Quenta Noldolante

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » "Если друг оказался вдруг..." (с)


"Если друг оказался вдруг..." (с)

Сообщений 31 страница 60 из 132

31

Сил подняться на руках у Карнистира хватило, и воспрял духом. Он  понадеялся, что за день, пока его тащили, ноги если не излечились полностью (у Карнистира хватило ума понять, что сутки-слишком короткий срок), так начали заживать. Кости на своё место стали, что ли... И нервные окончания....
... На этой-то оптимистической ноте и нервные окончания намекнули, что они ого-го как ещё функционируют, и кости дали знать, что ни на какое своё место они  становиться не желают. Боль была такая, что свет в глазах Карнистира померк, а из горла вырвался стон, как феаноринг ни крепился.
Стон-то, наверное, и разбудил Келебримбора, тут же подскочившего к дяде. И столько заботы было в его голосе, что Морьо на мгновение раскаялся в тёмных мыслях, крутившихся в его голове.
Признаваться в своей дурос... В смысле, слабости не хотелось. Морьо позыркал глазками туда-сюда и наконец прошипел сквозь стиснутые зубы (после недавнего болевого демарша он и зубы-то боялся разомкнуть:
-П-п-пить захотел. Т-т-тебя не х-х-хотел будить. Из-з-з-звини.

0

32

Келебримбор помог дяде усесться снова, поудобнее, стараясь не касаться при этом ног.
На то, как тот шипит, старался не обращать внимания - пусть думает, что незаметно, насколько ему паршиво.
- В порядке. Не извиняйся, - он достал флягу, открыл и поднёс Морифинвэ - поить, правда, не стал, сам справиться. - В следующий раз лучше буди.
Отвёл глаза.
- Орочей настойки дать?
Может, притупит боль хоть немного.
И самому бы выпить.
Ох, не дойдут они так... Орла бы. Ездового. А что, отличный план - свистнул, получил личного орла... Если бы Манвэ слышал его мысли сейчас - проклял бы ещё разок. За издевательство.
А что ещё делать, когда хочется выть от безнадёги.
- И попробуй поспать; я додежурю. Рассвета всё равно не будет, часа через три пойдём.

0

33

-Да, хорошо бы... - Курво в пару глотков допил взвар. - Хорошо бы еще знать, какие отряды параллельно нам прочесывают этот кусок. Конечно, это вряд ли, но было бы прекрасно не действовать вслепую. А то находки бывают... разные. Этим ещё повезло, мы успели. И нам повезло, что нашли. А в другой раз может и не сложиться...
С усталостью всегда приходила тоска, тревожная, стылая. Подкрадывалась исподволь, приносила картины прошлого и становилось холодно даже в самых теплых мехах, у самых жарких костров...
-Хорошо, что и тебе повезло. Мелкие раны не страшно, но целителям сейчас лучше показывать все, даже самые мелкие царапины. Темные твари не гнушаются ядами, да и просто оружие у них не особо чистое.
Он передернул зябко плечами, хотел было подняться, но передумал. Покрутил чашку в пальцах, ухватывая остатки тепла.
- Будем надеяться, что Морьо просто заблудился, или решил поохотиться не только на орков. А за моих не волнуйся, они привычные. Тем более, что все раненые здесь останутся, их-то тащить с собой необходимости нет.
Нельо явно начинал волноваться серьезно и поди тут пойми, что подлило масла в огонь. С другой стороны, может и он сам зря беспокоился не так сильно, как следовало бы? Знать бы, как всё на самом деле. Да не проверишь ведь, не пронзишь взглядом лес на пару дней пути отсюда. Пара дней... Может, братец и вправду просто заплутал, или же увлекся и уперся вглубь лесов на лишние сутки? Хорошо, если так. Хорошо, если не придется собирать его по частям с окрестных ёлок и сосенок.
Пятый резко встал, тряхнул головой, выкидывая прочь ненужные мысли. Нечего каркать перед дорогой, будем надеяться на лучшее.
- Пойду сообщу своим о смене планов на завтрашнее утро и разгоню всех тех, кому не требуется помощь целителя спать. А то знаю я их, протрепятся у костра до рассвета.

0

34

- А как ты это узнаешь? - Майтимо пожал плечами, - к нам докладываться они не придут. А вы раненых не пытались расспрашивать?
Откуда-то же они взялись. Если в сознании, можно осторожно попытаться узнать что-то.
- Да, повезло.
Тут не поспоришь. Иногда находилось... нечто не слишком целое и уже точно не живое. И попробуй пойми, было ли оно живым к тому моменту, когда стало не целым. Орки любят подобные забавы.
- Знаю. Убедились уже. Двоих наших еле спасли, а было-то..  пара царапин. Они поначалу отмахнулись, а потом...
То ли и правда был яд, то ли просто какая-то пакость попала, но работы у целителей прибавилось. И приходил в себя их пациенты долго, очень долго. У Накилона до сих пор иногда немели руки и кружилась голова.
Майтимо поставил свою чашку на траву, чтобы плотней закутаться в плащ. Ночь не была холодной... но вот Курво тоже о кружку пальцы греет.
- Все привычные. Но никто не железный, Курво.
"И ты, кстати, тоже, брат..." - едва не добавил он, но сдержался. Лорд должен быть железным... хотя бы с виду. А что у него там внутри, неважно никому, кроме него самого. И то... не факт.
- А Морьо... я этому любителю охоты всё выскажу, когда он появится.
Давно пора было. Еще тогда, когда он из Химринга не туда свернул.
Майтимо нахмурился. А теперь и Химринга нет, и... никого и ничего. Только они трое и отец.
Не думать. Не вспоминать. Хватит.
А ещё - не представлять себе всякого. Вернётся. Или найдём. Живого и здорового. И вот тогда он узнает, как называется такое самоуправство.
- Хорошо.. вернёшься или тоже спать ляжешь?
Не то, чтобы Майтимо очень хотел остаться один... напротив. Но брат устал, и это было видно.

0

35

- Не придут... А жаль. Было бы проще. - Курво невесело улыбнулся. - А тех двоих расспросить смог бы разве что Ирмо. Нет, они или без сознания были, или под снадобьями. Им и так крепко досталось, не до расспросов тут. Да и сомневаюсь, что они смогли бы ответить нам что-либо связное. Орки-то и в мирное время были не мед с молоком, а сейчас и вовсе озверели в край... Мертвых мы у границы леса похоронили, но и их ободрали подчистую.
Пятый вспомнил, что всё ещё держит в пальцах чашку и наклонился поставить её в траву. Распрямился, потянулся всем телом, запахнул плащ поплотнее.
- Да... Нам повезло больше, нашли колчан со стрелами, намазанными какой-то дрянью. Потом уже внимательно следили за каждым раненым. Да, теперь надо держать в уме ещё и это... Как же скверно всё! - И "скверно" - не совсем верное слово, да ругаться не охота. Вот у аданов нашлось бы крепкое словцо описать ситуацию целиком и полностью!
- Не железный, а жаль. Порой очень. Как было бы просто, верно? - Пятый снова улыбнулся кривовато, но грусти в этой усмешке было больше, чем злой иронии. Как было бы просто, если бы он и вправду был железным. А ещё лучше - из того тайного гномьева сплава. Лучше и проще. Надежнее. Наверное...
- Тогда уж когда найдем нашу потерю. Если он станет слушать, а то ведь с него станется отмахнуться. - Если их буйный братец и вправду всего лишь увлекся охотой и подзабыл о том, что его ждут и могут беспокоиться о его, Морьо, горячей голове и прочих частях тела. Тревога подкатила к горлу мерзким комком и Курво судорожно сглотнул. Нет уж, бояться будем после, когда найдем. О том, чего не случилось. О том, что не должно случиться...
- Тоже спать пойду, чего мне полуночничать? Не дело, если начну клевать носом в седле.

+1

36

Морифинвэ, приняв флягу у племянника, сделал пару глотков ему не нужной воды. Хотя почему ненужной? Очень даже нужной!
Вода приятно побежала по пищеводу, даря облегчение и успокоение. Хоть чуть-чуть легче стало.
-Орочьей настойки? -Карнистира перекосило. Но делать было нечего... После того приступа боли, что скрутил недавно Карнистира (по его же дурости!) полезной виделась бы любая дрянь, если бы она смогла хоть немного, но облегчить боль...
А при виде выражения на лице Келебримбора, Морьо стало еще хуже. Виноватое и ... обречённое. Тоже понимал, что не дойдёт с  балластом в виде любимого дядюшки. Усталый, осунувшийся... Невыспавшийся по прихоти дорогого дяди.
Морифинвэ, несмотря на приглашение, не собирался ложиться: так и сидел, прислонившись к камню.
- Бросил бы ты всё это, Тьелпе,-проговорил он, отводя глаза. Всё... И всех. Только не вслух. Пусть сам додумает. Если мозгов хватит-поймёт: войску лучше потерять одного эльфа, чем двоих...

0

37

Келебримбор сочувственно хмыкнул.
- Не шоколад, зато полезнее, - сообщил он, забирая флягу с водой и отдавая орочью.
Вот только от следующих слов дяди сочувствие пропало вмиг; он вскинулся, глаза полыхнули гневом. Да за кого Карантир его принимает?!
За труса, услужливо подсказала совесть. За предателя и изменника.
Этот голос за последние годы изрядно притих и перестал грызть, но...
Сейчас Келебримбор был слишком измучен, чтобы аргументированно спорить с этим голосом, звучавшим сейчас на удивление громко; а спокойный, рассудительный голос короля Турукано почти стих.
А потому гнев - адресованный себе самому - должен был выплеснуться наружу; на дядю, коль скоро именно он ударил по больному.
- Может, ты и привык бросать своих, спасая шкуру, - рявкнул он, правда, негромко, - а меня успели научить другому.
Легче от срыва не стало. Келебримбор отодвинулся, плеснул себе в лицо из ручья водой. Обожгло холодом, зато унялся гнев.
- Ладно, - буркнул он. - Я... не считаю тебя трусом. И предателем тоже.
Келебримбор лучше других знал, что настоящая отвага не свойственна ни дяде, и никому другому в их роду - но и трусами они всё же не были. А дядя Карантир не был и подлецом. Просто сволочью.

0

38

- Да, я так и думал. Просто на всякий случай спросил.
Вряд ли несчастные, побывавшие в орочьих лапах в состоянии общаться на какие-либо темы.
- Твари! - Майтимо с силой ударил кулаком по стволу, на котором сидел, на короткое время дав эмоциям вырваться наружу.
Он видел такое... то, что оставалось от попавших в лапы орочьей мрази. Это даже похоронить порой бывало невозможно, только если зарыть прямо там же, потому что собрать и куда-то перенести...
"Ненавижу..."
Яростно, слепо. До кровавой мути в глазах. Единственное постоянно сильное чувство теперь - ненависть. Это плохо, страшно и неправильно, но это - как есть. На этом они все жили последние годы. Но она же и спасала от безумия.
- Скверно.
Скверней некуда. Или ещё есть? Каждый раз, когда казалось, что хуже быть не может, судьба подбрасывала новую гадость, словно издеваясь.
- О да... очень жаль.
Майтимо невесело усмехнулся. Очень жаль.
- Станется, ты же его знаешь. Но не выйдет отмахнуться. Это же просто... безответственно - вот так пропадать и не дать о себе вестей.
Раздражение в голосе было напускным и прятало тревогу.
Разговор об озверевших орках заставил её вновь подняться в душе - резко, до тошноты. Да что же такое, зачем себя накручивать и накликать беду? Раньше Морьо тоже сутками пропадал на охоте, но почему-то именно сейчас внутри словно заноза засела.
- Конечно. Ты прав. Поесть не забудь только...
Может ведь За своими проследит, а сам...

0

39

Курво только вздохнул тяжело. Прикусил губу, посмотрел в огонь. Пламя жадно пожирало дерево дров, даря тепло, успокаивая. Он любил последнее время, когда удавалось передохнуть хотя бы немного, вот так вот просто и без затей смотреть в огонь. Без мыслей, отпуская и застарелую, ставшую второй кожей ненависть, и отчаяние, которое приходило по ночам. Не думать, не вспоминать, хотя последние удавалось всё реже и реже.
Куруфинвэ кивнул, соглашаясь сразу со всем. А что тут ещё добавить?
-  Ничего, нам ведь не привыкать, верно? Да и идет оно всё к концу, так что осталось немного продержаться... - Еще немного, самую чуточку. А что потом? После войны? Ведь они уже и не умеют ничего, кроме как драться, убивать. Почему-то вспомнился один из тихих вечеров перед Дориатом и усталый голос Турко: "Как же хочется домой!"
Пятый тогда не понял, лишь посмотрел удивленно. Он вообще не понимал Тьелковского фатализма, его веселья перед боем ли, перед охотой ли.
"Это будет хороший день!"
Да, завтра будет самый лучший день.
- Знаю, как и ты. Как и то, что весточку послать сейчас довольно трудно. Могло ведь и просто не получиться? - Могло. По разным причинам.
В ладонь ткнулся холодный мокрый нос и Курво на ощупь потрепал пса по ушам. Да, пора есть и спать. И своих разогнать, тех, что уже поели и предпочли сну дружеский треп у огня.
- Не забуду, будь спокоен. Ладно, доброй ночи и шел бы и ты спать тоже. - Он тепло улыбнулся Нельо и отправился разгонять своих спать. И найти, чего бы пожевать заодно.
И кусок мяса с кашей Пятому нашелся, и верные его расползлись по палаткам без лишних слов. А немного спустя и он последовал их примеру.
Уже лежа и вдыхая застоявшийся воздух палатки, согреваемый телами сытых псов, он подумал, что Тьелко был прав.
Это будет хороший день.

+1

40

- Не привыкать...
Майтимо тоже смотрел в костёр. Язычки пламени кажутся живыми. Загадочные существа, пляшущие странный танец. Протянул руку ближе к огню, чувствуя, как приятно греет пальцы.
- К концу... Продержаться-то мы продержимся. Только, Курво, а ты никогда не думал, что будет - после?
Думал. И сейчас наверняка думает. И точно так же не знает.
- Ладно. Глупая тема. И не сейчас.
Сейчас спать надо бы. Отдохнуть перед завтрашним днём. Выбросить из головы всё, что там бурлит и варится. Угу... с головой вместе разве что.
Да и что толку говорить обо всём этом? Всё равно ни к чему не придут.
- Могло. Трудно. Да всё я понимаю.
Майтимо погладил мохнатую спину подошедшего пса. Увернулся от летающего по воздуху хвоста. Собаку, что ли, с собой в шатёр взять? Уткнуться носом в шерсть и если не уснуть, то хотя бы пролежать до утра, не думая. Иногда помогало.
- Доброй ночи.
Он проводил глазам брата и допил одним глотком оставшийся взвар.
Лагерь понемногу засыпал, только дозорные оставались на своих местах. В середине ночи их сменят.
Надо спать...
Майтимо поднялся и пошёл к себе.

0

41

Реакция Келебримбора оказалась для Карнистира  ножом в сердце. И от кого - от любимого племянника…   Точнее нет. Не  любимого. Совсем не любимого после таких-то паскудных слов! Карнистир стиснул зубы, чтобы глухо не зарычать. Перед глазами, один за одним, проносились лица тех, кого он волок на себе из разведки. Выносил с поля боя. Закрывал собой в бою. Это щенок одной только фразой словно перечёркивал всё то, что было светлого в прежней жизни Карнистира, наполненной бесконечными войнами и стычками, вылазками и разведкой...
"А собственно, чего ты ждал?-ехидно спросил внутренний  голос.-Что этот гадёныш посмотрит на  тебя волоокими глазами,  покивает и прямо вот так, сразу,  развернутся и уйдёт. А нет. Не сразу. Предварительно сказав: «Какой Вы дядюшка, однако, умный и предусмотрительный!» «
Всего… Но не этого.
Мог бы наорать.  Обозвать так же бессмысленно и жестоко… Но Карнистир уже успел усвоить: слова пусты. Особенно слова, сказанные в ярости. Что и доказал его совсем не любимый племянник, буркнув что-то, по смыслу отдалённо напоминающего «извини». Но одного невысказанного «извини» было мало. Этот паскуда потоптался по всему  тому дорогому, что оставалось у Карнистира… Ах да, он уже пошёл по кругу…
Потоптался. Оскорбил. Перечеркнул.
Маленький гадёныш!
Карнистир стиснул зубы ещё сильнее; диво, что не раздробил. Каким-то чудом, цепляясь  за вожделенный камень, пылая лютой яростью и негодованием, а оттого  почти не чувствуя боли, он сумел-таки подняться и даже постоять, опираясь на руки. Постоял, собираясь с духом, отвёл руку и отвесил племяннику звонкую пощёчину.
А затем… Затем амок спал, накал ушёл, и переломанные ноги люто дали о себе знать. И боль была настолько невыносимой, что и крепко стиснутые зубы не помогли. Карнистир закричал… Да что там закричал - завопил - и потерял сознание от немыслимой боли.

0

42

Встать дяде Келебримбор не мешал - хочет попытаться уйти, пусть попытается. Его право, уже не дитя. Так, обернулся, глянул мельком.
Но вместо этого тот... Келебримбор был так удивлён, что даже закрыться не успел, хотя двигался измученный Карантир не так быстро, как хотел бы. Так что пощёчину получил в полном объёме.
Сперва был шок, мгновенно сменившийся яростью. Эта дрянь ещё и выделывается!
Ему бы на коленях вымаливать прощение грехов, благодарить за спасение - а он... Гордость всё затмила, ни совести, ни чести, ни достоинства!
Падающее тело Келебримбор подхватил машинально - просто потому, что Карантир бы иначе расшибся бы, падая на камни. Впрочем, он и так, наверное, повредил себе ноги необратимо...
Подхватил, уложил - за эти мгновения гнев улёгся. Ненавидеть, злиться на этого? всё равно что на орка с уже выпущенными кишками. Только орка из жалости следует добить, а этого вот - дотащить.
Это сделать нужно. Но больше ничего.
Келебримбор, пользуясь этим обмороком, размотал повязки на ногах у дяди. Прикинул, что надо бы связать руки, но не стал - очнётся, не поймёт. Так что придётся так.
Эмоций больше не было, никаких. Ни сочувствия, ни гнева, ни проснувшегося было тепла - только чувство долга.
Закончив перевязку, Келебримбор молча поднялся и поднял ношу на плечо, как тюк: бережно, не желая причинить боли, но равнодушно. И пошёл вперёд.

0

43

…  Он очнулся в привычной позе, вися на плече у Тьелпе. Щенок шёл вперёд, всё так же упрямо и настойчиво. Боль никуда не делась и давала о себе знать при каждом толчке… Но Карнистир не обращал на неё ни малейшего внимания.
На душе было мерзко и гадко. Не потому, что исполнил заветную мечту и ударил  отныне не любимого племянника (щенок это заслужил!),  а потому, что только сейчас с горечью осознал: в глазах не только отрекшейся родни, но и всего света они стали ублюдками. Они, которые сдерживали натиск войск Моринготто! Они, которые били его по всем фронтам и благодаря подвигам которых Моринготто ослаб до такой степени, что стало возможным выступить против него сплочённым Валарским войском - они навсегда останутся грязными ублюдками, известными лишь  Альквалондэ. Дориатом. Гаванями…
Душа Карнистира  давно задубенела, да и не могла не задубенеть в горниле войны. но сейчас, когда смерть стояла у него за левым плечом и смотрела с выжидающе, надеясь на малейшую ошибку, он всё острее чувствовал  свою никчемность, ненужность и ничтожность, и даже мысль о Клятве уже не спасала.
«Если оклемаюсь - сложусь в первом же бою,-вяло подумалось ему.-А не оклемаюсь… Так тому и быть».
На мгновение в искажённом болезнью и болью сознании мелькнула другая мысль - страшная и спасительная по своей сути… Морьо с ужасом отогнал её, но знал, что мысль никуда не денется, что она придёт снова и снова, и если ничего не изменится за ближайшие день или два…
Он снова погрузился в забытье: то ли прежний обморок, толи полубредовый сон.  Он видел во сне Кано, Турко, близнецов.  Они говорили ему что-то, но он не слышал, хотя прилагал все силы. Стремился вперёд, стремился спросить у тех, за Гранью, что он сделал не так… И возможно ли  что-либо изменить…
Кажется, был привал. Короткий. один или два. Кажется, его даже пытались напоить… (или это был очередной сон?) Пытался поить почему-то отец - не Келебримбор, и Морьо улыбался: если его несёт отец, значит, всё будет хорошо. Он донесёт. Он скажет слова одобрения…
Морьо почувствовал, как его сгружают. Очередной привал. Наверное, надолго. Отец не может долго идти. Отец устал.
Карнистир  открыт глаза и радостно улыбнулся отцу…
Нет, не отцу. Всё-таки Тьелпе.

Отредактировано Морифинвэ (2017-03-26 22:42:28)

0

44

-Угу, - Курво снова соглашался со всем сразу. И было открыл рот,  чтобы ответить насчет планов на будущее, но вовремя передумал и только неопределенно повел плечами. А что тут ещё скажешь? Не время сейчас, это точно. Для начала дожить до этой победы надо, а уже после неё смотреть по сторонам.
Сейчас вот найти Мрачного, желательно одним куском и живого. Целого и и невридимого в идеале. Но когда это в последнее время удача была настолько на их стороне?
-Да, - Пятый кивнул, но  тревога сменилась шалым веселым предвкушением. Всё же не может быть настолько плохо? Нет, пока не нашли братца в том или ином виде, отчаиваться рановато. Как и думать, что всё будет как всегда! Нет уж, это потом, после... Сейчас же всё хорошо, а завтра найдем, из-под земли дрстанем этого загулявшего!..
Завтра.
А завтра наступило на удивление быстро, горячим дыханием проснувшегося пса вырвало Курво из тяжелого забытья. Вставать отчаянно не хотелось, но собаки были настойчивы. Да и планов на ближайшие сутки была гора и маленькая гость сверху.
Растолкав бодрых и довольных жизнью псов, Курво выпутался из плаща. Теперь надо умыться, собрать своих и прочее.

0

45

В палатке было зябко: чтобы воздух не застоялся за день, Майтимо держал полог приоткрытым. Поежившись, он позавидовал Курво: свора собак под боком - неплохая грелка. Поэтому, когда ему в руку ткнулся холодный влажный нос одного из псов, не стал возражать и впустил его, хотя обычно предпочитал спать в одиночестве.
Пёс, обрадованный разрешением, тут же плюхнулся рядом, придавив его мохнатым боком. По лицу папу раз прошёлся горячий язык. Эльф хмыкнул:
- Спи уже.
И плотней завернулся в плащ.
Как обычно уснуть вышло не сразу. Мысли крутились вокруг Морьо, как ни старался он запретить себе думать о предстоящих поисках. Что толку раньше времени нагнетать обстановку - это не изменит ровным счётом ничего. Он сделал попытку дотянуться до брата осанвэ, но ответа не получил. Этому, разумеется, могло быть куча разных причин, а не только та, которой он боялся. Поэтому попытки и размышления по этому поводу были прекращены быстро и резко.
Найдётся, куда он денется. Увлёкся наверняка и теперь шляется со своими по лесу, даже не думая, что кто-то может волноваться. Он и сам мог вот так:забыть обо всём в охотничьем азарте.
Пёс под боком устроился поуютней и теперь посапывал, иногда шумно вздыхая. Под эти звуки задремал и эльф.
Утро пришло как-то вдруг и сразу, и Майтимо пинком выгнал себя из нагревшегося плаща, а затем и из палатки.
Плеснул в лицо ледяной водой, сбрасывая остатки сна...
По траве стелилась синеватая дымка, но кое-где роса уже поблескивала под первыми солнечными лучами. День, похоже, будет ясный.
Из палаток постепенно выбирались те, кому предстояло ехать на поиски.
Через час, самое большее, можно выезжать.

0

46

Хорошо, когда окружающие и без тебя знают, что надо делать. Так что собраны седельные сумки с необходимым были если не стремительно, то очень и очень быстро.
Лекарства и прочее погрузили на целительскую лошадь - в это раз решили взять коней, на всякий случай. Посреди всей этой организованной суеты мельтешили собаки, путались, наступали на ноги, били радостно хвостами.
Псам было хорошо, они любили охоту. Двуногие тоже не скучали, они переговаривались, шутили, отпихивали особо настойчивых собак.
Они тоже предвкушали веселье.
Все были при деле и всем было не до него. Отлично, как раз есть немного спокойного времени, чтобы перекусить и проснуться.
Пока Курво сонно завтракал, верные его умудрились не только собраться, проверить, всё ли взяли, но и тоже поесть. Постепенно сонная хмарь сползала и с него, сменялась предвкушением хорошего дня, хорошей охоты и хорошей добычи.
Встряхнувшись, Куруфинвэ тоже проверил , всё ли нужное-необходимое у него с собой, сунул нос в пару сумок и скаток, потрепал мягкие собачьи уши и пошел проверять, как обстоят дела у старшего.

0

47

В пути он несколько раз останавливался, давал дяде отдышаться, крови - отхлынуть от лица; тот, впрочем, не приходил в себя.
Сам Келебримбор чувствовал себя всё более уставшим, ноги еле слушались, рана в плече, видимо, воспалилась - орочья мазь то ли не помогла, то ли оказалось её маловато. А хуже всего было на душе.
Всё было не так, неправильно, жутко. И дядя, который в начале казался почти родным, которому Келебримбор хотел помочь, оказался на поверку... а кем? В сущности, сформулировать не выходило, а долгий путь не располагал к размышлениям - усталость брала своё.
На привале Келебримбор снова напоил раненного, обработал ноги - и, отодвигаясь, заметил радостную улыбку у дяди. Странно...
- Всё в порядке?
Он принял решение не говорить сверх необходимого, да и не хотелось, но вопрос сорвался сам собой. Может, повиниться хочет?

0

48

Карнистир ожидал наткнуться на колючий и холодный взгляд племянника. Ожидал увидеть сунутую  под нос флягу  и кусок хлеба если не мрачным «Подавись!», так пренебрежительной ухмылкой.
Ничего не было. Даже равнодушия. Скорее, даже оттенок заботы...
-Всё в порядке?
Карнистир бы сам затруднился ответить на этот вопрос. Да, всё в порядке, за исключением того, что у него переломаны ноги, и он шаг лишнего не может сделать. Всё в порядке, если не считать того, что смотря на Келебримбора, он видит стоящих у него за спиной Кано, Турко и близнецов. Всё в порядке… А тот голос, что звучит в ушах, пока тихо и маняще, и зовёт его по имени куда-то… Это галлюцинация. Всё пройдёт.
Карнистир посмотрел мимо Келебримбора. На Кано. Песнопевец умнее, потому что старше. Он сможет дать совет. «Что мне делать, Кано?» - хотелось спросить, но сил не хватало. Морьо чувствовал, что он слабеет с каждой прожитой минутой. Но Кано молчал. Только улыбался.
Придётся решать всё самому…
-Всё в порядке,-проговорил он, переводя дыхание.-Спасибо тебе.

0

49

Реакция Келебримбора удивила. Он выгнул бровь, намереваясь было сказать что-то вроде "мне не нужны благодарности, мне нужны извинения" - но осёкся. С дядей, похоже, всё было не очень-то хорошо.
- Эй, - он озабоченно снял с пояса флягу с орочьей брагой, открыл её и поднёс к губам дяди. От этой дряни слабость пройдёт, и в голове просветлеет. - Выпей вот.
Похоже, бред начался от боли... или от чего-то ещё.
Проклятье, как же нужен тут целитель!
Некогда отдыхать. Надо идти дальше. Идти, пока есть силы, а потом ползти - но тратить время на отдых нельзя больше. Не в тёмных землях, выпивающих силы из раненного.
- Значит так, - Келебримбор поднял голову, посмотрел хмуро в лицо дяде. - Если ты считаешь, что не трус, не слабак - так соберись! Не так уж тебе скверно. Маэдрос выжил в худшем - и куда дольше. И встал, и пошёл. И не один он такой. Пей и очухивайся.

0

50

Благодарность дядюшки не произвела на Тьелпе никакого впечатления (ну разумеется, подумалось ехидно, а Турко  из-за спины Келебримбора пальцем погрозил. И кулак показал… Или какую-то другую, не менее интернациональную фигуру). Только лоб  пересекли морщины и вид стал какой-то… Озабоченный.
С полнейшим равнодушием Карнистир смотрел, как племянник отстёгивает от пояса флягу и подносит ему к губам. Хотелось вяло отмахнуться: не переводи добро мол,-но жидкость уже  обожгла горло, и Карнистир от неожиданности закашлялся. Кажется, половину выплеснул на Тьелпе… Ничего, потерпит. Мало ли эта шмакодявка каши на новые дядюшкины рубашки выплёскивала! Долг платежом красен!
Если бы не это проклятая жидкость, Карнистир бы может и пропустил мимо ушей гневную тираду родственничка, привлечённый странным зовом. Но не пропустил…
-Зачем?-спросил он вяло.-Зачем собираться… Зачем идти? Мне нет дороги назад Тьелпе. Собственный племянник считает меня трусом, предателем и слабаком. Собственный народ ненавидит  меня. Мои братья мертвы. Мои Верные мертвы. Я-безногий калека. Сильмариллов нам не достать. Всё то, ради чего мы шли, рассыпалось пеплом. Майтимо хоть верил во  что-то. Верил, что мы вернём Сильмариллы. Верил, что мы победим Моринготто. У него было впереди всё… А у меня - ничего. Зато позади…-он замолчал и закрыл глаза.
Ничего...
-Ты думаешь-это легко, то, что пережили мы? -добавил он тише, отчётливо зная, что сейчас-то сказать можно.-Жить с таким злодеянием  на душе? Зачем мне бороться, Тьелпе?

Отредактировано Морифинвэ (2017-03-27 23:00:17)

+1

51

Убедившись, что его небольшой, но уже давно "сработавшийся" отряд вовсю готовится к выходу, Майтимо раздобыл у одного из костров пару кусков хлеба и холодной оленины, а у другого кружку с подогретым вином, устроился на поваленном стволе - других сидений даже для лордов давно уже не предусматривалось, - и позволил себе расслабиться.
Они все уже собирались в считанные минуты, точно зная, что пригодится, а что лишнее. Да лишнего и не держали давно.
Походная, почти кочевая жизнь исключала даже намёк на роскошь и излишества, и вскоре они стали просто не нужны, остались смутным воспоминанием.
Ночные тревоги под первыми лучами солнца не то, чтобы ушли. Затаились. Спрятались. И теперь в сердце звенело натянутой струной предчувствие, ожидание азарта. Наверное, только на охоте можно было почувствовать себя на самом деле - живым.
Он почти покончил с завтраком и допивал уже чуть остывшее вино, когда подошёл Курво.
- Доброе утро. Ты, я вижу, тоже уже готов? - полувопрос, полуутверждение.

0

52

Курво качнулся на каблуках, вдохнул полной грудью свежий утренний воздух. И внезапно жироко, совсем по-мальчишечьи улыбнулся.
В глазах играли озорные искорки, словно и не было совсем недавно ни усталости, ни тревожным новостей, ни тяжелого вчерашнего разговора. Словно ночь, как кошка языком, слизнула все печали и тревоги.  А впереди всего лишь обычная охота на оленя ли, или что там подвернется под руку.
- Доброе! Да, готов и все мои уже собрались. Так что только отмашки и ждут. - Голос у него тоже был веселый, азартный и предвкушающий хорошую охоту.
А день и впраду обещал быть хорошим, просто распрекрасным!
Утренний воздух бодрил и немного пьянил, кружил голову. Настроение и в самом деле было прекрасным. Сзади раздавался шум, всегда сопровождавший готовый выступать отряд.

0

53

Майтимо наскоро закончил с завтраком и поднялся.
- Будет сейчас тебе отмашка.
Он с хрустом потянулся. Настроение брата передалось и ему. Давно он не видел Курво таким. Словно время повернулось вспять. Вот с такой детской, какой-то щенячьей радостью они всегда собирались на охоту дома.
- Поехали. Нечего тянуть.
Он обернулся к уже готовым верным. Свистнул Нильмо - конь тут же оказался рядом, чуть приплясывая, радуясь и хозяину и предстоящей поездке. Они чаще ходили на свои вылазки пешими, но сейчас нужна была скорость.
Тронулись в путь почти сразу - и ехали до самой ночи. Потом - короткий привал и снова в путь.
Пока поиски не давали ничего. Хотя орочьих следов по всему лесу хватало - эти твари не умели не следить. По большей части старые: несколько стоянок, загаженных донельзя, поломанные кусты, вытоптанная и выжженная трава, местами побуревшая от крови. Мерзость.
Собаки бежали впереди и по бокам, чутко принюхиваясь, но пока без результатов.
К утру решили снова встать на привал - отдых был нужен всем.
Майтимо попытался уснуть хотя бы на час. Не вышло. Прежний азарт сменился тревогой, и он, проворочавшись немного, встал ещё до рассвета.
Остальные тоже спали недолго, и рано утром отряд вновь выехал на поиски.

0

54

Выплеснувшаяся жидкость Келебримбора никак не могла смутить - он не был особенным чистюлей, а его одежда давно была вся в поту, орочьей и собственной крови и лесной грязи. Ерунда.
А вот слова дяди... и главное - тон. Это пугало и одновременно злило.
Он наклонился к Карантиру, здоровой рукой аккуратно сгрёб того за рубаху на груди, посмотрел в глаза.
- Ах вот как, значит? - выдохнул. - Ты у нас самый несчастный, у тебя сил нету разгребать то, что наворотил сам? - Келебримбор говорил отчётливо, негромко, выделяя каждое слово. - Значит, ты и вправду слабак, если бежишь от исправления собственных ошибок в тёплое болото саможаления! Очень легко сложить лапки и утонуть, куда как труднее вставать и идти в другую сторону! Если у тебя нет "ничего", имей смелость сдохнуть и пойти отвечать за свои дела Намо Мандосу. А если осталась смелость - так бери себя в руки и меняй самого себя. Прошлого не исправить, но будущее в твоих руках. Жить. Бороться. Помогать, а не предавать. Спасать, а не убивать. Любить, а не ненавидеть.
Говорил он на эмоциях, но слишком красноречиво - может, потому, что несло, фэа говорила помимо рассудка; а может, потому, что Келебримбор слишком живо вспоминал, как ему самому, пусть мягче, но то же самое говорил принц Финрод... совсем недавно. И помогло же.
- Так-то. Хочешь остаться в летописях убийцей и слабаком, сломленным и сдавшимся - или тем, кто победил самого себя и исправил былые преступления?
Он замолчал, выдохнул, вдохнул. Досчитал до трёх. Отпустил рубаху дяди и осторожно расправил её.
- Устал ты, вот что. Спать надо.

+2

55

К своему глубочайшему  удивлению, Карнистир слышал абсолютно всё, о чём говорил Келебримбор. А ведь казалось, что еще минута или две - и всё, уйдёт. Уйдёт окончательно и бесповоротно.
Братики, стоящие за спиной племяшки, стояли мрачными истуканами и только  кивали в такт словам. Согласно кивали. Им там, в Мандосе, виднее…
Несмотрю на всю свою злость на племянника (а какая, к Моринготто, злость, - подумалось в одну из минут, и Морьо с удивлением  для себя обнаружил, что не злится ни на прежнее поведение Келебримбора, ни на его теперешние слова), Карнистир понимал, что пацан прав. Сам ли он додумался до таких слов или ему самому - напуганному, опустошённому, лишённому всех своих идеалов -  кто-то недавно говорил похожее… Карнистир вовсе не задумывался над этим. Зато знал одно. Уходить ему расхотелось. Окончательно.
-Сдохнешь тут с тобой,-проворчал беззлобно Карнистир.-Даже уйти спокойно не  даёшь, безумная твоя натура…
Он закрыл глаза, всматриваясь и вслушиваясь в себя. Сейчас, когда высказал давно накопившееся, когда словно прорвал нарыв, и гной, копившиеся столетиями в груди, вдруг прорвался наружу, Карнистир почувствовал, что ему стало легче дышать. Он не вылечил роа, да и до исцеления фэа ему было далеко… Но первый шажок он сделал. За ним должны последовать остальные.
-Исправить…-горько пробормотал он.-Как исправить?
Помолчал ещё немного. Открыл глаза.
-Извини,-проговорил он, с трудом выдавливая из себя каждое слово.- Я погорячился. Сегодня… Или вчера? Обидно, когда тебя трусом называют, знаешь ли.
-А спать…-и улыбнулся широко.-Я весь  день сегодня спал.

+3

56

Похоже, его страстный монолог был не впустую - дядя слышал. Для Келебримбора это стало шоком - хотя, если бы тот не услышал, удивлён был бы не меньше... Скорее, он сам не думал, какой реакции ждал на свои слова, просто говорил, потому что не мог промолчать.
Келебримбор выдохнул.
- Спокойно тебе не даёт уйти не моя натура, - отругнулся он. Дядя вроде стал больше похож на нормального эльда... если он вообще мог быть...
Но ненависти и обиды уже не было, так что Келебримбор мог судить беспристрастно.
- Это разговор на другой случай, - вздохнул Келебримбор. Балрог знает, как, ему бы со своим разобраться.
Помолчал, потом кивнул.
- Ладно. Прощаю. Я сам сказал лишнего... ты не трус. Извини.
И зря говорят "раз злишься, значит, попало по больному". Такие слова действительно нельзя спускать.
- И всё-таки спи. Это единственное лекарство для тебя, какое есть; орочья мазь не в счёт. Нам ещё идти и идти, а пока ты спишь - наберёшься сил.
Насколько это вообще сейчас возможно.

+2

57

Все шло хорошо. Нет, не так - все начиналось просто распрекрасно! Первый день особых результатов не дал, ну так никто и не надеялся на то, что быстренько всех найдем и дружно победим? Неет, эта охота с самого начала обещала быть долгой. Ладно, не долгой, но и не с наскока же пропажа обнаружится, верно ведь?
В кружении и поиске тоже есть своя прелесть. Азартно всматриваться в собачьи спины и хвосты, то мелькающие между деревьев, а то и вовсе пропадающие из виду. Прислушиваться к звукам леса: порой добыча сама подскажет, где её искать, назовет свою лежку до того, как настороженно замрет пес впереди.
Сейчас лес жил своей обычной жизнью, хоть и сильно прореженной за годы властвования здесь темных тварей. Сильно-крепко, но не полностью, не все загадили и выжрали орки с волколаками. Лес, он тоже выживал и тоже выжил. Вдали стрекотала белка, дырявил дерево дятел.
Хорошо!
На привалах Курво обходил своих, подбадривал. Теребил колючие собачьи бока, гладил бархатные конские носы. Псы жарко дышали, вывалив слюнявые языки - они слишком устали, чтобы не одобрять ласку. И слишком довольны собой, чтобы уходить из-под его руки. Ночь была спокойной, мирной: редкая ночь выдавалась такой хорошей, в которую можно было завалиться спать без оглядки на любой шорох и треск кустов. А дозорные бдительно скучали, в урочное время смененные столь же внимательными, но уже успевшими выспаться товарищами.
Куруфинвэ с наслаждением принюхивался к ночному воздуху. Он был спокоен, спокоен и весел. Чувство, что они идут верным путем, посмеивалось за правым плечом, фыркало и горячо дышало в шею на границе сна.
Утро пришло росой на собачьих боках, легким стылым туманом и быстрыми сборами.
Уже вскочив в седло, Пятый хищно и весело улыбнулся и туману, уже редеющему, лесу впереди и всему, что готовил наступающий на пятки день. Хороший день, прекрасный!
А к полудню собаки взяли-таки след, серыми стрелками указывая направление. К величайшему сожалению Пятого, это оказалась всего-лишь очередная орочья стоянка. Пустая, как и предыдущие. Правда, завалена она была гораздо сильнее - видно, твари успели здесь и бой принять, и деру дать. Хм, волки тут тоже побывали...
Неторопливо обходя испоганенную землю, Куруфинвэ не мог отделаться от мысли, что что-то он упускает из виду.
Щелчком пальцев подозвав одного из псов, прихватил того за шкирку, сжал на мгновение.
-Ищи! - Он легонько толкнул в собаку сторону одной из куч. В той, правда, пес не нашел ничего интересного, но подхватил след. Чуть ли не взрывая носом грязь, тут же щедро облепившую мокрый черный нос, сделав его бурым, пес закружил по поляне. А потом и вовсе плюхнулся рядом с неприметным куском неизвестно чего и довольно задрал морду, неслышно буфнув, только брыли вздулись и опали.

+1

58

И снова - лес, сначала утренний, блестящий и переливающийся бриллиантовой россыпью капель. Красиво. Несмотря ни на что - невероятно красиво. Потом солнце высушило росу и утро сменилось полуднем.
Отряд ехал вперед - собаки шныряли то тут, то там, исследуя каждый куст, иногда уходя в сторону, возвращаясь, меняя направление. И, наконец, вывели охотников на стоянку.
Орки не умеют не гадить... эта мысль в очередной раз заставила Майтимо брезгливо поморщиться, оглядывая пядь за пядью землю под ногами. Изрытую сапогами, заплеванную, загаженную...
В какой-то степени это на руку. Можно было хоть по минутам разобрать, что тут происходило. Кстати, относительно недавно: в некоторых местах следы казались почти свежими.
А была тут драка, причём не обычная орочья свара. Тварей спугнули. Точнее, прогнали...
Один из псов нашёл-таки что-то... Майтимо подошёл и присел рядом с чем-то неопределённо-грязным, смятым и потерявшим всякий вид. Поднял, стряхнул налипшую грязь...
И поднял на Курво как-то разом потемневший взгляд.
Нечто оказалось куском рукава. Чёрная ткань задубела, закоробилась от грязи и.. да, эти бурые пятна трудно перепутать с чем-то. Кровь. А по краю, едва видная, тянулась вышивка.
Морьо не был любителем украшений, тем более в походе, но эту рубашку носил постоянно. Тонкая серебряная нить по рукавам и воротнику...
- Смотри... - голос стал тихим и хриплым.
Проклятье.

0

59

Неизвестное оказалось лишь небольшой частью, но частью Морьо. Уже хлеб!
Значит, предчувствие и вправду не обмануло, вело верной дорогой. А поскольку более близких телу частей брата в округе вроде как не наблюдалось, то можно и нужно искать дальше!
Ведь день так прекрасен и он просто обязательно станет ещё лучше к закату!
-Вижу. - Курво коснулся кончиками пальцев вышивки, едва угадывающейся на грязной тряпке, еще совсем недавно бывшей рукавом рубахи.
Взял, аккуратно вытащил из пальцев брата и еле слышно присвистнул. На зов подбежали еще собаки и кусок ткани Пятый сунул под любопытные носы.
-Искать! - Псы помедлили мгновение, обнюхивая изо всех собачьих сил рукав, хором насторожили уши и метнулись неслышными тенями куда-то в сторону.
-По коням! - И не дожидаясь остальных, Пятый рванул к своей лошади.
Что за прекрасный день!

0

60

Майтимо поднялся, поглядывая на брата. Тот был весел и настроен оптимистично. Толко чудилось ему в этом веселье что-то другое. Непонятно чувство, возможно, и вовсе надуманное. Наверное, это он сам слишком напряжен и встревожен, вот и мерещится всякое.
Как бы то ни было, находка была. И она ясно показывала, что идут они по верному следу. А рукав... это только рукав. Его могли и в драке оборвать, бой это вам не тренировка, когда всё по правилам, это каша, свалка. Так что ничего не говорит о том, что с Морьо случилось что-то плохое.
Вслед за Пятым он вскочил в седло. Верным даже команду отдавать не надо было, они уже готовы продолжать охоту.
Собаки всей сворой принюхались к воздуху и рванули вбок.
Нильмо всхрапнул и перелетел через поваленный ствол - следом за псами.
Увернувшись от летящей в лицо ветки, Майтимо подумал, что в лесу всё же удобней быть пешим. Однако скорость сейчас была важней, чем безопасность.
Вперёд!
Теперь, когда след был взят, тревога ушла, сменилась сосредоточенным, деловым азартом. Была цель, была уверенность в том, что они к ней приближаются. На эмоции времени не оставалось.

0


Вы здесь » Quenta Noldolante » Альтернативная реальность » "Если друг оказался вдруг..." (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC