого видел -  КАК видел -  чтобы не погрязнуть в пучинах размышлений: кто это - орк или майа.  И ещё горшок с собой притащил… Непонятного вида, а уж запаха… Морьо не удержался и чихнул, когда лекарь засунул в варево свой любопытный нос.
«Что это?-панически крутились мысли в голове у Морьо.-Действительно ли целебное зелье? Или какая-нибудь дрянь, которой меня продолжают пичкать, чтобы мне снова виделись кошмары? Или что бы  я перестал отличать сон от яви и ещё больше поверил в их жестокий спектакль?
-Я выпью… Потом,-вяло ответил Морьо, изо всех сил изображая умирающего лебедя. Такой ответ преследовал цель, во-первых, доказать врагам, что он куда слабее, чем есть на самом деле. А во-вторых… Во-вторых, если гном будет настаивать - значит верно, чем-то опоить собрались. Хотя зачем - если майа могут чары навести? Боятся переборщить с чарами?  Или зелье - оно эффективнее?
-Зеркало?-пробормотал он.-Ах да, зеркало…
Ни к чему не нужное. Ну ладно, принесли…
Взглянул - и не на шутку удивился. Щека дёрнулась, и поневоле вырвался хрип: «Хорош!»  Из зеркала на Морифинвэ смотрело что-то черно-фиолетово-неопределённое, даже при ближайшем рассмотрении не могущее быть идентифицировано  как Морьо Феанарион. как же тогда его узнали? Верные проболтались? Да ну…
Впрочем, во время беседы  с так называемым братиком, Морьо засомневался относительно стойкости своих верных. Иначе откуда бы у Ангбанда была информация о том, что бить орков Морьо поехал не совсем трез… В смысле, всё равно в полной боевой готовности? До встречи с отрядом орков хмель из него весь выветрился,  даже запаха не осталось. Бьёт наугад? Или всё же верные рассказали? Орондил с Накилоном? Могли, чтобы своему лорду хоть какую-то поблажку сделать? Или во время того неудачного   боя ещё кто попался? Знать бы, кто… И что случилось с Майтимо? С  НАСТОЯЩИМ Майтимо. Он  выжил? Сумел увести отряд?
Тут-то Морьо стало вновь худо. Опять жертвы. Опять из-за него жертвы…
«Если вернусь домой - и капли самогона в рот не возьму!» - клятвенно пообещал себе Морьо. Впрочем, с его стороны обещание выглядело явной профанацией. Шанс на возвращение домой  у него был  ещё меньше, чем у Бати - получить прощение Валар…
-Отбили у тёмной твари, говоришь?-пробормотал Карнистир.-А как его звали, этого тёмного?
Он  подумал мимоходом, что непрочь был бы снова встретиться здесь с Ангавелом. Кажется, он был первым тёмным, к которому Морьо испытывал  малейшую толику уважения. Интересно, если он попросит, ему дадут возможность? Дадут, наверное… Но чем за это придётся платить… Ну его, Ангавела…
И тут в голову Морьо пришла идея. Подловить так называемого братика. Спросить у него то, что знает исключительно Майтимо. А потом посмотреть, как эта гадина будет выкручиваться…Всё одно веселье…
-Голова болит…-пробормотал он всё-также слабо. - Забываю многое. Где мой «Летящий»,а?
Так назывался кораблик, который давным-давно сделал Майтимо мелкому Морьо. Карнистир долгёхонько с ним носился  и запускал в любом мало-мальски глубоком водоёмчике, пока однажды «Летящий» не уплыл в море. То-то соплей и воплей было...

+1


Вы здесь » Quenta Noldolante » Настоящее время » Дружественный визит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC