Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Мы все заложники судьбы - она не знает сожаления!


Мы все заложники судьбы - она не знает сожаления!

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Время и Место:Владения старшего феанариона, несколько недель после спасения Морьо.

Участники: Миримон (нпс) - верный Куруфинвэ, Майтимо, Амбаруссар, Макалаурэ

Краткое описание:На землях Майтимо оказывается еще один из тех, кому не посчастливилось попасть в плен, но один из тех, кому повезло оттуда вернуться. Хотя, это как сказать, в чем тут везение...

Предупреждения: Тема относится к событиям отсюда.

0

2

НПС Миримон

Еще какое-то время назад Миримон сомневался, что когда-нибудь еще будет ходить как раньше на своих ногах. Что увидит еще хотя бы раз луч света, а окружать его будет что-то иное, кроме каменного мешка темницы. Он помнил, как яростно сражался, рубя орков направо и налево. Это была лихая стычка, и воины лорда Куруфинвэ, хоть и уступали числом своим противникам, не уступали никому в ярости и желании показать этим зарвавшимся тварям их место. И они бы показали. Точнее они и показали, потому что рубились так, стремительно сокращая число своих противников, что в победе сомневаться не приходилось. Вероятно, они победили в тот раз. Миримон просто слишком увлекся битвой и позволил себе оказаться довольно далеко от остальных, когда получил решающий удар, который сбил его с ног и на время вывел из игры.
Сам он никогда не узнает, благодаря чему в итоге все же оказался в плену. Поняв, что проигрывают, несколько орков решили уносить ноги, оставив товарищей сражаться дальше. А чтобы не возвращаться с пустыми руками, они вознамерились кое-что прихватить в качестве трофеев. Была одна сложность: трофеи были плотно надеты на свежем трупике только что прибитого ими остроухого, и снимать их времени не было. Проявив недюжинную смекалку, орки не растерялись и решили уволочь с собой весь труп целиком, чтобы ограбить его по дороге, подальше от становящегося опасным сражения. Когда труп неожиданно начал оживать, его для верности пристукнули обратно, прикинув, что за такую добычу в Ангбанде могут и похвалить, а того лучше - наградить. Поэтому бравые вояки потащили дальше свои трофеи - одушевленные и неодушевленные.
Оказавшись в плену, Миримон полной чашей испил все то, что причиталось эльфам в Темной твердыне. Усугубляло его положение еще и то, что характер он имел скверный, а нрав - взрывной. Поэтому все, что ему и так полагалось, он получил, но к тому еще изрядно добавили. К тому моменту, когда к нему явились с очень странным предложением, от которого не предлагалось вариантов отказаться, у него уже оставалась только злость - ни сил, ни надежды, ничего уже не было. Глухое черное отчаяние уже начинало им завладевать, а за ним дальше стояло только безумие.
Предложение было настолько неожиданным и диким, что вначале Миримон подумал, что ослышался или неправильно понял. От него не требовали предательства или раскрытия секретов, и он согласился, ни минуты не задумываясь. Полагая, что даже умереть вне стен Ангамандо - нереальный дар, который выпадает только счастливчикам.

Его даже любезно подвезли, чтобы он не тратил времени на дорогу (хотя Миримон полагал, что темные заботились не о нем, а хотели убедиться, что он пойдет туда, куда послали). Оказавшись в одиночестве, он в первые мгновения чуть с ума не сошел от радости. Вокруг был весь мир, и было непонятно, как раньше можно было этого счастья не ценить. Как безумный он носился по окрестностям (носился, потому что перед тем, как отпустить, его довольно грубо, но подлечили, чтобы он мог передвигаться на своих двоих), обнимал деревья, пил воду из ручья, валялся на траве. И в этот момент он подумал, что темные определенно идиоты, потому что вот он - живой, на свободе. Они имели глупость его отпустить, и больше у них не было над ним власти. И он вовсе не обязан выполнять их приказ. Вот не станет и все. Что они тогда сделают?
А потом пришла ночь. И оказалось, что Ангбанд только физически остался далеко. В душе он будет теперь если не всегда, то очень и очень долго. Кошмары душили, заставляя просыпаться с криками. В итоге Миримон решил, что вообще больше не будет спать. Он шел и шел вперед, совершенно бесцельно, чтобы только не заснуть и не видеть. Но все это не отпускало и наяву. Память услужливо подбрасывала все новые и новые картины, пока Миримону не начало казаться, что за каждым кустом, за каждым камнем за ним следят. И свобода - всего лишь морок, она исчезнет, как только он решит свернуть в сторону и не исполнять приказания. Нет, не приказания! Он не был и никогда не будет рабом Ангбанда! Ультиматума. Да, так.
Каждую сотню шагов Миримон решал, что сейчас свернет и пойдет куда-нибудь совершенно в другое место, но продолжал идти, коря себя разным словами и озираясь по сторонам, как последний трус. Поэтому патруль заметил его первым, и когда его спросили, кто он и куда направляется, Миримон не смог ничего придумать, а молчание и его внешний вид в любом случае вызвали бы подозрения. Он назвал свое имя. Сказал, что он - верный лорда Куруфинвэ и что ему непременно нужно увидеться с... Это, должны были быть земли старшего феаноринга, а значит, - с лордом Майтимо. С ним даже лучше, чем с кем бы то ни было еще. Он, может быть, и поймет, если захочет.

+3

3

Майтимо допил остатки вина, поставил бокал на стол. Прошёлся по комнате. Подошёл к окну, бесцельно глядя во двор. Настроение было подавленное. С того дня, как они вернулись, прошло уже две недели. Две недели...
Они не смогли вернуться за телом Курво. Пришлось отступать, на руках был раненый Морьо, и рисковать его жизнью было нельзя.
Потрясённые, измученные они вернулись в Химринг, потом проводили Морьо домой (взяв с него слово никуда в этот раз не сворачивать), попытались как-то прийти в себя. Не получалось. Гибель брата лежала на сердце камнем. Из сердца словно кусок вырвали. Хотя почему словно? Так и есть, ведь Курво был...
Майтимо с силой ударил кулаком по стене. Невозможно! Невозможно говорить о брате в прошедшем времени... Он всё ещё был жив для него. И никогда не получится смириться...
Надо заняться чем-то, отвлечься. Самый простой способ - пойти в зал для тренировок и вымотать себя до предела.
Он уже собрался было так и поступить, когда в дверь постучали.
- Открыто.
Не слишком довольный, Майтимо отошёл от окна.
Это вряд ли были близнецы, гостящие сейчас в Химринге, те бы просто вошли. И Финьо тоже не стал бы стучать. А больше никого видеть не хотелось.
- Мой лорд. - это был один из вернувшийся из дозора, - Мы нашли эльда... он говорит, что верный лорда Куруфинвэ.
Майтимо нахмурился. Откуда? Что случилось? Имя брата снова заставило сжаться сердце.
- Приведи его сюда.
Когда эльф ушёл, старший феаноринг позвал близнецов:
"Питьо, Тэльво... жду вас у себя"

+1

4

[NIC]Амбаруссар[/NIC][STA]Гвэнин[/STA][AVA]https://pp.userapi.com/c626328/v626328812/50545/_ZtrUyijXIU.jpg[/AVA]Осанвэ брата подняло новую волну беспричинной тревоги. Тэльво подбросило со скамьи, где он переобувался после тренировочной схватки, - нужно было как-то сбрасывать это нервное напряжение, осадком оставшееся после возвращения. Амбарто "повезло" участвовать в походе вместе со всеми, и он вернулся уже другим - Тэльво до сих пор не мог привыкнуть. Впрочем, он ни к чему теперь не мог привыкнуть и поэтому тоже злился - необоснованно, на судьбу и старших, которые уехали тогда без него...
Питьо подошёл к младшему, сжимая в руке тренировочный меч, взглядом спросил, готов ли тот идти. Тэльво поднялся со скамьи, хмуро наблюдая за Амбарто. Тот так и стоял, только взгляд внезапно стал отсутствующим, словно он унёсся мыслями далеко. Тэльво догадывался, где он сейчас, наверняка и сам бы вот так же не хотел оставлять того места хотя бы в воображении, будто продлевая мистическую связь с Курво...
Он вырвал из рук близнеца меч и бросил в угол. Питьо ожил, склонил повинно голову, избегая глаз Амбарусса, быстро скинул лёгкий доспех и, не оборачиваясь, вышел из манежа. Тэльво шёл за ним след в след.
Ни одному не пришло в голову спросить у Нэльо, зачем они ему понадобились. После их возвращения что-то между братьями будто... сломалось? Выпала часть мозаики семьи, всего Дома Феанаро, и это нарушение целостности остро воспринимали все. Это отбирало силы, надежду, внимание - всё уходило в какую-то гигантскую воронку пустоты, образовавшейся на месте, которое раньше занимал в их фэа Курво. Никто не верил до конца, что это реально, навсегда. Тэльво только пару дней назад прекратил попытки вытребовать у Нэльо разрешение съездить на место схватки. Тот будто не понимал обиды и неутолённой злобы мести, что сжигала младшего изнутри. Питьо же не поддерживал его только потому, что с самого начала знал: Майтимо не отпустит ни в какую. Но если б был шанс - сам сорвался бы, не раздумывая. Не из призрачной надежды - просто чтобы убедиться ещё раз. Чтобы отдать последнюю дань...
Амбарто резко тряхнул головой, до онемения сжимая кулаки, чтобы прийти в себя. Как же плохо он, оказывается, владел собой. А ведь был как никто ответственен перед Тэльво, и за него - перед старшими. Огляделся и только сейчас заметил у ворот какое-то оживление, голоса дозорных снаружи. Хотел было подойти узнать, но сообразил, что послание Майтимо возможно как раз связано с этим, и решил не мешкать. Они и так задержались.
- Прости, что заставили ждать.
Вошли без стука, плечо к плечу, цепко оглядывая комнату, всем своим видом выражая собранность и готовность. Отношение близнецов к старшим, несмотря на те выпады Тэльво, стало беспрекословно исполнительным, словно в армии. Казалось бы, чего теперь держать боевую готовность, но то ли память так старалась наверстать упущенное, то ли томило какое-то предчувствие, только Амбаруссар не сговариваясь проводили дни напролёт в тренировочном манеже и разведывательных выездах к границам владений Майтимо. Счастье ещё, что сегодня не выехали из лагеря.

Отредактировано Палантир (2017-03-15 15:36:33)

+1

5

Новость, дошедшая до них, была невероятной, обескураживающей. Эльф никак не мог поверить, что  все это правда. Сорвался с места, прилетел в крепость старшего... Зачем? Чтобы самому услышать, как все было. И чтобы быть ближе к ним, к остальным. Вот и близнецы были здесь, хоть у них и своя крепость была. Наверное,  так всем было легче. Ему уж точно. Увидеть братьев, живыми, здоровыми. Знать, что вот они, рядом. Потеряв частичку семьи такие вещи стали восприниматься особенно остро.
Появление гонца не осталось незамеченным, хоть менестрель  и не присматривался к происходящему в крепости, найдя себе место  у зубца крепостной семьи с бутылкой вина. не пил почти... вертел ее в руках, мыслями уйдя глубоко в себя. Но шум и суета снаружи отвлекли и его. Эльф... гонец, наверное, ведь  в Химринге никого не ждали. Потрепанный. Какая еще беда стряслась?
С тяжелым сердцем менестрель спустился и пошел на поиски брата, решив, что ему, все равно, как старшему, доложат обо всех неприятностях.
Замер на мгновение у порога комнаты,  потом резко постучал и вошел.
- Что?
Судя по настроению и виду старшего, ничего хорошего. Да и мелкие были на взводе, но это и так понятно. Он был не лучше.

Отредактировано Макалаурэ (2017-03-12 20:17:55)

+1

6

НПС Миримон

Оказалось, что вдали от своих все было гораздо проще. Теперь же...
Пока его везли от места встречи с разведчиками до крепости, Миримону казалось, что его сопровождающие смотрят на него как-то не так. Нет, они не делали ничего особенного: расспросили в общем о том, что с ним произошло, накормили, дали нормальную одежду взамен того, в чем он покинул Ангамандо. Ничего такого, но бывшему пленному все виделось совершенно иначе. То его раздражало сочувствие, которое он видел в глазах окружающих, и тогда начинал или злиться, или плотнее кутаться в плащ, чтобы никого не видеть и никому не давать лишних поводов для жалости. Жалость была невыносима, тем более, что он ее и не заслуживал. Или все же заслуживал, после всего, что с ним произошло?
То ему начинало вдруг казаться, что его игнорируют, им брезгуют, к нему относятся подозрительно и полтора десятка еще различных претензий, которые множились в голове как отвратительные насекомые и досаждали примерно так же.
Поэтому к тому моменту, когда Миримон наконец-то доехал до места своего назначения, он уже ненавидел просто весь свет и бросал вокруг раздраженно-свирепые взгляды. Зачем? Ну зачем он вообще сюда притащился? Трусость наказуема. Нужно было просто найти иной путь и обогнуть эти земли... О том, что в любом месте было бы то же самое, потому что от себя-то никуда не убежишь, нолдо в тот момент почему-то не думал.
Сначала его задержали, чтобы доложить, получить согласие. А потом... Пока Миримона провожали по коридорам замка, он настраивался на встречу с лордом Майтимо, которого он знал не то, чтобы очень хорошо, но вполне достаточно, чтобы доложиться и по-быстрому свалить куда подальше. Когда же дверь открылась, и оказалось, что эльда попал на мини-совет, на котором не хватало только лордов Морифинвэ и Туркафинвэ и, собственно, его, Миримона, командира. Что у них тут происходит?!
Или все же... происходит...
Миримон растерянно оглядел всех собравшихся, забыв, зачем он вообще тут оказался, а потом... Он и сам не понял, как с языка сорвалось:
- А где лорд Куруфинвэ?
Как будто бы он должен тут быть. Как будто бы ему кто-то обязан был отвечать. Как будто вежливости его никто никогда не учил.

+1

7

- Ничего страшного. Я не долго ждал... проходите.
Майтимо кивнул братьям - одинаковым, как зеркальное отражение друг друга. Хотя он сам никогда не путал их, даже в очень раннем детстве. Просто - чувствовал, кто из них кто, наверное. Даже если они пытались сами заморочить голову по каким-то причинам.
Оба выглядели одновременно собранными и встревоженными. И - готовыми ко всему. Старший феанарион знал, что они за всё это время ни разу не провели в крепости больше нескольких дней кряду. Не будь он лордом Химринга, тоже не сидел бы дома. Тоскливое беспокойство на душе требовало выхода.
Вслед за близнецами появился Кано. Такой же пасмурно-хмурый.
- Пока не знаю, Кано. Сейчас выясним.
Действительно, почти сразу же привели того, о ком доложил дозорный.
Вид эльфа говорил сам за себя.
Измученный, с загнанным больным взглядом... он кутался в плащ, словно надеялся спрятаться.
А потом задал вопрос, совершенно поразивший феанариона своей неожиданностью и неуместностью.
- Лорд Куруфин... погиб. - через силу ответил Майтимо.
Помолчал, справляясь с собой.
- Ты сказал дозорным, что ты его верный... и не знаешь об этом? Откуда ты пришёл?

+2

8

Плюс НПС Тэльво

Амбарто всегда удивлялся, как Майтимо удавалось сохранять разумность и не тярять голову от эмоций даже в самых страшных и запутанных ситуациях. А ведь он тоже рыжий, как и они с Тэльво, а дед Махтан как-то сказал, что у рыжих фэа горит ярче, чем у других. Для них, думал Питьо, это выглядело справедливым, а вот Нэльо...
Они с братом встали у окна, когда с резким стуком в комнату вошёл Кано. Он выглядел более напряжённым, чем Майтимо, - интересно, знал ли причину сбора? Раз уж старший позвал к себе всех лордов, что были сейчас в лагере, - дело нешуточное. Но спрашивать было глупо, либо Нэльо сейчас сам всё расскажет, либо...
Ответ появился сам. Эльда растерянно и едва не затравленно озирался, будто не понимая, где он и с кем разговаривает. Питьо долго вглядывался в черты лица, но пришедшего узнать не мог.
Когда нолдо заговорил, Тэльво рядом дёрнулся, как от удара. Питьо сжал руку близнеца, чувствуя, как внутри разливается боль от упоминания Курво. Та же боль свежей, незатянувшейся раны отразилась на лице и в голосе Нэльо, когда тот заговорил в ответ, и в короткую паузу его заминки у Амбарто потемнело в глазах, словно боль заполнила зал, в котором они находились, густым чёрным дымом... или болотной трясиной, в которой увязали мысли, воспоминания, свет... Но Нэльо снова заговорил, вырывая феанариона из пучины своих переживаний, и Питьо усилием воли, крепче сжав руку близнеца, разогнал видение и снова всмотрелся в лицо незнакомца.
Он слишком напуган. Слишком дезориентирован. Что-то его гложет, отвлекает, мешает...
Питьо коротко взглянул на Майтимо, прося разрешения сказать в свою очередь, и мягко обратился к эльде:
- И как тебя зовут? Расскажи нам всё, что помнишь. Возможно, наши истории дополнят друг друга.
Он жестом указал на скамью, предлагая незнакомцу присесть. Он не должен чувствовать себя, словно на допросе. Он должен поверить, что сейчас в безопасности, у своих...

+1

9

Кано кивнул. Значит, гонец. И Майтимо с ним еще не говорил. Менестрель судорожно вздохнул и замер в той же позе, что и сидел. Не слишком удобной и какой-то ломаной. Это была давняя, еще с детства, привычка. Когда маленький Кано чего-то ждал или волновался, то всегда замирал, как зверек, пока ожидаемое не случалось. И сейчас старая привычка неосознанно, но снова подняла голову.
Впрочем, ждать ему пришлось не долго, почти  сразу привели этого "гонца". Выглядел он отвратительно,  потрепанный, уставший. в глазах какая-то загнанность. Менестрелю хватило мгновения, чтобы ее увидеть, эльф ведь даже не скрывал этого...
- Погиб, не так давно, в стычке у границ. Ты не знал? Как давно тебя не было?
И где он был в таком случае,  новость должны были уже все слышать, но этот вопрос Маглор задавать не стал. Налил вина в кубок и подал эльфу. Будет  чем успокоиться и на что внимание переключить, если что.

+1

10

НПС Миримон

- Погиб... - повторил нолдо, в совершеннейшем потрясении, даже голос сразу стал еще более хриплым, чем был. И прозвучало это не с удивлением, и не с болью, от потери любимого командира, возможно - друга, не с сочувствием к его братьям, собравшимся и скорбящим здесь. В голосе было больше отчаяния и разочарования, словно Миримон надеялся на иной ответ, надеялся, но не был уверен, что надежде суждено оправдаться.
Несколько мгновений ему потребовалось, чтобы вернуть себе способность продолжать. Он не заметил предложения сесть, механически принял кубок с вином и отхлебнул его, как воду, не чувствуя вкуса. После чего поднял голову снова на лорда Майтимо, ибо только его слова мог вспомнить, остальные вопросы прозвучали как в тумане. Поднял голову, но в глаза взглянуть не решился. Заговорил, пряча взгляд, невольно или намеренно:
- Я... эти твари забрались на нашу территорию, и мы поехали с ними разделаться. Я не могу сказать, как давно это было, я потерял счет времени... Мы дрались, а потом я был ранен и очнулся уже там, в Ангамандо...
Дальше рассказывать было трудно, и Миримон замолчал, отпил еще вина и подумал, что говорить все равно придется, так незачем заставлять их задавать вопросы. А говорить внезапно было... стыдно. И это взбесило.
Так вот, что имели в виду темные, когда угрожали распустить слухи! Видал он их угрозы и их слухи, но даже правду говорить было настолько тяжело и невыносимо. Даже тогда, когда тебе не в чем было себя упрекнуть, а остальные тебя вроде бы ни в чем не подозревали. И все же, как рассказать им все?! И как объяснить, что он сейчас тут делал, если и сам он этого абсолютно не понимал?!
- Я... Они... Я пробыл там... - Миримон инстинктивно поежился, невольно вспомнив все подробности своего там пребывания не только душой, но и телом. Они, конечно же, не могли видеть сквозь одежду и толстую материю плаща, но сразу стало страшно неуютно, захотелось спрятаться куда-нибудь в дальний угол и ни с кем никогда не разговаривать до конца своих дней. Однако, он заставил себя продолжать. Глупо было стоять перед всеми и молчать. - А потом они меня отпустили. Велели идти сюда и все вам рассказать. Я только не знаю, зачем, - развел руками эльф и, опустив голову, замолчал уже окончательно.

+1

11

Майтимо обвёл глазами братьев. Остановил взгляд на близнецах, заметив их волнение. Кано казался более спокойным.
Ему же самому любое напоминание о брате было... как будто в сердце нож проворачивали.
- Да. Это случилось не так давно. - он подтвердил слова менестреля.
Эльф выглядел потрясённым, и тем самым подтвердил все догадки на свой счёт.
На вопрос Питьо он ответил частично, а может и не услышал его вовсе. Сесть не сел, правда, вина выпил. И начал рассказывать.
Майтимо прекрасно понимал, что чувствует сейчас этот эльф. Почему кутается в плащ, почему старается словно съежиться под их взглядами. Какие воспоминания сейчас мучают его.
Настолько хорошо, что не сразу услышал вторую часть его короткого и путаного рассказа. А ведь она была самой важной. Всё же услышав, старший феанарион слегка нахмурился.
Это что ещё за новости? Отпустили и велели... зачем? Как будто они и так не знали, что происходит с теми, кто попадает в плен.
- Ты не сказал своё имя... И сядь.
После дороги и всего, что тот пережил, стоять наверняка было трудно.
Майтимо вновь посмотрел на братьев.
- Что вы об этом думаете?

+1

12

И НПС Тэльво

Питьо сумел даже слабо порадоваться, когда Кано в свою очередь проявил заботу о пришельце, угостив того вином. Однако он вдруг ясно понял, что нолдо нечего им сообщить. Иначе не стал бы он так реагировать и спрашивать о Курво. И его догадка скоро подтвердилась рассказом эльфа.
Фактажно всё совпадало с тем, что было известно им, да и весь вид и поведение этого нолдо достаточно красноречиво подтверждали рассказ. Питьо содрогнулся, вспомнив подобный взгляд Нэльо, когда брат только-только начал приходить в себя после возвращения из плена, - загнанно-потрясённый, недоверчивый, будто неузнавающий, яростный... Эльда сражался сам с собой за каждую реплику - даже слушать это было больно.
Когда пришелец умолк, Питьо опустил голову, прислушиваясь к себе. Его не удивило ничего, даже странный поступок тёмных. Он верил рассказчику, чувствуя, что такие острые эмоции невозможно изобразить нарочно. Всё это прошло сквозь восприятие, не вызвав недоверия, - оставив лишь сухой осадок недоумения: чего Север хотел этим добиться? Но на вопрос Нэльо он ответить не успел - только вскинул голову, почувствовав движение рядом.
Тэльво сорвался с места, размашистым шагом подошёл к нолдо и повелительным жестом взмахнул пальцами перед его лицом:
- Посмотри на меня, верный. В глаза!
Голос прозвучал немного сдавленно, но уверенно. Питьо потерял дар речи, инстинктивно ужаснувшись не только поведению близнеца, но реакции, что оно вызовет сейчас у братьев и самого допрашиваемого... Именно так - допрашиваемого, ибо дружеского разговора тут уже не выходило.
А Тэльво лишь тяжело дышал от избытка эмоций, который вызвало в мозгу молниеносное пугающее сомнение, и ждал. Боясь упустить малейшее изменение в эльде, что стоял перед ним, Амбарусса смотрел на него, весь превратившись в восприятие, не тратя внимания ни на что и ни на кого больше.

+1

13

Рассказ... Рассказ этого эльфа Кано слушал как-то отстраненно, словно его это не очень касалось. Да и правда... Что он мог услышать такого, что могло бы коснуться его души после того, что недавно произошло? Тонкая, но от этого не менее прочная преграда, появившаяся в душе после известия о смерти брата, никуда не исчезла. Он даже не очень хорошо понимал, что говорит этот эльф. Заставлял себя вслушиваться в слова, думать над сказанным, пытаться понять. Но в душе было все так же пусто.
Этот эльф не лгал им, он ничего не знал о смерти своего лорда. Он попал в плен не сам. Он был в Ангамандо...
Все это менестрель понимал. Не понимал только, что теперь с этим знание делать.
- Они велели рассказать нам... Что? Что ты был в плену и тебя отпустили?
Глупо как-то... бес-с- смысленно. Хотелось выругаться. Неужели Морготу нравится просто вот так издеваться над живыми эльда, запугивать, мучить... Чего ради? Он ведь ничего этим не мог добиться. Смотреть на... посланника было неприятно, больно и... Да, пожалуй, основным чувством при взгляде на него была жалость.
- Это все? Может, тогда  ему стоило бы отдохнуть?
Кано посмотрел на старшего. Здесь нужны были целители и.. бард, видимо. И поморщился на движение рыжика.
- Тельво!
В голосе появился металл. Не стоило вот так. Они.. .Они не Моргот.
- Он ничего не сделал. Оставь.   
Кано подошел вплотную, положил руку младшему на плечо.
- Оставь... пожалуйста, - прошептал почти в ухо.

+1

14

НПС Миримон

В голосе лорда Майтимо невольно звучало сочувствие, и Миримон не мог понять, какие чувства у него это вызывало. Нолдо знал, что старший феанарион поймет в разы больше того, что он захочет сказать. Что он - в прошлом тоже узник - видит сквозь слова, сквозь молчание. От него не скроешь того, что очень хотелось бы скрыть от всего мира. И именно от него жалость не выглядела унизительной. Ему не нужно было объяснять того, что объяснить было попросту невозможно, если только ты сам этого не видел и не пережил.
И да, он забыл представиться...
- Меня зовут Миримон.
Сесть бы тоже было хорошо - стоять было нелегко. Некоторое время однако Миримон колебался, выбирая между гордостью и здравым смыслом. А потом просто не успел.
Когда лорд Тэлуфинвэ подлетел к нему и начал махать руками и повышать голос, в первое мгновение бывший узник инстинктивно вздрогнул. Однако это была совершенно неосознанная реакция, потому что при всем желании ему не пришло в голову, что эльда, лорд может подойти и попросту ударить его безо всякой причины, как какая-то темная мразь. Страха не было. Было недоумение и...
Миримон послушно поднял голову и посмотрел в глаза собеседнику, если конечно, это можно было назвать беседой. И во взгляде мелькнул гнев, обида и оскорбленное достоинство, которые перекрыли любые другие возможные эмоции.
Миримон допускал, что попал в плен по собственной глупости и крайне неудачному стечению обстоятельств. Но нолдо не сделал при этом ничего такого, за что с ним можно было ТАК обращаться. Он никого не предавал, не унижался, не пытался купить себе поблажку. А то, что не всегда удавалось сохранять достоинство, так это вовсе не касалось никого, кроме него самого, и уж лорда Тэлуфинвэ точно.
Миримон хотел бы промолчать.
Но он не умел молчать и не делал этого даже там, где это следовало бы. Он не молчал и в Ангамандо, многократно усугубляя свое положение невыдержанным характером и непомерной гордостью.
- Какое вы имеете право оскорблять меня? - начал было Миримон, но голос сорвался, и эльда зашелся в кашле. В этот момент очень удачно вмешался другой из лордов, вступившись за него. Однако никакой благодарности Миримон к нему не испытывал. Сидят тут! Сочувствие на лицах изображают!
- Скажите сразу, что вам противно со мной разговаривать, - неожиданно вырвалось у него, как только он откашлялся и восстановил дыхание. - Я не особо-то и сам горю желанием! Презираете неудачников? Что ж, может быть, в этом вы и правы - я и сам презираю их, а теперь и себя в их числе. Скажите сразу, что вам надо и отпустите уже... Или желаете, чтобы я покаялся? Так мне не в чем каяться, перед вами - точно не в чем! Моему лорду - может быть, и то я не уверен, что он бы осудил меня теперь. Только ему я не могу - он остался там, в Ангамандо, и сомневаюсь, что мы еще когда-нибудь с ним увидимся...
Голос снова сорвался от крика, и Миримон скрючился от кашля, пытаясь безуспешно помочь себе глотком вина, который не лез ему в глотку.

+1

15

Миримон. Кажется, Майтимо слышал это имя от брата, хотя лично эльфа не знал. Он кивнул.
- Брат мой прав, тебе нужно отдохнуть и поесть. Одна из гостевых комнат для тебя скоро будет готова. Тебе принесут еду, тёплую воду и чистую одежду.
Наверное, это было сейчас самое главное для измученного бывшего пленника. Все расспросы и разговоры лучше оставить на потом. Миримон слишком измучен, вон даже стоит с трудом.
- Тэльво!
Это прозвучало прочти одновременно с возгласом Кано.
Майтимо поднялся и встал между братьями и эльфом.
- Отойди, Тэльво. Успокойся и приди в себя.
Посмотрел в глаза Миримону:
- Никакого. Прости.
Реакция бывшего пленника была бурной, может быть даже чрезмерно. Но понятной и, в принципе предсказуемой. И говорил он то, что и должен был сказать в такой ситуации. Майтимо хотел было ответить что-то или хотя бы усадить эльфа, который зашёлся в кашле, когда тот сказал такое...
- Что? Что ты сказал?!
Остался в Ангамандо?! Но как же так... Этот же самый эльф недавно спрашивал про своего лорда. Так, словно не знал, что с ним!

+1

16

Плюс НПС Питьо

Тэльво зло скривился от возгласов старших, но не отвёл взгляда от лица верного. А как же, им виднее! Только они всё предусмотрели и учли, кроме возможности того, что этот эльда может оказаться засланным шпионом, либо добровольно перешедшим на службу к тёмным, либо вообще замаскированным майа... Он дёрнул плечом, сбрасывая руку Кано, и послушно сделал шаг назад, когда между ним и пришлым оказался Нэльо. Лишь успел прошипеть верному:
- Тебя никто не оскорблял. Ты был верным - верным и остаёшься...
Кроме этой глухой злости и досады на старших братьев Тэльво оставался удивительно спокоен - не в пример этому Миримону. Только Амбарусса не успел проанализировать свои впечатления и ощущения от поведения верного, потому что Майтимо вдруг понял... Верно подметил оговорку нолдо!
Руки непроизвольно сжались в кулаки. Этот ублюдок им лгал! Предатель или нет, он сначала уверял, что рассказал им всё, - а теперь проговорился, что Курво в Ангамандо! Остался там, и этот Миримон видел его... в руках тёмных...
- Давайте, верьте ему! Носитесь дальше с этим обманщиком! - выкрикнул в лицо Кано, разворачиваясь прочь к двери. Спасибо, хоть Питьо за всё это время ни разу не вмешался. - Он расскажет вам ещё много небылиц, не сомневаюсь! Тёмные щедры на выдумку...
Но договорить он не успел - Питьо, вдруг в два шага оказавшись рядом, крепко схватил близнеца за плечо и потянул на себя.
- Тише, Тэльво, ты сделал всё, что мог, - сурово шепнул в ухо, отводя его подальше к двери. - Я не осуждаю твой поступок. Как бы там ни было, ты вынудил его сказать нечто по-настоящему ценное. Но дальше Нэльо разберётся сам.

+2

17

Кано устало вздохнул. Ну вот зачем? Он не видел смысла злиться на этого эльфа. Если он попал в плен... то это было, скорее, его бедой, чем виной. А если и виной, то заплатил он  за нее сполна. Зачем было добавлять еще и настраивать его против себя?
Хотя нет, тут он тоже все понимал. После смерти Курво все они были на нервах, словно перетянутые струны. Тронь неаккуратно и порвется. И звенит не так, как ни старайся. Вот и они.. не так звенели. И готовы были сорваться там, где не стоило бы.
А еще он понимал опасения  младшего брата, помнил о том, что мало где бывших пленных, вообще, принимали, а если и да, то не без проверки. Но ведь и проверку можно было провести без конфликта! Он вздохнул. Самому менестрелю не хотелось бросаться на всех подряд или крушить все вокруг. Ему хотелось забиться подальше от всех и напиться так, чтобы хоть недолго ничего не помнить.
- Хватит, Тельво. Разбираться проще, когда эльфы разговаривают, а не орут друг на друга.
А то вот этот...  уже начал нести какую-то чушь. Заговаривается? Скорее всего. Не мог ведь Курво, на самом деле, быть в Ангамандо. Это было невероятно по одной простой причине. Им сообщил Майтимо. Майтимо, который не бросил бы брата просто так. Не проверив, что он может быть жив. Что он мог остаться раненым на поле боя, или попасть в плен. Майтимо, который сам прошел через все то... И брату он доверял гораздо больше, чем спятившему бывшему пленнику. А царапнувшая сердце надежда и упоминание брата вот так... Орк побери, больно же!
- Разговаривать не противно. Истерика неприятна.
Менестрель чуть пожал плечами.
- Несколько минут назад ты говорил, что не знаешь, что с твоим лордом. Сейчас говоришь, что он в Ангамандо и ему есть за что стыдиться.  Так когда же ты лгал?
Он положил руку на плечо Майтимо.
- Ты что? Ты допускаешь, что ЭТО может быть правдой?

+1

18

НПС Миримон

- Я вас не обманывал! - рванулся Миримон в ответ на прозвучавшее обвинение. Слова были горькими и тем более обидными, что в них не было ни капли правды. Что заставило феанорингов посчитать его обманщиком, было непонятно. Хотя лорд Канафинвэ это тут же охотно пояснил. Причем так пояснил, что Миримон понял, что заговаривается, а еще хуже того - наговаривает. Он покраснел и хрипло пояснил:
- Я не так выразился... Вы меня не совсем поняли... Разумеется, лорду Куруфинвэ стыдиться совершенно нечего. Я имел в виду себя... Простите, мне нелегко говорить, я путаюсь... Но я вам не лгал! Ни слова не лгал! Я просто... - Он опустил голову, помолчал, а потом поднял глаза и посмотрел в лицо старшему из феанорингов. - Я надеялся, что спрошу вас, где он, и услышу, что с ним все благополучно... Я надеялся, что обознался... Там ведь... знаете, себя можно не узнать иногда...

0

19

Майтимо посмотрел на менестреля. В его глазах было смятение. Они все - ВСЕ! - точно знали, что Курво был убит в том бою. Из сказанного и увиденного мелким просто невозможно было сделать иные выводы. И потом, когда они возвращались на то место... там было пепелище. Орки сожги трупы, и своих, и... На память о брате остался лишь кусок оплавленного доспеха. Всё.
Но вот этот эльф говорит иное. Как такое возможно, как?! Тогда, когда они думали, что погиб Морьо и они бросились за орками - мстить, тогда были следы по пути. Стоянка, на которой явно держали пленников... На месте же боя не было ничего. Только выжженная земля и сгоревшие тела.
- Я... - он с отчаянием мотнул головой. - я не знаю.
Скорее всего, Миримон ошибся. А если нет? Если...
Он подошёл к эльфу вплотную. Посмотрел в лицо.
- Обознался?
За спиной что-то кричал Тэльво. Питьо успокаивал его. Сейчас это было неважно. Он на миг обернулся к близнецам, жестом попросил их помолчать.
- Миримон, - Майтимо говорил очень тихо, не сводя глаз с лица эльфа. - Прошу тебя. Вспомни, когда и как это было. Что ты видел... как можно подробней.

+1

20

Плюс НПС Тэльво

Тэльво чувствовал разочарование. Глубочайшее разочарование и боль от полнейшего абсурда, в который превратился их совет по милости этого пришлого. Либо он лгал, либо действительно путался в показаниях - на самом деле Амбарусса было всё равно. Он чувствовал, что так правды они не добьются.
Ни тактичный Кано, одёргивающий его при каждом случае, ни вконец растерянный Нэльо, ни напряжённый, словно лесной кот в засаде, Питьо не понимали сейчас главного: они просто теряют время. Преступно и неотвратимо. Впервые за долгое время Тэльво вдруг остро пожалел, что здесь нет отца. Феанаро уж точно понял бы, что нужно делать, а главное - что предпринять. Тэльво чувствовал, что необходимо именно действовать. Если оставалась хоть малейшая надежда, что Курво мог остаться жив, - нужно было немедленно собираться и ехать к Чёрным Вратам. План действий и текст речи-обращения придумали бы по дороге... Ведь каждая секунда промедления могла стать для Атаринке последней!
Но он не сказал ничего. Повинуясь замечаниям Кано и Питьо и молчаливому знаку Нэльо. Он был всего лишь последним Финвэ в этом Доме. Старшие отказались его слушать - что ж, это их право. Но он уже был достаточно взрослым для того, чтоб иметь и собственные права.
Сбросив с плеча руку близнеца, Тэльво повернулся и неслышно выскользнул из комнаты. Пусть думают, что он решил развеяться после своей вспышки. Лошади отлично отдохнули после вчерашней прогулки, и у него будет запас времени, пока братья будут с горем пополам вылавливать крупицы истины из сбивчивых пояснений верного...

У Питьо сердце разрывалось от боли, а разум отказывался воспринимать услышанное. Ведь это он видел смерть Курво и первым сказал об этом Майтимо! Ведь это он был свидетелем всего, что произошло, - единственным, кто видел всё и кому поверили остальные. А теперь выходило, что он мог ошибиться?! Или всё же Миримон обознался?..
Захваченный своими переживаниями, в ожидании очередного пояснения нолдо Питьо не обратил особого внимания на уход Тэльво. Младший переживал не меньше всех, но старшие обошлись с ним жёстко - Питьо сочувствовал близнецу и понимал его состояние. Пусть придёт в себя в одиночестве. Пусть...

+1

21

Кано снова вздохнул. Надежда? Да это только казалось, что слова этого странного эльфа, или неуверенность Майтимо могут принести надежду? На что? Что их брата сейчас мучают в Ангамандо? На то, что они его освободить не смогут? Вряд ли проклятый Моргот повторит свою ошибку. Значит... Да ничего это не значило. Им очень удачно подкинули причину разбить голову  в ближайшую скалу, в лучшем случае. Или о врата Ангбанда, если  у врага получится спровоцировать их на новую, непродуманную атаку. Безнадежную...
- Действительно, расскажи нам все. Подробно. И... Ты ведь понимаешь, что тебя ради этого рассказа выпустили?
Чтобы они узнали. Чтобы заставить их потерять голову... Реально ли то, что Миримон видел, или нет, они, все равно, теперь будут сомневаться. И искать. Вряд ли могла быть какая-то другая причина. Не нужен был этот эльф  никому, так, пешка в чужой игре. Почти безумная, потерянная... но выполнившая свою роль в руках Моргота.

+1

22

НПС Миримон

Старший феанарион подошел ближе, и Миримон в его глазах прочитал свой ответ на вопрос, почему он колебался с рассказом и не вывалил им все прямо с порога. Нолдо был в состоянии понять, каково братьям будет узнать такое о лорде Куруфинвэ. И каково будет, если он просто обознался, а на самом деле ничего такого не было.
Вышло же в итоге еще хуже...
- Я расскажу... - согласился Миримон, не отводя взгляда. Теперь не мог отвести. Он считал это малодушием, а перед лордом Майтимо казаться малодушным было особенно стыдно.
И тут снова заговорил Менестрель, и Миримон резко повернулся к нему.
- Нет! Они не могли знать об этом! Я не говорил! Я ничего им не говорил! И если бы они знали, они бы просто так не отвязались! Мы встретились случайно в коридоре. Там было темно. Меня тащили в камеру и я почти не соображал, что происходит... И тут нам навстречу показалась процессия. Мне кажется, они не ожидали нас встретить и были недовольны. Меня впечатали в стену и велели молчать. Именно это заставило меня попытаться повернуть голову, несмотря ни на что. Я постарался извернуться, как смог и увидел его... Его несли на носилках и рядом шел эльф, наверное целитель из пленных. Глаза были закрыты, но я не мог не узнать своего лорда. Узнав же, я должен был это скрывать всеми силами, чтобы не сделать хуже ни себе, ни, главное, ему. ТАМ лишние знакомые не бывают кстати... Они прошли, а я, видимо, забылся и один из моих конвоиров шарахнул меня головой об стену в воспитательных целях. Я отключился, а когда пришел в себя уже в камере, начал путаться в воспоминаниях. Иногда мне казалось, что я точно видел это так, как сейчас рассказываю вам. А в другие дни я думал, что мне все это лишь привиделось в бреду. Я ждал вопросов. Каждый раз, когда меня тащили в пыточную, я боялся увидеть там его. Но ничего не было, и сомнений стало еще больше. Когда меня отпускали, они не сказали ни слова на эту тему. Я терялся в догадках, и потому не решился сказать вам об этом сразу. Я надеялся, что он окажется дома, и я точно обознался, а тут... Простите, но это все, что я могу вам сказать. Разве нам не устроили бы встречу и не потребовали бы от меня передать вам кучу леденящих душу подробностей или условия переговоров, если бы он был там? А о своих сомнениях и бреде я ведь мог и промолчать.

+1

23

Майтимо слушал рассказ эльфа, внимательно и напряжённо вглядываясь в его лицо. Думал, заставляя себя быть отстранённым и объективным, не пропуская рассказ через себя, не разрешая воспоминаниям вылезти из давно уже отведённого им места в самой глубине памяти.
Сейчас никому не нужны были лишние эмоции и переживания. Сейчас нужна была - правда.
Рассказ выходил с одной стороны вполне правдоподобным. Логичным. Связным. И - совершенно не вязался с присутствием здесь Миримона.
- Тебя отпустили из Ангамандо? - отрывисто спросил феанарион. - Расскажи подробно. Как это было? Что тебе сказали?
Если верный брата не был даже уверен в том, что узнал своего лорда, если он никому не сказал, что видел его, то как он мог быть полезен тёмным? Просто так они не делаю ничего, это Майтимо знал по собственному опыту, и милосердие им отнюдь не свойственно.
Кано сказал - "ради этого рассказа"... но это лишь в том случае, что они ЗНАЛИ. Что случайная встреча была случайной лишь для бывшего пленника.
Майтимо потер пальцами висок. Слишком всё это странно.
Он верил Миримону. Чувствовал, что тот говорит правду. И всё же...
- Миримон. Я попрошу тебя об одной вещи. Ты, разумеется, можешь отказаться, и никто не станет заставлять тебя. Я хочу, чтобы ты открылся и показал то, что видел тогда.
Это будет доказательством того, что эльф не лжёт.
Майтимо оглянулся на братьев. Заметил отсутствие Тэльво, нахмурился.
- Питьо, куда он ушёл? Позови его, он нужен тут.

+2

24

Питьо испуганно дёрнулся в ответ на обращение Нэльо. Если Тэльво не хочет быть здесь - зачем он нужен?..
Но перечить старшему в привычки Амбарто не входило. Молча поклонившись, он быстро вышел за дверь, надеясь, что они с близнецом не пропустят следующий рассказ верного.
Оказавшись во дворе, Питьо на время замешкался. Тэльво не было видно, а ему самому сейчас очень нужно было привести мысли в порядок. Мог ли он ошибиться тогда, на поле стычки, когда видел поражение Курво? Не мог в это поверить. То, что Пятого сбили с коня ударом по голове, не могло быть иллюзией. То, что именно его доспех Питьо разглядел тогда за мгновение до предательского удара меча, - тоже. Что же тогда? Неужели несмотря на все ранения Атаринке выжил? Неужели тёмные перед отходом нарочно бросили часть его доспеха в общий костёр, чтобы сбить их с толку? Тогда действительно для чего теперь прислали этого нолдо, который путается в собственных воспоминаниях? Предположение Кано было весьма мудрым. И Нэльо поступил проницательно, прося верного открыть им разум в подтверждение своего рассказа. Но даже если они убедятся в его искренности - что это даст? Только ещё больше сомнений?
Питьо даже не заметил, сколько простоял вот так неподвижно, поглощённый размышлениями. В голове крутилось какое-то сомнение, догадка, странное впечатление, что они просто чего-то не учли. Не заметили... Если поверить, что Курво в Ангбанде, - на какую их реакцию рассчитывали тёмные?
Майтимо. Финдэкано. Плен, переговоры, условия, обмены... Они хотят спровоцировать. Заставить в отчаянии нестись прямо к Тангородриму и трубить в трубы о посольстве. Они хотят, чтобы феаноринги потеряли голову от страха за брата, чтобы спешили и путались в мыслях, чтоб были порывисты и невнимательны, готовы на любые безумства... Хотят добиться приезда Пламенного? Неожиданного нападения неорганизованных, собранных в спешке сил? Значит ли это, что сам Моргот наконец обрёл достаточно мощи, чтобы попытаться снова разбить их? Смутив для начала их боевой дух, выбив из колеи, заставив потерять всякую осторожность?..
Сердце забилось чаще. Питьо словно очнулся, порывисто огляделся и уверенным широким шагом направился прямо к конюшне.
"Задержать лорда Тэлуфинвэ, если он попытается покинуть лагерь!" - по осанвэ известил стражу на воротах. Не сомневался, чувствовал, что Тэльво повёл себя именно так, как рассчитывали тёмные. Они не зря были близнецами.

НПС Тэльво
Амбарусса задумчиво оглаживал коня, пропуская между пальцев шелковистые пряди длинной гривы. Тот чуть тревожно перебирал копытами, пытливо кося глазом на эльду. Тэльво было уже спокойнее, чем там, в комнате Нэльо, будто присутствие братьев и этого пришлого действовало на него раздражающе. Почему? Они не желали его слушать. Им было плевать на его мнение. Он нужен был просто для комплекта. Первый Дом слишком привык быть всегда вместе...
- Тэльво, Майтимо просит возвратиться. - На пороге возник Питьо. Амбарусса прикрыл глаза, прислушиваясь к гармонии близнеца: он всё знал. Понял, догадался. Скрывать не было смысла.
- Ты согласен с тактикой старших? - медленно произнёс Тэльво. Знал, что ворота для него уже перекрыты. Оставался один способ.
- Я не могу придумать другой, - спокойно ответил Питьо, даже не пытаясь приблизиться. - Я думаю, что тёмные ждут от нас необдуманности и безумства. Мы не должны идти у них на поводу. Это ловушка.
- Но что же тогда, просто сидеть, сложа руки, позволяя им пытать Курво? Или дальше копить силы для решающего удара? - Тэльво опять начинал заводиться.
- Погоди. Это разговор не на пять минут. Мы должны всё обсудить...
- Какой толк, если нашего мнения там даже не спрашивают? - Амбарусса повысил голос. Конь всхрапнул и попятился. - Почему бы тогда не известить отца о появлении этого верного? Пусть решает Феанаро! Не он ли нолдаран? Не он ли глава Дома? Не ему ли до сих пор должно принадлежать решающее слово?
Питьо выдержал долгую паузу, наблюдая за близнецом: как сверкали глаза, как тяжело вздымалась от волнения грудь, руки сжимали гриву коня, а голос волнами расходился в пространстве, проникая в самое фэа, - волнуя, зажигая, толкая вперёд... Тэльво сейчас удивительно напоминал отца.
- Мне нечего возразить тебе, - ответил наконец, слегка склонив голову перед братом. - Вернёмся и скажем это Майтимо. Пусть шлёт гонцов к Пламенному.

Спустя недолгое время дверь в комнату, где продолжали беседу Миримон и старшие феаноринги, тихо отворилась, впустив Амбаруссат. Близнецы молча заняли прежнее место, ожидая возможности говорить. Сколько же подробностей они пропустили?..

Отредактировано Питьяфинвэ (2017-05-05 16:33:03)

+1

25

Кано покачал головой вответ на рассказ. Бесполезно, все бесполезно. Он не верил ни одному слову этого эльфа. И не в том дело даже, что тот лгал. Просто сама история...
- Чтож,  я бы хотел получить ответы еще на пару вопросов. Действительно, если не ради этого рассказа, зачем еще тебя могли отпустить? Какой интерес ты сам, или твое нахождение здесь могло принести пользу для Моргота. И потом... Ты сам, на себе испытал  нравы и порядки Ангамандо. Скажи,  насколько вероятно то, что ваша встреча была случайной? Что твое внимание так...  виртуозно привлекли к происходящему, и дали досмотреть до конца? И только потом ударили. Что мешало им  сделать это сразу, если ты не должен был ничего видеть? И почему не должен был видеть обычного пленника? Что за тайна такая, от  того, кто является узником подземелий и никому ничего не скажет, в любом случае? В чем была выгода темных в сохранении  чужой тайны? Скорее уж, тебя бы, наоборот, принудили смотреть, чтобы ты опознал пленного. И где ты видел, чтобы пленника носили на носилках, да еще с целителем?
Все это было слишком странно....Слишком. Выводы напрашивались сами собой. Тот, кого показали, менестрель не сомневался, что показали, Миримону. был не пленником. И... не их братом. Увы. Или ура.
- Ты не думал, что это мог быть просто... майа, например, которому изменили внешность ради вашей встречи? Потому и не говорил он ничего, что  это не достоверно было бы, любой знающий его усомнился бы, знаний-то Куруфина у него быть не могло. А так... тело и тело.
Зато вполне подходит для того, чтобы смутить их и заставить переживать...
Жверь скрипнула, он махнул рукой, чтобы входили. Мелкие тоже должны были знать, и рассказ слышать.

+1

26

НПС Миримон

Вопросы, последовавшие за его рассказом, были вполне ожидаемы. Миримон сделал над собой усилие, чтобы не услышать в словах лорда Майтимо недоверия. Не было там недоверия, по крайней мере, не больше, чем он сам бы высказал в подобной ситуации на их месте. Нолдо и сам не понимал до сих пор, почему и зачем его отпустили. Это было подозрительно, странно и неправдоподобно. За что ему был такой подарок судьбы? Он понимал, что для темных его жизнь не стоила ничего. Но вот свобода - стоила. Они не стали бы выпускать из своих лап ни одну живую душу. если бы только не преследовали какую-то цель, гнусную и отвратительную.
Но вот какую?!
Да и лорд Канафинвэ добавил вопросов более конкретных, только вот ответов на них не было.
- Я и сам не понимаю, почему я здесь, - отозвался Миримон, - и вполне разделяю ваши сомнения, только я не лгу, ни единым словом... Они... Они сказали, что выпустят меня, но я должен отправиться к ближайшему лорду и рассказать ему обо всем. О том, как попал в плен, о том, что было дальше...
Он замолчал и добавил уже тише:
- Если хотите, я попытаюсь вывернуть душу... Но клянусь, там не было ничего такого, что вам стоило бы узнать! - Он обвел всех почти умоляющим взглядом и снова вернулся к Майтимо, от которого невольно ждал поддержки или хотя бы сочувствия. - Издевательства, унижения... Я не назвал им даже своего имени, ничего... И про лорда Куруфинвэ они не упоминали ни разу. Не спрашивали о нем. Меня взяли на его землях, и было очевидно, кто мой лорд. Или их это не интересовало в тот момент. Они... знали, что рассказать вам подробности будет хуже всякой пытки, потому и велели это  сделать. И сказали, что если я не выполню условие, они распустят слухи, будто бы я предал всех и меня отпустили именно за это. И тогда я уже не смогу оправдаться.
Миримон помолчал и добавил еще:
- Я не знаю, как именно они собирались это сделать. А главное, как они узнают, что именно я вам рассказал, а что нет. Я сначала намеревался сделать все возможное, чтобы нарушить их планы, но потом меня остановили разведчики. Да и эта самая встреча с моим лордом не давала мне покоя. Я подумал, что если с ним все в порядке, то ничего не стану вам говорить, а тут...
Он повернулся к Менестрелю и ответил уже теперь именно ему:
- Я тоже думал над тем, что эта встреча могла быть намеренно подстроена или это был морок. А все остальные ваши подозрения могут быть как правдой, так и нет с равной долей вероятности. Целители в Ангамандо есть, и они вполне могут привести вас обратно в приемлемое состояние, если им прикажут. Носилок я ни разу не видел, но я провел там не так много времени, полагаю. Как и все порядки там изучить бы не смог. Только мне кажется, что если бы они хотели, чтобы я рассказал вам именно это, они бы больше позаботились о том, чтобы не только мне показать, но и убедиться, что я запомню и передам. Разве нет? Они ведь прямо не велели, потому я вполне ведь мог промолчать, полагая, что обознался? И тогда что, весь их план прошел впустую?! Или мог не узнать его в темноте коридора или не поверить? Почему было в таком случае не вынудить меня отнести вам послание от темных с угрозами или условиями? Или хотя бы какую-то весточку, более материальную и весомую, чем мое расплывчатое воспоминание, которому вы не верите и которому едва верю даже я сам?!
Нолдо снова вернулся к старшему феанорингу:
- Я... все покажу, решайте сами, насколько в это можно поверить, только... Только вам! Я не смогу кому-то другому, простите...

+1

27

Бред. Бред и абсурд. Рассказ Миримона, по сути, ни на что другое не тянул. И тем не менее ему не просто велели оправиться к ближайшему лорду, но ещё и доставили к границам земель этого самого лорда. То есть - к границам его земель. Почему не к Аглону, ведь Мелькор знал, кто из братьев был ближе всего к Курво?
Потому что... Он, побывавший в плену, точно отзовётся на слова бывшего пленника. Точно не сочтёт их бредом.
Потому что он знает, что любой абсурд в Ангамандо может быть правдой.
Заронить сомнения, заставить думать и гадать, действительно ли брат - там. Возможно, попытаться проверить, сделать какой-то неосмотрительный шаг. Недаром ничего конкретного они сейчас от Миримона не слышат. То ли видел, то ли нет..
Кано задавал вопросы. Правильные, по делу. А старший феанарион слушал обоих и думал, думал...
Именно нелепость этой ситуации заставляла его верить эльфу. Кроме внутреннего чувства, позволяющего отличить ложь о правды. Оно могло быть, разумеется, ошибочным, слишком уж болезненной для него была тема. Но всё вместе... Миримон не лгал. Майтимо был уверен в этом.
Но вот не был ли он сам заморочен и обманут? И тогда - чем чревато доверие? Не для него лично, для всех?
- Он точно прав в одном, Кано, - у Моринготто есть целители, которые, если надо, приведут в порядок кого угодно.
Ему вспомнился тронный зал. Он сам, едва способный шевелиться. Голос Мелькора... "Ты можешь снова встать на ноги"... Некстати. Не надо сейчас.
- Если Курво им нужен... целым...
Договаривать Майтимо не стал. И так всё ясно.
- Хорошо, Миримон. Я согласен. И я понимаю... Но мои братья останутся тут.
Он понимал, что, возможно, рискует. Осанвэ... если этот эльф и правда орудие Врага, то это опасно. Но и отказаться от шанса, пусть даже небольшого, хотя бы что-то прояснить, было нельзя.

+2

28

Тэльво слушал рассказ верного вполуха. То заставляя себя быть внимательнее, то опять мысленно отмахиваясь - сплошные туманности, сомнения, предположения. Нолдо говорил разумно, многое предусматривал, но Амбарусса не мог отделаться от впечатления, что он их уговаривает. А на уговоры младший феаноринг всегда реагировал капризно, протестом. Может такая плохая привычка - а может интуитивное предостережение, мол от тебя просто нужно согласие, послушание... Тэльво с самого начала настороженно отнёсся к этому эльфу, а всё дальнейшее только утвердило его в этих сомнениях.
А теперь Нэльо собрался снять для него аванирэ! Не то, чтобы верный непременно представлял опасность, но...
- Нэльо, ты уверен в своём решении? - спросил негромко, глухо, нахмурясь. Опять не ждал, что к нему прислушаются, но раз уж он здесь... - Будь тогда осторожен.

НПС Питьо
Амбарто верил Миримону. Было в нём столько боли, столько надлома - и стойкости, достоинства, желания помочь. Он искренне переживал за Курво, в этом невозможно было сомневаться. Если тёмные и хотели использовать его против Первого Дома, то он сам точно не держал зла. После такого...
С другой стороны, Майтимо тоже рисковал. Кано спрашивал разумно, проницательно, но слишком уж сам не верил в рассказ. Сам Питьо сейчас тоже не видел другого выхода, кроме осанвэ. Он поколебался минуту, покосился на близнеца, который только что высказался:
- Я поддерживаю Майтимо. Я верю тебе, Миримон, в тебе не видно лжи, но это самый достоверный способ убедиться. И да, мы останемся здесь.
Он сделал пару шагов ближе к старшему, Тэльво, не весьма довольный, последовал за ним.

+2

29

Менестрель становился все мрачнее по мере того,как эльф продолжал говорить. В его словах не было ничего нового. Он... Он ничего нового не сказал. Эльф покачал головой.
- Весь этот рассказ ничего не значит. Скорее всего, это ловушка, чтобы заморочить нам голову. Ты не был уверен, что расскажешь... Но рассказал же ведь. Хотя мог этого и не делать.
Значит, его просто настолько хорошо обработали в Ангамандо, что он сам не осознает, что делает. Или...
- А ты уверен, что на тебя не наложили чары, заставляя действовать так, как им требуется? Ты ведь мог об этом и не знать.
Мог... Как же мерзко было говорить это все, да еще в присутствии братьев. Он сам, лучше, чем кто бы то ни было, понимал, что приходится переживать братьям в целом, и старшему  конкретно. Еще совсем недавно  он сам был почти на его месте, и вот так же слушал о том, что они должны забыть  про попытки  вызволить брата, что враг слишком силен а его крепость  слишком хорошо охраняется. И что они ничего не могут сделать, только ждать, пока не победят в войне. От отца слышал. А сердце отказывалось верить,  кричало, что так нельзя, нельзя просто забыть и смириться и... и ничего не было. Потому, что кроме сердца, был еще разум. Говоривший, что его смерть не поможет ни брату, ни всем остальным.
В старшем сейчас говорило сердце, и его голос заглушал все остальное.
- Только ему, значит? А кто-то из вас подумал о том, что будет, если на нем,  на самом деле, лежит темное заклятье? И что это обернется  бедой для всех нолдор? А пользы от такого осанве... да никакой. Что ты узнаешь? Что он видел кого-то, похожего на Курво? И что? Никакое осанве не подтвердит или не опровергнет того, что это наш брат. Ради  того, чтобы просто увидеть любезно подсунутую тебе темными картинку ты готов погубить всех? И ты  с такой готовность на это поудешь?
Он посмотрел сначала на старшего, Потом на Миримона. О, да... если пойдет, то  основания считать его шпионом темных будут весьма не призрачными. Очень уж удачно все складывалось. Может, ради этого осанве его и отпустили тогда? Чтобы он открылся, а, вернее, ему открылся тот, кто знает все их планы, войска, да все.
- Нельо, будь серьезным, подумай сам хоть немного. Это осанве возможно ТОЛЬКО после того, как его проверят на наличие чар. Не спеши.
Он очень надеялся, что старший не совсем потерял голову от горя и послушает.

+2

30

НПС Миримон

Миримон кивнул головой в ответ на решение лорда Майтимо. Он понимал, что открыться ему будет нелегко, но, наверное, необходимо. Может быть родной брат сможет увидеть и понять то, что не смог заметить он сам. А бывший узник Ангамандо, более опытный, чем сам Миримон, разгадает ловушку, если она там все-таки была. Мнения младших лордов разделились, а вот когда вновь заговорил Менестрель...
Первой реакцией нолдо было воспринять сказанное на свой счет и снова вспылить. Но он не успел этого сделать, потому что за подозрениями и недоверием лично к себе услышал то, что ему самому в голову до сих пор не пришло. Он не был настолько опытным чародеем - да что там, вообще почти не разбирался в этом вопросе! Но что, если его действительно пытались использовать в качестве орудия, чтобы навредить?!
Миримон побледнел и даже сделал пару шагов назад, чтобы отойти ото всех подальше. Если он представляет опасность...
- Вы правы... - пробормотал он, еще отступая и повышая голос по мере того, как осознание приходило к нему. - Правы... Они не могли отпустить меня просто так! И мне вообще не стоило сюда приходить! Никогда! Если я опасен... Убейте меня тогда! Или... или я сам это сделаю... Я не хочу! Не хочу никому навредить! И послужить им хотя бы даже так... Нет! Не хочу! Не подходите ко мне! Никто не подходите! Если это чары... Если это зло... Тогда просто убейте! Прошу вас! Они все должны быть уничтожены! Любой ценой! Убейте меня и считайте, что я погиб в Ангамандо, потому что я не хочу!
Миримон пятился назад, выставив вперед руки, чтобы не дать никому к себе приблизиться, если они решат это сделать.

+2


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » Мы все заложники судьбы - она не знает сожаления!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC